Кода +408

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
SilentAuror
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/3400307?view_adult=true

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP
Размер:
Мини, 15 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эпилог к фику "Соглашение".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 апреля 2015, 19:52
Джон едва успевает захлопнуть дверь, как Шерлок тут же толкает его к стене, сжимает плечи, вдавливается изо всех сил бедрами и снова целует. Поездка в такси длилась всего 10 минут, но это были очень длинные 10 минут, которые они провели, сплетя пальцы и изо всех сил стараясь удержаться от поцелуев или чего бы то ни было еще, что могло бы в итоге вылиться в полноценный секс на заднем сидении машины. У Джона стоит, и в брюках Шерлока тоже прощупывается выпуклость. Джон не может этому сопротивляться, даже и не пытается. Он жадно вгрызается в рот Шерлока, глубоко проникая в него языком, а Шерлок шарит руками по его телу, вытаскивая рубашку из джинсов и за задницу притягивая Джона еще ближе к себе. Звуки их поцелуев и приглушенных голосов разносятся вверх по лестнице.

Джон вспоминает о миссис Хадсон, и ему удается, наконец, - хотя и с трудом - перестать целовать Шерлока. Через силу он выговаривает:
- Пошли наверх!

Шерлок хмыкает в знак согласия прямо ему в рот. Затем опускает руки чуть пониже его задницы, и в следующую секунду Джон понимает, что Шерлок отрывает его от пола. В ошеломлении он инстинктивно обхватывает его ногами за талию, пытаясь удержаться.

- Шерл… Что…

- Заткнись, - говорит Шерлок ему в губы. – Я не могу не прикасаться к тебе весь путь вверх по лестнице. Поцелуй меня!

Джон засмеялся бы, вот только у него вырывается стон, и прежде, чем он успевает сказать хоть слово, губы Шерлока снова накрывают его рот. Джон боится, что он слишком тяжелый для Шерлока, но тот на самом деле всегда был сильнее, чем выглядел. И сейчас, кажется, у него не возникнет сложностей с тем, чтобы подняться по лестнице. Джона заботит лишь то, чтобы ему не нужно было отрываться от Шерлока. Если даже он уронит его – наплевать. У него просто крышу срывает от всего этого – от поведения Шерлока, собственной похоти, смеси эмоций. Как же он с самого начала не понял, что все это так серьезно? Как мог убеждать себя в том, что его устраивает просто секс с человеком, который дорог ему, как никто из ныне живущих, и пропустить все самое главное? Он любит Шерлока. Любит очень и очень давно – и вовсе не как друга – какая чушь!

Совершенно определенно, он любит Шерлока от всего сердца, и осознание этого буквально взрывает ему мозг. Он ощущает любовь каждой клеточкой тела, сердце его переполняется эмоциями и болит. И это лучшее, что есть на земле!

Преодолев лестницу, Шерлок не выпускает его из рук, протискивается в дверь и захлопывает ее спиной. Не отрывая от Джона рук и губ, он проходит по коридору в спальню. И там, наконец, опускает его на пол, но тут же обхватывает руками, едва не придушив. А потом кладет ладони Джону на лоб, запутываясь пальцами в волосах. Кончиками больших пальцев он поглаживает Джоновы брови и смотрит прямо ему в глаза так пристально, что Джону кажется, он буквально испепеляет его взглядом.

- Мы должны сейчас же заняться сексом, - срывающимся голосом говорит Шерлок. – Настоящим сексом. Все равно как. Но сейчас же!

- Согласен, - отвечает Джон, слегка задыхаясь и чувствуя, как к щекам приливает кровь. – Все, что захочешь. Все, что угодно. Абсолютно все.

- Ты выбирай, - говорит Шерлок, смотрит на него, не мигая, – и глаза у него становятся ярко-голубыми.

- Думаю, выбирать лучше тебе, - возражает Джон, оглаживая Шерлока по спине и бокам, не в силах хоть на минуту перестать к нему прикасаться. – У нас обоих не так много опыта, а у меня к тому же – только с женщинами. И я хочу, чтобы все было так, как тебе больше всего хочется. Честно. Я совершенно открыт.

Приоткрыв губы, Шерлок выдыхает, и Джон грудной клеткой чувствует, как быстро бьется его сердце.

- Я почти не помню тот раз, и мне он совершенно не понравился. Так что я не знаю, чего бы мне хотелось, - отвечает Шерлок. Он смотрит на Джона прямо и честно, и тому становится больно в груди от такой их откровенности. – Я согласен отдать лидерство тебе. Пока наши тела полностью не соединятся. Мне это нужно, Джон. Я не могу больше выносить этого. Пожалуйста!

И Джон кивает, даже не осознавая этого.

- Да, - отвечает он, переводя взгляд на губы Шерлока. – Конечно. Я просто… я не знаю, как нам это устроить.

- Мне не важно, как, - нетерпеливо отзывается Шерлок. – Просто…

- Вот что, - перебивает его Джон, потому что в голосе Шерлока появляются уже отчаянные нотки. – Давай просто разденемся и… начнем. И посмотрим, куда это нас заведет, хорошо? Мне только важно, чтобы мы были вместе и делали это, а как все произойдет, мне тоже все равно. Не имеет никакого значения. Давай разденемся, хорошо?

Шерлок кивает, не отрывая от него глаз, и Джону кажется, что он своим взглядом вот-вот прожжет дыру в его черепе. Он выпускает Джона из рук, но продолжает пристально смотреть на него, и быстро раздевается. Джон тоже принимается стаскивать одежду, и они путаются в руках. Обнаженные, они влекут друг друга к постели и заваливаются на нее. Шерлок откидывает покрывало в сторону. Они целуются, переворачиваясь снова и снова, сплетаясь ногами, соприкасаясь членами, пытаясь заполучить столько, сколько возможно. Сердце Джона истошно грохочет, короткие выдохи вырываются изо рта. Он чувствует, что совершенно безнадежно идиотски влюблен, – и это так прекрасно, замечательно, охуенно великолепно. Обезумевшие от желания пальцы Шерлока впиваются ему в кожу. Задыхаясь, они трутся друг о друга, и Шерлок не может сдержать вырывающиеся у него стоны. Он снова переворачивает их, оказываясь сверху, и, с трудом переводя дыхание, говорит.

- Так гораздо лучше… Значительно… я не знал… я…

Это так необычно – видеть Шерлока, который не может подобрать слов. И у Джона от этого комок в горле, он берет лицо Шерлока в ладони и внезапно понимает, как все будет. Джон все еще боится воскрешать у Шерлока воспоминания о том ужасном первом разе, а так он будет чувствовать себя увереннее. Даже несмотря на то, что с тех пор прошло много лет, и Шерлок стал совсем другим человеком, - все равно невыносимо думать о том, что кто-то тогда с ним сделал. А если они поступят так, как решил Джон, Шерлок совершенно точно поймет, что у него серьезные намерения. Он почувствует, что Джон действительно принадлежит ему, и так теперь будет всегда. Джон знает это, потому что когда-то сам чувствовал подобное, впервые погрузившись в тело другого человека.

- Я знаю, - говорит он. Голос его срывается и звучит мягче, чем ему хотелось бы. – Ничего нет прекраснее, чем любить человека и знать, что он тоже тебя любит. И я решил, я хочу, чтобы ты был во мне. По крайней мере, в первый раз. Можем мы это устроить?

Он все еще сжимает ладонями Шерлоково лицо, и тот моргает.

- Ты, правда, этого хочешь? – неуверенно переспрашивает он.

И Джону хочется раз и навсегда изгнать эту неуверенность.

- Правда, - твердо говорит он. – Мне нравится ощущать в себе твои пальцы и, по правде говоря, я давно уже хотел предложить попробовать такое. Просто думал, не слишком ли это…

- Да, - соглашается Шерлок. - Но сейчас…

- Сейчас это именно то, что нам нужно, - говорит ему Джон. Он вытягивается и целует Шерлока в губы. – Так что возьми смазку и засунь в меня свои пальцы, - шепчет он ему в губы провокационным тоном.

Говоря это, он чувствует, как дергается член Шерлока, а затем тот с силой выдыхает и лезет рукой под подушку под головой Джона, туда, где хранится смазка. Он зубами срывает с тюбика крышку и отбрасывает ее куда-то вглубь комнаты, затем съезжает пониже и берет в рот болезненно пульсирующий член Джона. Его рот, определенно, просто создан для отсоса, застонав, думает Джон в то время, как Шерлок принимается за третий за сегодняшний день минет. Не теряя времени, он погружает палец Джону в задницу, начиная медленно растягивать его и вскоре добавляя второй палец. Джон раздвигает ноги шире, чтобы обеспечить Шерлоку лучший доступ, и тот, пользуясь этим, погружает в рот Джоновы яйца, а затем принимается вылизывать чувствительное место за мошонкой. У Джона уже подгибаются пальцы ног.

Спустя две минуты он выдыхает:
- Ладно. Думаю, я уже готов.

Шерлок в последний раз проводит языком по его члену от основания до кончика, неохотно отрывается от него и спрашивает:
- Уверен?

- Думаю, да, - отвечает Джон. То есть, на самом деле я никогда… поэтому точно не знаю, но, думаю, если ты будешь действовать медленно, все будет в порядке.

- Хорошо. – Шерлок снова подтягивается повыше, удерживая Джоновы ноги у себя на плечах. Он опирается рукой о постель и пристально смотрит Джону в глаза. А затем слегка толкается вперед, надавливает, погружая внутрь головку.

Это туже, чем Джон ожидал. У Шерлока такой большой, длинный и толстый член, но, наверное, раз головка уже вошла, дальше будет лучше. Джон старается дышать глубоко, понимая, что Шерлок тщательно отслеживает малейшие оттенки его реакции, готовый остановиться при первых признаках боли. Но Джон не собирается показывать, что ему больно. Он заставляет себя расслабиться и снова открывает глаза.

- Хорошо, - сдавленно произносит он через минуту.

- Уверен? – снова спрашивает Шерлок, и голос его звучит так необычно. – Я не хочу сделать тебе больно.

- Думаю, в первый раз по-любому будет немного больно, - признается Джон и обнимает Шерлока руками за шею. – Поцелуй меня и продолжай, - приказывает он.

Шерлок, послушавшись, целует Джона, одновременно медленно толкаясь внутрь. Первые пару секунд дискомфорт довольно сильный, даже невзирая на то, как сильно Джон этого хочет. Полностью погрузившись в него, Шерлок перестает двигаться, хотя и не разрывает поцелуй. Секунду или две они лежат неподвижно, просто целуются, и Шерлок внутри него. Это совершенно неописуемое, почти мистическое чувство, ничего подобного Джон раньше не испытывал. Еще никогда в жизни ни один человек не был погружен в него, оказывается, ощущения от этого просто восхитительные. Они едины, они полностью принадлежат друг другу, и Джон чувствует это каждой порой своего тела и каждой клеткой своего сердца. Шерлок поднимает голову, и Джон понимает, что он чувствует то же самое, все словно написано у него на лбу. Они смотрят друг другу в глаза, у Шерлока дрожат губы. Он выдыхает:
- Я… никогда не чувствовал ничего подобного… тому, что чувствую сейчас… - Он с трудом выговаривает слова, вероятно от переполняющих его эмоций. – Я в тебе… Я никогда… - он замолкает.

Джон гладит ладонью его лицо.

- Знаю, - говорит он почти яростно. – Я сам чувствую то же самое. Абсолютно то же. Ты – во мне. Мы едины. Ты – часть меня.

- Я… люблю…

- Знаю, - повторяет Джон, переводя взгляд на губы Шерлока. - Я тоже тебя люблю.

Шерлок издает странный звук, похожий на рыдание, и жадно, отчаянно набрасывается на губы Джона. Постепенно чувство дискомфорта начинает ослабевать. Джон оглаживает руками Шерлока по бокам – в этой позе он никуда больше не может дотянуться, и Шерлок, понимая намек, начинает двигаться, очень осторожно, погружаясь и выскальзывая не больше, чем на дюйм, чтобы Джоново тело привыкло к нему. Постепенно Джону становится довольно приятно, и он отрывается от Шерлока, чтобы издать одобрительный стон. Шерлок принимается двигаться активнее. Вскоре он уже мягко толкается в Джона, лицо его искажено, как от боли, - возможно, от необходимости сдерживаться. Джон знает, что чем дольше будет подготовка, тем лучше все пройдет, но они оба так оголодали, что сейчас ему нет до этого никакого дела. Он хочет этого не меньше Шерлока, хочет и морально и физически. Когда Шерлок впервые будет снизу, думает он, возможно, это случится даже сегодня… Когда Шерлок впервые будет снизу, он убедится, что тот достаточно расслаблен и открыт для него.

Как бы там ни было, ему нравится. Это очень хорошо. Шерлок сейчас слишком тяжело дышит, чтобы целоваться. Они все так же не отрывают глаз друг от друга, и вскоре Джон замечает, что стонет. Член Шерлока у него внутри такой огромный, но теперь это приятно. Его собственный член уже снова стоит, и Шерлок задевает его животом, толкаясь внутрь. Джон обхватывает его за бока, и тут Шерлок проезжается по простате. У Джона вырывается отчаянный стон.

- Да! Боже, да!

Слова срываются у него с губ прежде, чем он успевает их осмыслить. Шерлок принимается толкаться сильнее и хрипло стонать. Его бедра бьются о бедра Джона, и тот может сейчас думать лишь о сильнейшем удовольствии, которое узлом закручивается внизу его живота. Простата у него вот-вот взорвется, как фейерверк.

- Сильнее, - приказывает, нет, умоляет Джон.

И Шерлок от этого приходит в совершеннейшее неистовство, изо всех сил впечатываясь в него, толкаясь внутрь так быстро и сильно, что Джон до сих пор и не подозревал, что можно проделывать такое, не сломав человека пополам. Но если бы Шерлок двигался медленнее, он бы кричал от разочарования, потому что именно это ему сейчас и нужно – сильнее, еще сильнее, хорошо, хорошо, хорошо. Он давится воздухом, его легкие горят, живот напрягается, задница сжимается спазмами вокруг Шерлокова члена, и Джона настигает такой сильный оргазм, что он на пару секунд отключается. Зрение его расфокусируется, и он лишь слышит, как резко вскрикивает Шерлок, и чувствует, как дергается у него внутри его член. А затем тело Шерлока застывает, а внутри у Джона разливается теплый поток. Шерлок толкается снова, еще раз, и в третий, стонет, а затем обрушивается на Джона сверху, успевая скинуть его ноги с плеч. Джон бессильно разваливается на кровати.

Несколько минут они просто лежат рядом, тяжело дыша. Их грудные клетки мерно вздымаются. У Джона все еще рябит перед глазами, он обнимает Шерлока за спину и притягивает его к себе, рассеянно думая, что никогда еще не ощущал такой близости с другим человеком. Шерлок сорвано дышит ему в ухо, и Джон думает, что тот, наверное, совершенно оглушен тем потоком эмоций, что обрушился на них обоих.

- Ты в порядке? – спрашивает он, как только понимает, что снова может говорить.

В первый момент Шерлок ничего не отвечает, а затем что-то придушенно хмыкает в подтверждение. Он поднимает голову, и Джон совершенно не удивлен, заметив, что глаза у него влажные. Шерлок пытается сморгнуть влагу, но не отворачивается.

- Ты, - с чувством произносит он, и зарывается лицом Джону в плечо, руками крепко обхватывая его за спину.

Шерлок все еще у него внутри, хотя Джон и чувствует, как начинает опадать его член. Если они пошевелятся, он, наверное, выскользнет, а Джон к этому пока не готов – не готов перестать быть с Шерлоком единым целым. Он обеими руками удерживает Шерлока за голову и притягивает его ближе, чтобы снова поцеловать. Шерлок охотно поддается, инстинктивно толкаясь бедрами в Джона. Он как будто тоже пока не готов все это закончить. Они лежат так еще некоторое время, а затем все же шевелятся, и член Шерлока, наконец, выскальзывает из Джона. Тогда они ложатся лицом друг к другу и переплетаются ногами.

- Это, - с чувством произносит Джон, - было абсолютно великолепно. Просто неописуемо.

Шерлок и не думает возражать, просто улыбается.

- И для меня тоже. Я… очевидно… никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Я не знал… Правда, не знал, что это может быть так.

- И я никогда не испытывал ничего настолько сильного, - говорит Джон, зарываясь пальцами ему в волосы. – Это правда.

Шерлок пытается поймать его взгляд.

- Но ты ведь раньше уже любил кого-то? – уточняет он. – Многих людей…

- Послушай, - настойчиво внушает ему Джон, потому что ему очень нужно, чтобы Шерлок ему поверил. – В моей жизни никогда не было никого столь же значимого, как ты. Ни один человек не был настолько важен для меня. Ты тот самый – единственный. Это последняя остановка. Я никогда никого не любил сильнее тебя и никогда не буду. Понимаешь?

Шерлок моргает снова и снова. Он сглатывает, прочищает горло – и снова моргает. Он явно пытается осмыслить услышанное и сформулировать ответ, но, похоже, ничего у него не получается. Джон смотрит на него, и сердце у него сжимается. Наконец, сжалившись, он приходит Шерлоку на помощь.

- О боже! Кажется, я сломал тебя, - с мягким смешком говорит он.

Шерлок придушенно фыркает, еще чаще моргая.

- Заткнись, - резко бросает он и выпускает Джона из рук, чтобы потереть левый глаз. – Я просто…

- Я знаю, - ласково говорит Джон. – Если тебя это хоть немного утешит, у меня в груди вот-вот все взорвется.

Шерлок снова смеется и обвивается вокруг Джона, пряча лицо у него на плече. А затем сжимает его изо всех сил.

- Слишком много данных для обработки, - признается он, и голос его слегка подрагивает. – Я просто… никогда… ничего подобного не чувствовал. И не совсем понимаю, что со всем этим делать.

Джон, прикрыв глаза, улыбается, хотя и знает, что Шерлок не может этого видеть.

– Ты это выяснишь, - обещает он. – Мы это выясним.

Они так и лежат, обнимая друг друга, и Джону кажется, что он покачивается на волнах в целом бассейне эмоций – и это лучшее, что когда-либо случалось с ним в жизни.

- Ты уснул? – через некоторое время спрашивает Шерлок, и голос его звучит хрипло и сонно.

- Нет, - отвечает Джон, не открывая глаз. – Просто – наслаждаюсь всем этим.

- Не засыпай. Я хочу делать это всю ночь. Заниматься этим, - произносит Шерлок. Он, наконец, отпускает Джона и отстраняется так, чтобы тот мог видеть его лицо. – Мы ведь можем это устроить?

Джон улыбается.

– Я никуда не собираюсь, - говорит он, стараясь вложить в голос многообещающие интонации.

- Я хочу до конца жизни только этим и заниматься, - говорит Шерлок. – Нахуй работу, давай навечно останемся в постели.
Джон хохочет. Он в полном восторге от того, что Шерлок так увлечен этим занятием и даже не пытается этого скрывать.

- Отличная идея, - говорит он, умалчивая о том, что в таком случае они оба быстро бы заскучали.

Шерлок, разумеется, это понимает, и их притворство от этого выглядит только забавнее. Джон приподнимается, опираясь на руку, и смотрит на Шерлока сверху вниз, не переставая улыбаться. Он кладет руку на гладкий плоский живот Шерлока и хочет что-то сказать, но тут у того в животе громко урчит, и Джон теряет мысль.

- Ты так и не поел, - вспоминает он. – Наверное, ты умираешь с голоду, особенно после всего этого.

Шерлок смотрит на свой живот и хмурится.

- Да, наверное, есть немного, - произносит он, как будто бы удивленный этим открытием.

- Давай закажем что-нибудь, - предлагает Джон. – Я на самом деле тоже почти не ел в ресторане и…

- Я знаю, - подхватывает Шерлок, сдвинув брови. – Интересно, почему бы это. Заказывать только салат – пускай он и с мясом, и порция большая – на тебя не похоже.

Джон улыбается и наклоняется, чтобы прихватить губы Шерлока своими.

- Без тебя я теряю аппетит, - говорит он, и Шерлок довольно урчит.

Они целуются неспешно и плавно, но не без жара, и тело Джона постепенно начинает пробуждаться. Боже, думает он, на Шерлока подсаживаешься сильнее, чем на любой наркотик. И с наслаждением отдается поцелую. Шерлок, приподнявшись, прижимается к нему, ноги их сплетаются. Джону кажется, что он буквально сочится счастьем. Через мгновение мысли его принимают более прозаичный оборот: наверное, это просто сперма Шерлока из него вытекает.

- Эй, - произносит он через минуту, - думаю, прежде, чем мы приступим ко второму раунду, нам обоим стоит сходить в душ. Что скажешь?

Шерлок улыбается, в глазах у него загорается опасный огонек.

- Если мы пойдем в душ вместе, это и станет вторым раундом.

- Лучше не стоит, потому что то, что я запланировал, намного приятнее будет осуществить в кровати. К тому же я весь липкий – мне душ точно не помешает. – Губы Джона подрагивают, когда он произносит эти слова. Но он отдает себе отчет, что они с Шерлоком слишком хорошо знают друг друга, чтобы ходить вокруг да около в вопросах секса. – Вот что, - предлагает он, - давай я пока схожу в душ, а ты закажешь еду. Потом, пока ты будешь принимать душ, заказ как раз привезут, и мы сможем поужинать в постели.

Шерлок снова довольно хмыкает.

- Ладно, - соглашается он. – Хотя не стану обещать, что съем весь ужин. Я уже предвкушаю второй раунд.

- О, я тоже, - отвечает Джон, стараясь придать голосу порочные нотки. Шерлок смотрит на него так жадно, что он готов плюнуть на душ и начать второй раунд сейчас же. И удерживает его лишь то, что для следующего этапа ему стоит как следует позаботиться о гигиене. Джон быстро целует Шерлока, выбирается из кровати и направляется в ванную. Он принимает горячий душ, моется тщательнее, чем когда-либо в жизни. Шерлок входит в ванную и молча забирается к нему в тот момент, когда Джон уже собирается выключить воду. Он прижимает Джона к стене и принимается целовать его до тех пор, пока им обоим не перестает хватать воздуха. А затем Джон улыбается ему и говорит:
- Поспеши!

- Я так и собирался, - заверяет Шерлок чрезвычайно низким голосом.

И Джону приходится приложить немало сил, чтобы заставить себя выйти из душа и дать Шерлоку немного личного пространства. Он понимает, что Шерлок, видимо, догадывается, что запланировал Джон, и хочет как следует подготовиться к этому.

Джон выходит из душа, вытирается, идет в спальню Шерлока и надевает один из его халатов - тот, потертый, который всегда так ему нравился. Затем он проходит в кухню посмотреть, что у них есть из спиртного. На столе стоят две бутылки красного вина, и в холодильнике есть еще бутылка белого. Джон возвращается в ванную, дверь которой все еще открыта.

– Шерлок? Что ты заказал?

- Суши, - отвечает тот из-за занавески.

Он выключает воду и отдергивает занавеску. Джон смотрит, как он стоит там, обнаженный, мокрый, и приглаживает волосы. Шерлок замечает, как Джон буквально пожирает его глазами.

- Они не остынут и не испортятся, - самодовольно объясняет он, - если нам придется прерваться.

Джон кивает, не в силах оторвать взгляда от восхитительного тела Шерлока. Отличная идея, в самом деле.

- Хорошо, - отвечает он рассеянно. – Очень хорошо.

Шерлок смеется.

- Ты смотришь на меня так, будто впервые видишь голым, - замечает он, берет полотенце и вытирает лицо, а затем принимается за волосы. – Но нам обоим известно, что ты видел меня обнаженным много раз. Что изменилось?

Джон, не в силах больше не прикасаться к Шерлоку, входит в ванную и обнимает его за талию.

- Ну… - хрипловато отвечает он. – Я внезапно понял, что ты теперь – мой. И я правда могу обладать всем этим. Что это все происходит на самом деле. Что это все – мое.

Шерлок улыбается коротко, но очень мило.

- Да, - просто отвечает он, опускает руки Джону на затылок и принимается целовать его. И Джон прижимается к его обнаженной груди, наплевав на то, что халат весь вымокнет.

В дверь звонят, и Джон подпрыгивает от неожиданности.

- Я открою, - говорит он.

На самом деле, это очевидно, Шерлок ведь все еще голый. Джон проходит через спальню, берет бумажник и спускается вниз. Но, когда Джон пытается заплатить, курьер смущенно объясняет ему, что мистер Холмс уже оплатил заказ карточкой. Джон качает головой – Шерлок и так оплатил его ужин с Элисон, пока наблюдал за ними из-за соседнего столика, умирая от ревности. Он дает курьеру чаевые. Тот, поблагодарив, уходит, и Джон несет заказ наверх. Шерлок все еще в ванной, напевает что-то себе под нос низким резонирующим голосом. Джон ставит еду на тумбочку и разглаживает одеяла. Расстелив на кровати полотенце, он устраивает что-то вроде пикника. Шерлок тем временем выходит из ванной в полотенце, обмотанном вокруг бедер.

- Как мило, - говорит он, разглядывая приготовления Джона.

- Не надо было тебе опять платить, - говорит Джон, понимая, что Шерлок на это лишь пожмет плечами. Так он и поступает.

- Я просто подумал, что так будет проще. Давай не будем о скучном. Есть столько прекрасных вещей, о которых мы можем поговорить. – Шерлок снимает полотенце и осторожно садится на край постели рядом с едой. – Иди сюда, - зовет он.

- Сейчас, - обещает Джон. - Только вино открою. А то меня отвлекли.

Шерлок фыркает, но не возражает. Джон спускается на кухню и возвращается с бутылкой красного. Это Мерло. Конечно, белое вино больше гармонирует с суши, но зато красное – более чувственное. Он захватывает с собой два фужера, несет все в спальню, берет с тумбочки швейцарский нож Шерлока и открывает бутылку. А затем наполняет оба фужера.

- Не стану даже пытаться уговаривать тебя дать вину подышать, - усмехаясь, говорит Шерлок.

- Хорошо, - ухмыляется Джон, передает ему фужер и аккуратно, чтобы не расплескать вино, усаживается на кровать.

Шерлок открывает пакетики с соевым соусом и выливает его в пластиковую миску. Они принимаются за еду. Суши и правда вкусные, и Джон понимает, что, в самом деле, проголодался. Шерлок жует, но явно думает о чем-то другом.

- Итак, - говорит он, макая в соус ролл с авокадо. – Что ты запланировал на второй раунд?

- Ничего такого, на что ты не дашь полного и безоговорочного согласия, - уверяет Джон и подцепляет палочками кусочек тамаго. – Давай начистоту. Потому что… - он замолкает, не зная, как сказать то, что не дает ему покоя. В подобной ситуации стоит говорить очень осторожно. Подняв глаза, Джон видит, что Шерлок смотрит на него не обеспокоенно, просто с ожиданием. Джон делает глубокий вдох. – Я просто… я знаю, что мне хотелось бы попробовать, но я не хочу… не хочу вызвать в твоей памяти какие-то…

- Неприятные воспоминания? – спрашивает Шерлок, чуть поджимая губы.

- Да, - отвечает Джон, - именно.

Несколько мгновений Шерлок ничего не говорит, лишь рассматривает лежащие перед ним суши. А затем тихо произносит:
- Это невозможно.

- Но… ты же понял, о чем я, - говорит Джон. – Если в следующий раз… я буду внутри тебя, - я не хочу, чтобы ты… ну… не хочу спровоцировать что-то. Или причинить тебе боль. Я, конечно, изо всех сил буду стараться не сделать этого, и я понимаю, что тот раз был очень давно, но от таких воспоминаний не так-то просто избавиться.

- Я в курсе, - суховато отвечает Шерлок. Он берет еще один ролл и просто держит его между палочками, осторожно подбирая слова. Он сейчас кажется таким юным, и губы его в этом ракурсе выглядят еще полнее. – Тебя хоть немного успокоит, если я скажу, что никогда не видел в произошедшем ничего травматичного? - спрашивает он. – Потому что единственное, что может меня от этого отвратить, это опасение, что ты в процессе будешь умирать от беспокойства. А мне этого совершенно не хочется.

- Но… - пытается возразить Джон, но Шерлок его перебивает.

- Нет. Это правда. Ты каждые три секунды будешь спрашивать, все ли со мной в порядке, и так яростно выражать свое беспокойство, что вся округа будет в курсе, а это совершенно убьет настроение, - твердо говорит он. – Я хочу, чтобы, когда ты проник в меня, ты умирал от желания, а не от беспокойства. Я хочу, чтобы ты голову потерял от потребности немедленно оказаться внутри меня. Вот чего я хочу. Правда, хочу. Уже давно.

Уголки губ Джона против его воли ползут вверх.

- Правда?

Шерлок улыбается.

- С тех самых пор, как ты впервые засунул палец мне в зад. В тот момент меня это немного удивило.

Он не вдается в подробности, но Джон и без того отлично помнит его реакцию.

- Не ты один удивился, - говорит он. – Я тоже до того раза никогда не слышал, чтобы ты так громко кричал. – Шерлок снова улыбается, но Джон старается сохранять серьезность. – Ладно, раз ты уверен… Мне просто не хочется, чтобы это стало этаким слоном в комнате, о котором мы оба думаем, но никогда не говорим.

- Джон, - терпеливо убеждает Шерлок, намазывая васаби на ролл с креветкой. – Ты не сможешь напомнить мне тот раз, даже если очень постараешься. Потому что я вообще почти не помню, как все тогда происходило. Сухо, грубо, неприятно – но меня это нисколько не травмировало. По крайней мере, все закончилось довольно быстро. И в этом не было ничего похожего на то, что происходит у нас с тобой. Поэтому, пожалуйста, просто забудь об этом. И позволь мне забыть об этом.

Его последние слова внезапно выставляют всю ситуацию в новом свете. И Джон немедленно понимающе кивает.

- Я понял, - говорит он. – Хорошо. Значит, с этим мы разобрались.

- Отлично, - отзывается Шерлок и смотрит Джону на пах. – У тебя встает, когда ты об этом думаешь, - замечает он и прищуривается. Глаза его сияют.

Джон переводит взгляд вниз и понимает, что Шерлок прав.

- Похоже на то, - подтверждает он, а затем смотрит на Шерлока. – У тебя тоже.

Шерлок, улыбаясь, откидывается на спину, опираясь на локти, а затем кладет ролл с креветкой (он знает, что у Джона это – любимый) себе на живот.

- Съешь, - предлагает он, одновременно расслабленным и возбужденным тоном.

Джон понимает, что еда Шерлока уже не интересует. Ухмыляясь, он приподнимается, убирает на тумбочку контейнер с суши и миску с соевым соусом, сбрасывает на пол полотенце и устраивается рядом с Шерлоком. Прежде чем ухватить ролл зубами, он горячо выдыхает Шерлоку на кожу, и у того заметно увеличивается член. Джон жует ролл, затем проглатывает и слизывает оставшуюся у Шерлока на животе капельку соуса. Шерлок на выдохе тихо стонет, и Джон принимается вылизывать низ его живота, целуя его и исследуя языком пупок. Он не спускается ниже, наоборот, принимается двигаться вверх, прокладывает дорожку из поцелуев до правого соска и касается его кончиком языка, отчего тот тут же твердеет. Джон садится на Шерлока верхом и наклоняется, чтобы проделать то же самое со вторым соском.

Шерлок ерзает под ним, все его тело вибрирует от того, как Джон ласкает его языком, губами, руками. Ни один из них не произносит ни слова – рот Джона немного занят, а с губ Шерлока срываются придушенные стоны. Он вцепляется руками Джону в бедра.

- Раньше ты так не делал, - говорит он, весь содрогаясь, потому что Джон как раз прикусывает его сосок.

- Ммм? – Джон не совсем понимает, что он имеет в виду, к тому же он немного занят.

- Раньше, - повторяет Шерлок, оглаживая его бока. – В тот день, в кухне, когда ты описывал предпочтительный способ минета. Гипотетического минета. Когда ты довел меня до оргазма, и пальцем ко мне не прикоснувшись.

Джон поначалу думает, что, наверное, плохо старается, раз Шерлок все еще оперирует такими понятиями, как «гипотетический минет», но затем понимает, что не прав. (Слушай его, идиот! Это важно!)

- Нет, - подтверждает он, приподнимает руку Шерлока и делает то, о чем мечтал со второго их раза – зарывается лицом ему в подмышку. Тот принял душ, и запаха почти нет, но слабый отголосок его остался, и Джон упивается им, касаясь кожи кончиком языка. Его член трется о член Шерлока, их вздрагивающие животы соприкасаются. Конечно, Шерлок чувствует разницу. – Раньше это было просто удобное соглашение, по крайней мере, мы так его называли. – Говорит Джон, целуя шею Шерлока. – А то, что происходит сейчас, обычно называют «заниматься любовью».

Шерлок сглатывает, веки его опущены, губы приоткрыты.

- От этого все кажется таким…

Джон, приподняв голову, смотрит на него.

- Каким – таким? – нежно спрашивает он.

Шерлок говорит о чувствах – это что-то новое, и Джону не хочется упустить первый раз, когда он на это решился.
Обнаженный, возбужденный, он, наверное, чувствует себя сейчас полностью открытым перед Джоном.

- Таким сильным, - говорит Шерлок, открывая глаза. – Таким – переполняющим. Ты касаешься меня так, как будто… почти боготворишь. – Он смотрит на Джона. – Это… это глупо?

- Нет, - возражает Джон. – Вовсе не глупо. Я рад, что тебе так кажется, потому что так оно и есть. Я пытаюсь выразить физически то, что чувствую к тебе. Хочу, чтобы ты знал это не только своим колоссальным великолепным мозгом, но и каждой клеточкой своего тела, каждой порой, каждым волоском. Знал, что ты мой, а я твой.

- Да, - с чувством произносит Шерлок, глядя ему в глаза, и Джон наклоняется, чтобы поцеловать его. Они целуются снова и снова, и трутся друг о друга. Руки Шерлока сжимают его задницу, их бедра прижимаются друг к другу, когда они двигаются.

Джон отрывается от губ Шерлока и начинает целовать его подбородок, горло, ямку на нем. Он стискивает руками Шерлокову грудную клетку и поочередно лижет его соски. На этот раз он спускается к члену Шерлока, затем к яйцам, ласкает их языком и губами, и ноги Шерлока дергаются и вздрагивают. Наконец, Джон берет в рот головку, кружит по ней языком, посасывает, и у Шерлока вырывается стон. Он позволяет Шерлоку насладиться своим ртом пару минут, а затем выпускает его.

- Подтяни ноги, - командует Джон. Шерлок, вопросительно хмыкнув, подтягивает колени к груди. – Да, вот так. Так и держи. Отлично!

Руки Шерлока зажаты между его коленями и бедрами, ноги разведены в стороны.

– Я чувствую себя немного глупо, - говорит он неуверенно.

Джон снова принимается ласкать его яйца – сначала одно, потом другое, а после говорит:
- Никогда еще ты не выглядел для меня привлекательнее, чем сейчас.

Предоставив Шерлоку самому решать, как на это ответить, он проскальзывает ладонями ему под задницу, приподнимает ее и медленно обводит языком анус. Шерлок издает придушенный всхлип, но не протестует. Джон помнит, что тот просил не спрашивать его, все ли в порядке, поэтому он этого и не делает. Он просто ласкает Шерлока языком, пытаясь втолкнуться внутрь. Услышав, как Шерлок сорвано дышит, Джон лижет его снова, и еще раз, и еще.

- Как ощущения? – с интересом спрашивает он затем.

Шерлок сглатывает.

- Хорошо, - хрипло отвечает он. И добавляет. – Может, будет лучше, если я перевернусь?

- Да, наверно, - соглашается Джон, втайне радуясь, что Шерлок ему не противится. Вообще-то, наверное, ему и правда приятно. – Встань на колени и опусти голову вниз.

Он помогает Шерлоку перевернуться. Так и в самом деле удобнее. Шерлок встает перед ним на колени, Джон разводит ему ягодицы и зарывается между ними лицом, принимаясь жадно вылизывать и толкаться языком внутрь. И уже через минуту Шерлок начинает издавать отчаянные сорванные стоны. Член у Джона тверже камня. И, дотянувшись до члена Шерлока, он обнаруживает, что тот в том же состоянии. Он весь дрожит, по головке сочится предъэякулят. Джон просовывает в Шерлока сразу два пальца и понимает, что уже достаточно растянул его языком.

– Смазка, - командует он, едва способный разговаривать от возбуждения.

Шерлок нашаривает тюбик и вкладывает его Джону в руку.

- Пожалуйста, - просит он, голосом куда более низким и хриплым, чем Джон когда-либо слышал.

Джон размазывает смазку по члену, а затем скользкими пальцами снова проникает в Шерлока. Тот ерзает от его прикосновения, насаживается на пальцы, и Джон едва не умирает от обрушившегося на него приступа чистейшей похоти, отчаянного желания, от того, что Шерлок так сильно возбужден, что уже не владеет собой. Им обоим сейчас нужно одно! Джон трется членом о задницу Шерлока, а тот подается назад, рвано дыша.

- Хватит дразнить, - задыхаясь, просит он. – Хочешь, чтобы я умолял? Так я буду - Джон Хэмиш Уотсон, если я тебе хоть сколько-нибудь не безразличен, будь добр, трахни уже меня, пожалуйста!

- Черт! – слабо отзывается Джон, и тело его принимается действовать уже самопроизвольно.

Он больше не может сдерживаться, его словно влечет к Шерлоку голосовой командой. Придержав член рукой, он одним толчком полностью вталкивается в Шерлока. Ничего подобного он в жизни еще не испытывал. Джон не хочет сравнивать с другими, просто замечает, что сейчас все гораздо уже. Тело Шерлока, подрагивая, сжимает его, и у Джона слезы выступают от попыток сдержаться и не начать тут же вдалбливаться в него. По спине Шерлока проходит дрожь, и Джон снова вспоминает, что тот просил не портить все своим беспокойством. Так что придется ему верить в то, что Шерлок скажет ему, если что-то пойдет не так. Он выходит на пару дюймов и толкается снова, ощущая их теснейшую связь, великолепное чувство единения. Он слышит собственное тяжелое дыхание. Наклоняется к Шерлоку, прижимается грудью к его спине, обхватывает его руками и целует вдоль позвоночника.

- Хорошо? – спрашивает он, хриплым от желания голосом.

- Сильно, - откровенно отвечает Шерлок, голос его звучит почти болезненно. – Продолжай!

Джон глубоко вдыхает и начинает двигаться, постепенно входя в ритм. Он так возбужден, что это не займет много времени, но, судя по звукам, которые издает Шерлок, с ним все то же самое. Их сорванное дыхание и низкие стоны сливаются друг с другом, оба они слишком возбуждены, чтобы произнести хоть слово. Джон обвивается вокруг Шерлока, словно осьминог, двигая только бедрами и толкаясь в Шерлока так глубоко, как это только возможно. Почувствовав, что вот-вот кончит, он тянется к Шерлокову члену, чтобы тот кончил вместе с ним. Он с силой сжимает его член, почти терзая его, и вскоре он дергается в его руке, все тело Шерлока напрягается, задница начинает сжиматься вокруг Джонова члена, и он кончает. Этих спазмов достаточно, чтобы вытолкнуть Джона за грань. Громко застонав, он вбивается в Шерлока, каждый нерв его тела пылает, разбрызгивая искры, и оргазм обрушивается на него, словно прорывая дамбу, выплескивая в Шерлока мощную струю спермы.
Тело Джона еще несколько секунд содрогается от последних спазмов. Ни разу в жизни у него еще не было такого сильного оргазма, предыдущий – на втором месте после этого. Шерлок под ним боком заваливается на кровать. Джон все еще у него внутри, все еще двигается в нем, сжимая рукой его липкий от спермы член. Затем он выпускает его и прижимает руку к грохочущему сердцу Шерлока, целуя его шею сзади. Перед глазами у Джона все еще рассыпаются звезды.

- Думаю, у нас есть победитель, - через пару минут с трудом выдыхает Шерлок. Он накрывает руку Джона своей, переплетая их пальцы.

- Думаешь? - Джон так выложился, что едва может говорить.

- Определенно. – Это лучшее, что когда-либо случалось со мной в жизни, - говорит Шерлок. Кажется, глаза его закрыты.

И Джон отчего-то очень взволнован признанием что то, что когда-то на долгие годы отвратило Шерлока от секса, теперь оказалось лучшим, что было в его жизни.

- Ну, мое эго очень этим довольно, - бормочет он, тоже закрывая глаза.

- По-другому мне тоже понравилось, очень. Но это определенно лучшее. – Сонно говорит Шерлок. – Джон?

- Ммм? – Джон утыкается в шею Шерлока носом и губами.

- Не вынимай, - просит Шерлок. Кажется, он уже засыпает. – Просто останься во мне. Это лучшее, что я когда-либо чувствовал, не хочу, чтобы это заканчивалось. Можем мы спать прямо так, когда ты внутри?

- Ммм, - Джон тянется за одеялом и укрывает их обоих, а затем снова обнимает Шерлока. – Я чувствую то же самое. И не хочу, чтобы это заканчивалось. Никогда.

С минуту все тихо, а затем Шерлок переспрашивает чуть менее сонно:
- Никогда?

- Никогда, - подтверждает Джон. – Обещаю. – Он в последний раз целует Шерлока в шею. – Засыпай. Я буду здесь, когда ты проснешься.

Шерлок удовлетворенно урчит.

– Хорошо, - говорит он и засыпает.

Джон еще минуту остается бодрствующим, и последнее, о чем он думает, прежде чем провалиться в сон, это – да. Ничего большего ему и не нужно. Только это: да!