ERROR +25

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Big Bang

Основные персонажи:
Дон Ёнбэ (Тэян / SOL), Кан Дэсон (D-Lite), Квон Джиён (G-Dragon), Ли Сынхён (Сынри / Victory), Чхве Сынхён (T.O.P)
Пэйринг:
Квон Джиён/Чхве Сынхён(fem!)
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Повседневность, AU
Предупреждения:
Смена пола (gender switch)
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чхве Сынхён не нужны отношения, она свободная самодостаточная личность искренне убежденная в том, что в свои двадцать четыре всё про себя понимает. Квон Джиёну двадцать три, после разрыва с любимой девушкой и нескольких бутылок соджу, он просыпается в одной кровати с незнакомкой, гордо сообщающей ему, что она лесбиянка, а он ошибка всей её жизни.

Посвящение:
http://vk.com/public45206058

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
с камбэком нас!

Глава 1. Нелюбовь.

25 апреля 2015, 18:42




В голове только пустота, ей все равно, она не станет скучать по ушедшей девушке, а сердце…

Боль в груди такая сильная, что воздуха не хватает. Джиён с усилием делает вздох. Он предпочел бы не дышать, остаться там, в переулке, лужами после дождя, слезами по прошедшей любви.

Почему один человек все еще любит, а второй уже нет? Подобных вопросов много в голове, они водят хороводы, придумывают легенды и ищут ему оправдания. Нет, ты был не плохим для неё парнем, просто так случается. Человеческое сердце меняется со временем, дело не в том, что ты забывал про её дни рождения или игнорировал её звонки. Забудь, она идиотка, она еще пожалеет об этом…

Джиёну хочется, чтобы она пожалела. Да. Обязательно. Непременно.

Он думает об этом, методично вливая в себя соджу. С каждой бутылкой все уверенней в том, что она непременно будет плакать, но уже будет поздно…




***



Утро пришло вместе с противным звонком будильника. Джиён забыл отключить его, слишком занятый тем, что напивался, как последняя скотина, которая, к слову, понятия не имеет, где проснулась. Да уж, Квон Джиён в свои двадцать три был Богом страдания, каждый раз делая это на широкую ногу и как в последний раз. Сколько он выпил? Ровно столько сколько вошло, а что вышло назад, он снова в себя залил. Что там еще вчера было? Ах, он, кажется, умолял владельца ресторанчика поставить музыку с его телефона, а когда тот отказался просто включил телефон на полную громкость и слушал Tabloвскую «Хоум» в дуете с Ли Сора, пока его не выгнали. Потом… Тут был пробел.

Джиён прищурился и недовольно вытянул губы трубочкой. Он до сих пор не понимал, где находится. Обстановка ему ничего не напоминала, кроме безвкусно обставленного мотеля.

Дверь скрипнула. Джиён машинально повернул голову на звук и замер. Из ванной комнаты (по всей видимости, это была ванная) появилась девушка. Она уставилась на него, подсушивая волосы полотенцем. Какая формула тут применима? Один симпатичный свободный парень, весьма харизматичный и популярный у противоположного пола? Да, прибавим к этому номер мотеля и незнакомку, а еще нереальное количество алкоголя. Не нужно быть гением. Джиён им не был.

Наверное, он должен быть горд собой, в таком состояние подцепил девушку, причем, весьма симпатичную: волосы прямые и длинные, высокая, фигура ладная, выдающихся форм нет, зато силикона тоже нет — практически натуральный продукт.

Незнакомка повесила полотенце не спинку кресла.

— Не благодари, — заявил Джиён, сползая с кровати, совсем не заботясь о том, в нижнем белье он или без.

— За что? — непонимающе, спросила девушка, удивленно посмотрев на него.

— За ночь. Полагаю, она была шикарной, но, знаешь, дальше нам не по пути.

Лицо незнакомки вытянулось от удивления и возмущения одновременно. Она вопросительно подняла брови, потом фыркнула и расхохоталась.

— Шикарная ночь? Не смеши меня, придурок.

Странный поворот. Джиён не был к нему готов. Как-то его друг Ёнбэ сказал, что 90% женщин симулируют оргазм. До этой минуты Джиён никогда не задумывался, что все 90% достались ему, вернее… ладно, в реальности все было намного скромнее. Не так уж и много женщин страстно кричали ему в ухо, пока он старательно потел над ними. Может, и те обманывали его…

Он тряхнул головой:

— Не нужно злиться, крошка.

— Угораздило же меня, — зло порычала она сквозь плотно сжатые зубы.

Джиён бросил быстрый взгляд на кровать. Простыни смяты. Подушки обе приплюснуты, а, значит, на кровати он спал все же не один. Закончив играть в Шерлока Холмса, он лишь пожал плечами, затем сделал шаг по направлению к незнакомке и без лишних слов коснулся её губ своими. Легко и просто.

Она отшатнулась, вытерла рот рукой, скривившись.

— Прощальный поцелуй, — пояснил Джиён.

— Больной козёл, — завопила потерпевшая. — Ты что сдурел? Какого хрена распускаешь свои губы?

— Мы переспали, что решает один поцелуй? — непонимающе спросил Джиён. Он словно очутился в комедии абсурда, такой странный ситком, где все говорят глупости и ведут себя как дураки, но со стороны выглядит довольно забавно.

— Я лесбиянка! — выпалила она. — Лесбиянка, понимаешь. Мне нравятся девочки, если вдруг ты не в курсе, кто такие лесбиянки.

Утро не задалось. Определенно.

— Так я что часть грандиозного эксперимента? Воспользовалась моим состоянием? — Джиён натянул на себя джинсы и принялся искать носки. — Знаешь, в каком-то смысле я даже рад, что помог человечеству в лице тебя. Кстати, меня зовут Джиён.

— Да, Квон Джиён, ты вчера говорил. Еще я знаю, как зовут подружку, которая тебя бросила.

Джиён выпрямился.

— Ну, на такое близкое знакомство я не подписывался. Знаешь, это девушки хотят иметь друга-гея, парни вот не особо горят желанием иметь подружку-лесбиянку.

Она пожала плечами, всем своим видом давая понять, что он конченый придурок. Все должно было быть как-то не так. Да, переспал с девушкой. Неловкая пара слов на прощание и дальше нечего. Дальше он вернется домой, останется наедине со своими мыслями и будет единственным, кто станет сожалеть. Пока праздник самогнобления придется отложить. Куда потерялись эти чертовы носки?

Джиён наклонился, чтобы посмотреть под кроватью. Бинго.

— Хотя, знаешь, ты довольно симпатичная для лесбиянки, прямо мечта подростка-дрочера, ну, когда две подружки срывают друг на друге одежду и… — он красноречиво умолк.

Незнакомка тяжело выдохнула, а потом, схватив рюкзак, мирно лежавший на диване, направился к входной двери:

— Ладно, придурок, вижу, что тебе лучше. Хочу сказать, что теперь я понимаю, почему мне нравятся девушки. И почему тебя бросила твоя. Ты сплошная ошибка природы, — с этими слова она хлопнула дверью, и Джиён остался в одиночестве.

Удар под дых.

Он сглотнул, хорошо, что не скрючился, как от настоящего удара. Откуда она узнала про бывшую? Джиён закрыл лицо ладонями, считая до десяти. Следовало успокоиться. Впасть в истерику он может в любой другой момент, но только не в дешевом мотеле, куда притащился с… Кто бы мог подумать. Хотя, скорее всего, это ложь. Конечно, наврала ему с три короба, чтобы не показаться полной легкомысленной идиоткой, притащившийся с незнакомым парнем в мотель.

Ключи от номера нашлись не сразу, пришлось все хорошенько облазить, но обнаружились они в заднем кармане джинс. За номер, как оказалось, было уже заплачено. Джиён краем глаза успел в толстой тетради управляющего разглядеть «Чхве Сынхён — 404».

Значит, её зовут Сынхён.


***



Прошла неделя.

Чувствовал ли Джиён себя легче? Что такое неделя? Казалось, что прошел только миг, который дуновением ветра растрепал её волосы, всего лишь секунда с её слов «я больше не люблю тебя». Он крепился. Внешне выглядел спокойным и отстраненным. Все пытался собраться с мыслями и понять, что делать дальше, как после трех долгих лет научиться снова быть самому по себе.

Ёнбэ его терпел. Все время спрашивал как дела, осуждал её, негодовал, делал все, что требуется от лучшего друга. Ему даже удалось вытащить его на выставку современного искусства. Непонятно с чего вдруг Ёнбэ увлекся современным искусством, но как выяснилось, слава богу, ему всего лишь досталось два бесплатных билета, и он решил, что будет хорошо Джиёну отвлечься.

Посмотреть, конечно, было на что. Друзья с умными лицами разглядывали картину, буквально валяющуюся в углу. Ощущение складывалось, что сей ценный экспонат совсем недавно спасли из пожара, и уцелела лишь половина. Весьма странное зрелище, но не такое, как художник, рисующий на огромном холсте собственными волосами. Всевозможные скульптуры и картины, и что творец хотел ими сказать, оставалось для Джиёна загадкой. Одно он понял точно, что он далеко не фанат подобного искусства и Ёнбэ тоже.

Вдоволь побросав косые взгляды на окружающих, с восторгом разглядывающих странные предметы, Джиён с Ёнбэ собрались уходить.

— Не смотри на них.

— Куда не смотреть?

Джиён повернулся. Вот так сюрприз. У одной из картин, тщательно прикрыв половину лица программкой, стояла высокая девушка с длинными темными волосами. Уж больно знакомая девушка. Рядом с ней переминался с ноги на ногу парень, половину его лица закрывала густая челка, так что никакой программки и не нужно было, парень сосал чупа-чупс и всё пытался понять на кого не нужно смотреть.

— Поздно, — констатировала знакомая незнакомка и отвернулась к картине.

— Ёнбэ? — неожиданно сказал парень и широко улыбнулся. — Сколько лет, дружище!

— О, Дэсон! Я тебя не узнал из-за этой стрижки.

— А-ха-ха!

Кан Дэсон учился с Ёнбэ в одном университете и пару лет они жили вместе в общежитие. Джиён его видел раза три, не больше. Кроме того, что он, со слов Ёнбэ, хороший парень, больше ничего о нем и не знал.

После обмена рукопожатиями, не подозревающий правды Ёнбэ, скользнув взглядом по спутнице бывшего соседа спросил:

— А это кто с тобой? Завел подружку?

Джиён отрицательно покачал головой, потому что ответ знал заранее.

— Знакомьтесь, — весело сказал Дэсон. — Это Чхве Сынхён. Хотя, кажется, что вы немного знакомы.

— Да. Чхве Сынхён. Мнимая лесбиянка, и кажется любительница современного искусства, — смакуя каждый звук, произнес Джиён, наслаждаясь реакцией окружающих.

Лицо Ёнбэ вытянулось от удивления, он пытался понять, послышалась ему или нет. Сама Сынхён бросила на него колючий взгляд и сложила руки на груди.

Из-за челки было плохо видно удивлен ли Дэсон или нет, но он спокойно сказал:

— Почему мнимая?

— Оу, — протянул Ёнбэ.

Джиён уязвлено фыркнул.

— Продолжим знакомство, — Сынхён широко улыбнулась, так что ямочки стали видны на щеках. — А тут у нас Квон Джиён, человек, напивающийся до такого состояния, что умоляет фонарный столб не бросать его.

— Да я вижу, вы хорошо знакомы… — хором выдохнули Дэсон с Ёнбэ.

Джиён знал. Это взаимная нелюбовь с первого взгляда. Потрясающая, волнующая до дрожи в коленях нелюбовь.