Русская весна. 9

Nameless Papa автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
GACKT, Yoshiki, GacktJob, Atsushi Sakurai, Mana (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гакт Камуи, Чачамару, Ю, Атсуши Сакурай, Йошики Хаяши, Манабу Сато
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Мэри Сью (Марти Стью) ОЖП ОМП Повествование от первого лица Повседневность Психология Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Она наблюдала за ним. Он любовался ей, так и дружили.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Не надеюсь на понимание, тем лучше.
16 апреля 2015, 16:41
Такой теплый весенний день. Голубой купол так чист и светел, что от его высоты начинает кружиться голова. Токио живет своей спешной жизнью, но среди шума есть место, где суетливая жизнь на миг останавливает свой бег. Оглядываясь на красоту детского смеха. - Вы не верите мне?- она изогнула бровь дугой. Да как тут можно поверить, когда перед тобой стоит столь нежное создание с глазами на пол-лица и отчаянно пытается соперничать с тобой. -Хорошо. Тогда давайте на спор? Не унимается она. -На что спорить будем? Ю вытаращить глаза, неужели Гакт серьезно? -Да хоть на бутылку вина. Выиграю - дарите мне самое дорогое из своего погреба, а нет, так презентую Вашего года рождения. Идет?- Камуи прикинул масштабы потерь, с размером выигрыша и протянул ей руку. – Юкихиро - сан, Вы разбивайте. -Подтянешься пять раз, и ты выиграла… -Нет, слишком просто. Десять. Десть раз. Чача разбил. Сбросила босоножки. Ловко, как обезьянка забралась по лесенке к самому турнику и повисла. -Считайте…- сказала королевским тоном, не терпящим возражений. -раз… два… три…- считали хором четверо мужчин, во все глаза, уставившись на миловидную девушку, подтягивающуюся на турнике. Макс был знаком с Майей слишком давно и, наблюдая, ухмылялся про себя «не на ту напал, дружище! Утрет нос тебе, будь здоров». Но на восьмом счете она от чего-то не смогла подняться и повисла на руках, чуть было не сорвавшись. Рыцарская часть населения тут же ринулись помогать… -Нет! Я не сдалась.- Забила она ногами по воздуху - Продолжайте счет. -Вооосемь… деееевять… деееесять…- Весь образ её ликовал, без единого намека на смущение. -Поможете спуститься?- обратилась она как-бы ко всем, имея в виду одного единственного человека. Камуи подхватил ее за пояс, и она отпустила турник, оказавшись в его объятьях. *** Дождь барабанил по окнам. Она прилипла к большой стеклянной двери лицом, похожая на диковинную рыбу. Шум голосов заполнял комнату. Помпезный дом, выстроенный с размахом и не реальным лоском, выдавал своего хозяина с головой. Такие бешеные деньги тратились на все бесплодные изыски, на самом деле ничего не стоящие. Среди людей, всего этого гула и пространства вокруг, чувствуя себя одиноко. Брошено. Она открыла стеклянную дверь и шагнула из духоты в сад, навстречу свежему воздуху. -Что творит?- доноситься за спиной, буквально каждым миллиметром ощущая недоумевающие взгляды. Балкон нависал сверху, не давая каплям долетать. Она притаилась. В тот миг успокоилась и утихла планета. Существовал лишь воздух и безмолвие летнего сада. Камуи шагнул следом, чтобы постараться остановить. Но она, опершись на плечо, ловко скинула обувь: -Пошли со мной…- пригласила его и замерла ожидая. Ответа не последовало. -Держи…- протянула изящные туфли. Посмотрев в её глаза, Гакту стало не по себе. Что-то сейчас оборвалось в ней, как если бы маячок этого трепетного влечения потух. Эта мысль встревожила. Ведь Майя первая девушка, за столь продолжительный срок, которая сумела задеть, потревожив его безмятежную отстраненность. Гакт хотел было сказать об этом, но она уже отправилась навстречу дождю. Сделав пару шагов, не оборачиваясь, крикнула им по-русски: – Какие чопорные! Но никто не понял смысла… Босая, мокрая, с растрепанными волосами кружилась она по лужайке, скользя ногами по насыщенной траве. Черное кружево вымокло и, утратив былую легкость, липло к телу, лишь изредка вздыхая на очередном повороте ночной танцовщицы. «Что же такого должна была она пережить, чтобы стать такой отчаянной?» думал Мана, вращая хрустальный бокал в руке. Все смотрели в сад, на сумасшедшую русскую, вертящуюся под холодными нитями. Она остановилась. Подняла лицо к небу, которое безнадежно смывало краску, обнажая естественность. В ту минуту от яркого прямоугольника света отделилась фигура. Майя оцепенела в ожидании. Потом заулыбалась. Пересекая поле, к ней шел Атсуши Сакурай. -Вы пришли потанцевать со мной?- он протянул руку. Йошики глядел как громом поражённый, не сводя с них глаз. От гнева кровь разливалась по венам бурным потоком. Да что с этой девчонкой? Неадекватная какая-то. Испортила его вечеринку, устроив здесь черт знает какой спектакль. За столько лет прожитых в штатах казалось, что он привык уже буквально к любому сумасбродству, но эта русская выводила его своими выходками. Он ещё мог понять увлеченность Гакта, и восхищенные взгляды Маны тоже мог оправдать, но Атсуши… с ним то, что случилось? Куда только делся здравый смысл. Дождь уже умолк. Люди забыли про этих двоих и снова вернулись к своим разговорам. Вечеринка продолжалась по своему сценарию, а они так и стояли посреди поляны очень - очень близко друг другу. Сакурай говорил что-то, она смеялась. Точно колокольчики рассыпали, звонко. Излучая своим видом счастье, как будто отыскала в этой жизни нечто священно важное. Йошики стоял, прислонившись к дверному косяку, и наблюдал за ними. Они казались блаженными, не придавая значения тому, что были намокшие и иззябшие. Мана находился все это время в зале, среди компании знакомых. Не отрывая глаз, как завороженный смотрел он на её профиль и захваченный потоком собственных мыслей, отпивал мелкими глотками из бокала темную жидкость. И уносился все дальше из настоящего места, кажется становясь все ближе к ней. -Стоит пройти в дом - решил вклиниться Йошики на правах хозяина. -Нет - сказала она - я не хочу запачкать ваш пол. И босиком зашлёпала мимо дома к выходу по белой мраморной дорожке. Тут ей не рады, так стоит ли оставаться? Туфли остались покоиться на ступеньке ведущий в сад… *** Она наблюдала за ним. Он любовался ей, так и дружили. Было в ней что-то такое, особенное, что напоминало Мане его самого. Слишком странное чувство. Такой тип женщин никогда не соблазнял его, возможно, всего лишь потянулся за внешностью, ведь она была так идеальна. Все, о чем мечтает каждая девушка, принадлежало ей, только вот легким нравом отнюдь не страдала. Гордая и отчаянная. Она так легко соревновалась с мужчиной, не придавая этому никакого значения. Возможно, именно это и привлекало. Что налюбоваться ей как женщиной было невозможно, ведь она сама не могла насытиться этим, создавая вокруг себя легкий шлейф из романтики и светлой грусти, но способна была по уму и проворству превзойти любого мужчину. В ней собралось все начало мира. Каждый элемент. Все присутствовало в ней, вся её не идеальность - казалась совершенным. Потому что она без особых церемоний была собой. -Вы видите во мне себя. На самом деле меня нет и вы говорите сами с собой, потому что я как зеркало, как вода, которая отражает вашу сущность, тут отсутствует что-то сверхъестественное. На этом месте нет меня, есть только Вы и Ваше отражение. Она была умна, но не особо стремилась показать этого. Люди видели только то, что хотели видеть. Её взбалмошность, опрометчивость и легкие нотки красоты, оставив самую суть за кадром. Для того, что бы понять её ум, нужно было погрузиться в тот мир, что она открывала. Только сделать такое было совсем не просто. Приоткрывая свою дверь, как маночек, она тихо ждала чужую душу, услышавшую призыв. Словно охотник, ловящий зайцев в лесу. Из приоткрытой дверцы лились странные мотивы и легкие голоса, дурманил запах её бескрайних просторов и публика любовались этим, довольствовались малым. Забывая о том, что внутри сказка еще более удивительная. Они останавливались в нерешительности, не доходя до сути, оставляя её одинокой и никем не понятой. Не услышанной. Но такой же очаровательно завороженной. *** В дверь квартиры постучали. Курьер доставил бутылку красного вина. Ни записки, ни подписи. Майя взяла телефон и набрала смс «Почему не приехали? Мне хотелось разделить с Вами победу» и отправила адресату. *** Он чувствовал себя песиком, который сразу же помчался на встречу, как только она позвала. Но не пойти не мог, ведь она непременно будет ждать. *** Этот стук в дверь, такой тихий и ленивый, едва уловимый. Не открыв еще двери, Майя уже знала кто её гость. Запах «платинового эгоиста» пробивался сквозь щели, как визитная карточка, представляя своего владельца. На пороге стоял Гакт, источая элегантность. По хозяйски, впрочем, это было нормальным с его стороны явлением, расположился на диване и шаманил над бутылкой. Резко потянув за ручку штопора, его рука взметнулась, а пробка так и осталась крепко сидеть в горлышке. Гакт подавленно вздохнул, повертел немного бутылку, как бы соображая, что сейчас с ней стоит сделать. Майя протянула руку: -Можно мне попробовать? И заполучив трофей, уселась на пол. Зажала бутылку между коленей. Прикинув, какое орудие больше подойдет, взяла вилку, лежавшую на столе, и стала орудовать ей в горлышке бутылки, наседая на непослушную пробку. Та еще немного посомневавшись - поддалась и ухнула в омут рдяной жидкости, источавшей ароматный букет славной выдержки. -Наливать будет немного неудобно, но думаю, это можно пережить. Вино было таким приятным, постепенно, окутывая мозг своим теплом, размывало все барьеры и различия между ними. Гакт стал бы превосходным педагогом, если бы хотел. С ним было интересно разговаривать, столь увлекательна была его речь. С его напористостью, он вообще мог бы стать кем только пожелает. Этому Майя училась у него, именно такой черты нахватало ей самой. Гакт мог преуспеть даже в сфере, которая не особо увлекала. Так было с игрой на фортепьяно например, и эта история будоражила её. Он завораживал, хотя ей было не совсем понятно, чем же Гакт занимается в последнее время. Про себя она назвала это – «хаотичным хождением из угла в угол», потому как он делал все и не делал ничего. Возможно, данное обстоятельство было связанно с менталитетом, где мужчина при деньгах и так невероятно крут и именно поэтому Гакт стал таким: просто живущий в свое удовольствие и почуя на лаврах былых заслуг, которые периодически переиздавал в очередной «платинум бокс» добавляя парочку новых видео к ним. Он стал старше… -Я хотел сказать тебе, - Гакт коснулся её лица – что ты пришлась мне по сердцу... Она вцепилась в бокал, пряча смущение в изучении жидкости. -Не могу сказать, вы обидитесь. -Не нравлюсь тебе? -Нет! – И смело подняв глаза, заговорила очень быстро, старалась сказать как можно больше. Словно боялась, что сейчас прервут и она не сможет произнести всего самого главного, от чего её поймут неверно - Не знаю, как правильно выразить. Просто Вы слишком зрелый для такой как я. Не бунтуете теперь уже как прежде. Вы состоялись. Встреть я вас немного раньше, это было бы чудесно… ведь в таком возрасте даже Мана в юбке это уже не мятеж, а божество музыки и не иначе. Он боролся за свою независимость и его приняли, а сейчас ему разве есть смысл баламутить все вокруг? Значит, и вы не станете учиться вместе со мной, вместо этого будете учить меня. А так я не хочу, потому что думаю - пара должна расти вместе, узнавать ошибки и просто быть собой. Гакт ухмыльнулся: - Сколько же в тебе еще хранится секретов? -Да как в любом человеке…- пожав плечами, без ложной скромности сообщила она. *** Она пропала, не отвечая на звонки. Так внезапно замолчала и стала избегать встреч. Но пожила в Киото еще какое-то время, месяц или около того, а потом просто улетела, ничего не сказав. Собрала вещи и исчезла, оставив всех в смятении: была ли Майя на самом деле или это просто массовая галлюцинация? Помню, Йошики порадовался тогда, но вскоре тоже улетел в штаты. А вот Мана очень тосковал, он не привык терять своих друзей. К тому же Майя была на много больше, чем просто друг. И, кажется, только Сакурай не особо переживал. Возможно, поддерживал отношения в тайне ото всех, ведь она очень доверилась ему. Я тоже крайне сильно скучал, абсолютно понимая чувства Маны. Долгое время старался справиться с потрясением. Ждал, что может быть, все-таки пришлет весточку. Но вот она написала, только ему почему-то мне так не весело. «Не было сил посмотреть Вам в глаза и попрощаться. Знаю, это признак не смелости и малодушия, надеюсь, что найдете в себе причину простить меня за это. Очень долго не могла решиться написать Вам, но сейчас в моей жизни наступи такой этап, что я просто обязана отпустить все, что было тогда, потому что никого не хочу лгать. Если не отпущу - значит так и буду все думать об этом, а не стоит. Хотела сказать, что была не права, ведь именно Ваша любовь многому меня научила, и я все-таки выросла благодаря ей. Это чувство подготовило меня к чему-то новому. Тому, чего раньше не было во мне. Потому сейчас я стала женой замечательного человека, которого очень люблю. И мы теперь учимся быть надёжными супругами. Надеюсь, у Вас тоже все в порядке. Приедете в Корею – заезжайте в гости, буду очень рада. Ещё раз большое Вам спасибо. Всего хорошего… Майя» Гакт потер переносицу. Это было странное чувство. Он еле сдерживался от слёз, ведь женщина, которую он так лелеял в своем сердце, которая смогла так глубоко проникнуть в него, не стала его судьбой. Но тихая радость, что теперь у неё - замечательной все хорошо делала его грусть светлой. И она точно сладит со всем, раз рядом есть человек, кому смогла поверить и открыться, для него оставшись только мечтой, такой красивой русской сказкой, взбаламутившей жизнь. Она всегда была жестока к нему и даже сейчас написала самое острое письмо, которым в очередной раз располосовала сердце: слишком поздно сказав, что все же испытывала к нему что-то, … но все же сказав.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.