C 8 марта, принцесса! +35

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Коллинз Сьюзен «Голодные игры», Голодные игры (кроссовер)

Основные персонажи:
Рубака, Хеймитч Эбернети, Эффи Бряк
Пэйринг:
Хейффи
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Флафф
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Я тут понял, что ты не сможешь её поздравить, а не поздравленная девушка хуже войны и Игр. Поэтому, поскольку ты не смо-ожешь, - он нарочно протянул последнее слово, раздражая этим собеседника.
- Я не смогу? Не смогу? – Хеймитч начал злиться.
- Спорим, что не сможешь пригласить её куда-нибудь? – он протянул руку Эбернети и подмигнул.
- А чёрт с тобой! Спорим! – и они пожали руки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
А почему бы и нет?
С восьмым марта, дорогие:*
8 марта 2015, 01:41
- Никогда не женись, Хейм! - заплетающимся языком пролепетал Рубака. – Ты же соврешенно.. совернше.. совершенно(!) не знаешь, как это сложно!
В ответ Эбернети лишь рассмеялся, наблюдая как его друг и собутыльник по совместительству пытается донести до него суть своих слов.
- Да ты что! Всё настолько сложно? – Хеймитч язвительно улыбнулся.
- Ага, - Рубака одобрительно махнул головой. – Сегодня она просит денег на шубу, а завтра восьмое марта. Смекаешь? – Эбернети вопросительно посмотрел на него в ответ.
- Ну это… Сегодня шуба просто так. А завтра сапожки и колечко в честь женского дня, - мужчина фыркнул и раздраженно ударил кулаком по столу. – И вообще! Пчему я должен...? Если бы она меньше кричала, я б делал это с уд...довольствием! – икая, возражал он.
Хеймитч снова рассмеялся, выпивая обжигающее виски. Смирившись со своей участью, Рубака схватил друга за плечо:
- Послушай, ты ж не придумал, что подаришь Эффи!
- А при чём тут Эффи?
- Ну… она же жщина… - он сосредоточился на слове «женщина», пытаясь правильно его выговорить. После пятой неудачной попытки, он бросил это занятие: - Ну, в общем, женского рода?
- Да, - сухо отозвался ментор. – И что? Я не хочу её поздравлять!
- О, понял, тайный роман? Не моё дело, да? – Рубака расплылся в глупой улыбке и мечтательно уставился на ментора.
- Какой к черту… Ты совсем рехнулся? – мужчина вспылил.
- А, по-моему, она очень даже ничего. Зря ты так, Хейм.
Они сидели молча, думая о своём, пока на лице Рубаки не появилась странная улыбка.
- Или тебя сейчас стошнит, или ты что-то задумал, - Хеймитч недовольно покосился на приятеля, который уже продумал весь коварный план до малейших деталей.
- Я тут понял, что ты не сможешь её поздравить, а не поздравленная девушка хуже войны и Игр. Поэтому, поскольку ты не смо-ожешь, - он нарочно протянул последнее слово, раздражая этим собеседника.
- Я не смогу? Не смогу? –Хеймитч начал злиться.
- Спорим, что не сможешь пригласить её куда-нибудь? – мужчина протянул руку Эбернети и подмигнул.
- А чёрт с тобой! Спорим! – и они пожали руки.

***



- Эффи, можно тебя на секундочку? – ментор, обхватив талию девушки, отводит её в сторону так и не дождавшись ответа.
- Ты что творишь? – прошипела она, стряхивая его руку. – Ты только представь, что они уже выдумали про нас!
- Ой, да перестань! – отмахнулся Хеймитч. – Этим журналистам вообще не до нас. Так вот, Эффи, я хотел поздравить тебя с восьмым марта и… - он нахмурился, как будто пытался вспомнить заученный текст, - и пригласить тебя…
- В ресторан? - с восторгом в голосе, перебила его девушка.
- Нет, в бар.
- Оу, - глаза девушки сразу же потухли, - ладно, я подумаю, всё-таки график плотный и…
- Не хочешь? Вот и ладно! – обрадовался уже Хеймитч, но Эффи его перебила:
- Но я очень постараюсь вырваться. Спасибо, Хейм.

***



Хеймитч неуверенно посмотрел на часы. Она почему-то опаздывала с очередной встречи с журналистами. Такое бывало очень редко, так как девушка всё тщательно планировала и такое слово как «опоздания» вообще не знала. Она называла это по-другому: маленькая погрешность в графике. Но Эффи задержалась на два часа, что не совсем подходило под определение «маленькая погрешность».
- Ну и ладно, Тринкет. Как хочешь.
Хеймитч собирался уходить, но заметил радостного Рубаку, сидящего за последним столиком в самом конце бара. Тот активно махал рукой и как-то странно подмигивал. Эбернети вернулся на место; он не мог проиграть спор. Для него это было примерно так же, как для Эффи пойти на встречу без парика и косметики.
Заказав себе стаканчик виски, мужчина уже начал скучать, но чья-то небольшая рука сжала его плечо. Он повернулся и увидел злую Эффи.
Видно, девушка сегодня была не в духе.
Хеймитч поднёс стакан виски к губам, но Дива его опередила. Выхватив бокал с обжигающим напитком, она мило морща носик, залпом осушила его. Хеймитч был немного растерян, а если быть точнее - пребывал в шоке от такого поведения капитолийки. Он хотел напомнить ей о манерах, как это очень часто делала сама девушка, но она закатила глаза к потолку и шумно выдохнула, перебивая мысли ментора.
- Нет, скажи мне почему они такие идиоты? – сквозь зубы прошипела сердитая Эффи. Хеймитч, совершенно не понимая о чём идёт речь, налил второй стакан. Куратор схватила бокал, чуть проливая виски.
- Мисс Тринкет, не будьте жадиной! Оставьте мне! – с нервной насмешкой выпалил Эбернети. Следующая попытка выпить оказалась провальной, как в прочем все остальные.
- Эти журналисты, совсем рехнулись! Мы договаривались обо всём по телефону. Но на самом интервью меня решили спросить о личной жизни! МОЕЙ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ! – она выпила залпом стакан, почти не морщась. – А потом, эта восторженная фанатка, представь себе, забежала прямо в гримёрку. Она испачкала моё любимое платье!
Хеймитч завороженно смотрел как куратор опустошает стакан за стаканом, словно это не виски, а простая вода.
- Кажется, это она украла мой парик! – продолжала Эффи, плавно повышая интонацию. Последнее слово она почти выкрикнула, привлекая к себе внимание. Дива, схватив бутылку, начала поглощать виски прямо с горлышка. Как только бутылка закончилась, Эффи велела официанту принести ещё.
- И стакан, пожалуйста! – спешно добавил Хеймитч. Бокалы наполнились алкоголем, а ментор наконец-то выпил свою дозу.
- Эти журналисты… это они виноваты! – через час она была окончательно пьяна и её язык начал заплетаться.
- Да, милая, это всё они, негодяи, – сочувствуя отозвался Хеймитч, из последних сил сдерживая улыбку.
- Вот, только ты меня… понимаешь! Знаешь, - она икнула, - пр-р-р-ости, сегодня меня поздравили только трое. А это же женский день!
- Ну да, - спокойно ответил ментор, - это женский день, а ты девушка. Ты не считаешься, – он отвернулся и зажмурился, будучи не в силах сдерживать смех.
- Т-точно! А я переживала! – она благодарно улыбнулась Хеймитчу и снова икнула.
- Мне кажется, нам пора, - заметил Эбернети.
Кроме них в баре сидели ещё три пьяницы, двое из которых, как всегда казалось ментору, вообще не выходили оттуда, а третий – Рубака, всё ещё наблюдавший за парой.
- Смотри-ка, уже поздно, - посмотрев на часы отметил Хеймитч.
- Ну-у, давай, - она снова икнула,- ещё по бокальчику! – умоляюще просила Эффи.
- Боже, даже я так не пью. Эффс, нам пора.
Девушка соскочила с высокого стула и, пройдя несколько шагов, стала терять равновесие. Эбернети резко отреагировал и подхватил падающую девушку. Эффи залилась звонким смехом. Она выпила слишком много.
- Так, - устало протянул Хеймитч, - сейчас мы будем кататься, - мягко пробормотал мужчина, вглядываясь в улыбающееся личико.
- На ко-ом? – недоуменно протянула Тринкет.
- На мне, - он легко закинул её на плечо и направился в квартиру Эффи.

***



- Тринкет, ты же понимаешь, что я ещё долго буду вспоминать тебе восьмое марта? – думал Хеймитч, проходя по коридорам Тренировочного центра. Но вместо этого он вежливо спросил:
- Тебе удобно, солнышко?
В ответ он услышал одобрительное мычание, что заставило его улыбнуться.
- Всё, принцесса, приехали, - он бережно поставил девушку на пол возле входа в её квартиру. Его телефон начал вибрировать в кармане. Вытащив его одной рукой, он всё ещё придерживал хихикающую Эффи.
- Что уже? – пробормотала обиженная Эффи, которой очень понравилось кататься.
- Вот это я понимаю, Хейм! – восторженно пищал голос Рубаки в телефоне. – И как тебе удалось? А я всегда говорил, что ты мастер! Напоил, закинул на плечо и… Ой, я вам там не мешаю? – он засмеялся.
- Идиот, - крикнул Хеймитч в трубку и засунул её обратно в карман.
Он открыл дверь в квартиру и, аккуратно придерживая девушку за талию, повёл её в спальню.
- И что теперь? – уже сидя на кровати спросила девушка.
- А теперь – спать.
- Как? – она всхлипнула.
- Желательно молча, - он улыбнулся ей, присел рядом с кроватью, и стал расстёгивать замысловатые замочки на её туфельках.
Девушка наблюдала за заботливым ментором. Её и правда клонило в сон, но Эффи хотелось хотя бы ещё немного побыть рядом с Эбернети. Уложив девушку в кровать, Хеймитч накрыл её одеялом и поцеловал в голову, направился к себе.
Он уже почти вышел, но грохот заставил его остановиться. Он медленно повернулся в сторону девушки. Тринкет видимо пыталась выключить свет в комнате, но неудачно наклонилась и в результате оказалась на полу. Девушка стояла на коленях, а её щека была придавлена к полу. Это стало последней каплей для Эбернети и, не выдержав, он громко засмеялся.
- Чёрт, Эффи, ты не ушиблась? – ответа не последовало, ему показалось, что девушка заснула. Он бережно поднял её на руки, снова уложил в кровать, а сам прилёг с другой стороны. Куратор сонно улыбнулась и устроилась на его плече.
- С праздником, принцесса, - он поцеловал её волосы и усмехнулся от мысли: «что же она устроит мне утром».

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.