Белая смерть +60

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Гарри Поттер

Основные персонажи:
Гарри Поттер, Северус Снейп
Пэйринг:
СС/ГП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Флафф, AU, ER (Established Relationship), Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, ОЖП
Размер:
Мини, 18 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Olga Snape
Описание:
Небольшая зарисовка шестого курса в Хогвартсе. AU, Волди побежден. Потайная комната, цветы-убийцы и Снарри.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ну, как то вот так
25 апреля 2015, 01:40
Гарри Поттер сидел на уроке зельеварения и еле сдерживал свой смех. Когда мимо его парты проходил Снейп, он задерживал дыхание, низко опускал голову, чтобы скрыть свои дрожащие губы, и начинал записывать диктуемую лекцию. Благо, тот не проверял, насколько полно и точно он ее записывал, а то обязательно бы придрался, снял баллы и сказал что-нибудь насчет его пустоголовости, ну, как обычно. А несносный Рон, как только Снейп отходил подальше, снова доставал листочек и, не обращая внимания на осуждающий взгляд Гермионы, продолжал заполнять его неразборчивыми каракулями:

«Как только Волди вошел в комнату и увидел, что Люциус, сюсюкая, чешет мягкую чешую брюха огромной довольной змеи, он окаменел. Затем его глаза наполнились слезами, и он, всхлипывая, выговорил:

— Как ты мог? Я доверял тебе! А ты… И с кем?! С Нагини?! Значит, даже змея лучше, чем я, да?!

Люциус, побледнев, отскочил на метр от рептилии и поспешно затараторил:

— Ну что вы, мой Лорд, я бы никогда и ни за что! Я верен только вам, это не то, о чем вы подумали! Я сейчас все объясню!..

Но Волди, не слушая, с надрывом сказал:

— Предатель! Видеть тебя больше не хочу! Ненавижу! — и, рыдая, выбежал из комнаты, хлопнув дверью.

Малфой-старший опрометью кинулся следом. Сбитая с толку воплями, Нагини покосилась на выглянувшего из-за шторы Драко. Тот довольно ухмыльнулся и вычеркнул что-то из записей блокнота. Затем пробормотал:

— Пункт двенадцать выполнен. Пункт номер тринадцать: сказать отцу по секрету, что Лорд обожает розовые пижамы с голубыми грифончиками.

Хорек подмигнул змее и, насвистывая, пошел искать своего родителя».


Прочитав, Гарри представил эту сцену и, хрюкнув, просто согнулся пополам, уткнувшись лбом в конспект и схватившись за давно болевший от смеха живот. Он когда-нибудь убьет Рона за то, что тот придумывал эти истории именно на зельеварении.

Истерика Мальчика-который-выжил-и-уже-окончательно-победил-Темного-Лорда мигом испарилась, как только на его парту легла зловещая тень, и бархатный голос язвительно произнес:

— Мистер Поттер, я вижу, вы находите состав Успокаивающего зелья крайне смешным. В таком случае, буду рад вам сообщить, что в дополнение к домашнему заданию вы напишете эссе размером в три фута о компонентах сильнодействующей модификации Успокаивающего зелья и их свойствах. И вам бы не мешало принимать это самое зелье перед моими уроками во избежание последующих истерик. Минус пятнадцать баллов с Гриффиндора, Поттер. И жду вас сегодня в семь вечера на отработке.

Гарри поднял голову с парты, провожая взглядом удаляющуюся спину Снейпа, невозмутимо продолжившего лекцию. А на что еще можно было рассчитывать, смеясь на его уроке? Хорошо еще, что только пятнадцать баллов снял. Гарри скорчил рожу ухмыляющемуся Малфою и вернулся к конспекту, больше не отвлекаясь на Рона.


* * *
Раздраженная до крайности Сара Ривервуд завернула за угол в неприметный темный коридор и от души пнула ржавевшие в неглубокой нише доспехи. Те глухо и недовольно отозвались утробным железным гулом на столь неподобающее к себе отношение.

Сара привалилась к стенке и невидящим взглядом уставилась на тусклый чадящий факел. Некоторое время она разглядывала пляшущие язычки пламени, раздумывая, не вернуться ли в гостиную Рейвенкло и не проклясть ли там некоторых особ женского пола к чертовой матери?

Эти долбаные идиотки взбесили ее до пляшущих перед глазами белых гиппогрифов. А Сара всего лишь громко вступилась за соседок по спальне, когда к ним пристали слизеринцы со своими похотливыми ручками. До ее прихода те только и могли, что испуганно отступать от наступающих все ближе парней и жаться друг к дружке. И это шестой курс-то! После вмешалась проходящая мимо Сара, и слово за слово дошло до того, что ей пришлось вытащить палочку. Тут же, естественно, явился Снейп, снял с каждой ученицы по десять баллов, полюбовался на их помрачневшие лица и, забрав с собой ухмыляющихся парней, удалился. В итоге получилось сорок, на что долго и красочно ругались «спасенные» дуры, обвиняя во всех смертных грехах Сару. Они злобно прошипели, что просто так не оставят тот факт, что по ее вине их факультет лишился такого количества баллов разом, и, гордо задрав носы, оставили уже пожалевшую о своем благородном порыве Ривервуд кипеть от злости в одиночестве.

Вот же клуши! Да и пожалуйста! Чтоб она еще хоть раз вступилась за этих идеалисток! То есть им пофиг, что эти наглые змееныши чуть ли не щупали их за все выступающие места, лишь бы с их факультета не снимали баллы, которыми они так гордились и которыми так дорожили? Или эти заучки с недотрахом и хотели, чтобы к ним приставали? Пффф, ладно, в следующий раз она пройдет мимо, пусть их хоть там насилуют!

Выпуская накопившуюся ярость, Сара долбанула крепко стиснутым кулаком по все тем же несчастным доспехам и тут же отдернула руку, громко скуля и тряся конечностью. Ребро ладони неудачно напоролось на острую зазубрину на нагруднике, которая довольно глубоко вспорола тонкую кожу. Кое-как зализав кровоточащую ранку, Сара вздохнула, отмела мысль о возвращении в гостиную и задумчиво побрела по незнакомому коридору дальше.

Пару поворотов спустя она обнаружила, что зашла в тупик. Сара уже собиралась развернуться и уйти, как заметила на каменной кладке недалеко от факела едва заметные тонкие линии, образующие то ли надпись, то ли рисунок. Проснулась фамильная интуиция, все внутри замерло в предвкушении чего-то. Сара склонилась поближе и коснулась стены рукой, забыв о ранении. Лишь почувствовав резкую боль и увидев на царапинах в камне кровавое пятнышко, она вспомнила о нем. Отстраненно размышляя о том, что неплохо бы зайти в больничное крыло, а то так недалеко и до заражения крови, она не сразу услышала за спиной шуршание. А повернувшись, с изумлением уставилась в проход, которого минутой раньше тут не было.


* * *
— Северус!

Тонкие бледные пальцы окунули перо в красные чернила, губы скривились в неизменной язвительной усмешке, и чья-то очередная домашняя работа украсилась комментарием, написанным острым летящим почерком, о явном отсутствии мозга у того, кому принадлежала данная работа.

— Ну, Северус!

Красные чернила безжалостно исчеркали половину строк на следующем листе и оставили жирную «Т» внизу.

— Северус, зачем мне дописывать эссе по трансфигурации сейчас, когда мы можем провести время с гораздо бóльшим удовольствием и пользой?

Заигрывающие нотки в голосе незадачливого соблазнителя не принесли никакого результата. Снейп неохотно поднял голову от работы и процедил:

— Мистер Поттер, вы не видите, что я занят? Мне нужно проверить эту кипу до вечера, а после тащиться на педсовет и выслушивать кучу упреков от МакГонагалл под взором доброго дедушки Альбуса с его гребаными лимонными дольками! Поэтому, будьте любезны, не выступайте с неуместными предложениями, тихо посидите и не капайте мне на мозг!

Гарри уныло вздохнул и уставился в недописанное эссе. Привык уже не обижаться на такого злобно огрызающегося Северуса — сейчас тот просто вымещал свое раздражение. Если бы Снейп злился конкретно на него, все было бы гораздо хуже. Вспомнив их последнюю крупную ссору, когда Гарри закатил скандал на тему «кое-кто зловредный уделяет мне меньше времени, чем хотелось бы», Поттер нервно передернул плечами, стараясь закопать поглубже в сознание всплывшие воспоминания о резком холодном голосе, ядовитых фразах, наполняющих душу болью и обидой, и о ледяном презрительном взгляде. Помириться с любимым, но жутко упрямым профессором ему стоило нечеловеческих усилий.

Снейп склонился над следующим пергаментом, отбросив с лица непослушную черную прядь. Гарри задумчиво пожевал кончик пера и, поразмышляв, что если он хочет чего-то добиться этой ночью, то надо попытаться как-то посодействовать этому, решительно встал со стула. Через пару секунд его руки обвились вокруг шеи Снейпа, живот крепко прижался к его напряженной спине. Гарри зарылся носом в слабо пахнущие лекарственными травами волосы и глубоко вдохнул, закрывая глаза. Снейп, перестав черкать пером, медленно расслабился и откинул голову на плечо своему лохматому недоразумению.

— Гарри, не сегодня. Это был не самый удачный день, и он еще не закончен. С педсовета я вернусь совсем никакой. Я бы предпочел все-таки выспаться.

Гарри. Он так редко называл его по имени. А его тихий, по-особенному бархатный, какой-то домашний, усталый голос — это просто удар под дых! В груди расползлось предательское теплое чувство, идентифицируемое как нежность с легким оттенком беспокойства. С трудом подавив неуместную улыбку, Гарри слегка куснул профессорское ухо и жарко прошептал в него:

— Ну хоть на ма-а-а-аленький поцелуйчик я могу рассчитывать?

И, не дожидаясь согласия, потянулся к тонким губам, изогнутым в слабой улыбке.


* * *
Сара пораженно выдохнула, не веря своим глазам. Даже пару раз ущипнула себя за руку. Картина, представшая перед ее глазами, была слишком красива для реальности.

Небольшое помещение с покрытыми крупнолистным плющом стенами было поистине райским. Каменная, поросшая пушистым мхом, дорожка делила его на две половины. Одна была покрыта изумрудно-зеленой травой, в углу темнел невысокий куст, усыпанный необычайно нежными и хрупкими на вид светящимися неярким белым сиянием цветами. Вторая половина представляла собой неглубокий бассейн, вода в котором казалась фиолетовой из-за нескольких пучков растущих там водорослей, выглядящих как тонкие мерцающие ниточки.

Завороженная диковинными представителями волшебной флоры, Сара не сразу почувствовала тонкий, очень приятный аромат. Осторожно ступая по траве, присела, приблизила лицо к белым лепесткам и, придерживая холодный и шелковистый на ощупь бутон, глубоко вдохнула. Определенно, с запахом этих цветов не сравнится ничто.

Она закрыла глаза и улеглась прямо около куста, подложив под голову сумку. Думать ни о чем не хотелось, ее охватило как никогда глубинное, истинное спокойствие. Все проблемы ушли на второй план, стали мелкими и незначительными. В душе царило умиротворение, Сара лишь лениво перебирала пальцами травинки, уставившись в оказавшийся звездным небом потолок — видимо, здесь те же чары, что и в Большом зале.

Отрешенно улыбаясь, она лениво подумала, что категорически не хочет уходить из этого волшебного места в душную спальню девочек, сейчас наполненную раздражающим хихиканьем и шепотами — девчонки всегда девчонки, даже если они с Рейвенкло. Так что вполне можно провести ночь и тут. Мягкая трава вместо матраса, теплый ароматный воздух вместо одеяла, тихий шелест листьев вместо колыбельной.

Сара сладко зевнула и, повернувшись на бок, провалилась в сон.


* * *
Гарри, дожевывая на ходу блинчик с рыбой, шел с завтрака на урок Трансфигурации. Рядом, оживленно размахивая руками, рассказывал о последнем матче Пушек Педдл против Гарпий сияющий Рон. Гермиона уткнулась носом в здоровенный талмуд по древним рунам и не обращала никакого внимания на окружающий ее шум. Гарри, смеясь над рассказом, вел ее под локоть, чтобы зачитавшаяся подруга никуда и ни в кого не врезалась.

Когда Золотое трио подходило к лестнице, одна из стайки поднимающихся девушек в синих галстуках толкнула плечом самую последнюю, и та, оступившись, неловко упала на ступеньки, ударившись головой о перила. Толкнувшая оглянулась, и с затаенным злорадством в глазах спросила упавшую нарочито обеспокоенным голосом:

— Ой, ты в порядке, не сильно ушиблась? Прости, я такая невнимательная, даже не заметила, что ты тут идешь. Сходи к Помфри, а мы пойдем скажем Трелони, что ты опоздаешь.

Та, растерянно убрав с лица светлую прядь, огляделась вокруг с таким видом, будто только проснулась, затем, быстро побросав в сумку вывалившиеся учебники, проскочила мимо отвернувшихся девушек и исчезла за поворотом лестницы.

Нахмурившегося Гарри вывел из задумчивости толчок Рона локтем под ребра.

— Какие все-таки женщины иногда страшные существа, — поежившись, пробормотал Уизли.

— И чего мы остановились? Урок через две минуты начнется! — наконец захлопнув книгу, возмутилась Гермиона.

Гарри вздохнул и, шагая через ступеньку, отправился вслед за ней.


* * *
Сара дописала последнюю строчку в домашнем задании по Нумерологии и устало откинулась на спинку стула. Затем потерла глаза и, взмахнув палочкой, прошептала «Темпус». В воздухе повисли сотканные из тумана цифры, показавшие, что сейчас без пяти восемь вечера.

Сара задумчиво посмотрела в сторону выхода из библиотеки и, кивнув самой себе, убрала пергаменты в сумку. Затем встала и решительно отправилась в противоположную сторону от гостиной Рейвенкло. Ей вовсе не хотелось возвращаться к этим наглым курицам, которым она не так давно имела несчастье помочь. Они за сегодня так достали ее мелкими пакостями, что она почти всерьез опасалась, что при следующей встрече их просто убьет. Попытки Линды, подруги с пятого курса, утихомирить их ни к чему не привели. А обратиться к преподавателям не давала собственная гордость.

Подходя к стене у того самого факела, Сара, недолго думая, оглядела пальцы и зубами оторвала заусенец, чтобы выступила кровь — вчерашняя ранка уже была залечена. Более детальное изучение едва заметных линий ни к чему не привело — непонятные знаки или руны были незнакомы. Сара в очередной раз пожалела, что когда-то выбрала Прорицания вместо Древних Рун.

Стена приняла плату кровью и открыла проход в вожделенную комнату. Ривервуд с упоением вдохнула полной грудью нежный аромат, чувствуя, как приходит блаженное спокойствие. Даже слегка голова закружилась от облегчения. Немного пьяно улыбнувшись, Сара крутанулась на пятке и улеглась под светящимся кустом. Она долго водила пальцем по белым лепесткам одного из цветов, ощущая, как мысли замедляются и исчезают в умиротворяющем тумане безмятежности. Думать о чем-то было трудно, да и не хотелось.

Засыпая, Сара чувствовала себя так, будто сама превращается в туман.


* * *
Гарри под мантией-невидимкой сонно брел в гриффиндорскую башню, рассеянно отмечая, что за окнами медленно разгорается рассвет, и не имел ни малейшего понятия, как согнать с лица дурацкую улыбку.

После сегодняшней ночи с Северусом во всем теле приятно царила истома, и Гарри ни в какую не хотел вылезать из-под теплого бока. Лишь когда тот начал угрожать, что если Гарри сейчас же не уйдет, то может и не надеяться, что в ближайшие две недели его впустят в личные покои, он нехотя выполз из-под одеяла. Долго собирал по всей комнате одежду, что-то недовольно бурча и зевая каждые полминуты. Одевшись, он посмотрел на сонного Снейпа, который, опершись на локоть и иронично подняв бровь, наблюдал за его сборами. Не выдержав, Гарри опрокинул его на спину, накинувшись с прощальным поцелуем. Когда он отстранился, Снейп лишь прошептал, что скоро начнут просыпаться любящие встать пораньше студенты и ему надо идти, чтобы никто не обнаружил его отсутствие. Затем он мягко подтолкнул Гарри к двери и зарылся носом в подушку, чтобы доспать оставшееся время до завтрака.

Всплывающие перед глазами соблазнительные картинки о прошедшей ночи не сразу позволили заметить бредущую навстречу фигурку. Прижавшись к стене, он рассмотрел лицо того, кто тоже не спит в этот предрассветный час, и узнал вчерашнюю девушку, которую столкнули с лестницы. Та медленно шла по коридору с таким отрешенным видом, что сразу напомнила Луну. Тоже возвращается в гостиную от любовника? Только больно уж бледная она.

Гарри рассеянно отметил приставшую к мантии девушки травинку, и, дождавшись, пока та не исчезнет за поворотом, поспешил в свою спальню. Если ему повезет, и еще не настолько рано, чтобы кто-то проснулся, ему не придется красться к собственной кровати и максимально незаметно проскальзывать за полог.


* * *
Сара меланхолично размазывала кашу по тарелке, почти не слушая, что ей рассказывает Линда. Есть не хотелось, она еле-еле проглотила пару ложек, и теперь лишь потягивала тыквенный сок. Подруга, которую Сара еле заверила, что хорошо себя чувствует, ибо та переполошилась из-за бледности собеседницы, теперь говорила что-то о том, что волосы Ривервуд стали более светлого оттенка. Та лениво ответила, что никакого оттеночного шампуня она не использовала. Линда решила, что волосы просто выгорели на солнце, и продолжила щебетать о шампунях, которые использует она и ее подруги. Сара вздыхала, ловила на себе неприязненные взгляды соседок по спальне и отстраненно размышляла, что они будут делать на сегодняшнем уроке по ЗОТИ. От неуклюжей Тонкс можно было ожидать все, что угодно.

Линда встала, поправила сумку на плече и, укоризненно посмотрев на Сару, посоветовала ей поменьше заниматься и побольше спать и ушла. Та рассеянно оглядела пустеющий Зал и, вставая со скамьи, задела больным пальцем (она так и оставила ранку от оторванного заусенца) край стола. Зашипев от боли, она подняла руку к лицу, чтобы слизать выступившую кровь, и замерла. Белый полумесяц у корня ногтя был заметно больше, чем надо, он доставал почти до середины ногтевой пластинки. Сара озадаченно заморгала, но заметив, что осталась одной из последних, поспешила на урок.

Проходя мимо окна, она посмотрела на небо и рассеянно подумала, что если сегодня весь день будет безоблачно, можно будет выйти на улицу, и почитать на свежем воздухе, вместо сидения в пыльной библиотеке.

Так и не заметив, что, бросая взгляд за стекло, даже не прищурилась от бьющего в лицо солнечного света.


* * *
— Гермиона, ну почему надо делать это гребаное задание сейчас? Сегодня же пятница, у нас есть еще целые выходные, — ныл Рон, умоляюще глядя на подругу.

— Мы будем делать его сейчас именно потому, что впереди выходные. Вы с Гарри все оставите на потом, и как всегда пробездельничаете всю субботу и большую часть воскресенья. Я не собираюсь снова помогать вам, и вы провозитесь до глубокой ночи. Лучше сделать все заранее и отдохнуть в воскресенье, — непререкаемым тоном ответила та.

Рон тоскливо вздохнул и нехотя открыл справочник по зельеварению. Гермиона кинула взгляд на притихшего Гарри, невидящим мечтательным взглядом уставившегося в книжную полку, закатила глаза, толкнула его в плечо и одними губами сказала «Не сейчас». Тот вздрогнул, покраснел и взял в руки учебник. Гермиона только усмехнулась и покачала головой.

Когда лучи вечернего солнца окрасили стеллаж за их спинами в огненный цвет, Рон отложил перо, громко зевнул и сладко потянулся.

— Наконец-то! Все, я не вынесу здесь больше ни минуты! С зельеварением закончили, теперь давайте отдыхать. Предлагаю сходить посидеть на камнях у озера.

— Ну, вы, может, и закончили, а мне еще немало придется повозиться, — поморщился Гарри. Он поднял взгляд на парочку его друзей, смотрящих на него с сочувствием, и вздохнул. — Идите уже без меня, я же знаю, что вы хотите побыть одни. А я как-нибудь сам разберусь.

Рон, порозовев, смущенно шмыгнул носом и запустил пятерню в волосы, а Гермиона, благодарно улыбнувшись, пожелала ему удачи в выполнении дополнительного задания. Гарри уныло помахал вслед уходящим друзьям и с тоской уставился в справочник по растениям, широко используемым в зельеварении. Некоторых трудов стоило найти информацию о модификации Успокаивающего зелья, но сведений о его составе было недостаточно, как и о свойствах некоторых его ингредиентов.

Спустя полтора часа почти безрезультатных поисков, он устало размял шею и положил потяжелевшую голову на страницы энциклопедии редких растений. Бессмысленно крутя в пальцах перо, Гарри думал о том, что придется просить Снейпа немного помочь с этим заданием. Рассказать он ничего не расскажет, но книжку с нужной информацией наверняка найдет.

Пару минут послушав урчание голодного желудка, Поттер внял его мукам, и быстро собравшись, отправился на ужин.


* * *
Сара посмотрела на двери в Большой Зал и, стряхнув странное сонное оцепенение, решительно отвернулась. Раз есть не хочется, то и идти туда незачем. Не особо приятно будет выслушивать очередные предположения, у какого несчастного идиота она пропадает уже вторую ночь. Эти дуры наверняка еще устроят показную возню, чтобы, к примеру, опрокинуть на нее кубок тыквенного сока. Очень надо.

Сара направилась прямиком в потайную комнату, ощущая едва заметное головокружение. Сегодня она долго, до самого заката, сидела на опушке леса, вдыхая приятные запахи листвы и полевой травы, и смотрела на солнце. Но все это не принесло ожидаемого умиротворения. Нет, какое-то было, конечно, но хотелось снова ощущать полное безграничное спокойствие, чтобы даже мыслей о неприятностях не возникало. А эти мысли сейчас хоть и слабо, но неприятно царапали сознание своей мрачностью и наполняли давящей тоской.

Дойдя до тупика, Сара торопливо оставила кровавый след на исцарапанной стене и проскочила в открывшийся проход. Бросив сумку у входа, она большими шагами подошла к кусту со светящимися цветами, упала на колени, обняла чуть колючие ветки, уткнулась носом в нежный бутон и вдохнула полной грудью.

Перед глазами потемнело, но сознание заполнило блаженное тепло. Мысли полностью улетучились, оставив спокойное равнодушие ко всему происходящему. Сара долго сидела, обняв куст, уставившись в одну точку и не думая ни о чем — да и при всем желании она бы не смогла уловить даже тень связной мысли, только мелькали малопонятные, ничего не значащие образы. Она просто вдыхала и вдыхала упоительный аромат, упиваясь наступившей гармонией в душе. Пальцы легко поглаживали шелковые лепестки, а с губ не хотела сходить умиротворенная улыбка.

Наконец, потяжелевшая голова потянула вниз, и Сара мягко улеглась на траву. Медленно закрыла глаза, и провалилась в дурманящий сон.


* * *
— Поттер, вставай. Тебе пора уходить.

Ноль реакции.

— Через полчаса рассвет. Если ты не проснешься сейчас, то потом я тебя разбужу за двадцать минут до завтрака. Сам потом объясняй всем, почему ты выходишь из подземелий.

Раздалось недовольное хриплое скрипение, и Гарри только глубже зарылся в подушку.

Бледная рука опустилась на спутанные темные вихры и медленно начала пропускать их сквозь длинные тонкие пальцы. Гарри довольно вздохнул и провокационно прогнулся в спине.

— Я ведь могу выбрать и менее приятные способы твоего пробуждения. Как насчет пинка и падения с теплой кровати на холодный жесткий пол?

Не обращая внимания на ехидный тон, он повернулся, крепко обхватил Северуса руками, закинул ногу на его бедро и уткнулся носом в грудь, что-то непонятно бурча и не открывая глаз. Тот провел кончиками пальцев по горячей загорелой шее, и Гарри, недовольно поморщившись, втянул голову и дернул плечом, пытаясь избавиться от щекотки, и снова затих. Хотелось подремать еще хотя бы десять, или, ладно, пять минуточек.

Снейп убрал руку, вздохнул и уже было хотел применить более решительные меры, как Гарри издал тихий короткий возглас сквозь закрытые губы. Поднял свою лохматую голову и уставился на него сонными мутными глазами.

— Пока не забыл. Северус, можешь мне немного помочь с тем твоим заданием и найти мне подходящую книжку? Я перерыл, наверное, весь отдел зельеварения в библиотеке, но ничего годного не нашел, — прохрипел он, нашаривая на тумбочке очки.

Снейп прищурился и задумчиво посмотрел на садящегося на постели и отчаянно зевающего Гарри. Вздохнул и нехотя выдавил:

— Ну, хорошо. Что именно тебя интересует?

Гарри перечислил, что он хотел и не нашел в библиотечных книгах, параллельно разжигая камин, натягивая на себя одежду и заглядывая под кровать и за кресло в поисках ботинок. Выслушав его, Снейп покивал головой и, выбравшись из-под одеяла, исчез в гостиной, на ходу надевая черный халат.

Когда он вернулся с двумя книжками в руках, его лохматое недоразумение уже зашнуровывало второй ботинок. Гарри быстро просмотрел оглавления, убедился, что нужная ему информация найдена, и восторженно повис на шее Снейпа, выдохнув «Спасибо!». Улыбаясь, он потерся головой о его щеку, как добродушный домашний кот, и, мурлыкнув, запечатлел благодарный поцелуй на тонких губах, счастливо сверкая изумрудными глазами.

Снейп, еле расцепив сомкнувшиеся за его шеей сильные руки прирожденного ловца, куснул его за верхнюю губу и решительно развернул в сторону выхода, слегка подтолкнув. Тот, подобрав сумку, дошел до двери, протянул к ней руку и остановился. Развернулся и, облизнув губы, послал в сторону хмурого Снейпа воздушный поцелуй, прежде чем накинуть мантию-невидимку и исчезнуть. Дверь, едва слышно скрипнув, открылась и закрылась.

Снейп вздохнул, провел ладонью по волосам и, зевнув, отправился досыпать.


* * *
Сара бездумно, на автомате, выполнила привычные процедуры: сходила в ванную старост (пароль она случайно подслушала пару месяцев назад), тихо переоделась в сонной тишине спальни и уселась с книгой в кресле гостиной ждать первого проснувшегося, как делала последние несколько дней. После этого она обычно шла в Большой Зал, но сегодня есть не хотелось совсем. Поэтому Сара забрела в мыслях куда-то так далеко, что очнулась за десять минут до первого урока. Чтобы вспомнить, что это за урок, пришлось приложить усилие. Задумчиво смотря сквозь книгу, она не заметила пробежавшую мимо Линду, которая чуть не проспала завтрак, и не обратила внимания на косые недобрые взгляды злопамятных сокурсниц.

Как оказалось, зря. Она медленно шла по коридору, безразлично смотря перед собой, когда ее схватили за руку и куда-то потащили, и она вдруг оказалась в каком-то пустом классе. Происходящее воспринималось заторможенно и как-то урывками.

Через минуту до нее дошло, что она вообще-то шла на урок и должна быть не здесь. Подергав дверь, Сара убедилась, что та крепко заперта. Пытаясь сообразить, что делать, она обвела класс взглядом, который зацепился за медленно дрейфующие в солнечных лучах пылинки.

И тут же забыла и про начавшийся урок, и про закрытую дверь. Как в трансе, она подошла к окну и попыталась поймать солнечный свет руками. Оставив, наконец, это бесполезное занятие, Сара просто села на ближайшую парту и уставилась на небесное светило, уже поднявшееся над лесом. Тело затопило тепло, и она тихонько вздохнула.

Она долго сидела, не шевелясь и не моргая, и смотрела заметно посветлевшими зрачками прямо на солнце. Руки с почти полностью белыми ногтями обхватили худые колени. Рассыпавшиеся по плечам волосы, раньше пшеничные, сейчас были очень близки цветом к платине Малфоев. Пергаментно-белая кожа делала Сару похожей на вампиршу, чей образ дополняли темные круги под невыразительными глазами.

Ривервуд, не обратившая сегодня особого внимания на отражение в зеркале, все продолжала неподвижно сидеть и всем телом впитывать тепло и свет.


* * *
Гарри, сидя на своей кровати и грызя зеленое яблоко, читал нужную главу северусовой книги про один из компонентов зелья.

«Карликовая снежная камелия, также известная, как «белая смерть» — очень редкое кустовое растение высотой до пяти футов с белыми цветками диаметром 1 — 1.5 дюйма, испускающими слабый голубоватый свет. Запах цветков обладает сильным успокаивающим свойством».

Бла-бла-бла, ареал распространения, время цветения и размножение… Ага, вот, свойства.

«Сок листьев и лепестков используется, как компонент, значительно усиливающий свойства Успокаивающего зелья. Дозировка сока крайне важна, так как даже незначительное превышение приводит к летальному исходу. Особую опасность представляют споры этого растения, которыми он размножается. При вдыхании большого количества этих спор смерть человека неминуема.

Опознать зараженного "белой смертью" очень легко — он в течение нескольких дней постепенно "выцветает". Его кожа становится бледной, почти прозрачной, волосы, ногти и зрачки белеют. К концу стадии заражения человек становится полностью апатичен, мало на что реагирует, ничего не ест и подолгу, не щурясь, смотрит на солнце. В течение этого времени споры проникают в кровь, накапливаются в сердце и, в конце концов, прорастают наружу через грудную клетку, убивая своего носителя. Цветок растет, пока полностью не использует для роста магию и органические жидкости человека, после чего тело жертвы рассыпается белым песком».

Зачитавшийся Гарри выплюнул на ладонь надкушенное яблочное зернышко, положил с огрызком на тумбочку, и, облизывая пальцы, задумчиво уставился в книгу.

«Какой прелестный цветочек-убийца. Надо Малфою такой подарить».

— Гарри, ты чего так кровожадно ухмыляешься? У тебя в руках вроде бы не «1001 способ убийства Амбридж», — поинтересовался лежащий на соседней кровати Рон со сборником описаний лучших квиддичных матчей в руках.

— Да не, это я так, задумался, — помотал головой Гарри и вернулся к описанию остановки заражения.

«Единственное, что способно остановить заражение — вытяжка из семян болотной огнецветки, смешанная с высушенными листьями оnonis arvensis в отношении 2:5. Свойства получившейся смеси нейтрализуют действие спор «белой смерти» и полностью растворяют их за 20-30 минут. Это болезненная процедура, но Обезболивающее зелье принимать не рекомендуется. Приостановить процесс заражения можно, понизив температуру тела зараженного».

Гарри взял очередное яблоко с подушки и притянул к себе недописанное домашнее задание по зельеварению. Осталось только написать про эту «белую смерть» и про редко встречающийся вид вереска. Он надкусил красный бок фрукта и, обмакнув перо в чернила, склонился над пергаментом.


* * *
Свет. Где солнечный свет? Он больше не проникает в окно, класс погрузился в тень…

Свет есть снаружи. Надо выйти. Дверь не открывается. Может, попробовать какое-нибудь заклинание? Нужно вспомнить хоть одно, мысли путаются. Дверь вылетает в коридор и громко врезается в стену коридора, пол усеян мелкими камешками и пылью. Кажется, это была Бомбарда?..

Поворот, еще поворот, а вот и главные ворота. Спуск по широкой лестнице, узенькая тропинка до опушки, нагретое солнцем бревно на полянке…

По ярко-голубому небу проносятся пушистые облака, перетекая из одной причудливой фигуры в другую, ветерок лениво шевелит щекочущие лицо волосы. Шелест и шорох леса, как морской прибой…

Тепло. И свет. Он внутри, он наполняет легкие, он течет по венам вместо крови, он ярко освещает сознание, растворяя мысли, как тени. Свет добрый, ласковый и пушистый, в него хочется зарыться носом и обнять, как подушку, хочется раствориться в нем, как кубик сахара в кофе…

Оранжевый шарик солнца скрывается за кромкой леса. Лучи закатного солнца особенно хороши на вкус, они как вино многолетней выдержки. Надо подняться на самую высокую башню, и ловить их до самого конца, пока еще можно…

Кажется, на пути попалось несколько учеников, они возмущенно кричали что-то вслед. Ну, подумаешь, толкнули их плечом или на ногу наступили, что так орать-то? Вообще плевать на них, надо на крышу, скорее…

Сесть на парапет и глубоко вдохнуть вечерний воздух. Предзакатное солнце похоже на апельсин, даже чудится легкий цитрусовый запах. А низкое красное пахнет спелым яблоком…

Всепоглощающая тоска, когда край солнца исчезает за горизонтом. Короткий взгляд на убывающую луну — это не тот свет, он совсем не приносит тепла. Несколько первых звезд печально перемигиваются на небосводе, раскинувшиеся на полнеба облака похожи на пропитанную кровью вату…

Тепло медленно уходит…


* * *
Гарри, громко пыхтя, вбежал в пустую спальню и кинулся к своей кровати. Торопливо опустился на колени и, приподняв подметающее пол покрывало, выудил из-под нее пергамент с домашней работой по Трансфигурации. Быстро запихав его в сумку, он пулей вылетел из гостиной и, перепрыгивая через две ступеньки, помчался вниз.

Путь к классу Трансфигурации можно было кое-где срезать, и Гарри свернул в редко посещаемый коридор. Оставалось минуты две-три до начала урока, и он припустил еще быстрее. Пятки гулко топали по ковру.

Повернув в неприметную арку, он выбежал в зал с огромными, почти на всю стену, окнами. В другом конце помещения, у тяжелых, собранных золотистым канатом гардин, стояла чья-то фигурка. Человек с длинными белыми волосами стоял, положив ладони на стекло, и смотрел на улицу.

Гарри слегка притормозил, пробегая мимо, и недоуменно размышляя, кто бы это мог быть. Для Малфоев это слишком уж белый оттенок, тем более у Драко не такие длинные волосы, а у Люциуса не такие волнистые. А никого другого с таким цветом волос Поттер в Хогвартсе не видел. Уже выбегая в дверь, Мальчик-который-выжил-и-опаздывал-на-Трансфигурацию-потому-что-забыл-домашнее-задание-под-кроватью заметил, что ладошка на стекле маленькая, тоненькая и явно женская.

С полностью белыми ногтями.

Сердце Гарри сжалось в нехорошем предчувствии. Он остановился, как вкопанный, и вернулся в зал. Медленно подошел к девушке у окна и с неожиданным страхом повернул ее за плечо лицом к себе. Воздух застрял в горле, пальцы сжались в кулаки.

Она бессмысленно смотрела на него белыми зрачками.

«Черт возьми! Какого хрена?!»

Он лихорадочно соображал, что делать, глядя на девушку глазами, полными паники. В сознании всплыли строчки о противоядии. Болотная огнецветка и какие-то листья.

«Северус!»

Ноги было сами понесли в подземелья, но тут вспомнилось последнее предложение из того абзаца. Гарри посмотрел на вновь повернувшуюся к солнцу девушку и, решительно вздохнув, потянул ее за руку к двери. Та послушно, не сопротивляясь, зашагала за ним.

Он подумал, и уже через минуту сорвался на бег, крепко сжимая чужое холодное запястье.


* * *
«Куда меня тащит этот лохматый паренек в очках? Я вроде его даже знаю… как же его имя?.. Эй, зачем я здесь? Тут слишком темно! Верни меня к свету! Отпусти мою руку, ты! Он хоть заметил, что я пытаюсь вырваться?.. Если мы продолжим так бежать по лестницам, я точно воткнусь носом в ступеньки… К чему такая спешка, мистер?..

Надо попытаться спросить, куда он меня тащит… Эй, куда мы направляемся?.. Хм, даже не обернулся. Я что, это вслух не сказала?.. Верните мне свет, в такой темени соображать трудно!.. Не могу вспомнить, как говорить вслух.. От бега дыхание сбилось.. Я вдыхаю тьму, мне не нравится!.. И свет факелов совсем не помогает…

Ты куда меня привел, чудо лохматое? Что это, фонтан? Эй, эй, эй, зачем меня-то в воду?! Я что тебе, рыба что ли?.. Кинул какое-то заклятье в воду.. теперь повсюду плавают кубики льда… Их так много, что можно их зачерпывать горстями.. за ними и воды почти не видно…

Так, а где этот субъект, который меня привел?.. я до сих пор не услышала объяснение!.. Какая красивая каменная змейка.. мне определенно нравится дизайн фонтанчика… Хм, а каков лед на вкус?.. ну, я бы сказала, вкус есть, но слабый и трудноопределимый…

Я же хотела устроить допрос! Где ты, коварное создание?.. Я что, тут одна?! Куда он делся?.. А это вроде шаги слышатся в том коридоре?..

И что-то мне как-то нехорошо.. неудобно.. неуютно… Холодно. Мне очень ХОЛОДНО. Очень! Ноги, шевелитесь, я хочу вылезти из этой морозилки! Эй, вы меня утопить пытаетесь? Зачем так сильно прижимать к бортику?..

А вы кто еще такой?.. Высокий, бледный, худой, на вампира похож… Кажется, его я тоже знаю… Только вот и его имени не помню… Что ж такое! Что это вы суете мне под нос, мистер вампир?.. Какая-то маленькая стеклянная бутылочка.. разжимает мне зубы и вливает мне в рот… Фу, что за гадость?! Выплюнуть, срочно! Эй, вы зачем мне рот зажимаете? А дышать я как буду, отпустите нос!.. Черт, я это проглотила… Зато отпустили…

Вдох и выдох.. надо заесть этот кошмарный вкус льдом… Мне все еще очень холодно… Отпустите меня! Мне нужен свет и тепло! Я не хочу превратиться в ледышку! Ну, пожалуйста! Мне так холодно, что уже больно!.. Мне очень больно! Кажется, что внутри меня вместо крови течет кислота…

Вы изверги! Вам все равно, что я рыдаю, кричу и вырываюсь? Как же больно… особенно вот здесь, слева под ребрами… Вырвать бы этот кусок плоти, он будто пылает в адском огне.. но мешает одежда, и руки слабые… А еще очень холодно.. и темно… Но это ладно, главное выключите боль!

Кажется, я скулю это вслух. Чья это рука у меня на плече? Ох, перед глазами все расплывается от слез… Больно… а, я вас вспомнила. Чертов Гарри Поттер и профессор Снейп. Парень, ты чего такой бледный и взволнованный? Профессор, вы так сверлите меня своим взглядом, что мне стало еще холоднее.

Это мои зубы так громко стучат друг о друга? Не могу перестать стонать и всхлипывать. Если я продолжу так сжимать себя руками, ребра сломаются.. О, туман в голове тает. Мои мысли такие четкие и звонкие, как кубики льда в стакане. Похоже, апатия последних дней проходит. Как много чувств сразу! Кроме боли, еще страх, волнение, непонимание, раздражение, и еще много разных эмоций… Это так упоительно, мне почти плевать на то, что я, наверно, на грани болевого шока.»

Тут огненная агония с новой силой вспыхнула под ребрами, Сара закричала, и перед глазами все померкло. Спасительная темнота навалилась тяжелым одеялом, закрывая собой от боли.


* * *
Гарри беспокойно ходил туда-сюда перед камином, заламывая руки.

— С ней точно будет все в порядке? Она не умрет? Заражение не перешло на финальную стадию? — в десятый раз спросил он.

— Хватит мельтешить. Сядь и успокойся. Я же говорил, ты привел меня вовремя, противоядие помогло. Ты же сам видел, что ее волосы, ногти и зрачки вернулись к первоначальному состоянию, — хмуро ответил Снейп, задумчиво смотря на каминный огонь сквозь стакан с огневиски.

Гарри со вздохом плюхнулся в соседнее кресло и, взъерошив волосы, скрестил руки на груди.

— Где она умудрилась найти эти смертельно опасные цветы? И есть ли еще зараженные, как она? — он, не выдержав, начал нервно кусать ногти.

— Мне это тоже очень интересно, — хлопнув его по руке, сверкнул глазами Снейп. — Найти это растение — чудо. Оно настолько редкое, что скоро будет считаться мифом.

— Северус! — возмущенно подскочил Гарри. — Тебе что, плевать, что здесь могут быть еще ходячие мертвецы? Главное — захапать редкий цветочек?

— Прекрати истерику, Поттер, — поморщился тот. — Это маловероятно. Я уже проверил списки посещаемости, кроме мисс Ривервуд, никто вчера не отсутствовал. Да и она единственная последние пару дней выглядела крайне рассеянной.

— А вдруг ты что-то упустил? Вдруг она не единственная?

— Спросим мисс Ривервуд, когда она очнется. Если что, противоядие есть.

Гарри еще раз взволнованно вздохнул и снова начал наматывать круги перед камином. Снейп раздраженно закатил глаза, отхлебнул из бокала, поставил его на столик и, притянув взволнованного Поттера за воротник, усадил себе на колени. На следующие две минуты тот полностью отключился от реальности, охотно отвечая на поцелуй. Он запустил руки в волосы Снейпа и издал низкий чувственный стон, как тут его отвлек скрип двери и тихое «Ой».

Любовники резко повернулись на звук и увидели отчаянно покрасневшую Сару, старательно смотрящую в сторону. Очевидно, она уже полностью восстановилась и очнулась. Снейп сжал губы. Как невовремя.

Гарри сорвался с его колен и подлетел к Саре:

— Ты как себя чувствуешь? Нигде ничего не болит? Голова не кружится? Чувствуешь слабость?

— Нет, все в порядке... Только воспоминания последних дней, как в тумане. И мне холодно, не могу согреться, — обхватив плечи, пролепетала Ривервуд, растерявшись от потока вопросов.

Гарри схватил со спинки диванчика плед, укутал Сару в пушистую ткань и усадил на кресло к камину. Пока он наливал в большую чашку горячий чай, та встретилась взглядом с пристально смотрящим на нее Снейпом и робко спросила:

— Профессор Снейп, а что со мной случилось? Я не помню, как потеряла сознание.

— Вы, мисс Ривервуд, выбрали весьма оригинальный способ самоубийства. Где вы умудрились вдохнуть смертельную дозу спор снежной камелии?

— Что? — ахнула та, чуть не выронив чашку из ослабевших рук. — Смертельную дозу?

— Именно.

— Я… я не… Не знала… Споры снежной камелии? Первый раз слышу такое название. Вы, наверно, про те светящиеся цветы?.. То есть, находиться рядом с этим растением было настолько опасно?

— Совершенно точно. Без определенной подготовки подходить к кусту снежной камелии ближе, чем на тридцать футов, не рекомендуется.

— Вот как, — нервно глотнув чая, выдавила Сара.

— Мисс Ривервуд, кроме вас, кто-нибудь еще может быть заражен?

— Нет. Я ходила в ту комнату одна. Никто больше про нее не знает. Ну, если никто туда не наведывается во время учебы, — она побарабанила пальцами по чашке. — А как вы вообще узнали, что со мной?

— Симптомы были налицо, — скривился Снейп и кивнул головой на стоящего у камина Гарри. — А отдельное спасибо скажите мистеру Поттеру. Это он вас нашел, осознал степень опасности и привел меня.

Сара посмотрела на Гарри взглядом, полным благодарности.

— Спасибо. Если бы не ты…

— Главное, что все хорошо закончилось. Я рад, что ты в порядке, — кивнул ей тот.

— Ну а теперь, мисс Ривервуд, по-хорошему надо бы снять с Рейвенкло баллов этак с сотню… за безответственность и равнодушие к собственной жизни, — Снейп сплел пальцы в замок и поставил локти на подлокотники.

— Но я же не знала, что эти цветы…

— Незнание не освобождает от ответственности. Вы должны понимать это.

— Я понимаю, но… Можно выбрать другой способ наказания? Отработки, например, или написание эссе? И.. и я могу показать вам, где та комната!

— Вы и так покажете мне комнату, мисс Ривервуд. И после вы забудете туда дорогу и никому не скажете о ней, — Снейп выделил последнюю фразу.

— Хорошо… Профессор, а вы.. вы можете не говорить директору об этом случае? Он же расскажет моим родителям, и тогда мама взбесится и… — Сара с мольбой уставилась в бесстрастные черные глаза и прерывисто вздохнула. — А я.. я тогда никому не скажу о том, что случайно увидела здесь десять минут назад… — почти шепотом.

— Я просто могу стереть вам память, глупая девчонка, — насмешливо поднял бровь Снейп. Ривервуд покосилась на опустившего глаза Гарри, который закусил губу, чтобы скрыть улыбку, уставилась в чашку и покраснела.

— А насчет директора… От него почти невозможно что-то скрыть. Уверен, что он уже знает обо всем.

Она съежилась под пледом еще сильнее и медленно сделала глоток чая. Снейп вздохнул.

— Минус десять баллов с Рейвенкло. Месяц отработок и вы напишете мне три эссе. Темы я скажу позже. Вы свободны, мисс Ривервуд.

Та понуро кивнула, поставила чашку на столик и тяжело поднялась с кресла. Голова слегка кружилась и болела, щеки горели. Когда она подходила к двери, ее окликнул голос Снейпа:

— Мисс Ривервуд, еще кое-что.

В оглянувшуюся Сару прилетел невербальный Обливиэйт. Снейп следом запустил Диагностирующее, нахмурился, спрятал палочку в рукав и, дождавшись осмысленного взгляда, сказал:

— Мисс Ривервуд, на столе у двери зелье от простуды. Сейчас вы, никуда не сворачивая, идете к себе в спальню, принимаете его и засыпаете. Мадам Помфри я сказал, что вы его выпили и легли спать еще до занятий. Заглянете сначала к ней завтра утром, потом придете ко мне в кабинет.

— Хорошо. Спокойной ночи профессор, Гарри.

Медленно бредя к входу в гостиную и вертя в руках склянку с зельем, Сара лениво вспоминала некоторые нехорошие и особо каверзные заклятия для милых соседок по спальне, заперших ее в пустом классе.

Гарри несколько минут задумчиво смотрел на закрывшуюся дверь. Затем перевел взгляд на устало откинувшегося на спинку кресла Снейпа, перестал подпирать стену, опустился на ковер рядом и положил подбородок на его колени. Черные глаза открылись и уставились в зеленые, ярко блестящие.

— Ну и денек сегодня. Мне очень повезло, что я успел, — негромко сказал Гарри, обняв чужие ноги.

— Да уж. Денек непростой, — Снейп ущипнул себя за переносицу. — Но ты действительно успел. Еще немного, и было бы поздно. Молодец, что вспомнил про холод, — и рука с тонкими изящными пальцами запуталась в темных вихрах. Гарри довольно зажмурился, мурлыкнул и потерся о гладящую его ладонь и о колени.

Некоторое время тишину нарушал только треск поленьев в камине.

— Она так и ушла в твоем пледе.

— Ну и что? Завтра вернет. Ей сейчас нужно тепло, ледяные ванны не прошли для нее бесследно.

— Ты все-таки стер ей память. Считаешь, она бы кому-нибудь рассказала о нас?

— Не думаю. Но осторожность никогда не помешает.

— А что ты думаешь сделать с этой камелией?

— Глупый вопрос. Это растение слишком редкое и ценное, чтобы оно росло просто так, когда я знаю о его существовании и местонахождении. Может быть, там есть еще что-нибудь, такое же уникальное…

Снейп допил огневиски, и граненый стакан составил компанию чайной чашке на столике.

— Идем спать, Северус. Все дела завтра. Тебе нужно отдохнуть, — лукаво сверкнув очками, Гарри вскочил с ковра и потянул Снейпа за руку.

Тот усмехнулся, поднялся с кресла и позволил ему себя буксировать к спальне. Переступив порог, он дернул Гарри к двери в ванную.

— Но сначала нужно помыться. Будешь исполнять почетную роль того, кто потрет мне спинку. И, Поттер, попробуй только заикнись, что мне надо чаще мыть голову. Утоплю, — буркнул Снейп.

— Хорошо, сегодня не буду, — послушно кивнул тот. — Но никогда говорить этого не обещаю, потому что мне нравятся твои волосы в чистом состоянии.

Снейп только закатил глаза. Лучезарно улыбнувшись, Гарри крепче стиснул сжимающую его запястье прохладную ладонь, быстро чмокнул ее тыльную сторону и последовал за ее обладателем.

Минуту спустя на закрывшуюся за ними дверь ванной было наложено Заглушающее заклинание, скрывшее от чужих ушей плеск воды и довольные стоны.