Альтруист поневоле +84

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Однажды в сказке

Основные персонажи:
Мистер Голд (Румпельштильцхен)
Пэйринг:
Голд, Белль и другие сторибрукцы
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, AU
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
По заявке: «Белль не выгнала Румпеля из города, а решила, что он должен искупить вред, который всем причинил».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
С Зимней Фандомной Битвы-2015, команда WTF Rumbelle.
28 марта 2015, 19:54
— Белль, дорогая, я всё исправлю! Я не хочу тебя потерять! — Голд с ужасом оглянулся назад — ещё пара шагов, и он окажется за границей Сторибрука.

Потеряет Белль.

Потеряет магию.

Не сможет вернуться назад.

— Белль, пожалуйста, — в тёмных глазах Голда блестели слёзы.

Белль, державшая в руке кинжал с волнистым лезвием, вдруг задумалась, и Голда это обнадёжило.

— Я сделаю всё, что захочешь, только бы ты меня простила! — горячо пообещал он.

Белль недоверчиво посмотрела на кинжал, на супруга и, наконец, деловито уточнила:

— Абсолютно всё? Без исключений?

— Тебе… тебе достаточно приказать, — заискивающе заулыбался Голд, шагнув поближе — мысленно Белль уже отменила свой жестокий приказ, он это чувствовал.

Голд полагал, будто услышит что-то вроде: «Обещай больше не огорчать меня, Румпель!», а потом Белль, всхлипывая, начнёт обнимать его, требовать, просить… и он ей всё пообещает. Абсолютно всё.

Но Белль и не подумала кинуться ему на шею и великодушно простить. Вместо этого она продиктовала свои условия.

***



— Румпель, ты почистил картошку?

Вдова Лукас заглянула в подсобку, где Голд безропотно начищал уже второе ведро картошки. Дело продвигалось медленно, и он несколько раз чуть было не порезался.

— Давай-давай, — ободряюще сказала бабушка Красной Шапочки. — Моя Руби картошку как попало чистит, стругает из неё квадраты! Лишь бы побыстрей отделаться и побежать к любовнику, к Франкенштейну этому. А у тебя аккуратно получается.

Голд старался не смотреть на неё. И глубоко дышал. Картофельная кожура падала с его пальцев в ведро, пару раз очутилась на полу. Пришлось нагибаться за ней.

У Белль, как он помнил, всё это получалось куда быстрее.

— Ещё нарежешь морковки, — командовала безжалостная бабушка, — и считай, на сегодня ты мои просьбы выполнил.

— Морковку как резать — кружками или вдоль? — сквозь зубы процедил Голд, безуспешно пытаясь скрыть злость.

— Кружками. Представь, что ты нарезаешь своих врагов — одного за другим, — утешительно прибавила вдова Лукас и, фыркнув, удалилась, оставив Голда наедине с картошкой. Попутно она с удовлетворением отметила, что, как ни старался Голд, но всё-таки испачкал костюм.

***



— Два часа, и всё, — Арчи вручил Голду поводок и удалился, оставив того в компании Понго.

Пёс, приветливо вилявший хвостом, совершенно не возражал, чтобы его выгуливал Тёмный. Добросердечный Арчи не стал слишком загружать Голда обязанностями, и на том спасибо. Два часа с собакой на свежем воздухе — не так уж плохо.

Только Голд облегчённо вздохнул, как к нему подбежала плачущая Грейс, дочка Безумного Шляпника. Самого Джефферсона поблизости, к счастью, не было видно.

— Ой, помогите мне! — произнесла она роковую фразу. — Мой… мой…

От слёз Грейс едва могла говорить.

— Твой — что? — устало поинтересовался Голд, оглядывая пустынную улицу.

— Мой котёнок залез на дерево и не может спуститься! Снимите его, мистер Голд! — девочка перестала плакать и лукаво прищурилась: — Вы же это сделаете, правда?

Чертыхнувшись, Голд вручил ей поводок Понго:

— Если постоишь с этим псом, то непременно.

Окинув дерево унылым взглядом, Голд припомнил, что последний раз лазил по ветвям, когда ему было лет двенадцать. К тому же, он побаивался высоты.

Котёнок пронзительно мяукал сверху — взъерошенный, пушистый серый котёнок, который наверняка очень понравился бы Белль.

— Мистер Голд, не бойтесь! — поощрила Тёмного Грейс, с интересом наблюдавшая за ним. — Вы же всё можете!

— Несомненно, — пробурчал Голд себе под нос, подумал… и, развернувшись, направился в сторону ближайшего супермаркета. Грейс что-то возмущённо крикнула ему вслед, но безрезультатно.

Спустя несколько минут Голд вернулся с небольшим куском мяса. Понго жадно воззрился на него, высунув язык, но Голд погрозил псу пальцем:

— Потом, дружочек. Потом.

Грейс, разинув рот, смотрела, как Голд, подняв мясо повыше, протягивает его котёнку. Тот, позабыв о страхе, вытянул лапку, нерешительно посмотрел на Тёмного.

— Ну, давай же, — прошипел Голд. — Да…

Котёнок спрыгнул прямо ему на голову. И вцепился коготками в волосы.

***



— Голд! — мирно окликнул Лерой шедшего мимо Тёмного в испачканном костюме, с растрёпанными волосами и смазанной йодом щекой. — Будь добр, помоги Марко прибить вывеску, а то всё сваливается, сволочь! Вдруг у тебя лучше выйдет, ты же удачливый!

Голд остановился и буквально испепелил Лероя взглядом — тот даже попятился. На коротком ли поводке Белль держит своего монстра?.. А то, гляди, ещё рассвирепеет…

Марко настороженно взирал на них, стоя рядом со стремянкой. Сам бы он не попросил.

— Хорошо, — Голду стоило неимоверных усилий сдержать себя, но Белль дала слишком чёткие указания. И не забыла ни об одном пункте. «Сообразительная девочка», — горько подумал Голд, залезая на стремянку. Ему ведь это в ней так нравилось, когда они уютно жили вместе в Тёмном Замке…

— Ох, мать твою! — заорал Лерой.

Стук упавшей вывески заглушил более цветистое ругательство Голда. За ней на землю последовали молоток и гвозди, а сам Голд яростно затряс ушибленным пальцем. Лерой оправился от замешательства, коротко хохотнул и начал всё подбирать. Марко только вздохнул.

— Ладно, приятель, — сдался Лерой, — иди, хрен с тобой. Магией же тебе пользоваться запрещено?

— Только руками, — Голд поспешно слез со стремянки: ещё передумает гном.

— Ступай, — за снисходительность в голосе Лероя Голд мысленно пообещал себе, что, как заполучит обратно кинжал, превратит треклятого пьянчугу в садовую клумбу.

А пока надо уходить домой… но по пути придётся выполнить ещё несколько просьб горожан — Голд был в этом уверен. И ведь не откажешь — власть кинжала над Тёмным всякий раз напоминала об этом. Сколько дней продлится наказание, Белль не уточнила — и здесь она была неумолима к грешнику-мужу.

Хорошо хоть, на дороге не попалась Регина. Эта бы что-нибудь придумала.

А уж видеть невыносимо добренькие физиономии Прекрасных и вовсе не было никакого желания.

Вспомнив вдобавок о Крюке, Голд содрогнулся и ускорил шаг.

— Голд, — бесцеремонно остановила его на углу Эмма Свон. — Я слышала, вы тут бесплатно просьбы выполняете. У меня… кхм… возникла ситуация, когда надо посторожить заключённого в участке. До рассвета. Справитесь?

Мысленно Голд застонал.

***



За окном светало, когда Голд медленно и осторожно опустился на кровать. Оглянувшись на спящую жену, расшнуровал ботинки. Отдохнуть бы, наконец…

— Румпель? — сонно окликнула его Белль.

Внутри Голда всё замёрзло от опасения. Сейчас ему скажут, что надо починить чью-то крышу, побыть на десяток минут почтальоном или испечь лазанью для заболевшей соседки.

— Ты не мог бы сегодня не отлучаться, а побыть со мной? Весь день, — и Белль игриво добавила: — Ты же выполняешь просьбы горожан, а чем я хуже? Стопы мне помассируешь, к примеру. Я слышала, это сказочное удовольствие…

Голд вздохнул с заметным облегчением и стал снимать с себя порядком пострадавший за трудовой день костюм.

— Знаешь, это самое лёгкое задание из всех сегодняшних!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.