Простро Бог 616

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это магия

Пэйринг и персонажи:
Дискорд
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фэнтези
Размер:
Макси, 120 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Нормасик) мне понравилось!» от Flafa911
«Отличная работа!» от Zmeyrl
«Просто нет слов...Великолепно!» от jau
Описание:
волей случая, не самый лучший, (но и не худший), человек из нашего мира, после смерти попадает в иное измерение, в тело языческого бога. там ему предстоит устроиться в новых для себя условиях, и паралельно спасти место, которое можно назвать домом. еще один эксперимент, жду критики и предложений

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я на Самиздате K_L Dadov
1 мая 2015, 13:02
ПРОЛОГ
…холодно и скучно. Нет не так, зверски холодно и чудовищно скучно.
Казалось бы, что такое полторы тысячи лет, для бессмертной полубожественной сущности, именуемой короткоживущими расами не иначе как «лорд хаоса»? по сути промежуток времени не казался бы таким уж большим, но вот условия, в которых мне пришлось его провести…
Однако, пожалуй начну с самого начала, а именно с имени. Позвольте представиться, великий и прекрасный, (сам себя не похвалишь…), дитя перворожденного бога этого мира, лорд Дискорд. В данный момент, временно являюсь заключенным тюрьмы, специально созданной для моего удержания. Мое тело заточено в глыбу магического льда, находящуюся на самом глубоком из подземных этажей крепости, считавшейся древней еще во времена моей бурной молодости.
Как так получилось, что полубог, в жилах которого течет кровь первых драконов, оказался пленником какой-то тюрьмы? История банальна до неприличия, а потому я опущу подробности, и расскажу лишь основные моменты.
Все началось тогда, когда старшие боги решили покинуть этот мир, дабы посмотреть на иные планеты необъятной вселенной. Их потомки, (я в том числе), тут же принялись делить власть, создавать пантеоны и тому подобное. Но нашлись и те, кто совершенно не собирался делиться с многочисленными родственниками ни каплей могущества, и они начали войну на уничтожение.
Не стану описывать те несколько тысяч лет, когда были убиты почти все конкуренты, это совсем не интересно и довольно однообразно. В итоге остались лишь трое, как не сложно догадаться первым был я, а еще двумя полубогами оказались сестры, повелительницы солнца и луны.
Некоторое время мы жили мирно, тратили остатки божественных сил на восстановление земель и создание новых разумных рас. Результатом наших действий, стало полное забвение имен других богов, появление нескольких народов и… потеря статуса истинных богов.
Даже не просите, все равно не расскажу, как так получилось, что единственные полубоги, из бессмертных и почти всемогущих сущностей, превратились всего лишь в могущественных магов, наделенных почти бесконечной жизненной энергией.
Прошло еще какое-то время, мы создали себе тела, к которым привязали души, и стали править самыми понравившимися расами, в качестве бессменных монархов. Но и это мне быстро наскучило а потому, я решил вновь ощутить азарт боя с сильным противником, ну и разумеется стать единоличным властителем всех разумных.
В ходе новой войны выяснилось, что у сестер, ставших покровительницами дня и ночи, сторонников намного больше. Среди их слуг было немало магов, на моей же стороне, преимущественно стояли обыкновенные воины, предпочитающие тяжесть меча в руках, нежели запах книг. К счастью, я сумел переманить на свою сторону многих умелых чародеев, что уравняло наши силы.
В финале войны, (красивая и кровавая была битва), я прорвался через ряды телохранителей к двум полубогиням, и мы схлестнулись… и я проиграл.
Покровительница дня, взявшая себе псевдоним «солнечная принцесса», не стала меня убивать сама, и сестре не дала этого сделать, (а ведь «лунная принцесса», просто жаждала крови, так как я сильно проредил народ, поклоняющийся лично ей). Вместо быстрой смерти, «лорд хаоса», был приговорен к заточению в глыбе льда, без возможности воздействия на внешний мир, или хотя бы связи с выжившими сторонниками, (слугами).
Каждые пятьдесят лет, мою голову размораживают, что бы вложить в мозг краткую «выжимку» всех событий, произошедших в этот период. Не знаю, зачем это делается, но даже такое разнообразие, неплохо разгоняет скуку. Раз за разом прокручивая в памяти самые интересные исторические происшествия, я и коротаю свой неограниченный срок заключения.
Стоит заметить, что оставшись единственными божественными сущностями, (практически лишенными всех сил, ха-ха), принцессы дня и ночи, не смогли удержать за собой абсолютную власть. Да что там говорить, если их почитателями и слугами остались только пацифисты-вегетарианцы, не так давно, (три тысячи лет назад), поднявшиеся с четырех копыт, и при помощи вмешательства богинь, получившие конечности для мелких манипуляций, (тоесть руки). Внешне они похожи на минотавров, созданных одним из моих старших братьев, за тем исключением, что в качестве исходного материала были взяты не быки, а обычные лошади, единороги и пегасы.
Удивительно, но во время войны с моими ордами, эти пацифисты сыграли немалую роль в большинстве побед. Часть единорогов, (сильнейших магов), я даже переманил на свою сторону. Да и сами принцессы солнца и луны, внешне похожи на гибриды всех трех рас, (ничего отвратительного вроде многоголовых монстров, тела вполне гармоничные).
Все бы ничего, добрые богини правят и защищают своих слуг, которые изучают магию, создают технологии, и просто радуются тихой спокойной жизни. Только вот, всегда находятся те, кто считает что у соседа и трава зеленее, и урожай богаче, да и солнце светит ярче, (что вполне возможно, на такую мелочь у солнечной принцессы сил должно хватать). При условии что с Эквистрией, (название королевства двух принцесс), граничат земли грифонов, минотавров, племен зебр и империи оленей, а так же матриархальное государство вампиров перевертышей, внешне похожих на крылатых единорогов с хитиновым панцирем вместо мягкой шерстки, (превращаться они могут только в представителей рас, ранее ходящих на четырех копытах), правительницам приходится постоянно демонстрировать свою магическую мощь, дабы у хищных соседей не появилось соблазна напасть.
К счастью Эквистрийцев, кроме единорогов, поголовно магией владеют только драконы, которые плевать хотели на все, что происходит вне их гор. Зебры балуются шаманством и зельями, олени практикуют зачаровывание предметов, остальные расы вынуждены тщательно искать в своих рядах одаренных, и развивать их скудные способности. Но все эти трепыхания выглядят откровенно жалко, на фоне того, что солнечная принцесса, в одиночку может сравнять с землей гору средних размеров, оставив на ее месте озеро расплавленного камня. И только развитие науки, хоть как-то может дать шанс «отсталым народам», составить конкуренцию Эквистрии.
Но я кажется отвлекся… слишком глубоко ушел в историю. А речь шла о скуке, холоде, и невозможности физически покинуть свою темницу. Специальные рунные круги, удерживают мою душу в пределах материальной оболочки, и следят за колебанием магического поля, в любую секунду готовые поднять тревогу. И тут как раз и кроется шанс на спасение.
В рунном круге всегда должна присутствовать душа, и я очерченные пределы покинуть не могу. Казалось бы, что ситуация безвыходная, но и тут есть варианты, ведь приманить чужую душу, для существа моего уровня, не столь уж и сложно.
К процессу собственного освобождения я подошел творчески, (все же звание «лорд хаоса» следует оправдывать). Все знания и воспоминания были распределены по «папкам», как в компьютерах изобретенных грифонами. Пришлось неплохо постараться, что бы убрать эмоциональную привязку к тем или иным событиям, я же не хочу чтобы новый хозяин тела сошел с ума. Незаметно для рунных кругов, удалось отделить лишь десятую часть своих сил, все остальное так же перейдет «по наследству» тому счастливчику, которого мой зов вырвал из круга перерождений одного из соседних миров.
Жаль конечно, но на новом месте, мне придется начинать жить практически как обычному магу, пусть и с большим резервом сил. Но это все же лучше, чем еще несколько сотен, (а-то и тысяч лет), провести заточенным в глыбу льда. Так что, прости неизвестный мне дух разумного существа, но тебе придется жить, изображая меня, и терпя эту муку холодом и скукой. Я дал тебе все что мог чтобы упростить существование… прощай.

В темное помещение, центр которого занимал бассейн заполненный льдом, неспешно влетело тусклое серебристое облачко. Стоило ему пересечь границу, очерченную несколькими кругами витиеватых символов, как пространство озарила зеленая вспышка.
Над фигурой существа, вмороженного в лед, раскрылась бешено вращающаяся воронка, в которую устремился поток багрового тумана. Стоило воронке закрыться, как рунные круги вспыхнули, серебристое облачко оказалось лишено возможности двигаться, а затем, охранная система рывком совместила душу и тело, оказавшиеся слишком близко друг к другу.

ЖИЗНЬ ДО, И ПОСЛЕ СМЕРТИ.
- …признан виновным… пятнадцать лет заключения в колонии общего режима… приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
Пожилой седовласый судья, с абсолютно не проницаемым лицом, стукнул молотком по трибуне. Тут же раздались возмущенные крики, перемежаемые угрозами, в исполнении мелкого бизнесмена, чьего сына только что осудили за вождение не в трезвом виде, повлекшее смерть четырех пешеходов. Сам же представитель «золотой молодежи», был совершенно не похож на себя же, всего лишь двухчасовой давности. Бледное лицо, дрожащие плечи, мелко шевелящиеся губы… и обреченность во взгляде.
Адвокат осужденного попытался было возмутиться и подбежать к судье, но на полпути его перехватили приставы.
За всем этим наблюдал государственный обвинитель, в узких кругах известный как «плакальщик». В возрасте четырнадцати лет, он сам попал в автокатастрофу, в которой погибла вся его семья, и в тот раз виновник остался безнаказанным. Попавший в детский дом ребенок, получивший при аварии травму головы и позвоночника, потерял чувствительность всей правой половины тела, но к удивлению врачей, это никак не сказалось ни на слухе, ни на зрении, ни даже на способности двигать конечностями.
Долгое время ребенок учился ходить, не полагаясь на ощущения тела, и у него это даже получилось. Была еще одна проблема, а именно слезы, ни на минуту не прекращающие струиться из глаз.
К двадцати годам, «плакальщик» закончил университет, и сразу же устроился на работу в маленькую адвокатскую контору, а спустя два года, перешел на службу государству. Получив возможность творить справедливость, (на свой вкус), он с ожесточением хватался за все доступные дела, и не успокаивался, пока виновный, (опять таки на его взгляд), не попадал в тюрьму хотя бы на минимальный срок.
За десять лет работы государственным обвинителем, «плакальщик» заработал себе довольно грозную репутацию, проиграв всего одно порученное ему дело. Некоторые адвокаты, даже отказывались от своих клиентов, лишь только узнав, против кого им придется работать. Никто и не догадывался, что большинство судей и часть иных государственных служащих, подвергаются шантажу и регулярному подкупу со стороны этого нелюдимого человека, успевшего собрать немало компромата на своих коллег.
Спустя два часа после окончания суда, «плакальщик» стоял в грязном узком переулке осеннего города. С серого неба моросил дождь, по дороге, сверкая фарами, носились машины, в сгущающихся сумерках загорались фонари и рекламные вывески. Рядом с мужчиной, одетым в пусть и дорогой, но жутко потертый кожаный плащ, левой рукой опирающимся на изящную лакированную трость с рукоятью в виде головы змеи, по крышке мусорного бака стучала вода, срывающаяся с крыши серой многоэтажки. Но все это, казалось совершенно не интересовало высокого человека с бледным худощавым лицом, пронзительными черными глазами, и коротким «ежиком» волос.
- Иван Игоревич, я уж боялся вы не дождетесь…
К «плакальщику», шаркая ногами по мокрому асфальту, подбежал невысокий мужчина в коричневом пальто и зимней шапке, натянутой чуть ли не на глаза. Нижнюю треть его лица, закрывал серый шарф, так что на виду оставались только нос и нервно бегающие глаза.
- Мы - взрослые люди, Павел Олегович, и должны держать свое слово чтобы хотя бы перед собой оставаться без грехов. – Усмехнулся половиной лица «плакальщик», обращая свой взгляд на судью минувшего процесса.
- Это да… гхм. – Павел Олегович бросил быстрый взгляд в оба конца переулка, и снизив голос до заговорщического шепота спросил. – Вы принесли…?
Вместо ответа, собеседник засунул свободную руку в просторный карман, контролируя свои действия взглядом, и спустя несколько секунд, показавшихся судье бесконечно долгими, извлек на свет толстый конверт.
Павел Олегович, с необычной для его возраста ловкостью, выхватил конверт из слабых пальцев, разорвал бумагу и начал просматривать фотографии и документы. С течением времени, на видимом участке лица, явственно проступило облегчение, и даже поза сменилась на более расслабленную.
- Здесь все? – Не отвлекаясь от изучения фотографий, спросил судья.
- Нет. – Меланхолично отозвался «плакальщик». – У меня остались копии документов и одна интереснейшая аудиозапись…
- мы же договаривались!
- я должен быть уверен, что вы не решите забыть о нашем договоре. – Иван Игоревич оттолкнулся от стены, и подволакивая за собой правую ногу, грузно зашагал в дальний конец переулка. – Не беспокойтесь, пока вы держите слово, никто не узнает о вашей слабости… всего хорошего, Павел Олегович, увидимся в зале суда.
Некоторое время, судья молча стоял и смотрел в спину удаляющемуся человеку, а затем резко выхватил из внутреннего кармана своего пальто, старый револьвер. Прозвучал глухой хлопок, похожий на взрыв петарды, и вздрогнувшее тело высокого мужчины, как в замедленной съемке какого-то фильма, осело на асфальт.
- прости парень, но слишком уж ты много крови выпил у всех нас… так будет проще и безопасней.
Спрятав оружие обратно в карман, судья заспешил прочь с места преступления, но вдруг опомнившись вернулся. Надев на руки резиновые перчатки, он быстро обыскал тело «плакальщика», в очередной раз порадовавшись своей догадливости, когда в одном из карманов плаща, был обнаружен точно такой же конверт, как и полученный парой минут назад.
Убедившись, что никаких иных бумаг у убитого нет, Павел Олегович снял со своей жертвы золотые часы и вытащил из брюк кожаный кошелек.
- ограбление, самое обычное ограбление… - Бормотал себе под нос судья, пряча добычу в продуктовый пакет и снимая перчатки. – А я уж позабочусь, что бы это дело побыстрее закрыли.
Спустя минуту, в переулке осталось лежать лишь тело мертвеца, распростертое на сыром асфальте, и глядящее пустыми глазами в темное пасмурное небо.

«значит это конец? Жаль, я еще столько не сделал…».
Мысли текли как-то отстраненно, когда за спиной прозвучал выстрел а тело в миг ослабело, даже страха не появилось, ведь бояться должны те, кому есть что терять. Мне же не за что держаться, ни семьи, ни друзей, да и здоровья тоже нет.
Прежде чем чувства окончательно угасли, я успел злорадно ухмыльнуться половиной лица. После моей смерти, ячейка в одном из банков, по наследству перейдет главе одного из новостных каналов, а там лежат копии и оригиналы множества документов, видео и аудиозаписей… в общем компромат на моих «коллег», и некоторых мелких чиновников. Так что Павел Олегович, поспешил ты с моим устранением.
Жаль только, я уже не увижу лица своих «товарищей», когда станут известны некоторые факты… ну да ладно, теперь это не моя проблема. Сейчас я узнаю вопрос, мучающий человечество с начала времен, а именно «есть ли жизнь после смерти».
Темнота, окутавшая меня после гибели в том переулке, не рассасывалась довольно долго, так что я даже успел разочароваться в своем посмертии. Не знаю, может быть мной была выбрана не та религия, или прогнившие адвокаты вроде меня не нужны ни в раю, ни в аду…
Внезапно размышления были прерваны каким-то звуком. Сказать, чем я слышал, хоть убейте, (хе-хе), не смогу, но факт остается фактом, звук был и он приближался.
С все нарастающим интересом, я ждал, чем же это закончится, и спустя целую вечность, (внутренние часы совершенно не работали), пространство озарила яркая серебряная вспышка, и чувства вернулись.
Хотя «чувства» это громко сказано, ведь ощущал я только холод, пронизывающий до костей. Появилось осознание, что у меня есть тело, которым двигать не получается из-за все того же холода. Звуки и зрение отсутствовали, но в наличии соответствующих органов сомневаться не приходилось, они мерзли чуть ли не сильнее всего остального тела.
«Хм… Как-то по другому я представлял себе ад. Хотя надо признать, пытка холодом и неподвижностью, это довольно оригинально, да и на психику давит чуть ли не сильнее котлов с варящимися в кипятке грешниками».
И шло время, и ничего не менялось, ни холод не становился слабее, ни иные мироощущения не проявлялись. Вскоре, просто ждать наскучило, так же как и размышлять над смыслом жизни, бытием вселенной, и прочими несомненно важными вещами. Чтобы не сойти с ума окончательно, (первые признаки безумия уже появились), я решил вспомнить свою жизнь, во всех деталях.
Когда же разум напрягся чтобы извлечь из дальних уголков памяти первые осознанные картинки детства, произошло нечто необычное. Перед взором появился экран компьютера, отображающий привычный всем современным людям «рабочий стол».
Сказать, что я был шокирован, это сильно приуменьшить истину. Названия папок, обнаруженных на «рабочем столе», вгоняли в еще больший ступор. Чего стоят хотя бы «общие воспоминания о мире и событиях», или «умения и навыки (к просмотру обязательно)». Оставшиеся названия были не менее необычны «интересные мысли и философствования», «готовые планы по захвату мира» и наконец «новая папка, подлежит для распределения».
После недолгих колебаний, я решил начать с «общих воспоминаний». Уж больно было интересно, что скрывается под таким многообещающим названием, да и кроме того, спешить мне некуда, а значит успею изучить все.
«вы желаете ознакомиться со всей информацией по порядку?».
Мысленно нажимаю на появившуюся кнопку «да». Тут же экран мигнул, и я оказался словно в кинотеатре с 3Д эффектами…
«конец файла».
Ух, кажется я слегка погорячился, когда решил просмотреть всю папку сразу. Если верить таймеру, появившемуся в левом верхнем углу «экрана», просмотр воспоминаний занял пять тысяч сто часов. И ведь мне показывали лишь важные события, пропуская временами целые десятилетия. Но мучения оказались не напрасны, теперь у меня появились ответы на вопросы, которые даже и заданы не были.
1) Я попаданец, и попал я по воле бывшего хозяина этого тела, который был той еще сволочью. Крылатый, рогатый, чешуйчатый, хвостатый, клыкастый и когтистый гад, сбежал из тюрьмы, посадив на свое место меня, и заблокировав возможность улизнуть тем же путем. В качестве утешительного подарка, мне досталось его тело, знания и умения, почти вся магическая сила… и ничем этим нельзя воспользоваться, находясь в этой тюрьме.
2) Я не в аду, что не может не радовать. Хотя, заточение в глыбе льда, ушло не так уж и далеко от условий обитания грешников.
3) Все имена и события, которые могут пригодиться хотя бы теоретически, у меня есть. Правда существует маленькая проблема: вряд ли мне поверят, если при очередном размораживании я попытаюсь рассказать о произошедшем, скорее всего посчитают окончательно свихнувшимся. Так что, принимаю волевое решение, и переименовываюсь в Дискорда Моргенштерна. А что, по моему звучит. Да и фамилию оставлю свою, как память о прошлой жизни.
Итак, осталось решить задачу по побегу из тюрьмы, а для этого, сперва ознакомимся с остальным «наследством» прошлого хозяина этой тушки.
Удивительно, но факт переселения в новое тело, в необычный магический мир где живут разные монстрики различной степени волосатости и разноцветности, почти не вызывает отторжения. Наверное, я настолько спокоен потому, что до сих пор не верю в реальность происходящего, хоть доказательства и есть, но их не достаточно для окончательного избавления от сомнений.

Около двадцати лет мне понадобилось, что бы освоить, (хотя бы в теории), все то, что предоставил прошлый хозяин тела. В ходе изучения управляющего памятью «меню», удалось найти «поисковик», обеспечивающий быстрый доступ к информации.
И вот, когда до очередного сеанса размораживания и «загрузки» сведений о прошедшей полусотне лет осталось четыре года, (внутренние часы у тела оказались идеальными, не спешили и не отставали ни на секунду), внешние условия начали меняться. Сперва это было незаметно, но когда холод перестал жечь уши и глаза, память услужливо подкинула сведения о том, что именно так каждый раз и происходила разморозка.
«может электричество отключили, вот холодильник и не выдержал? Ха-ха-ха…».
Внезапно накатившее веселье, вытеснило из головы все мысли, и если бы лед не сковывал тело, я наверное сейчас катался бы по полу, дико хохоча. Никакие волевые усилия, попытки сосредоточиться на внешнем мире и медитативные методики известные Дискорду, не помогали справиться с истерикой. Оставалось надеяться, что к моменту, когда голова будет освобождена, приступ пройдет сам по себе.
Надежды оправдались, стоило уровню льда опуститься ниже моего лба, как освобожденный участок тела пронзила боль. Ощущения были такие, словно отмороженную конечность опустили в кипяток, но только происходило это с головой. В таких условиях, не то что смеяться, думать было невероятно сложно.
А лед продолжал таять, освобождая все больший участок тела, параллельно обдавая меня паром, поднимающимся к потолку. Мучение прекратилось, когда из глыбы застывшей воды, торчал мой торс до уровня талии. Опущенные вдоль тела руки, все так же были лишены подвижности, так как от кончиков пальцев и до локтей, они оставались в толще льда. Зато я смог вдохнуть полную грудь воздуха, тут же пожалев об этом из-за пара, температуры которого хватило бы для варки яиц.
«А ведь в воспоминаниях, при разморозке освобождали только голову».
Мысль прорвалась сквозь агонию, на несколько секунд возвращая возможность оценивать обстановку. Развитая паранойя, (у тела она была даже сильнее чем у вселенной души), тут же начала сигнализировать о надвигающихся неприятностях.
Зрение сфокусировалось на платформе, возвышающейся на метр, над поверхностью бассейна, в котором я сейчас находился. На этом наблюдательном посту, в ожидании стояли восемь существ, лишь двух из которых удалось узнать, исходя из воспоминаний Дискорда.
Первой была прямоходящая лошадка со снежно белой шерсткой, золотистым рогом, белыми лебедиными крыльями сложенными за спиной, и золотой гривой заплетенной в множество маленьких косичек. На ней было надето длинное белое платье без рукавов, изящный золотой обруч обхватывал голову, ну и прочие драгоценности сверкали в свете ламп, (браслеты, цепочки, даже серьги вдетые в остроконечные уши).
Яркие голубые глаза, смотрящие с превосходством. В их глубине плещется многовековая мудрость, подавляемые эмоции создают схожесть с льдинками… я уже ненавижу эти глаза.
Принцесса дня, одним взглядом могла бы заставить почувствовать себя ничтожной букашкой, аура силы, окутывающая ее тело вызывала трепет и благоговение у всех… кроме меня, вселенца в тело Дискорда, «лорда хаоса» и бога раздора.
Второй была лошадка, ростом почти на голову ниже сестры, с темно синей шерсткой, синим рогом и крыльями, и чуть более темными гривой и хвостом. Она была облачена в некое подобие доспехов римских легионеров, разве что с поправкой на расовую принадлежность и цвет. Ее сиреневые глаза смотрели с нескрываемой злобой и тщательно маскируемым страхом.
Принцесса ночи, в отличии от старшей родственницы, ограничилась серебряным зубчатым обручем обхватывающим голову, и широкими серебряными кольцами на каждом пальце рук, складывающимися в кастет при сжимании кулака.
В шаге за спинами полубогинь, замерев в позах почетного караула, стояли шесть молодых девушек, (спецназ феминисток блин!), по две представительницы каждой из рас, являющихся основными жителями Эквистрии.
Общее впечатление об «телохранительницах» портила их амуниция, а точнее ее полное отсутствие. Все же короткие, (до колен) платья, это плохая защита, да и если уж быть откровенным, нареканий в плане физической подготовки, не вызывала только одна голубошерстая пегаска с гривой и хвостом, пряди которых были раскрашены подобно радуге.
Желтая пегаска с розовой гривой, могла бы вызвать только жалость, слишком уж хрупкое у нее было телосложение. Взгляды же, бросаемые на меня, полные сочувствия и желания помочь, разжигали в груди огонь ярости, который едва удавалось сдерживать.
В следующий момент мне пришлось прервать рассматривание гостей, так как перед глазами все начало расплываться, а стоило опустить веки, как по щекам скатились две крупные слезинки.
«Черт, а я надеялся, что эта проблема останется в прошлой жизни».
Встряхнув головой, возвращаюсь к прерванному занятию:
Крепкого вида земная лошадка с оранжевой шерсткой и рыжими гривой и хвостом, вызывала ассоциацию с деревенской русской женщиной, которая и коня на скаку остановит, (хе-хе, исходя из расы, это можно рассматривать весьма превратно), и в горящую избу войдет. Мышцы у нее были хорошо развиты, но не было в теле хищной грации, свойственной бойцу или хотя бы спортсмену.
Вторая земная лошадка, с розовыми шерсткой и гривой, более всего напоминала ребенка, который хоть и вырос, но взрослеть не спешит. Хотя мимолетный взгляд, брошенный ею на мою скромную персону, заставил сомневаться в первом выводе, уж больно умные глаза.
Про единорожек не могу сказать ничего, пока не увижу в деле их магию. Одна из представительниц рогатого племени была чисто белого цвета, с надменно высокомерным выражением мордочки. Вторая имела фиолетовый цвет шерстки и рога, а сверкающий в глазах интерес исследователя, заставил внутренне напрячься.
Итак, они стоят и молча смотрят на меня, я в свою очередь гляжу на них. Тишина как-то слишком затянулась, и похоже право на первую реплику предоставляют мне.
Что ж, пожалуй я знаю с чего следует начать… по крайней мере, именно так заговорил бы настоящий Дискорд. Сосчитав до трех, отгоняю желание рассказать присутствующим правду о произошедшем с хозяином этого тела, ведь я уже все решил и теперь нельзя отклоняться от плана.
- Принцесса Селестия, какая приятная неожиданность. Я бы предложил вам сесть, но каждый раз как решаю поставить скамейку для посетителей, вечно находятся более важные дела. Так что, не обессудьте. – Максимально развожу плечи, изображая попытку развести руками, и перевожу внимание на вторую знакомую гостью. – Луна, тебя я тоже рад видеть. Как там в ссылке, много стихов успела написать сидя в заточении на луне?
Синешерстая принцесса, яростно сверкнула глазами и сжала зубы, видно задели ее мои слова. Только рука сестры, опустившаяся на плечо, не дала начаться потоку ругательств.
- Дискорд, ты все так же галантен. Радует, что в этом мире хоть что-то остается постоянным. – Селестия улыбнулась, и если бы не ехидный блеск глаз, я наверное даже поверил бы в столь искренние слова.
- Однако, я почему-то сомневаюсь, что вы пришли сюда сегодня только затем, что бы провести время за приятной беседой, и послушать мой мелодичный баритон, (при условии что сейчас мой голос похож на каркающий бас). – прекращаю скалиться в дружелюбной улыбке и перехожу на чуть резкий тон. – Огласите цель визита, мое время слишком дорого чтобы тратить его в бесполезной болтовне.
- А разве ты куда-то спешишь? – Почти натурально удивилась Луна.
- Представь себе, я занят разработкой страшного плана мести, который приведет этот мир в состояние полного запустения. – С каждым последующим словом, добавляю в голос все больше раздражения, и напитываю глаза магической энергией чтобы они засветились.
- И как успехи? – Селестия склонила голову к плечу и изобразила вежливый интерес.
- Узнаешь, когда твой замок утонет в океане лавы. – Резко перехожу на вежливый тон радушного хозяина. – А пока моя месть еще далека, поведайте причину вашего неожиданного появления.
Вряд ли за время этой беседы, мне хоть раз удалось ввести принцессу дня в заблуждение. Она, так же как и Луна, прекрасно ощущает эмоции, даже те, которые маскируются под противоположные. Наверное только «телохранительницы» и поверили в тот бред, что я наговорил, и теперь считают, что «лорд хаоса» обыкновенный сумасшедший маньяк.
Не скажу, что злости во мне нет, но желание отомстить за причиненную при разморозке, (и время проведенное в заморозке) боль, совсем не тянет на всепоглощающую ненависть. Но если бы этого спектакля не было, Селестия вполне могла бы решить, что Дискорд что-то задумал, и переговоры завершились бы, не успев начаться.
Хорошо знать характеры своих главных соперников, и прошлого хозяина тела. Имея данные для анализа, вполне можно прогнозировать действия окружающих. Только вот в прошлой жизни я расслабился, посчитал угрозу со стороны очередного шантажируемого судьи, слишком малой для нормальных мер безопасности. Ну да ладно, второй раз такую ошибку допускать нельзя.
В том, что переговоры должны состояться, я не сомневался. Просто нет другой причины, которая заставила бы сразу обеих правительниц крупнейшей страны, присутствовать при плановой разморозке единственного заключенного. Да и тот факт, что мне дали возможность говорить, сам по себе уже значит достаточно много.
- Дискорд, ты хочешь отсюда выйти? – Задала риторический вопрос принцесса дня.
- Богиня! Милосердная и прекрасная! Я поставлю в твою честь статую отлитую из чистого золота… лишь освободи меня из этой сырой и холодной темницы!
Кажется я перестарался, Селестия от неожиданности даже голову в плечи вжала, Луна наоборот, приготовилась к схватке, (глупенькая, даже в таком состоянии как сейчас, я превосхожу ее по магической силе). Все остальные участницы представления, разве что челюсти не уронили, столь шокировали их мои возгласы, усиленные малой частью магических сил, не блокируемых рунными кругами.
- Не паясничай, Дискорд. – Взяв себя в руки, принцесса дня попыталась утихомирить меня суровым взглядом. – Если ты хочешь выйти на свободу, то сперва поклянись служить нам с сестрой, и не причинять вреда нашим слугам.
Когда затих голос белоснежной, крылато-рогатой кобылки, в помещении установилась звенящая тишина.
- У-у-у-а-а-ах. – Я демонстративно потянулся, (насколько это позволял лед, сковывающий нижнюю половину моего тела), широко зевнул, показав всем набор острых клыков, и через полуприкрытые веки глянул на Селестию. – Рад был повидаться Тия, не обижай сестренку… прошу всех покинуть мои покои, что-то я утомился, буду спать.
- Ты не согласен с моими условиями? – Кажется это было сказано без удивления, хоть некоторое разочарование в голосе принцессы дня и ощущалось.
- Тия, (со стороны шестерых «телохранительниц», донеслось недовольное сопение), мы с тобой знакомы не один день. – Оценивающе оглядываю фигуру собеседницы, что заставляет ее уплотнить ауру. – Я никогда не соглашусь стать рабом, даже если это избавит меня от участи вечного пленника. Придумай что-нибудь другое, а еще лучше, расскажи, что вообще заставило тебя вспомнить обо мне. Иначе, боюсь, на этом разговор будет окончен.
Примерно минуту, принцесса делала вид что думает, опять-таки играя на публику. Мне было прекрасно видно, что она давно все решила, и вероятно даже просчитала несколько вариантов дальнейшего разговора.
- Хорошо, слушай внимательно, повторять я не намерена…
И мне поведали о печальном положении, в котором сейчас находится Эквестрия. Политика пацифизма привела страну к тому, что от армии осталось одно только название и пара парадных отрядов, годных разве что для работы манекенами. Мирное население, (даже единороги), в случаи появления внешнего агрессора, не смогут продержаться больше пары дней, ведь около восьми сотен лет, развитие страны лошадок шло исключительно по пути мира и взаимопомощи.
На данный момент, Эквистрия самая богатая страна, которая может похвастать как производством техники, так и обширными полями отданными для развития земледелия. И все это было бы разграблено и сожжено, если бы не принцессы, являющиеся «пугалом» уровня атомной бомбы.
Соседи, в особенности грифоны и минотавры, давно «облизываются» на богатые земли, и сейчас их уровень развития, уже позволяет нанести совместный удар, который может стать фатальным для Эквистрии. А если все «завистники» объединятся, то даже Селестия и Луна окажутся бессильны что-либо изменить.
В один из дней, при очередной попытке мобилизовать собственную армию, принцесса дня вспомнила про монстра, запрятанного в самое глубокое подземелье, и решила, что если сможет привлечь его на свою сторону, то выиграет как минимум лет двадцать, за которые вполне успеет подготовиться к возможной войне.
Последнюю часть я уже додумывал сам, вполне осознавая что Дискорд, хоть и остался лишь призраком из легенд, но даже этого вполне достаточно, дабы заставить самые «горячие» головы заставить призадуматься.
- Я готов помочь вам в вашей благородной цели, но на моих условиях. – Произношу эти слова, как можно более скучающим голосом, вновь пытаясь подавить пожар ярости вспыхнувшей в груди.
- Я тебя выслушаю, но на многое не рассчитывай. – Селестия вточности повторила мой тон. – И клятву о непричинении вреда мне, Луне и нашим подданным, тебе дать придется в любом случаи.
И начался торг, который хотелось бы назвать как-нибудь эпично, вроде «битва жаб самураев», но… к сожалению, не в моем положении было слишком наглеть. Селестия сделала несколько уступок, честно, (на сколько это вообще возможно при общении почти врагов), ответила на целый поток дополнительных вопросов, и даже согласилась официально признать «орден хаоса», (организация единорогов, присягнувших на верность Дискорду во время последней войны, существующая до сих пор в виде тайной секты), и отдала приказ кому-то из стражников, находящихся вне зала чтобы представителям ордена передали приказ их бога, прибыть к стенам тюрьмы к моменту моего освобождения.
Принцесса дня, в вежливой манере пыталась предложить мне финансовую помощь и жилье на первое время, от чего пришлось отказаться. Слишком уж сильным был бы удар по моему авторитету, если бы я хоть в чем-то зависел бы от правительниц Эквистрии. Оставалось надеяться, что члены «ордена хаоса», смогут обеспечить меня всем необходимым на первое время, а затем в дело пойдут «заначки» прошлого хозяина этого тела.
В свою очередь, мне пришлось пообещать не пытаться захватить власть в Эквистрии, не совершать нападений на сестер, не устраивать беспорядков среди жителей королевства, ну и разумеется, при появлении внешнего агрессора, я стану защищать эту страну наравне с правительницами. Кроме основных пунктов, в нашем с Селестией договоре было еще десятка два условий, но приводить их все, мне откровенно лень. Скажу лишь, что еще только произнося слова клятвы, я уже обдумывал несколько способов обойти ограничения, не нарушая основных условий.
«Собственно, а зачем мне все это?».
Уже продумывая детали плана отстранения принцесс от управления государством, я усилием воли «прочистил» мозги. Мне ведь действительно не нужна власть, вполне достаточно свободы и тех силы и влияния, что имеются уже на этот момент. Что бы защитить Эквестрию, (выполнив данное обещание), нужно будет просто продемонстрировать свою силу, к примеру разрушив какую-нибудь гору. Так зачем я начинаю строить планы сложных интриг?
«Скука».
Единственное слово, отчетливо прозвучавшее в подсознании, заставило вздрогнуть и вызвало целый поток воспоминаний, принадлежавших Дискорду. Вместе с телом, силой и знаниями, в качестве «наследства» я получил и некоторые черты характера, свойственные «лорду хаоса», который всегда стремился находиться в центре событий. И теперь, что-то подсказывало, что я просто физически не смогу «отсидеться в стороне», и обязательно ввяжусь в какие-нибудь неприятности.
Слишком активной личностью был Дискорд, и вынужденное бездействие на протяжении более чем тысячи лет, только усугубило эту проблему. Да и в своей прошлой жизни, я так же не отличался спокойным характером, (было бы иначе, меня не пристрелили бы в грязном переулке).
- Дискорд, ты уверен, что не хочешь провести некоторое время во дворце? Мы с Луной могли бы помочь тебе освоиться в новом времени.
Голос Селестии вырвал меня из размышлений. Взгляд брошенный на принцессу ночи, ни на секунду не дал усомниться, что Луна просто «пылает желанием» оказать мне помощь.
- Благодарю Тия, но я пожалуй откажусь. – Вежливо улыбаюсь, наслаждаясь раздраженным сопением «телохранительниц» сестер, и недовольством самих богинь.
- В таком случае, не буду более отнимать твое время. Все же, разморозка, это не самый приятный и быстрый процесс. – Принцесса дня ехидно улыбнулась. – Тебе предоставят одежду и средство передвижения… и еще, моя ученица останется здесь и проследит чтобы не возникло никаких проблем. Если тебе понадобится помощь, то любую просьбу можешь передать через нее.
Завершив свою речь, Селестия поспешила покинуть зал, за ней последовала Луна, наградившая меня злорадным взглядом, и завершили процессию четыре «телохранительницы», не посчитавшие мою персону достойной прощания. На площадке остались только единорожка с фиолетовой шерсткой, и желтая пегаска, как-то неуверенно переминающаяся с ноги на ногу.
«скорее всего, ученицей является единорожка, тогда зачем здесь осталась пегаска? Как же меня бесит ее жалостливый взгляд…».
Поток мыслей был прерван вновь начавшим таять льдом. Пар обжег кожу, дыхание перехватило, и нижнюю половину тела пронзила боль, словно каждую кость пытались переломить пополам. Из-за столь ярких ощущений, которые нельзя было притупить при помощи магии, (рунные круги никто деактивировать не догадался), я так и не смог разобрать, о чем разговаривали две девушки, оставленные Селестией в качестве наблюдателей.
На некоторое время, я выпал из реальности, полностью поглощенный ощущением агонии собственного тела. Ни за что не поверю, что Селестия не могла что-нибудь придумать, дабы облегчить процесс, но понимаю что и сам, вряд ли стал бы прилагать лишние усилия, ради прямого конкурента. Все же, как только я окажусь вне тюрьмы, часть энергии веры, сейчас делящейся между двумя сестрами, будет направлена на восстановление моих запасов.
Стоило льду закончиться, как мое безвольное тело, распластавшееся на гладком каменном полу, покрытом вязью магических символов, было подхвачено двумя парами сильных рук. Сфокусировав взгляд прямо перед собой, я сумел рассмотреть фигуру крупного коня, (крыльев и рогов нет, так что буду называть таких существ обычными конями и кобылами). Справа и слева, обнаружились еще два представителя той же расы, именно они меня и поддерживали в вертикальном положении.
Не произнося ни слова, тюремщики довольно ловко облачили меня в серый комбинезон из грубой толстой ткани, после чего усадили на самоходное кресло-каталку. Все это они проделали до того момента, когда заволакивающий помещение пар, рассеялся достаточно, что бы наблюдательницы оставленные принцессами, могли приблизиться, ни на кого не боясь наткнуться.
- Будем ждать твоего возвращения. – Оскалился один из тюремщиков, и махнув рукой в направлении железной двери ведущей в длинный коридор добавил. – Выход там.
На некоторое время меня оставили одного, и сидя в кресле предназначенном для инвалидов не способных ходить, впервые за время пробуждения я осознал, что практически не могу управлять собственными конечностями. Ситуацию ухудшала еще и проблема, пришедшая вслед за мной из прошлой жизни: слезы скапливающиеся в глазах, не давали толком рассмотреть кнопки на пульте управления, закрепленном на правом подлокотнике.
«забавно наверное… великий Дискорд, полубог и просто душка… не способен даже встать на свои ноги. Интересно, а хоть магия работает? Если нет, то это будет совсем грустно».
Сморгнув очередные слезинки, направляю взгляд на кнопки, и следуя ощущениям из воспоминаний, пытаюсь применить телекинез. Как бы это не было удивительно, но выбранное действие получилось с первого раза, да еще с такой легкостью, словно я всю жизнь только и занимался тем, что двигал предметы усилием воли.
Внутри кресла загудел маленький моторчик, и колеса начали медленное вращение приближая меня к дверному проему. Сознание затопила эйфория, сердце застучало словно барабан, и лишь огромным усилием воли удалось удержаться чтобы не расхохотаться во весь голос. Однако, устоять перед желанием немного побаловаться, я не смог, и полностью сконцентрировавшись на единственном желании, заставил свой транспорт воспарить над полом.
«Стоп! А зачем мне вообще это кресло? Что если…».
Изо всех сил напрягаю воображение, подпитываю получившуюся картину энергией из своего источника, и слышу как на пол со стуком падает чудо местной техники. Заставляю ноги скреститься, сложившись в позу «лотоса», руки устраиваю на коленях, спина прямая как натянутая струна. Усилием воли фиксирую тело в заданном положении, и обнаруживаю, что совершенно забыл еще о трех конечностях, приобретенных уже в этом мире.
Длинный, словно у ящерицы хвост, скручиваю кольцами поверх ног, перепончатые крылья, безвольно висящие за спиной, складываю до максимально компактного состояния, и еще раз фиксирую тело в получившейся позе. Слой уплотненной энергии, словно корка льда, покрыла поверхность моей кожи, и в этот же момент, нагрузка на разум уменьшилась в разы, так как теперь не было необходимости удерживать каждую конечность отдельно, достаточно было поддерживать себя снизу, словно фарфоровую статуэтку.
Попытавшись осмотреться, я обнаружил, что покров, поддерживающий тело в заданной позе, не дает мне даже пальцем шевельнуть. Свободными оставались только глаза, которыми можно было вращать без каких либо усилий. Радовало то, что дышать покров не мешал, а-то было бы совсем грустно, только получив свободу, убить новое тело первым же самостоятельным опытом с магией.
Сосредотачиваюсь на покрове удерживающем тело, и развеиваю «корку» вокруг головы и шеи. Это действие получилось столь же просто, как и левитация, поддерживаемая все время эксперимента. Волны детской радости и самодовольства, раз за разом окатывали мой разум, подталкивая к новым свершением, и только осознание того, что я все еще так и не покинул помещение тюрьмы, где полторы тысячи лет содержался Дискорд, не дало полностью отдаться экспериментаторству.
Зависнув на высоте метра от пола, я одарил пренебрежительным взглядом ненужное кресло, и неспешно «поплыл» к выходу из помещения.
Заблудиться в коридорах тюрьмы было невозможно по одной единственной причине, коридор был пусть и очень длинный, извилистый с большим количеством подъемов и спусков, но один. Изредка встречающиеся в стенах двери, были закрыты как на массивные навесные замки, так и заграждались магическими щитами, так что случайно, свернуть не туда, становилось невозможно.
Провожаемый удивленными и хмурыми взглядами тюремщиков, я размерено «плыл» по середине прохода, своим грозным видом заставляя встречных уступать дорогу. Однако тишина не продлилась слишком долго, и мое прекрасное настроение разрушил голос молодой девушки, ударивший в спину и по ушам.
- …господин Дискорд, подождите пожалуйста!
Тяжело вздохнув замедляю полет, чувствую как в груди разливается тоска от осознания, что мне придется терпеть присутствие соглядатаев Селестии. По мере приближения цокота двух пар копытец, эмоции постепенно скатывались на ярость, и лишь опыт полученный при работе адвокатом, позволил удержать лицо от гримасы недовольства.
Единорожка и пегаска, одетые в строгие черные платья с длинными рукавами и подолом до колен, (кажется при описании внешности, я упустил их «униформу»), слегка запыхавшись после бега по коридору, остановились рядом со мной. Предположительная ученица Тии, придя в себя раньше крылатой подруги, тут же решила представиться:
- Меня зовут Твайлайт Спаркл, а это моя подруга Флаттершай. – Единорожка вежливо улыбнулась, покосилась на пегаску смущенно сжавшуюся под изучающим взглядом. – Принцесса Селестия поручила нам помочь вам освоиться в нашем времени, и если понадобиться, оказать помощь при поиске жилья.
«А еще проследить, что бы я не устраивал безобразий и не пытался нарушить условия договора… наверняка Тия наблюдает за нами через глаза ученицы».
- Очень рад знакомству. – Мой голос все еще хрипит, но в данный момент это даже к лучшему, так как отлично дополняет голодный взгляд и хищный оскал, которыми я одарил надзирательниц. – Мое имя вы знаете, так что представляться не буду… и Селестия говорила только про свою ученицу, зачем здесь она?
Взгляд брошенный на крылатую лошадку, мог бы заставить побледнеть и мужчину с крепкими нервами, Флаттершай же, едва не рухнула в обморок от страха, но все же справилась с эмоциями и даже смогла ответить на вопрос самостоятельно, вызвав у меня невольное уважение:
- Я… Я подумала… что вам… может понадобиться помощь врача… - Нервно сглотнув, желтая пегаска все же закончила мысль. – Недавно я получила диплом…
Лениво кивнув, перевожу взгляд на единорожку, демонстративно теряя интерес к крылатой девушке.
- Единственная помощь, которая может от вас потребоваться, это молчание и отсутствие помех в моих делах. Не отставайте, больше молчите, не привлекайте внимания и мы поладим.
У молодой волшебницы возмущенно сверкнули глаза, по рогу пробежал импульс магии, а рот уже открылся для произнесения ответной речи, но я уже отвернулся и продолжил «плыть» по направлению к выходу из тюрьмы. Тратить время на бесполезные споры было откровенно лень.
К чести надзирательниц следует признать, что не взирая на молодость, (им обеим вряд ли исполнилось больше двадцати пяти), с эмоциями они справились быстро, и вскоре догнали меня пристроившись чуть позади.
Уже оказавшись у проходной, где дежурил отряд из десятка пегасов и коней в синих комбинезонах, вооруженных резиновыми дубинками, я сам справился с клокочущей в груди злостью, и даже пожалел о своей грубости при знакомстве с девушками. Однако, просить прощения было нельзя, слишком это не вписывается в образ «лорда хаоса», так что придется ограничиться контролем за своей речью, дабы не усугубить и без того неприятное впечатление о себе.
Охранники совершенно не обратили на меня внимания, позволив беспрепятственно подлететь к широким створкам железной двери, зато весьма вежливо попрощались с моими спутницами, излишне долго возясь с документами и отвешивая комплименты красоте единорожки и пегаски. Время они тянули мастерски, заставляя меня ждать перед закрытой дверью, и кажется получали истинное наслаждение от возможности поиздеваться над одним из бывших заключенных, который не может отстаивать свои права… по их мнению. Я же, вполне серьезно размышлял над речью, которая оправдала бы меня перед Селестией, в случае применения магии массового поражения. И ведь шанс того, что принцесса дня на этот раз примет мою сторону, был достаточно высок, ведь поведение стражников далеко выходило за рамки приличия и могло интерпретироваться как прямое оскорбление божества, (в моем лице).
Запросив у памяти, полученной от прежнего хозяина тела, заклинание не являющееся боевым, но способное существенно испортить самочувствие, я выбрал один из сотни предложенных вариантов, и едва удержался от злорадного хохота. Оставаясь внешне неподвижным, словно зависшая в воздухе статуя, мысленно отметил всех жертв атаки, и активировал плетение чар, вложив в них десятую часть своего резерва. Еще немного энергии, и даже это «шуточное» заклинание, можно было бы считать смертельно опасным, впрочем… я все рассчитал с точностью до десятых долей единиц магического напряжения, так что ни один прокурор не придерется.
Вообще, мой новый мозг, с каждой минутой радует все больше. Шахматисты из прошлого мира, удавились бы от зависти, узнай какие расчетные мощности я получил. И это не говоря о возможности обдумывать одновременно до трех разных вариантов развития событий. Правда, настоящий Дискорд, на момент своего бегства из этого мира, без особого напряжения поддерживал дюжину параллельных потоков сознания.
На проходной началась суета, заклинание начало действовать в полную силу и охранникам стало не до разговоров с ученицей Селестии, да и возможность позлить меня уже не казалась столь уж притягательной. В течении тридцати секунд, створки двери были распахнуты, а нас попытались выставить на улицу, при этом еще и пытаясь вежливо улыбаться девушкам. Я же, наслаждаясь направленной на меня злостью, достаточно медленно «выплыл» за пределы тюрьмы.
- Ваши действия можно считать нарушением договора с принцессой Селестией. – Обвинительно заявила Твайлайт, стоило двери за нашими спинами захлопнуться с противным лязгом створок.
- Спроси у Тии, как она поступала с несчастными идиотами, посмевшими считать, что им позволено раздражать бога. – Вдыхаю чистый воздух свободы полной грудью, и расплываюсь в довольной улыбке. Настроение взлетело до недосягаемых высот, так что меня совершенно не тронула грубость в голосе единорожки. – Пусть они радуются, что я решил не проклинать весь персонал тюрьмы на пожизненные неудачи… хотя это было бы вполне достойным наказанием за наглость.
«Интересно, она специально меня провоцирует? Если Тия следит через глаза ученицы, то это вполне логично, ведь нужно убедиться в адекватности монстра, прежде чем выпустить его на свободу».
Последняя мысль всплыла из подсознания, и создавалось ощущение, словно принадлежала она не мне, а тем остаткам личности настоящего Дискорда, что остались после бегства хозяина тела. И хоть логичность подобного умозаключения нельзя было отрицать, постороннее присутствие в моей, (теперь моей), голове, вызвало неприятный холодок где-то у сердца. В самое ближайшее время, вплотную займусь обустройством в собственном разуме, не хватало мне получить личную шизофрению.
А в небе светил золотой диск солнца, легкий ветер гнал по бескрайнему голубому пространству белые «перья» облаков и шевелил листья деревьев, растущих рядом с четырехэтажной каменной башней, в которой располагалась тюрьма. Ковер сочной зеленой травы, разрезала дорожка из каменных блоков, идущая от железных дверей башни до широкой бетонной дороги. И судя по ощущению мира, доступному каждой божественной сущности, на многие километры вокруг нет ни одного жилого дома, если не считать таковыми несколько «будок» с дежурными охранниками.
На обочине бетонной дороги, сверкая затемненными стеклами и лакированными белоснежными дверцами, стоял самый настоящий лимузин. И пусть марка машины была мне не известна, сомнений в том, что транспорт предназначен для отнюдь не бедного слоя населения, сомнений не возникало. Подтверждал это мнение и пожилой единорог с черной шерстью, белой гривой, одетый в черную ливрею дворецкого.
- Господин Дискорд. – Единорог опустился на одно колено и склонил голову. – Для меня огромная честь приветствовать вас. К сожалению, члены ордена еще не успели прибыть в столицу, и потому мне поручено обеспечить вас всем необходимым… (смущенный кашель), я и мои помощники в вашем полном распоряжении, служение вам, честь для нас.
Честно говоря, от подобной встречи я слегка растерялся, и в очередной раз порадовался своему опыту держать на лице маску невозмутимости. Пусть в памяти Дискорда и были знания об «ордене хаоса», алмазных псах, и прочих слугах, большая часть которых уже не существует даже как раса, но услышать вживую, как к тебе обращаются с фанатизмом в голосе, к этому нельзя подготовиться заранее.
- Сегодня был тяжелый день, мне нужно отдохнуть. – Сумел произнести я, сохраняя надменное равнодушие.
Единорог вскочил на ноги, и метнувшись к лимузину, распахнул дверцу, после чего склонился в глубоком поклоне.
- Позвольте доставить вас в вашу временную резиденцию. – Звенящим от эмоций голосом произнес дворецкий. – Ваши спутницы отправятся с нами?
Я скосил взгляд на ученицу Селестии, буравящую черного единорога удивленным, (даже шокированным), взглядом, и решил ничего не отвечать. Впрочем, вряд ли вопрос нуждался в ответе, дворецкий хоть и вел себя как сектант со стажем, но острый взгляд серых глаз выдавал незаурядный ум…
Сохраняя достоинство, «вплываю» в лимузин, и опускаюсь на мягкое широкое сидение, одновременно распрямляя ноги и хвост. Необходимости поддерживать жесткий каркас больше нет, и покров удерживающий одну позу, рассеивается. Пока я удобно устраивал свою тушку, в машину забрались Твайлайт и Флаттершай, и последним захлопывая дверцу, забрался дворецкий.
- В особняк, Жан. – Приказал водителю черный единорог, расположившись на боковом сидении. – Господин Дискорд, я готов ответить на любые ваши вопросы… если конечно вы не будете против общения с обычным слугой.
Последняя фраза вызвала громкий фырк со стороны ученицы Селестии, а вот ее подруга промолчала, стараясь казаться как можно меньше и незаметнее.
Мне же представился шанс самоутвердиться, да и продемонстрировать свою силу. Благо нужное заклинание легко всплыло из памяти, энергии на него хватало с избытком, ну и мне было просто интересно чувствовать себя кем-то вроде всемогущего мага. Главное не увлечься слишком сильно, а-то от сумасшествия никто не застрахован.
- Открой свой разум. – Тон приказной, голос спокойный и даже равнодушный, так и должен говорить бог со своим слугой-рабом-последователем, (нужное подчеркнуть). И если для сущностей вроде Селестии и Луны это недопустимо, то я «лорд хаоса», и если стану вести себя как-то иначе, то собственные сторонники не поймут.
Черный единорог поколебался ровно секунду, а затем заглянул в мои глаза, и его зрачки резко расширились, а выражение морды потеряло всякую осмысленность. Перед моим внутренним взором появилось текстовое сообщение, «получен доступ к видео, аудио, и текстовым файлам, скопировать-просмотреть?».
«да уж, а Дискорд юморист. Умудрился создать у себя в голове, (а теперь уже у меня), настоящий компьютерный интерфейс. Видимо ему было действительно очень скучно в тюрьме».
Первым делом я «скачал» память дворецкого, просмотрев только самые яркие моменты. Со всей остальной массой знаний, (большей частью совершенно бесполезной), буду разбираться в более спокойное время.
- Я доволен, Фердинанд, можешь восстанавливать защиту разума.
- Благодарю вас, вы слишком добры, господин Дискорд. – Пролепетал единорог, спешно возводя стену вокруг своих мыслей. Хоть я и старался работать аккуратно, но по видимому, ощущения все же были не самые приятные.
- Как вы можете так поступать. – Возмутилась Твайлайт. – Просмотр чужой памяти, это сложный и опасный ритуал, маг должен тщательно подготавливаться к нему чтобы испытуемый не сошел с ума…
- Тс-с-ш-ш-ш. – Как-то произвольно вырвалось у меня раздраженное шипение, похожее на что-то среднее между рычанием тигра и шипением кобры. – Девочка, не повторяй ошибку тюремщиков и не забывай, мне не одна сотня лет, и опыт в работе с магией имеется.
«Хотя я и рисковал… надо было потренироваться на менее ценных объектах. Все же, теоретические знания и чужая память, хуже собственных навыков. Ну да ладно, будем считать, что я просто удачливый гений, и в следующий раз стану лучше обдумывать свои поступки».
Тирада, произнесенная надменно насмешливым голосом, заставила сжаться в углу на сидении Флаттершай, и смущенно отвести взгляд Твайлайт, которая похоже и вправду забыла, что сопровождает существо, более древнее чем ее наставница.
Остаток пути мы проделали в молчании. Не знаю, о чем думали мои спутницы, Фердинанд, (имя я вытащил из памяти дворецкого), изображал часть интерьера, ну а мне представилась возможность немного разобраться с новыми знаниями. А ландшафт за окнами машины постепенно менялся, редкие деревья и равнина, сменились на невысокие холмы и кустарники, и когда впереди высокие белые башни столицы Эквистрии, славного города Коньтерлота, по обеим сторонам от дороги, стали появляться огороженные высокими заборами дома, внешне похожие на гибрид теремка и ранчо.
Лимузин свернул на укатанную до каменной твердости глиняную дорогу, и спустя пару минут петляния между неожиданно вырастающими на пути холмиками и заборами, въехал через распахнутые ворота во двор одного из участков. Тут же мотор, (почти не производящий шума при работе), окончательно затих, а дворецкий, словно распрямившаяся пружина, сорвался с места, распахнул дверцу машины, и замер в поклоне, уже стоя под лучами светила.
- Добро пожаловать в ваш дом, господин Дискорд.
Дождавшись когда машину покинут девушки, я с достоинством вылетел на улицу. На этот раз решив не выпендриваться левитацией в позе буддистов, ограничился фиксированием крыльев в сложенном состоянии, и скрещенными на груди руками. Пальцы ног, считанные сантиметры не дотягивались до земли, от чего создавалось неприятное ощущение, словно чья-то гигантская рука поддерживает меня как беспомощного котенка. Впрочем, это была почти правда, моя же магия и выступала в роли этой «руки».
Первым делом я осмотрел двор, довольно небольшой в сравнении с участками, мимо которых мы проезжали совсем недавно. В наличии имелись: 1) гараж из красного кирпича, с широкими железными створками, почему-то покрашенными в кислотно-зеленый, 2) пара подсобных строений типа «сарай обыкновенный», 3) летний домик для гостей, по всей видимости собранный из фанеры, железа и стекла, 4) окруженная цветочными клумбами, кустами и высокими деревьями беседка. В наличии так же имелся небольшой сад с яблонями и ягодными кустами, ну и как завершение картины «скромная дача олигарха», прямо перед домом имелся обложенный камнями пруд.
Сам дом представлял из себя двухэтажное деревянное строение с просто огромными зеркальными окнами, красной пирамидальной крышей, и широким балконом, вполне достаточным для того чтобы установить там пару столиков, шезлонгов, и возможно еще хватит места для холодильника с напитками.
Я буквально наяву увидел себя, блаженно развалившимся в шезлонге, рядом красивые девушки, служанки… но мечты разрушились, когда прозвучал язвительный комментарий от Твайлайт:
- Разумеется, здесь гораздо лучше чем в замке принцесс.
Взгляд, которым Фердинанд одарил ученицу Селестии, при малой добавке магии, вполне можно было бы посчитать за смертельное оружие, столько ненависти он в себе заключал. Тем временем водитель уже отогнал машину к гаражу, а на крыльце дома показались две служанки, (на их должность намекали классические платья горничных). Пегаска и земная лошадка, обе обладательницы белоснежной шерстки и черных грив и хвостов. Отвесив грациозный поклон, (действуя синхронно, но при этом выглядя непринужденно), они широко улыбнулись и хором произнесли:
- Добро пожаловать, господин Дискорд, мы будем рады услужить вам.
- Это Серна и Ангел, с сегодняшнего дня они ваши личные служанки. – Поспешил объяснить Фердинанд. – Любое ваше желание, приказ для них.
- Я голоден. – Прозвучало это абсолютно без выражения, однако все присутствующие почему-то вздрогнули… возможно из-за слабо засветившихся алым огнем глаз…
- проходите в столовую, мы накроем стол через минуту. – Залепетала скорее всего Ангел, вряд ли такое имя дали земной лошадке.
Кинув выразительный взгляд на дворецкого, должный сказать «веди», я медленно полевитировал свое тело к дому.
- м-мистер Дискорд… - Подала голос Флаттершай, держащаяся чуть левее и позади меня.
- ммм? – Я остановился и скосил взгляд на пегаску, чем заставил ее вжать голову в плечи.
- м-мне п-просто интересно… почему вы все время летаете… п-просто принцессы не используют магию все время… п-простите, это не мое дело… - Девушка нервно сжала пальцы рук, ее взгляд бегал в поисках спасения а крылья за спиной подрагивали.
«неужели я такой страшный? как же меня бесит ее поведение».
Удержавшись от оскала и хищной улыбки, (боюсь пегаска этого не перенесла бы, и просто свалилась в обморок), я постарался ответить максимально дружелюбно:
- полторы тысячи лет в неподвижном состоянии, не самым лучшим образом сказались на моем теле, и боюсь в ближайшее время, я не смогу передвигаться более привычными способами.
Ответ вызвал удивление и жалость во взгляде желтой кобылки, а в моей груди вспыхнуло маленькое солнце ярости, и что бы не сорваться, пришлось приложить немало усилий к контролю эмоций. Так как продолжения разговора не последовало, левитация к дому возобновилась.

Столовая мне понравилась, причиной этому стала по настоящему домашняя обстановка. Стены были покрыты желто-зелеными обоями, пол поблескивал новеньким паркетом, с потолка свисали плафоны в виде распускающихся бутонов белых лилий. В качестве дополнительных украшений присутствовала пара картин с изображением древних баталий, и целые ряды цветочных горшков, занимающие все свободное пространство на подоконниках.
Довольно длинный и широкий стол, был накрыт белоснежной скатертью, украшенной разноцветными узорами, складывающимися в изображения диковинных зверей и птиц. Роль угощения играли довольно простые, но вкусные и сытные блюда, вроде вареного картофеля, овощного салата, фруктовых десертов ну и не следует забывать про жареные мясо и рыбу, присутствующие только на моей тарелке.
За приемом пищи, компанию мне составляли Твайлайт и Флаттершай, пусть и с осуждением поглядывающие на мясо, но благоразумно удерживающие свое мнение при себе. Фердинанд молча стоял у стены, успешно прикидываясь деталью интерьера, и только служанки время от времени прибегали с кухни, дабы обновить какое-либо блюдо.
Удерживая телекинезом вилку и нож, я пришпилил к тарелке кусок прожаренного мяса со специями и чесноком, (понятия не имею, что за зверь послужил жертвой для кулинаров, но мне искренне жаль, что в моем старом мире его не существовало). А вообще, следует похвалить Серну и Ангела, все же приготовить вкусное мясное блюдо для вегетарианца, задача нетривиальная.
Наконец, полоска заточенного железа справилась с сопротивлением почти остывшего блюда, и мясной треугольничек воспарил над тарелкой, а затем залетел в открытый рот, после чего был тщательно пережеван и проглочен. Самое обычное действие, из-за невозможности использовать руки, при применении магии, превратилось в настоящий «мастер-класс» по использованию телекинеза. За время трапезы, я ни один раз замечал на себе заинтересованный взгляд Твайлайт, внимательно провожающей каждый кусочек, покидающий мою тарелку.
- мистер Дискорд… - Подала голос смущенная пегаска, не решающаяся поднять глаз от своей порции.
- Дискорд. – Поправил я свою гостью.
- ч-что? – Флаттершай нервно вздрогнула, и все же устремила взгляд прямо на меня.
- обращайтесь ко мне просто по имени. – Я постарался натянуть на лицо самую дружелюбную улыбку, что получилось с натяжкой, все же и у меня, и у настоящего Дискорда, было слишком мало практики в подобной деятельности. – Когда красивые девушки обращаются ко мне «мистер…», я начинаю чувствовать себя каким-то стариком.
Со стороны Твайлайт послышался приглушенный фырк, и тихое бормотание:
- а так ты как будто молодой…
- я молод духом. – Изображаю обиду в голосе, и «случайно» промахиваюсь стаканом с соком мимо своих губ. В результате на комбинезоне появилось красное пятно. – Мисс Спаркл, вы разбили мне сердце.
Единорожка недоуменно посмотрела на мое лицо, перевела взгляд на пятно расползающееся по груди, и сопоставив увиденную картину с услышанными словами, тихо хихикнула, впрочем быстро подавив приступ веселья.
Результатом моих трудов стала несколько разряженная обстановка, и чуть более дружелюбный взгляд ученицы Селестии. В конце концов, сложно бояться и ненавидеть клоуна, пытающегося демонстрировать манеры благородного аристократа.
- мисс… Дискорд… - Начала было Флаттершай, но я ее перебил тяжелым вздохом и качанием головы.
- уж лучше оставался бы «мистер».
На этот раз Твайлайт засмеялась уже не пытаясь скрываться, а ее подруга наоборот окончательно смутилась, а ее мордочка потемнела от прилившей крови.
- смелее, юная леди, я не кусаюсь… но сделаю исключение если вы попросите. – И подкрепляю слова мелькнувшим в глазах охотничьим азартом, и сверкнувшими в улыбке клыками.
- я… просто… хотела спросить… почему вы плачете? – Выдавила из себя пегаска, вновь подняв на меня взгляд только на последних словах.
Я хотел было сказать что ни будь романтически-юмористическое, но настроение снова скакнуло до уровня «умри все живое», а потому, пришлось тратить все силы на удержание дружелюбного выражения лица. Ответ получился коротким, но максимально честным:
- понятия не имею, слезы начали течь с момента разморозки… и нет, мне не нужна помощь, смею надеяться что собственного жизненного опыта хватит, дабы разобраться с этой неприятностью. – Последняя фраза предназначалась уже Твайлайт, в выражении мордочки которой появился интерес исследователя.
«ну уж нет, не собираюсь я становиться твоим подопытным».
Разговор как-то сам собой увял, и остаток позднего обеда, (или раннего ужина), мы провели в тишине.
Отодвинув от себя опустевшую тарелку, разворачиваю кресло так, что бы одновременно держать в поле зрения как своих надзирательниц, так и дворецкого.
- итак, этот домик конечно уютное место, но совершенно не подходит в качестве официальной резиденции. Каковы сейчас возможности ордена?
На самом деле, вопрос я задал только для того, что бы ответ услышали Твайлайт и Флаттершай, мне уже все известно из памяти полученной от единорога.
- простите нас господин. – Фердинанд бухнулся на колени и склонил голову, и не чувствуй я исходящего от него тщательно скрываемого веселья, даже поверил бы в отчаяние охватившее слугу. – Последние десятилетия, «орден хаоса» терял многих ранее верных членов. На сегодняшний день, менее сотни единорогов и прочих разумных состоит в нашей организации. Наши денежные возможности… сильно ограничены… но мы готовы отдать последние ценности, если вы прикажите.
А вот последнее заявление было вполне серьезным, Фердинанд действительно был готов отдать все свои накопления, если это будет нужно мне.
Как так получилось, что созданный мной орден превратился в малочисленный «клуб по интересам»? все банально и просто, причиной этому послужила Селестия. За несколько лет до моего освобождения, принцесса дня активно взялась за уничтожение разных сект, особое внимание уделив «ордену хаоса». Да, старшей правительнице Эквистрии нужен я, но исключительно в роли пугала, а никак не политической силы. Нечто подобное, (но в гораздо меньших масштабах и с более мягкими последствиями), было проделано перед возвращением Луны из ссылки, что превратило принцессу ночи в зависимую от сестры фигуру.
Но я не Луна, (что не может не радовать, все же смену пола мне без психологической травмы пережить не удалось бы), и не Дискорд, (о чем кстати жалею, ведь «лорд хаоса», хитростью мог соперничать с кем угодно), а потому буду действовать осторожно, опираясь на один из планов прежнего хозяина тела. Правда, придется несколько сместить акценты и отказаться от официального захвата власти… но кого это волнует?
- я прощаю вас за вашу слабость… но это происходит в первый и последний раз. – Добавив стальных ноток в голос, произнес я. – Продержавшись полторы тысячи лет, без прямого покровительства своего бога, «орден хаоса» доказал свою состоятельность. А что касается денег…
Активирую заклинание, подготавливаемое последние полчаса.
Из рук, спокойно лежащих на подлокотниках кресла, вертикально вверх ударили две струйки крови. На уровне моих глаз, кровь собралась в один шар, затем превратилась в диск, который моментально оказался прилепленным к стене. Спустя несколько секунд, в центре кровавого пятна появился проход, ведущий прямиком в пространственный карман, где Дискорд хранил свои сбережения с того времени, когда впервые вступил в войну с другим богом.
Как в свое время убедился «лорд хаоса», ценности могут храниться в безопасности, только в тех местах, которые существуют вне реального мира. К этому выводу он пришел после того, как были разграблены почти все сокровищницы, даже те, что укрывались мощнейшими щитами и чарами отвода глаз. Про магических стражей и вспоминать не стоило, ни один голем или другой монстр, не в состоянии остановить отряд «героев», охотящихся за сокровищами.
Под ошарашенными взглядами всех присутствующих, (да-да, я как и все остальные выпучил глаза, ведь знать из чужих воспоминаний, и видеть собственными глазами, это совершенно разные вещи), портал раскрылся во всю стену, предоставив возможность наслаждаться видом каменного зала, освещенного чашами в которых пылал зеленый огонь. Золото и серебро, рубины алмазы и изумруды, мечи, копья, щиты и кинжалы, а так же стопки книг и стеллажи с артефактами… все это ровным слоем покрывало пол помещения, сверкая всеми возможными цветами в свете магического огня.
«Дискорд, твой внутренний хомяк, монстр страшнее любого Кракена… спасибо тебе за наследство, теперь на «мороженое и кино» клянчить у принцесс не придется».
Усилием воли перетаскиваю один из сундучков, (внешне килограмм на сорок-пятьдесят), заполненный золотыми монетами и посудой из того же материала. Как только груз пересекает границу портала, начинаю закрывать «сейф», одновременно возвращая кровь в свое тело. Почему-то, желания расставаться с этой красной жидкостью нет ни у меня, ни у начавшей подавать голос шизофрении.
- что… что это было? – Видимо решив взять пример с подруги, начала заикаться Твайлайт.
- ничего особенного, самый обыкновенный, (расширенный в сотню раз и укрепленный от внешних воздействий), пространственный карман. Каждый уважающий себя маг, по достижению определенной ступени могущества, должен обзаводиться такой полезной вещью, ведь далеко не все можно хранить в обычных тайниках, да и доступ к необходимым вещам существенно облегчается. – Прищурившись всматриваюсь в единорожку. – Судя по силе, ты уже должна иметь карман, не меньше двух кубических метров.
Горящие исследовательским азартом глаза девушки, как-то мигом потемнели, и Твайлайт грустно покачала головой.
- в последнее время, у наставницы слишком много дел, а найти пособие для самостоятельного обучения никак не удается. Все книги по пространственной магии либо очень старые, так что содержатся под специальными чарами в музеях, либо хранятся в частных библиотеках, куда никого не допускают.
«похоже система «учитель – ученик», сохранилась до сих пор, и «ученик», вряд ли получает все знания учителя. Вот так и получается, что исследователи и ученые, делая открытия, всего лишь восстанавливают то, что было забыто благодаря нежеланию отдельных личностей делиться могуществом. Чем это может быть полезно мне? А что если… кажется у Дискорда была одна интересная книжка».
Закрыв глаза, начинаю осматривать свой пространственный карман, и вскоре нахожу тонкий блокнот в переплете из красной кожи. На обложке золотыми буквами выгравировано «основы пространственного волшебства, автор…». А вот имя автора тщательно стерто, незачем смертным знать, как звали одного из богов исследователей.
В алой вспышке, над столом появляется призванная книга, и глухо падает на скатерть, сразу же привлекая внимание обеих девушек. Глаза единорожки расширяются, когда она читает золотые буквы, а затем взгляд молнией устремляется ко мне.
- это…?
- скажем так, это подарок, призванный укрепить дружеские отношения. Что-то мне подсказывает, (возможно логика, но я не уверен), что Селестия вряд ли оставит меня без присмотра, и мне не хотелось бы что бы меня рассматривали как «врага народа».
«а в будущем, добившись доверия, тебя можно будет использовать в своих интересах».
Добрая улыбка, на этот раз, вышла как надо, и Твайлайт, поспешно прижавшая к себе подарок, смущенно улыбнулась в ответ.
- а сейчас, я бы хотел немного отдохнуть. Фердинанд, пусть Серна приготовит ванну, а Жан отвезет наших гостий к дворцу принцесс… если они конечно не хотят присоединиться к моему купанию. – Чуть склонив голову к плечу, подмигиваю краснеющим девушкам.
- н-нет, мы должны отчитаться принцессам. – Первой опомнилась Флаттершай, ее подруга все еще витала в мечтах по изучению пространственной магии, а потому реакция оказалась чуть заторможенной.
- эх, жаль, а я уж размечтался. – Тяжело вздыхаю, и воспаряю из кресла. – Фердинанд, будь добр, проводи гостий. Я же, с вашего разрешения откланиваюсь… ибо появились срочные дела в кабинете по изучению звезд.
Дворецкий, до сих пор протирающий пол коленями, резко вскочил на копыта, и начал галантно выпроваживать наблюдательниц. Я же уже «выплыл» в соседнюю комнату, слишком уж много сил и нервов было потрачено за день, и усталость навалилась словно гигантский валун. Думаю, ни на что кроме левитации, меня сейчас уже не хватит. Да… а ведь восстанавливать силы прежнего Дискорда, предстоит столь же долго как и восстанавливать подвижность тела. А я-то уж размечтался о «халявном» могуществе.

В просторной комнате, где преобладали розовые и голубые комбинации цветов стен и мебели, пол покрывал толстый мягкий ковер, а свет обеспечивали маленькие искусственные солнца, заменяющие лампы в люстре, в мягких креслах сидели две сестры. Принцесса ночи, нетерпеливо стучала пальцами по подлокотнику, покачивая изящным копытцем правой ноги, закинутой поверх левой. Ее сиреневые глаза, все чаще всматривались в часы, мерно тикающие на низком столике, где расположились две фарфоровые чашки и кофейник.
Наконец, когда солнечный диск уже склонился к горизонту, и золотые закатные лучи в прощальном жесте уходящего дня коснулись картин висящих на стенах, сидящая без движений белоснежная кобыла с золотистыми рогом и гривой, а так же мягкими даже на вид лебедиными крыльями, вздрогнула и открыла небесно голубые глаза. Прошла пара мгновений, и богиня дня сфокусировала взгляд на сестре, уже наполнявшей чашечку, и теперь протягивающей ароматный напиток старшей правительнице.
Благодарно улыбнувшись, Селестия сделала маленький глоток, и с удовольствием вдохнула полной грудью.
- Ну? – Поторопила сестру Луна.
- Дискорд вел себя вполне адекватно, словно на нем никак не сказались века заточения. – Селестия задумчиво прикрыла глаза. – Представляешь, он в первый же день умудрился подкупить мою ученицу, подкинув ей учебник по пространственной магии.
- Тебе давно следовало всерьез взяться за ее образование. – Луна налила кофе в свою чашку. – Твайлайт слишком сильно увлекается возможностью получения новых знаний, и Дискорд не мог этого не заметить. Советую тебе ограничить их общение, иначе в один далеко не прекрасный день, ты рискуешь обнаружить, что ученица уже не твоя.
- может быть ты и права… стоит плотнее взяться за образование Твайлайт, да и про остальных девочек забывать нельзя. – Селестия растянула губы в мягкой улыбке. – Однако, ограничивать, а тем более запрещать кому либо общаться с Дискордом я не буду. Стоит предупредить детей об опасности, связанной с хитростью и жестокостью «лорда хаоса», но прямой запрет лишь сильнее подогреет интерес к этому древнему интригану.
- неужели я слышу нотки беспокойства? Мне казалось ты обеспечила если не послушание, то отсутствие угрозы со стороны старшего сородича. – Луна даже не пыталась скрыть удивление, а в ее глазах сверкнуло нечто опасное, о чем сестра хотела бы забыть навсегда. – Может быть стоит…
- не стоит. – Спокойно перебила ночную богиню Селестия. – Дискорд будет соблюдать условия нашего договора, все же он поклялся своими силами, а это лучшая гарантия нашей безопасности. Впрочем, расслабляться тоже не стоит, мы слишком долго жили без серьезных конкурентов внутри страны и отвыкли от политической борьбы.
- что еще ты видела? – Луна нахмурилась, но начавшая подниматься из глубины души злость уже была подавлена.
- пусть сейчас у Дискорда почти нет последователей, но магические силы по прежнему при нем, да и с финансовой стороны проблем не наблюдается. А это значит, что в самое ближайшее время, в Эквистрии начнутся перемены, и нам следует их возглавить, если мы не хотим оказаться отодвинутыми в сторону…
- почему-то, мне все больше не нравится идея освобождения Дискорда. – Луна грустно взглянула на кофейник, и со вздохом отодвинула от себя пустую чашку. – Ты уверена, что нам стоило так рисковать?
Селестия наградила сестру доброй улыбкой и теплым взглядом:
- последние двести лет, в Эквистрии четко наметились следы застоя, в то время как соседи развиваются огромными скачками. Боюсь, если подобная тенденция продолжиться еще лет пятьдесят, то даже одна империя грифонов станет для нас слишком серьезной угрозой, не говоря уже об их возможном союзе с Кристальной империей, Зебриканией и перевертышами. Одним своим присутствием в Эквистрии, Дискорд даст отсрочку… а если он все же перейдет допустимые рамки, я смогу тебя защитить.
Последние слова вызвали возмущенный фырк Луны, за которым последовал веселый смех Селестии.

МЕСТО В МИРЕ.
С удобством разместив свою тушку на диване, я смотрел на экран телевизора, закрепленного на стене спальни. Первую пару часов, это занятие действительно приносило удовольствие, все же довольно интересно было узнать, какие передачи и фильмы смотрят антропоморфные лошади. Но вскоре стало ясно, что ток-шоу вроде популярной русской программы «пусть говорят» в исполнении единорога в качестве ведущего, и самого настоящего копытного стада «гостей программы», ничуть не лучше человеческого аналога. Боевики и камеди разочаровали еще больше, хотя история любви между красным пегасом и грифоншей все же вызвала улыбку, особенно когда в голове начали появляться картины их возможных детей.
В общем, как и в прошлом своем мире, я понял, что могу смотреть только новости, спортивный канал, и как бы это не было удивительно, сериалы описывающие жизнь древних империй, уже не существующих на карте мира. Кровавые поединки, интриги, любовь и измены, все как и в сериале, просматриваемом мною в период обучения на адвоката. В последствии, уже работая на государство, (частенько занимаясь шантажом, плетя интриги и предавая доверчивых коллег), я раз за разом пересматривал «Спартак: кровь и песок». Кто же знал, что в этом мире есть нечто подобное, и даже Дискорд вскользь упоминался, пусть и не в самом лицеприятном виде.
«придется много времени и сил потратить, что бы изменить репутацию… если конечно мне не будет лень».
- господин Дискорд, ванна готова. – В комнату вошла Серна, и коротко поклонившись изобразила мордочкой многообещающую улыбку. – Желаете, что бы я составила вам компанию.
Бросив взгляд на служанку, я оценил ее внешность, относительно стандартов красоты этого мира, обнаруженных в памяти как Дискорда, так и Фердинанда. Скажем так, до фотомодели она не дотягивала, но и заурядной серостью далеко не была. Может быть я бы и решился на совместное купание с аборигенкой, но сомнение в собственных возможностях портили весь настрой. Не хотелось бы опозориться по причине невозможности нормально управлять собственным телом.
- не в этот раз. – Отвечаю спокойно, нарочито демонстрируя задумчивость и усталость. Замечаю, что взгляд Серны стал чуть обиженным, ну да мне все равно.
Воспаряю с кровати используя уже привычную левитацию, и «проплываю» мимо девушки в сторону ванной комнаты. Телекинезом закрываю за спиной дверь, на всякий случай, что бы никто не мешал, задвигаю щеколду.
Помещение для умывания, по размерам не уступало спальне. Пол стены и потолок, были обклеены шестиугольными плитками, отбрасывающими блики синего и голубого цветов. Центр комнаты занимал квадратный бассейн, с бортиками высотой в полметра от пола, он уже был заполнен водой и розовой пеной. Вдоль одной из стен тянулись шкафчики и столики, буквально ломящиеся от разнообразных бутылочек, баночек, щеток и мочалок. Другую стену занимало огромное зеркало, при виде которого мне в голову пришла мысль, что я даже не представляю, как выгляжу.
Несколько светящихся на потолке дисков, давали достаточно света, и избавив себя от комбинезона при помощи телекинеза, я решил подробно ознакомиться со своим главным имуществом, полученным в наследство от Дискорда.
- ну не х** себе.
Это была самая цензурная мысль, пришедшая в мою голову, когда я встретился взглядом с монстром, отразившимся в зеркале. Если раньше я считал что Флаттершай излишне стеснительная и пугливая, то теперь мне кажется, что у всех местных, просто стальные нервы.
В общем, от истерического визга, а так же позорного бегства из ванной комнаты, меня спасло только понимание того, что существо в зеркале, это я. Просто представьте себе покрытого темно зеленой чешуей человека, накаченного словно спортсмен-культурист, за спиной которого раскрываются перепончатые крылья, змеей извивается длинный хвост, четырехпалые руки оканчиваются острыми загнутыми когтями, (как-то раньше я не обращал внимания на то, что у местных жителей на руках по четыре пальца, видимо мизинцев на этот мир не хватило ха-ха), на стопе всего три массивных пальца, пятка все время приподнята над полом, и из нее растет короткий массивный шип.
Но внешний вид головы перекрывает все остальное, причем явно не делая меня привлекательнее. Чего стоят хотя бы желтые, (светящиеся изнутри) глаза с черным вертикальным зрачком? Словно драконий, но с более короткой мордой, череп, обтягивала чешуйчатая шкура, из пасти выглядывали острые клыки, а лоб украшала корона из шести коротких рогов. Ах да, забыл про острые уши, но в сравнении со всем остальным это такая мелочь…
- ну я блин и динозавр. – Высказав эту глубокомысленную фразу, утираю с широкого лба выступивший пот, и замираю глядя на отражение. – Да…
Мое удивление было вполне оправдано, ведь весь день управляя собой при помощи телекинеза, (словно какой-то марионеткой), сейчас я неосознанно шевелил руками, и кроме того, видимо во время рассматривания отражения, отменил левитацию, и теперь вполне спокойно стоял на своих ногах.
- на сегодня хватит потрясений. – Неуклюже разворачиваюсь спиной к зеркалу, и раскачиваясь будто пьяный пингвин, шагаю к бассейну. Три широких шага, руки упираются в бортик, и через мгновение, непослушная туша плюхается в воду, разбрызгивая по полу вокруг хлопья розовой пены.
Последующие полчаса, я барахтался в воде, пытаясь взять под контроль руки и ноги и привыкая к новым конечностям. В голове зародилась дикая мысль, попробовать использовать крылья по назначению, но здравый смысл, (а может шизофрения, которая очень не хотела умирать?), заставил мозг рассчитать вероятность того, что при полете я вполне могу встретить какой ни будь твердый предмет, столкновения с которым не выдержит даже тело полубога.
Опираясь спиной на бортик бассейна, заложив левую руку за голову я рассматривал правую кисть, и никак не мог понять, почему не обращал раньше внимания на то, что она украшена природным аналогом консервных ножей. Внезапно, все тело охватил жар, растекшийся по венам, словно после выпитого залпом стакана спирта, да и последовавший за этим эффект, был уж слишком похож на алкогольное опьянение.
- мизинцев этому миру и вправду не хватило… опоздали на раздачу, хи-хе-ха-ха-ха!
Приступ веселья прекратился потому, что я соскользнул с бортика и ушел под воду, а вновь вынырнув на поверхность, уже нормально себя контролировал.
«это что еще за фигня со мной творится?».
Возмущенно спросил я у себя, и к удивлению получил ответ, всплывший из памяти в виде текстового сообщения перед глазами:
«получение энергии веры, после долгого отсутствия связи с верующими последователями, способно вызывать состояние, сравнимое с легким опьянением».
«хмм, кто-то мне молится? Причем похоже их не так уж и мало… интересно, кто же это? Вряд ли «орден хаоса», слишком уж их мало для такого эффекта».
Устроившись в углу бассейна, закидываю руки за край бортика, что бы тело не сползало в воду, и закрываю глаза, одновременно отделяя астрального двойника, через глаза которого могу изучать мир. След от энергии веры еще достаточно отчетлив и найти ее источник не так уж сложно.
«сейчас узнаем, кто же это такой верный, что молится Дискорду, спустя полторы тысячи лет после его заточения».

Стремительный полет продолжался уже пятнадцать минут, все это время астральный двойник двигался на юг, слегка отклоняясь к востоку, и медленно опускаясь вниз. Я уже успел покопаться в доставшейся памяти, а потому вполне отчетливо представлял, с чем, (хотя вернее будет сказать «кем»), столкнусь у источника энергии веры.
Довольно забавное ощущение, пролетать без сопротивления через стены, деревья, камни, и даже толщу земли. К сожалению, так как скорость моего движения была слишком велика, полюбоваться видами природы не получалось, а затем, внезапно полет прекратился.
В какой-то момент, я обнаружил себя висящим под потолком, в огромном подземном кармане, освещаемом десятками прожекторов, свет которых концентрировался на плоском сером камне, внешним видом больше всего напоминающем огромную таблетку. Основная часть помещения оставалась в полумраке, но мне хватало «духовного зрения», что бы различить несколько сотен разумных существ, рядами окруживших алтарь, (ту самую «таблетку»), на котором стоял по всей видимости жрец.
Кратко опишу расу, к которой принадлежали присутствующие. Рост варьировался от полутора до двух метров, плечи широкие, так называемая «косая сажень», спины сутулые, руки длинные, (в расслабленном состоянии, когтистые пальцы находятся на уровне колен), ну и шерсть отливала синевой, мерцая в лучах света. А еще, это были прямоходящие собаки, с вытянутыми клыкастыми мордами, по собачьи изогнутыми задними, (в данном случае нижними), конечностями, когтями украшающими пальцы, светящимися желтым глазами, ну и хвостами, очень похожими на аналоги у овчарок.
Бесформенные балахоны, в которые были одеты молящиеся, не могли скрыть развитые мышцы, толстыми жгутами перекатывающиеся под короткой шерстью. Оценить физическую силу алмазных псов, (а это были именно они), можно было и по жрецу, одетому в одну только набедренную повязку, и сверкающему телом культуриста, без особых проблем удерживая в одной руке существо, похожее на полутораметровую крысу, а в другой сжимая внушительного вида тесак.
Присмотревшись внимательнее к разворачивающемуся действу, я различил несколько бурых пятен на «таблетке», а так же тела трех крыс, сброшенных в свободный от толпы промежуток у алтаря. Кроме безмозглых подземных хищников, на земле лежали два земных коня, один единорог, и один грифон с обрезанными крыльями. Все жертвы жреца, красовались вскрытыми глотками и навсегда застывшим на мордах страхом.
Тем временем, жрец вскинул над головой свое оружие, и закричал нечто нечленораздельное, и ему вторила толпа, впав в состояние легкого безумия. Один точный удар, и поток крови устремляется на «таблетку», заливая участок камня под ногами алмазного пса. В этот же момент, небольшая порция жизненной энергии, смешавшись с силой веры исходящей от ликующей толпы, устремилась по направлению моего тела, по прежнему расслабленно отдыхающего в ванной комнате особняка.
«думаю Селестия не обрадуется, узнав что мне в жертву приносят ее подданных. Да и это вроде бы нарушение нашего договора… придется устроить «явление бога» и слегка перенаправить энтузиазм алмазных собачек».
Криво ухмыльнувшись, опускаюсь на середину «таблетки», оказываясь всего в паре шагов от впавшего в неистовство жреца, и используя часть энергии, вложенной в астрального двойника, начинаю собирать кровь, постепенно придавая ей свой внешний вид.
Жрец все еще кричал, возбужденно размахивая тесаком, а толпа алмазных псов ошарашено уставилась ему за спину, во все глаза рассматривая существо из алой жидкости. Наконец оратор, (пропагандирующий величие и избранность расы), понял что что-то пошло не по плану, и медленно обернулся, одновременно готовясь вонзить оружие в тело предполагаемого врага.
- вы верно служили мне на протяжении многих поколений, и я услышал вашу молитву. – Громогласные слова раскатились под сводами подземного зала, чувствительно ударяя по ушам алмазных псов.
От неожиданности, жрец присел на согнутых ногах и вжав голову в плечи, рефлекторно прижал уши к затылку. В наступившей тишине, его вопрос услышали все без исключения:
- господин Дискорд?
- да, мои верные дети, это я. – Новый раскат грома, заставил алмазных псов опуститься на одно колено, жалобно поскуливая от звуковой атаки ударившей по чувствительным ушам. – Долгие столетия я был лишен возможности откликнуться на молитвы своих слуг, и вы были вынуждены прозябать без защиты своего покровителя… но это время прошло, настала новая эра, и теперь произойдут многие перемены, которые возвысят тех кто хранит верность в своих сердцах.
Примерно на минуту я замолчал, давая народу осмыслить произошедшее, а заодно и отойти от звукового удара. Тут и там, раздавались приглушенные восклицания «бог!», «это Дискорд!», «он поведет нас на новую войну!» и тому подобное.
А вот взгляд жреца мне не понравился, он был похож на политика, который чувствует как из его рук уходит власть. Однако, придется рисковать, все же договор с принцессой дня, не позволял двусмысленного толкования сложившейся ситуации.
- дети мои. – Эти слова заставили затихнуть начавшиеся было перешептывания. – В мире произошли серьезные перемены, и мы не можем оставаться от них в стороне. Слушайте мою волю: алмазные псы, более ни при каких обстоятельствах не должны приносить в жертву представителей рас пегасов, единорогов и коней. С сегодняшнего дня, жители Эквистрии становятся нашими союзниками, и мы начнем активную торговлю с ними…
- ересь! – Глаза жреца вспыхнули желтым огнем, а указательный палец свободной руки уперся в грудь существа из крови. – Самозванец! Ты не Дискорд!
При этих словах, на «таблетку» запрыгнул десяток алмазных псов, под балахонами которых просматривались доспехи укрепленные рунами. Они сомкнули вокруг нас кольцо, готовые атаковать в любую секунду, но не спешили, ожидая дальнейшего развития событий.
«неприятно… в астральном двойнике слишком мало энергии, и их вряд ли хватит для битвы с переполненным жертвенной силой фанатиком. А если еще и эти рыцари вмешаются…».
- ты смеешь сомневаться во мне? Перечишь воле своего бога? – В моем голосе не было ни страха ни злости, лишь слабый интерес, словно жрец был необычным насекомым.
- ты не бог, не Дискорд! – Из злобно оскаленной пасти брызнули слюни. – Схватите самозванца!
Алмазный пес сделал всего один шаг назад, поудобнее перехватывая рукоять тесака и ожидая, когда стражники ринутся в бой.
«а вот свой страх ты показал зря… большая ошибка в обществе, больше всего уважающем личную силу. Напади ты на меня сам, и никто даже не дернулся бы, пусть ты хоть алтарь после этого разрушил бы… в конце концов «победителей не судят». Но я не дам тебе пережить эту ошибку, бешеных собак принято убивать».
- скажи мне жрец, если бы я был самозванцем, то каким образом смог бы ступить на алтарь живого бога? Даже мертвые боги умудряются карать наглецов, осмелившихся осквернить их храмы, а Дискорд до недавнего времени вообще был всего лишь в заточении.
- он мертв! Ты убил Дискорда! – Жреца аж затрясло, глаза выпучились а из уголка пасти заструилась слюна.
- забавно… если я столь силен, что сумел убить Дискорда, то каковы шансы у вас победить меня? – Я шагнул вперед, слегка увеличиваясь в объеме и навис над противником. – Я – тот кого называют именем «Дискорд», носящий титул «лорд хаоса». Если есть ложь в моих словах, пусть воля мира меня покарает.
Установилась звенящая тишина, я почувствовал как на подземный храм обратило внимание существо, более древнее и могущественное чем даже первый бог этого мира. До сознания донесся далекий хмык, и ощущение чужого присутствия пропало.
«и ведь ничуть не соврал, меня действительно называют Дискордом, а титул перешел по наследству от прежнего хозяина тела, вместе с памятью силой и именем. Только вот, что-то мне не хочется узнавать, что произошло бы, если бы это существо решило, будто я вру».
Жрец хотел было выкрикнуть что-то еще, а может даже решился бы меня атаковать, но стражники среагировали быстрее. Две пары мускулистых рук вцепились в шкуру алмазного пса, нож был вырван из стискивающих рукоять пальцев, а через несколько мгновений, острое лезвие вскрыло глотку своего прежнего хозяина.
- воля бога, закон для его слуг. – Прорычал один из стражников, глядя в затухающие глаза бывшего жреца. Затем он же сбросил тело с «таблетки», и упав на колени склонил голову. – Мы готовы внимать твоей мудрости, повелитель.
Остальные алмазные псы, повторили действия своего нового вожака, опускаясь на колени прямо там где стояли.
«бунт подавлен, а мне всего лишь пришлось рискнуть своей жизнью, из-за собственной глупости разбрасываясь клятвами. Что б я еще раз призывал в свидетели хоть кого ни будь! Уж лучше буду решать проблемы по старинке, «ножом по шее и в прорубь»».
В дальнейшем, все прошло без неприятностей. Прямой приказ прекратить убийства лошадей всех видов приняли как данность, тем более что на грифонов, минотавров, зебр, оленей и перевертышей запрет не распространялся. Мое желание торговать с Эквистрией добываемыми на рудниках металлами и драгоценными камнями, восприняли с пониманием, ведь каждому ясно, что бог тоже хочет жить в роскоши, а для этого нужны деньги. А вот за подготовку к возможной войне, алмазные псы взялись с энтузиазмом, все же это более подходящее занятие для хищников.

Распорядившись о том, что бы алмазные псы начали переговоры о торговом и военном сотрудничестве с Эквистрией, (переговоры должны вестись между новым верховным жрецом и «орденом хаоса», ведь мне нужно улучшать репутацию в глазах общественности), я отдал еще несколько менее значительных приказов, которые должны были обеспечить финансовый толчок для еще не созданной фирмы. Когда же с основными вопросами было покончено, пришлось потратить половину оставшихся сил астрального двойника, что бы исчезнуть как можно более эффектно.
Пусть обитатели подземных катакомб и доказали свою преданность богу, и всем своим видом демонстрировали готовность исполнять приказы, но красивое шоу, способно избавить от угрозы получить еще одного фанатика, который будет играть по своим правилам, ставя мне пусть и незначительные, (для бога), препятствия.
Сейчас, мне стоило бы вернуть свое внимание к материальному телу, развеяв астрального двойника, ведь Фердинанд уже наверное вернулся, и теперь ждет личной аудиенции. Но еще на пути к логову алмазных псов, я почувствовал довольно сильную аномалию, волны энергии от которой, вырываясь с земель подвластных минотаврам, затихали лишь преодолев половину территории Эквистрии. Гипертрофированное любопытство, (еще один подарок прошлого хозяина тела), просто не могло позволить загадке остаться не разгаданной, а потому путь на юг, с отклонением к западу, продолжился.
На небе уже светила луна, когда я наконец добрался до второго пункта назначения. Как бы это не было удивительно, источником энергетической аномалии как и в прошлый раз, оказался храм, просто светящийся от пропитавшей его силы. Обитель мертвого бога, создавшего расу прирожденных воинов, и являющегося старшим родственником Дискорда, выглядела как квадратный ангар с четырьмя башенками на углах. Вокруг этого пусть и внушительного, но совсем не величественного творения бездарного архитектора, собралась огромная толпа двурогих копытных, в данный момент греющихся рядом с кострами.
«сегодня что, день паломничества?».
Первым порывом было рвануться к храму, и забрать себе всю эту энергию, которой вполне хватило бы, что бы соперничать сразу с обеими принцессами в голой мощи. Однако, детектор опасности, наличие которого у астрального двойника стало сюрпризом, взвыл серенной, заставляя более подробно обдумать ситуацию.
Вряд ли Селестия, за все время существования аномалии, не смогла ее обнаружить, и еще более сомнительно, что богиня дня отказалась от дармовой энергии по каким-то морально-этическим причинам. А это значит, что принцесса либо не смогла присвоить себе силу бесхозного храма, либо наткнулась на что-то опасное даже для нее. Это значит, мне нужно быть вдвое более осторожным, чем если бы хозяин храма был жив, ведь Краток, как и Дискорд, любил оставлять неприятные сюрпризы.
Тщательно обследовав внешнюю стену, (потратив на это почти час), я не обнаружил совершенно ничего опасного. Кладка состоящая из каменных блоков, даже не была укреплена рунами, да и стандартных щитов замечено не было. Причина подобной беспечности стала ясна, стоило просочиться внутрь «ангара», и внимательно осмотреть пятиметровую статую каменного минотавра, застывшую над колодцем заполненным кровью.
От колодца, во всех доступных мне спектрах ощущений, фонило болью, страхом, отчаянием и ненавистью. Статуя же, представляла из себя гигантский накопитель, защищенный сложнейшей паутиной плетений, глядя через которые можно было отчетливо различить зародыш нового бога. Похоже Краток, прежде чем пасть во время войны «все против всех», успел оставить для себя путь к возрождению.
Думаю Селестия, даже если смогла пробиться взглядом через сплетение защитных чар, так и не поняла что за сфера спрятана в груди каменного минотавра, иначе она не оставила бы минотавров в покое, ведь появление нового конкурента, (самого воинственного из древних богов), угрожало самому существованию ее страны непуганых лошадей. И ее невежество в данной сфере знаний, вполне можно объяснить крайней молодостью на момент основных событий. В годы активного дележа земель, никому не было дела до обучения двух юных богинь, которым в итоге пришлось познавать все премудрости на собственном опыте.
В отличии от двух сестер, Дискорд получил свои знания еще до начала войны, и я готов благодарить его бесконечно долго за то, что «лорд хаоса», оставляя мне тело, не решил утаить столь важные знания.
Все внешне неприступные щиты, опаснейшие ловушки, и даже плетения паразиты, которые должны были поглотить напавшего на статую, оказались пусть и серьезной, но далеко не непреодолимой преградой. Я потратил почти три часа, но добрался до «зародыша», источающего мерное серебристое сияние.
- прости Краток, но мне совсем не нужен соперник. Этот мир слишком мал для двух мерзавцев вроде нас.
Не знаю, зачем я говорил все эти высокопарные глупости… наверное просто пытался оттянуть момент расправы над беспомощным противником.
Клыки астрального двойника, встретив слабое сопротивление, вонзились в «зародыш», и я начал перекачивать через канал связующий мое настоящее тело с управляемой марионеткой, как накопленную Кратком силу, так и божественную сущность. Процесс затянулся на четверть часа, в это время беспомощным уже был я, и если бы хоть одна сущность с достаточным запасом энергии решилась напасть, тут история Дискорда и прекратилась бы. Но дело в том, что кроме меня, Селестии и Луны, в этом мире больше нет подобных существ, а смертные в лучшем случае, могли бы убить только физическое тело, восстановить которое можно за секунды, если конечно достаточно энергии для этого.
Закончив поглощение, я решил немного побаловаться. Импульсом силы уничтожив все чужие плетения, растягиваю тело астрального двойника, заполняя им всю статую минотавра. Немного внешних эффектов, и поверхность истукана начинает тускло мерцать серебром, а глаза вспыхивают алым огнем.
Группа жрецов, (десять минотавров в белых тогах), расширившимися глазами уставились на статую, подготовка к приему паломников, которой они занимались всю ночь, тут же была забыта.
- на колени. – Пророкотал я хриплым низким голосом.
Минотавры упали на пол, ударившись лбами о пыльный камень там же, где стояли. Лишь один из жрецов осмелился поднять взгляд на статую и задал глупейший, (на мой взгляд), вопрос:
- повелитель, это вправду вы?
«нет блин, я злобный враждебно настроенный бог, поглотивший твоего создателя и теперь манипулирующий статуей, ранее играющей роль колыбели».
- ты смеешь сомневаться во мне, раб? – На этот раз, от рокочущего голоса, даже стены храма затряслись.
- нет повелитель! Как можно повелитель! Прости недостойного повелитель!
При каждом восклицании, жрец с силой прикладывался лбом об пол, и удары не были «показными», по крайней мере кровавые следы на это намекали.
«либо Краток их выдрессировал, либо при создании мозгами обделил. А может и то, и другое».
- вы раса прирожденных воинов, верно служили мне на протяжении тысяч лет. – На этот раз, я говорил на два порядка тише, так что звуковая волна даже по ушам не била.
- благодарим тебя за похвалу повелитель! Для нас честь служить тебе повелитель!
«меня уже начинает раздражать их раболепство. Ну да дареному «быку» в зубы не смотрят. Их тоже можно использовать с толком».
- как вы посмели приносить мне в жертву таких слабаков как единороги, пегасы и земные лошади?! – От новой волны рева, со стен посыпалась каменная крошка.
- но повелитель… - Испуганно пискнул кто-то из жрецов.
- никаких «но», я вам не вьючная лошадь! Приказываю забыть о всех видах лошадей, что крылатых что рогатых, пока рядом есть перевертыши, грифоны, шаманы зебр наконец.
- император не позволит… он сейчас проводит переговоры, целью которых будет нападение на Эквистрию. – Осмелился подать голос самый мелкий из минотавров.
«хм… интересно, а Селестия знает о планирующемся вторжении?».
- вы смеете перечить мне?!
- нет повелитель! Но мы не сможем переубедить правителя…
- чушь! Минотавры пойдут за своим богом, а не временным правителем. Пусть император лично придет в храм, я сам объясню ему новую цель.
- да повелитель! Будет исполнено повелитель!
На этом, разговор был закончен. Я оставил в голове статуи следящее плетение, которое должно было передавать на один из потоков сознания, информацию из храма Кратока, и наконец развеял астрального двойника.

…открываю глаза, и пару долгих секунд фокусирую взгляд на стене ванной комнаты. Все же, поглощение пытающегося возродиться бога, не прошло для меня без последствий, и легкое головокружение на ближайшие часы обеспечено.
Получаю информацию от потока сознания, оставленного следить за безопасностью тела. Как выяснилось, совершенно ничего интересного, за время моих приключений, так и не произошло. Только в какой-то момент, со стороны одного из углов комнаты, появилось ощущение постороннего взгляда, впрочем не несущего в себе агрессии.
Скашиваю глаза к источнику беспокойства, и обнаруживаю маленькую коробочку, цветом сливающуюся со стеной. Растягиваю губы в улыбке, и лениво машу левой рукой в сторону скрытой камеры. Тут же ощущение чужого взгляда пропало, видимо наблюдатель убедился, что мне ничто не угрожает.
«как же лениво, но надо вставать… но ведь лениво… а вода уже остыла… придется вставать».
Убедив себя в необходимости двигаться, неуклюже выбираюсь из бассейна, и шлепая босыми ногами по холодному полу, (надо будет распорядиться, что бы в новом доме везде сделали теплые полы), подхожу к одному из шкафчиков, что бы взять полотенце.
«стоп! Бог я, или погулять вышел?».
Сосредотачиваюсь на воздухе, окружающем мое тело, нагреваю его и заставляю вращаться по спирали. Ощущение теплого, (а в последствии и горячего), ветра, приятно ласкает чешуйчатую шкуру, довольно быстро удаляя лишнюю влагу. Заклинание пришлось поспешно отменять, чтобы не получить ожог от собственной магии, все же состояние легкой эйфории, не самое лучшее для экспериментов.
После недолгих поисков, обнаруживаю за одной из дверец несколько банных халатов, в один из которых, (теплый и пушистый, светло розового цвета), облачаюсь. На нижней полке нашлись тапочки в тон халату, по размеру лишь чуть меньше чем нужно на мою лапу… ну да мир не совершенен, и с некоторыми его недостатками придется мириться.
Затянув на талии кушак, широким шагом направляюсь к двери. Крылья, просунутые в специальные разрезы на спине, в полураскрытом состоянии изображают полы плаща, хвост покачивается над самым полом в такт шагов, а из горла вырывается довольное урчание. Стоило выйти за пределы ванной, (вполне вероятно, что до переезда в новый дом, ночевать буду здесь), как на глаза попался Фердинанд, по прежнему одетый в ливрею дворецкого.
- доброе утро господин Дискорд, завтрак уже подан в столовую. Будут какие ни будь особые пожелания? – Единорог коротко поклонился, выражая свое почтение, но изображать раболепие не стал, ведь посторонних зрителей рядом нет.
- пожалуй, омлет из яиц феникса был бы не лишним. – Произношу чуть задумчиво. – Но это может и подождать. Пойдем, за завтраком доложишь о планах на сегодня.
Вообще, с дворецким мне повезло, да так, что иначе чем забавным термином «рояль» это не описать. Ну кто догадается, что глава «ордена хаоса», всю жизнь будет скрываться под личиной пусть и высокооплачиваемого, но все же слуги? Да и остальные мои приближенные далеко не просты, начать хотя бы с Жана, который кроме мастерского умения водить любой транспорт у которого больше двух колес, имеет опыт диверсионных работ, а так же руководит пусть и не очень обширной, но эффективной шпионской сетью. Серна, прекрасный повар, (в чем я уже убедился), мастер допроса и рукопашного боя. Ну и Ангел, опытная горничная и специалист по огнестрельному оружию.
Команду, которая должна обеспечивать мою безопасность и приемлемый уровень удобств, Фердинанд воспитывал почти с детства, и был уверен в каждом из них, словно в самом себе. Насколько мне стало известно, подобные группы подготавливались раз в десять лет, на случай внезапного освобождения, (хотя скорее побега из тюрьмы), его величества Дискорда.
Сегодня на завтрак, Серна приготовила жареный картофель, овощной салат и жареную рыбу. На десерт был предложен выбор из чашки черного кофе, стакана зеленого чая, пирога с яблоками и стопки блинчиков с варением. Отдельно на широком блюде, горкой возвышались треугольные пирожки, от которых явно пахло мясной начинкой.
- вчерашняя ваша демонстрация силы, а так же финансовой состоятельности, произвели неизгладимое впечатление на обитателей замка принцесс. – Начал доклад Фердинанд, стоило мне взяться за вилку и нож. Стоя от меня по правую руку, он говорил медленно и монотонно. – Ходят слухи, что ожидаемый «бедный родственник принцесс», не столь уж и беден, а возможно даже богаче самих правительниц Эквистрии.
- слухи? – Поднимаю в удивлении одну бровь.
- прислуга господин, при докладе мисс Твайлайт подробностей вчерашнего дня, несколько служанок оказались в непосредственной близости от кабинета правительницы. Уже через час, по замку ходили самые разнообразные сплетни, среди которых встречались и слухи о несметных богатствах «лорда хаоса», которые он намеривается потратить, что бы поработить свободных жителей Эквистрии. – На вопросительный взгляд, брошенный между проглатыванием очередного кусочка рыбы, дворецкий ответил слегка самодовольной улыбкой. – Наша разведка не столь «беззубая», как хотелось бы принцессам. В столицу сплетни просочатся не раньше чем через пару дней, да и-то слегка отредактированные.
- кстати о богатствах… у меня есть пара идей, куда можно пустить мои скромные накопления, так что после обеда, хотелось бы встретиться с финансистами ордена. И еще, нужно подобрать несколько достаточно сообразительных единорогов, для проведения переговоров с представителями алмазных псов. Проблем возникнуть не должно, распоряжения «собачкам» я уже отдал, но они все же хищники, и потому не стоит их провоцировать.
- для встречи с алмазными псами нужны именно единороги? – Ничем не выдав своих эмоций, осведомился Фердинанд.
- желательно что бы это были маги, способные продемонстрировать силу, но и сильные рукопашники вполне подойдут. Да, на огнестрельное оружие в данном случае полагаться не стоит, алмазные псы и раньше не отличались уязвимыми телами, а полторы тысячи лет эволюции, превратили их в крайне живучих монстров.
- я отдам соответствующие распоряжения. – дворецкий кивнул, показывая что все понял. – Далее…
Все время завтрака, единорог рассказывал последние новости, говорил о необходимых встречах, а в финале заявил, что сегодня вечером, меня ждут на одной из телепередач, что транслируется в прямом эфире, и отказываться от участия нельзя, так как это сильно ударит по репутации.
«и все же хорошо что Фердинанд именно дворецкий, какой ни будь аристократ мог бы и высказаться на счет моего внешнего вида, а он молчит, словно прогулки в халате на голое тело, вполне нормальное дело, не заслуживающее лишнего внимания».
Отодвинув от себя опустевшую тарелку, притягиваю телекинезом стакан с чаем и свернутый в трубочку блинчик.
- подбери мне костюм для выхода в свет, что ни будь модное но не броское… не хотелось бы ударить в грязь лицом, впервые явив себя народу.

Намеченные на сегодня встречи с членами ордена, проходили в кабинете на втором этаже моего особняка. Пусть помещение и было довольно небольшим, но вполне уютным, так что в следующей резиденции, попробую повторить эффект, созданный усилиями дизайнеров.
Спинка внушительного вида кресла, обшитого красным бархатом, прислонялась к стене, всю поверхность которой занимала картина, изображающая пылающий очаг. По краям от стола в виде пирамиды со срезанной вершиной, стояли кресла поменьше, обшитые качественным кожзаменителем. На столешнице, стилизованной под плиту черного мрамора, ровными стопками лежали различные документы, в большей мере создающие рабочую атмосферу, нежели действительно необходимые при первой встрече.
Признаюсь честно, сидя во главе стола, и глядя на десяток старших членов «ордена хаоса», я чувствовал себя скорее не богом, (все еще привыкаю к своей должности, полученной довольно необычным способом), а директором какой-то фирмы. Этому способствовало и поведение последователей, которые хоть и выказывали уважение и почтение, но раболепием и фанатизмом тут и не пахло. Из общей массы выделялся только Фердинанд, поставивший целью жизни служение мне и ордену.
Высказав мне поздравления по поводу освобождения, и уверив в своей верности, орденцы начали короткие доклады, по итогам которых я сделал неутешительный вывод: Селестия почти добилась своей цели, «орден хаоса», держался только на энтузиазме отдельных личностей, превратившись из довольно влиятельной организации, в клуб по интересам. То, что удалось сохранить хотя бы костяк организации, и пару отрядов вроде моих телохранителей, это настоящее чудо, совершил которое никто иной как Фердинанд.
По видимому, богиня дня собиралась лишить меня поддержки народа Эквистрии, сделав зависимой от нее фигурой… хотя это только предположение, ведь не могла же принцесса Селестия всерьез считать, что Дискорд не подготовился к подобному развитию событий. Да и кроме того, даже если бы не существовало той «заначки» в пространственном кармане, оставались алмазные псы, живущие в системе шахт и катакомб, и обладающие немалым запасом драгоценных камней и металлов, которые если ввести в «оборот», можно пошатнуть мировую экономику. Так что, скорее всего я себя зря накручиваю, и это был всего лишь намек на то, что у правительниц есть все шансы приструнить зарвавшегося божка.
Среди самых влиятельных членов ордена, (тот самый десяток, что сейчас находился в моем кабинете), было аж девять владельцев собственных фирм, и один скромный дворецкий. Проблема заключалась в том, что ни один из «бизнесконей», не мог похвастаться хоть какими-то успехами. И снова тут заметен след вмешательство богини дня, мягко намекнувшей деловым партнерам, о нежелательности нахождения в обществе поклонников Дискорда. Покупка особняка для моего проживания, поставила почти всех приближенных на грань разорения, и теперь они ждали чуда от своего бога, и надо заметить, не безосновательно.
- я бы мог дать вам денег, что бы удержать фирмы наплаву… - Задумчиво почесав когтями подбородок, начал я, ловя на себе обеспокоенные взгляды. - …но пожалуй мы поступим немного иначе.
Повисшая пауза, несколько подняла уровень напряжения в воздухе, думаю если бы кто ни будь сейчас чиркнул зажигалкой, то произошел бы неслабый взрыв. Присутствующих можно было понять, ведь если я сейчас откажусь «слегка» их профинансировать, то банкротство в ближайший месяц обеспечено семерым из девяти фирмам, остальные две будут вынуждены влиться в состав конкурентов, пойдя на чудовищные уступки…
- итак, первое что я хочу от вас получить, это полные досье на шестерых девушек, приближенных принцессы Селестии. Думаю ваших сил вполне на это хватит. – Внезапно переведенная тема разговора, заставила орденцев впасть в ступор, а самый молодой из них, красношерстый единорог в чуть помятом пиджаке, неуверенно поднялся со своего места.
- господин Дискорд, мы разумеется выполним ваш приказ… но что нам делать с нашим бизнесом?
Остальные присутствующие хмуро молчали, но по их взглядам было понятно, что к вопросу своего менее сдержанного товарища присоединяются все без исключения.
- хах. – Тяжело вздыхаю, закатывая глаза. – Я им объясняю как угодить богу, а их интересуют только деньги… может быть стоит сменить круг приближенных?
Присутствующие напряглись, пусть внешне это и было незаметно, но в эмоциях отображалась каждая мысль. Спокойным как скала оставался только Фердинанд, сидящий по правую руку от меня, и кажется даже не шелохнувшийся с самого начала совещания.
- не нервничайте так, я просто шучу. – Растягиваю губы в улыбке, обнажая острые клыки, что не сильно способствует душевному равновесию собеседников. – У вас есть выбор, получить некую сумму, которая позволит сохранить бизнес, и выйти из «ордена хаоса», или… - Обвожу взглядом серьезные морды приближенных. - …или передать все права собственности мне.
От шести из девяти владельцев собственного бизнеса, в эмоциях «полыхнуло» возмущением, остальные трое просто удивились, причем не так уж и сильно. Красный единорог, все еще стоящий на ногах, не удержался и плюхнулся в кресло, при этом забавно раскрыв рот и хлопая глазами.
- господин, не могли бы вы пояснить свои слова. – Попросил конь средних лет, обладатель темно зеленой шерсти, и блеклой, (почти полностью поседевшей), гривой.
Из памяти Фердинанда, я знал, что этот представитель немагической наземной расы, является хозяином строительной компании, балансирующей на грани разорения еще до покупки моего дома, а теперь попавшей в долговую яму, из которой самостоятельно выбраться не сможет. Стоило обратить внимание на то, что он обратился ко мне «господин», не прибавляя имени, что ясно говорило о том, какой выбор сделал зеленошерстый.
- разумеется, я и не думал скрывать свои планы. – Кивком подтверждаю собеседнику, что его намек понял, и чувствую как от коня начало распространяться спокойствие и удовлетворение. – Дело в том, что в современном мире, дабы получить уважение масс, нельзя находиться в стороне от общественной жизни. Вот я и решил создать корпорацию, сферы влияния которой распространялись бы в самых разных направлениях, и ваши фирмы, после объединения под единым символом, станут неплохим фундаментом, что бы построить на нем финансовую империю. Вы же, если примите мое предложение, получите должности руководителей, а так же места в совете директоров.
Дав некоторое время, что бы мои слова были поняты, но не обдуманы, я продолжил:
- не хочу вводить вас в заблуждения, а потому поясню: мне не нужны именно ваши фирмы, ведь при должном финансировании создать «фундамент» можно и с нуля, просто ваше согласие вступить в создающуюся корпорацию, серьезно сократит необходимые время и прилагаемые усилия. – Еще раз обвожу взглядом присутствующих, замечаю что как минимум пятеро, готовы согласиться прямо сейчас, четверо других колеблются, но скорее всего так же ответят положительно. – Я вас не тороплю, даю время на раздумья до завтрашнего утра. Пока же, хочу что бы вы выслушали одну мою идею, воплощение которой будет происходить параллельно с созданием корпорации…

Лимузин подъехал к студии, за двадцать минут до начала прямой трансляции. Солнце уже касалось горизонта краем золотого диска, по небу плыли перистые облака, на улицах столицы гуляли влюбленные парочки и компании молодежи.
У входа в здание, меня встретила серая пегаска с черными гривой и хвостом, одетая в коротенькое платье черного цвета подол которого едва доставал до середины бедер, а аккуратные копытца обхватывал некий аналог сандалий, ремешки которых поднимались до колен. От испуганно-брезгливого взгляда и слащавой улыбки, словно наклеенной на лицо, мне хотелось плеваться, но вместо этого, приходилось доброжелательно улыбаться в ответ, (что нервировало крылатую лошадку чуть ли не больше, чем откровенный оскал хищника).
Я был одет в красный смокинг из блестящей на свету ткани, галстук «бабочку» черного цвета, белую рубашку, сшитые на заказ ботинки чуть более насыщенного красного цвета, а так же широкополую шляпу в тон костюму. Так как Фердинанд не хотел выпускать меня из дома без охраны, но сам был слишком загружен внезапно свалившимися на его плечи заботами ордена, в качестве сопровождающих присутствовали Жан, (синий единорог с красной гривой зачесанной в гребень как у пенка), и Серна, для разнообразия сменившая наряд горничной на строгое черное платье доходящее до колен, но с разрезами по бокам.
Обменявшись ничего не значащими приветствиями, девушка повела нас по извилистым серым коридорам, часто пересекающимся с точно такими же «туннелями», которые словно ходы в муравейнике, пронзали здание насквозь, создавая причудливый лабиринт из переходов и залов. Уже через пару минут, я начал путаться среди поворотов, и если бы не проводница, вряд ли даже по точной карте с обозначением маршрута, нашел бы свою гримерку.
Комнатка три на четыре метра, была занята двумя короткими диванчиками стоящими вдоль стен, и узким столиком, заставленным бутылками с минеральной водой и какими-то бутербродами.
- интересно, они серьезно считают, что я буду здесь есть? – Открывая бутылку, (заранее проверенную чарами на наличие ядов и прочих примесей), вслух подумал я, пренебрежительным взглядом окидывая предлагаемую закуску.
- скорее всего, это стандартный набор. – Меланхолично заметил Жан, усевшись на диван напротив меня.
Серна заняла место рядом со мной, всем своим видом излучая довольство тем фактом, что Ангел, осталась в одиночку убирать следы пребывания в моем доме гостей. А ведь после обеда, на который задержались все прибывшие члены «ордена хаоса», грязной посуды скопилось столько, что даже я начал сочувствовать пегаске. Надо будет не забыть похвалить девушку, мне это ничего не стоит, а ей приятно…
- две минуты до эфира. – Раздался голос из-за двери гримерки, прервав мои неспешные размышления над смыслом жизни.
Сделав пару глотков кристально чистой жидкости, я прочистил горло, стряхнул с плеча несуществующую пылинку, и обратился к спутникам:
- не правда ли, я неподражаем?
- само собой. – Улыбнулась Серна.
- с этим не поспорить. – Без тени эмоций заявил Жан, поднимаясь со своего места и первым шагая к выходу.
На то, что бы пересечь коридор и занять комнату ожидания, (отличающуюся от гримерки только отсутствием стола и наличием второй двери, не потребовалось и минуты. Все оставшееся до начала передачи время, я упорно буравил взглядом маленькую желтую лампочку, ожидая сигнала для своего выхода. Манера поведения уже была выбрана, темы для разговоров обсуждены с Фердинандом, да и вряд ли ведущая решится на проявление агрессии в мою сторону, (хотя, кто знает этих артистов, они живут в своем собственном мире, недоступном умам как смертных, так и бессмертных). В общем, вопреки моим же беспокойствам, никакого мандража не ощущалось, видимо память Дискорда, и самоконтроль тренируемый в прошлой жизни, все же сделали свое дело.
Лампочка над дверью вспыхнула, мигнула два раза и погасла. Я надавил на дверную ручку, толкнул створку от себя, и шагнул в свет прожекторов.
- …сегодняшний гость программы «вечерние сплетни», недавно вернувшийся из полутора тысячелетнего заключения, «лорд хаоса», древнейший из ныне живущих богов, Дискорд!
В приветственном жесте, взмахиваю правой рукой, и обходя сцену по широкому полукругу, ехидно улыбаюсь толпе, занявшей все места в зрительском зале. Некоторые личности, которым не хватило нормального места, устроились на ступеньках в проходе, делая вид что так и должно быть.
К своему удивлению замечаю, что в зале находятся не только жители Эквистрии, но так же минотавры, грифоны, и даже пара оленей, при виде которых из горла вырвался непроизвольный смешок.
«пожалуй, при этих особях местной фауны, не стоит рассказывать анекдоты про рога».
Массивные ветвистые украшения голов, являли собой исключительно символ статуса оленя, чем более древний и знатный род представлял индивид, тем более шикарные «ветки» росли из его черепушки. При условии, что в отличии от единорогов, рога оленей не способствовали использованию магии, я совершенно не понимал их отношения к этому бесполезному украшению.
Обойдя оранжевый диван в виде подковы, занимающий две трети сцены, я схватил кисть красношерстой лошадки с шикарной огненной гривой и яркими зелеными глазами, одетой в синие джинсы, белую футболку и незастегнутый джинсовый жилет. Прежде чем в ее взгляде появился испуг, а рука рефлекторно отдернулась, я успел наклониться и поцеловав запястье, разжать хватку.
Как ни в чем не бывало, сажусь на диван напротив ведущей, зеркально копируя ее позу, и одариваю девушку насмешливой улыбкой, подмигивая чуть светящимися глазами.
Мне все же удалось справиться со своей проблемой неостанавливающегося слезотечения, и пусть выход является временным, но этого вполне достаточно, что бы не шокировать народ видом плачущего «лорда хаоса». Необходимо было постоянно направлять в глаза усиленный поток энергии, увеличивая температуру, тем самым высушивая слезы до того, как они успевают скопиться. Для смертного, (даже опытного мага), подобный трюк вполне мог окончиться серьезным повреждением зрительных органов, но мне как полубогу, (как же хочется избавиться от приставки «полу»), можно не обращать внимания на такие мелочи, благодаря высокому порогу выносливости тела.
К чести лошадки, она быстро справилась с нахлынувшими эмоциями, и вскоре уже снова улыбалась. В эмоциях от нее исходила легкая растерянность, (не ожидала от монстра из сказок такого поведения), а так же веселье и предвкушение.
- благодарю вас за то, что вы согласились поучаствовать в нашей передаче, для меня честь первой на телевидении беседовать с вами господин Дискорд. – Довольно приятным голосом заговорила ведущая.
- для вас просто Дискорд. – Добавляю в голос максимально возможное дружелюбие, что не так уж и сложно, собеседница умеет к себе располагать. – Мисс…?
- просто Роза. – Лошадка слегка смутилась, но на выражении мордочки это никак не сказалось. – Дискорд, если вы не против, мы сразу перейдем к вопросам, которые с момента объявления о вашем освобождении, будоражат умы наших зрителей.
- разве я могу отказать столь красивой девушке. – Развожу в стороны руки, закидывая их на спинку дивана. – Отвечу на все что возможно.
- прекрасно. – Ведущая кокетливо поправила прядку, выбившуюся из прически. – Первый вопрос, не дающий спать особо чувствительным Эквистрийцам: как вы получили свободу? Все же, если судить из дошедших до нас историй, то у вас с принцессами, далеко не самые теплые отношения.
- клевета, у меня с Селестией и Луной, всегда было полное взаимопонимание. Пусть мы по разному смотрим на мир, и выбираем разные пути решения одних и тех же проблем, но всегда понимаем друг друга. – Во время монолога, мне удалось сдержать рвущийся на свободу смех, (уж больно забавно смотрелось растерянное выражение мордочки у Розы), а заодно изобразил легкую обиду. – Ну а освобожден я потому, что обдумал свои поступки и решил исправиться. Теперь, вместо того что бы захватывать мир силовыми методами, я собираюсь стать финансовым королем.
- ммм… а какие планы у вас на ближайшее время? – Ведущая ничем не выдала удивления, заработав дополнительное уважение за умение держать лицо.
- собираюсь пригласить одну красивую девушку в ресторан, сразу же как закончится эта передача. Как думаешь, она согласится, или испугается старых сказок о древнем монстре поедающим жеребят на завтрак?
- все в ваших руках. – Нейтрально ответила Роза, но на этот раз растерянность все же пробилась через маску доброжелательной улыбки. Думаю, самое время перейти к вопросам из зала.
Один из работников студии, отправил микрофон «по рукам» в зрительский зал.
- мистер Дискорд, что вы думаете о проводимой принцессами политике, и что собираетесь предпринять в этом направлении? – Вопрос задал молодой грифон, чем-то неуловимо напоминающий одного моего знакомого, (по прошлой жизни), адвоката.
- ни-че-го. – Отчеканил я, слегка запрокинув голову и уставившись в потолок. – Политика меня совершенно не интересует, и я не имею желания увязать в многоходовых комбинациях, которые так любит наша аристократия. Селестия вполне неплохо справлялась с управлением страной все эти годы, и я не думаю, что мое вмешательство пойдет на пользу Эквистрии. Все же, у нас с принцессами, слишком разные способы решения проблем.
- неужели вы решили самоустраниться от политики? – Задал вопрос единорог песочного цвета, одетый в черный свитер с высоким воротником.
- мое вмешательство будет минимально. – Улыбаюсь зрительному залу и добавляю. – Однако, я собираюсь активно проявить себя в общественной деятельности, так что ожидайте в ближайшее время самых громких событий.
- не откроете секрет, хотя бы приблизительно, чего нам ждать? – Лошадка синего цвета в очках с узкими стеклами и позолоченной оправой, старалась одновременно смотреть на меня и писать в тетради, лежащей на коленях.
- если я все сейчас расскажу, то это станет не таким интересным событием… однако для удовлетворения любопытства прекрасной леди… я собираюсь создать как минимум пару десятков тысяч новых рабочих мест.
Наконец микрофон дошел до оленей, представитель которых уже набрал в грудь воздуха, что бы задать вопрос, но наткнувшись на мой взгляд, закашлялся.
«видимо почувствовал мой интерес к его рогам… они совсем неплохо смотрелись бы в прихожей, как вешалка для шляп».
Заминкой оленя воспользовался его сосед, выхвативший микрофон прямо из рук кашляющего сородича. Этот обладатель двух шикарных «веток», оказался более спокойным, и даже бровью не повел, когда мое внимание переместилось на него.
- мистер Дискорд, как вы относитесь к напряженной обстановке на почти всем протяжении границы Эквистрии?
Театрально щелкаю пальцами, заставляя воздух перед моим лицом вспыхнуть языками алого пламени, пусть всего на мгновение, но этого достаточно для эффектности следующих слов:
- мир праху самоубийц, которые решатся напасть сейчас, когда я решил заняться бизнесом…

Селестия, вошла в просторную комнату, стены которой были облицованы розовым мрамором, и почти все внутреннее пространство занимал круглый бассейн, так же из мрамора, но уже белого. Стилизованные под факелы светильники, создавали иллюзию живого огня, добавляя уюта, а вложенные в стены чары, обеспечивали приемлемый уровень тепла.
Небрежно сбросив с себя белоснежный халат, невесомым пухом осевший на пол, богиня дня неспешно погрузилась в воду, мысленно «пробегая» по событиям сегодняшнего дня. Теплая вода ласкала тело, расслабляя уставшие за день мышцы, тишина же, казалась самой приятной музыкой после общения с шумными советниками, и прочими чиновниками, «управляющими» страной.
Зажмурив глаза, Селестия представила себе лица аристократов, шокированных новостью о том, что в совет по внешней и внутренней политике Эквистрии, в самое ближайшее время войдет никто иной, как сам Дискорд. На целых две минуты, после этого заявления богини дня, в зале совещаний установилась мертвая тишина, а затем наследники древних родов, взорвались возгласами возмущения, и увещеваний о том, что «лорда хаоса» ни в коем случае нельзя подпускать к власти. Наиболее наглые, (или глупые), даже посмели высказать свое осуждение принцессе, за то что она вообще освободила своего давнего противника.
«а никто и не собирается подпускать Дискорда к власти, зато его присутствие в зале совещаний, заставит поумерить пыл особо наглых деятелей».
Как ни прискорбно было бы это признавать, но в настоящее время, безопаснее было довериться клятвам Дискорда, чем доверять своим же советникам.
Раздался щелчок дверной ручки, в помещение тихо вошла Луна, одетая в мешковатый спортивный костюм синего цвета. Богиня ночи, находясь в жилом крыле дворца, где встречались только особо доверенные слуги, предпочитала носить более удобную одежду, часто в ущерб красоте.
Селестия тепло улыбнулась, в ее груди зажглось маленькое радостное солнышко. Все же приятно было осознавать, что в этом мире есть хотя бы одно существо, которому можно безоговорочно доверять, не боясь повернуться спиной. А тот случай с ссылкой… об этом совсем не хотелось вспоминать, так что мысли были стремительно «выгнаны» в дальние уголки сознания.
- как прошел день? – Задала вопрос Селестия, дождавшись пока сестра раздевшись, уложит одежду в аккуратную стопку и без единого всплеска погрузиться в воду.
- лучше чем могло бы быть, но хуже чем хотелось. – Устало пробормотала Луна. – Ты знаешь, что один наш общий знакомый, сегодня должен выступать на телевидении?
- кто? – Удивилась Селестия, мысленно перебирая в голове имена. Подозрения у нее были, но хотелось получить подтверждение своих догадок.
- Дискорд. – Богиня ночи торжествующе улыбнулась, чувствуя некоторое удовлетворение от того, что знает что-то, что неизвестно старшей сестре.
- и двух дней не прошло… - Селестия тяжело вздохнула, и оперевшись спиной об бортик бассейна, покачала головой. – Похоже мы действительно застоялись, слишком медленно реагируем на изменения в мире.
- говори за себя сестренка. – Луна перевернулась на спину, расправила крылья и позволила воде себя удерживать. – Предлагаю использовать телевизор, для «шпионажа» за нашим новым союзником.
По рогу Селестии пробежала тусклая вспышка, и декоративная панель на одной из стен, бесшумно отъехала в сторону, открывая экран черного цвета.
- и откуда ты это узнала? – Поинтересовалась старшая богиня, чувствуя как просыпается недовольство на собственную службу внутренней разведки.
- есть пара осведомителей на общественном телевидении. – Расплывчато ответила Луна. – Второй канал, программа «вечерние сплетни».
- я уже боялась, что он придет на какую ни будь политическую передачу. – Селестия тихо засмеялась. – Действительно, хоть что-то в этом мире не меняется. Ни один другой бог, ни за что бы не согласился прийти на шоу для домохозяек.
- а у него не было выбора. – В тон сестре ответила Луна. – кто-то из глав канала, решился угрожать пустить в эфир псевдо историческую передачу, в которой Дискорда выставляют психом и маньяком, хуже чем «дух раздора».
- не завидую я бедняге, когда Дискорд достаточно крепко «встанет на ноги», он все силы бросит, что бы втоптать обидчика в грязь. Уж мне не знать мстительную натуру «лорда хаоса». – Включив нужный канал, богиня дня обрадовалась своей удаче, на экране все еще висела заставка «вечерних сплетен».
Некоторое время, сестры молча наблюдали за развитием событий в студии, тщательно обдумывая каждую фразу, которую произносил их новый союзник отвечая на вопросы ведущей и гостей программы. Селестию неприятно удивила скорость, с которой «лорд хаоса» восстанавливал силы, и тот факт, что он уже восстановил контроль над телом, заставил шевельнуться тщательно скрываемые от сестры сомнения.
- и ведь не врет. – Констатировала Луна, пристраиваясь рядом с сестрой у бортика бассейна. – Правду почти не говорит, но и не врет. А как заинтриговал зрителей… не удивлюсь если завтра все только и будут обсуждать предположения о том, что же задумал Дискорд.
- главное, что он ясно заявил, что не противопоставляет себя нам. По крайней мере, официальной оппозицией он становиться не собирается, хотя, думаю многие аристократы будут пытаться найти к нему подход… никто же не поверит, что «лорд хаоса» смерился с властью принцесс.
- я и сама не верю. – Вздохнула луна, и как когда-то давно, еще когда они были молодыми и наивными, прижалась к плечу сестры, словно искала у нее защиты. – У нас могут возникнуть серьезные проблемы, если Дискорд наберет популярность у народа. Не думаю, что клятвы смогут надолго его удержать от попытки захвата власти… зря мы его освободили.
Селестия мягко обняла сестру крылом, и потрепала слипшиеся мокрые волосы:
- не беспокойся сестренка, нам двоим он ничего противопоставить не сможет. На крайний случай, я уже подготовила несколько сюрпризов… - Богиня дня взглянула на экран телевизора, и в ее глазах сверкнула холодная решимость. – Если он решится нарушить хоть один пункт договора, я верну его в то подземелье и «случайно», потеряю ключ от камеры.
Остаток времени до конца передачи, сестры наблюдали за тем, как зрители задают Дискорду одни и те же вопросы, меняя формулировку и смещая акценты, пытаясь выяснить его планы на политической арене. Сам же «лорд хаоса», одаривал комплиментами женскую половину зала, иногда отпускал легкие шутки в адрес мужчин, всеми силами убеждая всех в зале, что ему совершенно не интересна политика, а планы в сфере бизнеса, он открывать не будет, так как тогда, никого не удастся шокировать.
Наконец, ведущая объявила о завершении сегодняшней передачи, пригласила Дискорда еще раз посетить студию через несколько месяцев, и сделала анонс следующего шоу. На экране появились титры, камера отъехала назад, показывая как начали расходиться гости, а «лорд хаоса», поднявшись со своего места, еще раз ловко поймав руку ведущей, поцеловал ее кисть, и поспешно удалился к выходу, раньше чем девушка опомнилась и отреагировала.
- ну… - Начала было Селестия, но была перебита шумом океана и криком чаек.
- это… мой телефон. – Удивленно произнесла Луна, и поспешно подплыла к краю бортика, где лежала ее одежда.
Взгляд на экран ничего не дал, номер оказался незнакомый. Немного поколебавшись, богиня ночи все же решила ответить:
- да?
- привет Луна, рад тебя слышать. – Раздался в динамике веселый, чуть хриплый мужской голос.
- кто… Дискорд?
На мордочке Селестии отобразилось удивление и крайняя степень заинтересованности, так что младшая сестра поспешила подплыть поближе, что бы слова «лорда хаоса», можно было услышать без включения «громкой связи».
- угадала. – Радостно воскликнул динамик.
- откуда у тебя мой номер? – Чуть рассержено осведомилась Луна, неосознанно нахмурив брови.
- как у любого злодея, у меня есть множество подлых бесчестных шпионов, готовых выполнить любую грязную работу, что бы порадовать своего властелина. – Голос из динамика становился все веселее, что только больше раздражало младшую принцессу.
- что тебе нужно?
- не стоит беспокоиться, ничего особо ужасного я не задумал. – Веселые нотки из голоса Дискорда, исчезли, словно их и не было. Теперь звучали лишь спокойные слова, произносимые чуть усталым голосом. – Я всего лишь решил пригласить тебя в ресторан «черная жемчужина», где ни будь через час. Если решишь составить мне компанию за ужином, буду ждать в комнате для особых гостей. Разумеется, за ужин плачу я.
- с чего ты взял, что я соглашусь? – Едва сдерживая внезапно вспыхнувшую ярость, прорычала в трубку младшая принцесса.
- можешь считать это политическим ходом, демонстрацией дружеских отношений между принцессами и их «главной оппозицией». – На последних словах, в голосе Дискорда все же послышался смех.
- тогда, почему бы не позвать Селестию? Думаю она бы не отказалась от «демонстрации дружеских отношений».
Чувствуя что сестра сдерживается из последних сил, богиня дня положила руки ей на плечи, и привлекла ближе к себе, сама же еще и голову к телефону наклонила.
- у нас с тобой складываются не самые теплые отношения. – Дискорд сделал паузу, словно обдумывал, а стоит ли вообще продолжать. – В общем, я просто хочу наладить нормальное общение, и пусть вряд ли мы станем друзьями, но хотя бы разберемся с личной неприязнью, которая будет мешать в дальнейшей совместной работе.
Луна хотела уже ответить что-то грубое, но в последний момент удержалась почувствовав как сестра успокаивающе гладит ее по голове. А Дискорд тем временем продолжил:
- в общем, через час я буду в «черной жемчужине», и останусь там до закрытия. Так что, если все же решишь поговорить, буду рад. И еще, привет Селестия, прекрасно выглядишь.
Обе сестры вздрогнули, а богиня дня даже начала проверять пространство на посторонние чары.
- хех, значит я угадал и вы сейчас вместе. – Раздался смешок из динамика. – Ладно, жду в «жемчужине».
- вот… мерзавец. – Выдавила из себя самую цензурную фразу, крутящуюся на языке Селестия.
- я чуть телефон из рук не выронила. – Призналась смущенная Луна. – И что мне делать?
- то что сама решишь. – Улыбнулась старшая сестра. – В одном Дискорд прав, вам следует поговорить… но я думаю что для подобных разговоров прошло еще слишком мало времени.
Напрягшаяся было Луна, устало опустила голову на плечо сестры и закрыла глаза. Так они пролежали в воде несколько минут, пока наконец богиня ночи не заговорила:
- один его голос выводит меня из себя… а когда я вижу его наглую морду, руки сами тянутся вцепиться в горло… - Последовал тяжелый вздох, и минутное молчание. – Если я пойду на встречу, ты сможешь меня подстраховать?
- разумеется сестренка, я буду на готове. – Селестия нежно поцеловала сестру в лоб.
Луна вдруг вздрогнула, и вскинула вверх руку, в которой продолжала держать телефон. Вытекающая из корпуса вода, и темный экран, ясно говорили о том, что прибор, два года служивший верой и правдой, отправился в мир иной.
- вот… Дискорд! – Воскликнула богиня ночи, глядя на уже бесполезный кусок пластика и железа.

ИСПОЛНЯЯ ПЛАНЫ.
Я сидел за столом, накрытом на две персоны, в кабинете для «ВИП» клиентов ресторана «черная жемчужина». Подчиняясь мысленному приказу, в воздухе кружились хрустальные фужеры и бутылки с разнообразными алкогольными напитками, но это зрелище не могло заставить отвлечься от внутреннего монолога.
«…причина, по которой Луна терпеть не может Дискорда, (а теперь меня), вполне очевидна: во время войны, «лорд хаоса», почти полностью уничтожил созданную ей расу перепончатокрылых пегасов, не брезгующих питаться мясом. На данный момент, если верить информации Фердинанда, (а сомневаться в ней причин нет), в мире осталось чуть меньше полутысячи чистокровных представителей этой расы, и с каждым годом их становится все меньше. Для налаживания хороших отношений, вполне хватило бы помощи в восстановлении численности «детишек» богини ночи, но… клонирование в этом мире еще не изобрели, (хотя про Кристальную империю не уверен, их технологический прогресс впереди планеты всей), а собственных магических сил не хватает. Вот когда жалеешь, что хоть и зовешься богом, но полноценным уже не являешься. Я могу насоздавать копий уже существующих разумных, могу даже немного изменить их внешность и создать ложную память, но такие детища будут настолько некачественными, что уже второе поколение, получит целый набор уродств и болезней. Если верить слухам, сама Луна уже пыталась пойти этим путем, воссоздавая народ по памяти, но без силы истинного бога, это лишь ускорило «затухание» расы. Получалось так, что «нормальные» перепончатокрылые, влюблялись в созданные принцессой копии, заводили семьи, рожали детей, а потом выяснялось, что внуки рождаются бесплодными, или вообще не жизнеспособными».
Остановив полет бутылки с красным вином, магическим импульсом заставляю пробку покинуть горлышко, и наполняю ярко красной жидкостью один из бокалов. Промочив горло чуть кисловатым напитком, возвращаюсь к размышлениям.
«каким же образом тогда сам Дискорд, и другие боги создавали новые расы? Ответ прост как лом, на тот момент, они являлись «истинными» богами, а не той пародией, которую сейчас из себя представляю я. Если сравнивать тогдашнего Дискорда и нынешнего меня, то разница примерно такая же, как у отчищенного топлива для гоночных болидов, и только что добытой нефтью, причем сравнение явно не в мою пользу. И ведь прошлый хозяин тела, тщательно удалил из памяти те знания, которые могли бы объяснить подобный регресс. Зато есть множество инструкций, следуя которым можно пройти своеобразную «очистку», дабы вернуться на прежний уровень. Проблема лишь в том, что на это уйдет не одна сотня лет, на протяжении которых нужно собирать и уплотняя, уникальным методом обрабатывать энергию веры. Так что, придется забыть о легком способе «наведения мостов» с богиней ночи, и скрепя зубами, вплотную перейти к более классическим вариантам сближения… а в качестве плана «б», стоит обратить внимание на кристальную империю, все равно собирался навестить ее правителя».
Скашиваю взгляд на часы, золотой браслет которых обхватывает правое запястье: до закрытия ресторана осталось пятнадцать минут. Внезапно циферблат мутнеет и расплывается, а я раздраженно опускаю веки, и беру со стола очередную салфетку, что бы стереть с лица две влажные дорожки.
Проклятые слезы все никак не желают прекращать течь, и даже магию для их устранения использовать сейчас нельзя, ведь применение чар можно истолковать как агрессию. Но судя по всему, Луна все равно решила проигнорировать мое приглашение, что не удивительно если вспомнить ее эмоции, преобладающие в моем присутствии. Однако, завтра я повторю попытку, и буду ее повторять до тех пор, пока богиня ночи не согласится на конфиденциальную беседу, пусть это и может занять довольно много времени…
Внезапно, в зоне моей чувствительности появился источник силы, сверкающий словно звезда на фоне тусклых огоньков свечей. Сложно было не догадаться, кто является обладателем такой силы, ведь кроме меня, есть только два существа подобного уровня, но источник Селестии, скорее похож на сгусток яростного пламени, в то время как сейчас, я ощущаю лишь приятную прохладу.
«неужели все же решилась на встречу? Достойный поступок, пусть время разговора и ограничено до минимума».
Заставляю все еще летающие над столом предметы, сперва застыть на месте, а затем опуститься на скатерть. Парой глотков опустошаю свой бокал, закупориваю бутылку и… отправляю ее в свой пространственный карман, (не пропадать же добру, а встречать девушку с уже открытой бутылкой, это как-то неприлично).
Дверь распахивается, и слащаво улыбающийся администратор ресторана, чуть ли не согнувшись в поклоне пополам, пропускает в комнату мою гостью. Этот черный конь, столь поглощен принцессой, что даже забыл о моем присутствии… хотя, я его даже в чем-то понимаю.
Луна была одета в темно синее платье, цвета чуть более темного, чем ее собственная шерстка. Талию обхватывал серебряный обруч, свободно покоящийся на бедрах, четко очерченных тканью, длинный подол, опускался до середины голеней, оставляя открытыми взглядам копытца, заточенные в нечто вроде туфель из серебра. Отсутствие рукавов, позволяло наслаждаться видом рук, внешне тонких и изящных, но от того не менее сильных, на что намекали пусть небольшие, но крепкие мышцы.
Локоны синей гривы, не были уложены в какую ни будь сложную прическу, и свободно спадали на плечи и спину, непрерывно шевелясь под порывами несуществующего ветра. Бесстрастное выражение миловидной мордочки, могло бы поспорить неподвижностью со статуей, и только в сиреневых глазах горело яростное пламя, удерживаемое железной волей хозяйки. Сложенные за спиной крылья, слегка трепетали при каждом шаге, тонкий рог мерцал приглушенным светом далеких звезд…
Честно говоря, я залюбовался, а тело на одних только рефлексах, (и откуда они только взялись, ни я, ни Дискорд в джентльменстве замечены не были), поднялось из-за стола, шагнуло на встречу, и приветственно поклонившись, отодвинуло стул, позволяя богине ночи сесть. Только вернувшись на свое место, я взял под контроль собственные действия, но кажется ничем не выдал неестественность произошедшего.
«надо будет все же покопаться в своих мозгах, не хотелось бы больше терять управление над своей тушкой».
- прекрасно выглядишь. – Вежливо произнес я, протягивая руку к бутылке шампанского. – Предлагаю выпить за нашу встречу… ты не против?
Луна только слегка пожала плечами, внимательно следя за каждым моим движением.
- уб***ки тоже плачут? – Невинным голосом поинтересовалась принцесса, после того как коснулась губами края бокала, и так и не сделав ни одного глотка.
Не обратив внимания на оскорбление, ленивым движением стираю с щеки очередную слезу:
- ты сверкаешь как звезда, вот мои глаза и слезятся.
- тогда отвернись. – Хмыкнула Луна.
- и отказаться от возможности лицезреть столь редкую красоту? Нет уж.
Кажется после моих слов, злость в глазах принцессы вспыхнула с новой силой, теперь даже цвет радужки слегка поменялся, и если я не ошибся, то на мгновение, зрачки приняли вертикальную форму.
- будь серьезнее Дискорд, иначе разговора у нас не получится. Не забывай, я не одна из тех дурочек, которых можно окрутить сделав пару нелепых комплиментов.
- прости, привычка. – Позволяю прорваться нотке смущения в голос, и поспешно добавляю. – Но ты правда выглядишь великолепно.
- а ты даже не потрудился сменить этот безвкусный костюм, в котором изображал клоуна на телевидении. Ладно, мы здесь не для диспутов об одежде, о чем ты хотел поговорить?
- я понимаю, что ты злишься, и вероятно даже ненавидишь меня за то, что произошло во время войны. Не буду говорить, что сожалею о содеянном, и признаю, что ты в праве на ненависть и даже месть. Назови свою цену, что бы я мог искупить вину перед тобой… и я говорил не про платье.
- цену говоришь… какова может быть цена у жизней тысяч моих детей? Может быть ты можешь вернуть их в этот мир? Нет? А может хочешь предложить деньги за каждого убитого? – Ноздри Луны в гневе начали раздуваться при каждом вдохе, зрачки наконец приняли вертикальную форму и покраснели, а вокруг тела начала сгущаться тьма. – Знаешь… кажется я придумала кое-что более интересное, и подходящее для мести…
В воздухе повисла тишина, которую можно было почувствовать физически. Богиня ночи растянула губы в улыбке, демонстрируя удлинившиеся клыки, и следующие ее слова звучали уже с явной примесью шипения:
- убей по алмазному псу, за каждого моего ребенка убитого твоими отродьями.
- ты уверена, что хочешь именно этого? – Мой голос оставался спокойным, может быть даже равнодушным.
- хочу… я хочу что бы ты почувствовал ту же боль, и даже большую.
- хорошо, да будет так.
Поднимаюсь из-за стола, и шагаю к выходу. Мне еще нужно расплатиться за «ВИП» кабинет, да и с массовым геноцидом собственных последователей что ни будь нужно придумать. Но надеюсь что расчет на характер Луны себя все же оправдает…
- стой! – Окликнула меня принцесса, когда рука уже легла на дверную ручку.
- что ни будь еще? – Поворачиваю голову и скашиваю взгляд на Луну, которая кажется даже стала меньше ростом.
- зачем…? – не поворачивая ко мне мордочки, вмиг ослабевшим голосом спросила девушка, в которой уже сложно было узнать грозную богиню.
- я хочу что бы ты перестала жаждать моей крови, ведь теперь, когда наша общая задача – защита Эквистрии, невозможность повернуться спиной к союзнику, может стоить победы в столкновении с врагом.
- почему…? – Столь же тихо задала следующий вопрос Луна.
- они были опасны. Слишком сильные, выносливые и жестокие, а еще умные, и потому вдвойне опасные. Вот мои командиры и решили, что первым делом следует избавиться от тех, кто может добраться до них самих.
Наверное я перестарался с равнодушием в голосе, так как следующие слова богини ночи, слышались уже сквозь рычание:
- ненавижу… как же я тебя ненавижу. Если бы не сестра, я уже вырвала бы твое сердце, и заставила бы сожрать.
- хм, значит этого ты хочешь? – Спрашиваю с легким интересом, словно речь идет не о моей жизни, а о завтрашней погоде.
- да! Нет… ты нужен Селестии… - Если первое слово Луна выкрикнула, то последнее прошептала едва слышно.
- раз ты хочешь отомстить именно мне, но не можешь убить, тогда может согласишься выместить злость менее кровавым способом?
- каким же?
- ну например, можешь меня побить без использования магии. Обещаю, сопротивляться не буду…
Не успел я договорить, как Луна оказалась стоящей в шаге от меня, с горящими гневом глазами и искаженным хищным оскалом лицом. На сжатых в кулаки пальцах блеснули серебряные перстни, складывающиеся в кастеты, крылья резко расправились и спустя секунду, взгляд уловил смазанное движение.
«да неужели? Поверить не могу что этот идиотский план сработал. Теперь бы пережить избиение, и можно будет попробовать поговорить».
Будучи адвокатом, я часто изучал психологические портреты своих оппонентов, и зная некоторые факты их жизней, во время заседаний суда, подводил к нужным мне действиям. Иногда, в самых удачных случаях, жертва даже не подозревала что ей манипулировали. Сегодняшний же случай, отличался от всего ранее пережитого опыта, Луне стоило только предложить ударить меня без последствий для сестры, как она с радостью вцепилась в эту возможность. Хорошо хоть хватило ума поставить условие, не применять магию.
Хлесткий удар, и кулак впечатывается в солнечное сплетение, затем локоть врезается под ребра, колено в пах, открытая ладонь бьет по правому глазу, от чего он едва не лопается. Луна демонстрировала высочайший уровень владения рукопашным боем, не стесняясь применять «грязные» приемы и бить по особо уязвимым точкам. Она была похожа на разъяренную фурию, двигалась стремительно и грациозно, и я наверное даже залюбовался сим действом, если бы не выступал в качестве манекена для отработки ударов.
Хоть Дискорд и умел драться, но в сравнении с тем что демонстрировала Луна, делал это на уровне дилетанта, предпочитая решать разногласия при помощи магии. Единственное, чем «лорд хаоса» овладел в совершенстве, (кроме колдовства, в котором с ним мало кто мог сравниться даже когда существовало множество других богов), это прямой обоюдоострый полуторный меч.
«кстати, надо будет проверить, сохранились ли навыки махания железками… всегда мечтал изобразить из себя средневекового рыцаря».
Прошло меньше двух минут, а мое тело уже стояло на коленях, опираясь об пол единственной целой рукой, и кашляя кровью из легких, пробитых множеством осколков сломанных ребер. Луна же, отступив на пару шагов, (наверняка, что бы не испачкаться в моей крови), стояла безвольно опустив руки и тяжело дыша. Ее платье, во время избиения, порвалось в нескольких местах, грива растрепалась и теперь некоторые пряди, скрывали выражение мордочки. Зато точно можно было сказать, что глаза приняли свой обычный вид, и теперь тускло сияли ровным сиреневым цветом.
- кха-кха… впечатляет. Не будь я бессмертным, уже писал бы завещание. – Криво усмехаюсь, и пытаюсь подняться на ноги, что с первого раза не получилось.
- рада была встретиться Дискорд, я действительно приятно провела время. – Отдышавшись, богиня ночи выпрямилась и небрежным движением руки закинула выбившиеся пряди за спину. – Слухи не врали, ты действительно знаешь как угодить женщине.
Обходя меня по дуге, принцесса направилась к двери, видимо решив что разговор окончен, (а может хотела в тишине и покое разобраться в бушующем шторме эмоций).
«извини, но как сказал один умный человек, «куй железо, не отходя от кассы»».
Рывком поднимаюсь на ноги, и спустя шаг, преграждаю принцессе дорогу.
- уже уходишь, совсем не хочешь продолжить веселье?
- ты псих? – Луна насторожилась, вскинув руки приготовилась защищаться.
- псих, это без сомнений. Нормальный, на подобное не согласился бы и под страхом смерти. – Активирую заклинание полного исцеления, которое в миг сожрало десятую часть моего резерва, тут же начав залечивать повреждения со скоростью, даже превосходящей ту, с которой Луна эти повреждения наносила. – Вообще-то, я хотел сказать, что тут неподалеку есть арена, на которой можно было бы продолжить наше общение. Давненько я не разминал кости.
Услышав вполне нормальный голос, (без ненормального в данной ситуации веселья или оправданной злости), богиня ночи расслабилась:
- может быть в другой раз.
- а что так? – В удивлении поднимаю бровь, а затем словно что-то поняв добавляю. – Неужели боишься драться с противником, который может ударить в ответ?
- боюсь? Я? Тебя? – С каждым словом, утихшая было злость, вновь разгоралась в ее глазах.
- ну, если исходить из твоей попытки убежать, выходит что так.
- без магии? – Подозрительно осведомилась принцесса.
- разумеется. Мне она и не понадобится. – Отвечаю с начавшей проступать хищной улыбкой.
- веди. – Рыкнула моя противница.
Накладываю на себя иллюзию целого костюма, и тем же способом, маскирую повреждения платья Луны. За дверь мы вышли уже в презентабельном виде, по пути «надев» спокойные, даже меланхоличные выражения морд, (или мордочек, как в случаи Луны).
В общем зале, я нашел взглядом Жана, и кивнув ему на спешащего на перехват администратора, отправил расплачиваться за кабинет. В дальнейшем, мы не задерживались ни у выхода, ни на улице, по которой шли минут десять, под взглядами охраны как моей, (Серна умело скрывалась в тенях зданий, словно ассасин), и богини ночи, (эти шли не скрываясь, но не приближались ближе чем на пятьдесят шагов, не видя угрозы для охраняемой).
Сторож спортивного комплекса, когда увидел Луну, а потом перевел взгляд на меня и подключил память, без лишних вопросов провел нас на арену, и даже открыл раздевалки, где можно было сменить наши не самые удобные наряды, на спортивную форму.
Прошло еще пять минут, и вот мы стоим на желтом ковре, по краю очерченном красной полосой. Наш «ринг», в длину и ширину имеет по пять метров, и хоть жестких ограничителей пространства нет, (кроме стен зала), мы не собираемся пересекать воображаемую границу.
Луна сменила свое потрепанное платье на облегающее трико серого цвета, собрала гриву в хвост, и связала каким-то шнурком, что в общем-то не испортило ее внешность, лишь придав подростковых черт мордочке. я, избавившись от костюма, надел только мешковатые штаны, в которых пришлось проделать дырку для хвоста, и теперь красовался обнаженным мускулистым торсом.
- что это у тебя? – Нахмурилась принцесса, глядя на два посоха, оббитых войлоком, которые я держал в руках.
- ничего особенного, просто решил разнообразить наш досуг. – Оскалившись, бросаю один из посохов противнице, которая поймала «снаряд» без каких либо усилий, или применения магии. – Ну, понеслась!
И действительно «понеслась», Луна на меня, размахивая своим оружием как пропеллером, обрушивая град ударов со всех возможных, (а иногда и невозможных), направлений. Мне оставалось только обороняться, подставляя свой посох под самые опасные выпады, и блокируя часть ударов руками и ногами. Пару раз, я все же ее задел, но это смотрелось откровенно жалко на фоне десятков пропущенных атак.
«еще немного, и я начну терять самоуважение».
Мы сражались всю ночь, без отдыха и разговоров. Наконец, при очередном столкновении, посохи хрустнули и сломались. В моих руках остались две почти равные половинки, Луна же, с какой-то детской обидой смотрела на тридцатисантиметровый обломок в своих руках.
Оглядевшись, я приметил длинную скамью у стены, на которой стояли две бутылки, предположительно с водой. Махнув в направлении выбранной цели, молча начинаю шагать, и вскоре слышу что моя противница, двинулась следом.
Опустившись на скамью, чувствую как начинают неметь усталые мышцы, более не поддерживаемые адреналином. Приходится при помощи магии разгонять кровь, усиленно удаляя из организма молочную кислоту. К немалому удивлению, принцесса не просто села рядом со мной, но обхватив себя крыльями, спиной облокотилась на мое плечо.
Кроме нас двоих, в зале никого не было, а ведь я помнил, что во время нашего спарринга, здесь находились по крайней мере четверо телохранителей Луны, с отвисшими челюстями наблюдающие, какие кульбиты выполняет их подопечная, при очередном рывке просто размываясь в воздухе.
- Дискорд. – Усталым, но ровным голосом позвала богиня ночи.
- ммм? – Мне было лень даже говорить, а ведь предстояло еще и бутылку с водой открывать.
«вот идиот, а про телекинез я и забыл».
Напрягаю мозг, и вижу как сосуд с желанной жидкостью зависает напротив моих глаз. Еще одна мысленная команда, и крышка с щелчком отлетает в сторону.
- ты ведь специально все это подстроил, спланировал разговор с самого начала?
- если я скажу «нет», ты ведь не поверишь? – Спрашиваю исключительно для успокоения совести, впрочем не сомневаясь в ответе.
- нет. – Не разочаровала меня Луна.
- да. – Подтвердил догадку собеседницы я.
Посидели, помолчали, затем принцесса вновь нарушила тишину:
- зачем все это?
- данное мероприятие направлено на улучшение отношений в коллективе. – Цитирую одного психолога, из своей прошлой жизни. – Впрочем, я вправду хочу наладить с тобой нормальные отношения.
- вряд ли получится. – Луна покачала головой. – Я по прежнему тебя ненавижу… но думаю что смогу изображать вежливое дружелюбие при посторонних.
- вот видишь, мы уже не посторонние… - Криво усмехаюсь. – Знаешь, как только появится способ, я помогу тебе возродить твою расу, клянусь.
После этих слов, богиня ночи напряглась всем телом, но не спешила что либо предпринимать. Через некоторое время, она снова расслабилась, и только тогда задала вопрос:
- зачем?
- я все еще должен искупить свою вину, (так же как и тело, полученную в наследство от Дискорда), да и кроме того, просто хочу чем ни будь тебе угодить. – Попытавшись многозначительно подмигнуть, натыкаюсь на излишне серьезный взгляд сиреневых глаз, и всякое желание веселиться сразу отпадает.
- все равно, не прощу. – Тихо, что бы не слышали возможные наблюдатели, произнесла богиня ночи, и грациозно поднялась на ноги, зашагав в сторону одной из дверей. – Увидимся на совещании совета Эквистрии.
- Луна, выход не там. – Произношу вполне очевидную вещь, просто для того, что бы последними словами не оказалась та неприятная фраза.
- где-то здесь, должен быть душ. Нет, компанию мне составлять не нужно, и спину я сама потру. – Без тени эмоций, и не оборачиваясь, ответила мне принцесса.
Проводив взглядом свою сегодняшнюю противницу, сам неспешно встаю со скамьи, и двигаюсь к выходу. Вроде бы, все прошло по плану, и удара в спину от «союзницы» теперь можно не ждать… но почему так паршиво на душе?
В коридоре меня встретила Серна, накинувшая на плечи плотное черное пальто, и указавшая на мягкие домашние тапочки, стоящие у стены.
- Жан уже подогнал машину, а Фердинанд и совет ордена, ждут вас для подписания документов о передаче прав собственности на девять фирм.
«слава богу, хоть сонливости не чувствую. Наверное, за время заключения, тело отдохнуло на пару сотен лет вперед».

Со всеми бумагами, мы разобрались примерно за час, и это была заслуга Фердинанда, умудрившегося подготовить все так, что мне оставалось прочитать краткую «выжимку», после чего поставить свой автограф на нескольких листах. С назначениями по сферам ответственности каждого члена совета директоров, так же сложностей не возникло, бывшие владельцы просто продолжат управлять своими же фирмами, просто под новой эмблемой, и с некоторыми дополнительными финансовыми вливаниями.
Что касается финансов: мне стоило немалых усилий не прослезиться, когда пространственный карман почти полностью опустел. Для себя я оставил лишь книги и артефакты, ну и разумеется маленький сундучок золота, так, на всякий случай. Деньги были разделены на две половины, одну из которых еще раз поделили между собой девять директоров, в мечтах уже видящих свои фирмы на гребне успеха. Вторая часть, полностью пошла на первый взнос моего личного проекта.
- господин Дискорд. – В кабинет тенью скользнул Фердинанд, и с выжидающим выражением застыл по правую от меня руку.
«хм, а ведь я даже не заметил, когда он нас покинул».
- говори. – откидываюсь на спинку кресла, опускаю руки на подлокотники. Члены совета, так же с интересом смотрят на дворецкого.
- прибыли две гостьи, Пинкамина и Рарити. Как они говорят, целью визита является помощь вам в привыкании к новому времени…
Единорога прервал фырк кого-то из директоров, не сумевших удержать смех.
- кажется, принцесса Селестия решила не дать мне слишком уж активно работать, и для этого даже прислала пару своих приближенных. Я и не мечтал о такой удаче… - Поймав на себе непонимающие взгляды, извлекаю на свет два досье, переданные Серной еще в лимузине. – Пинкамина, довольно неординарная личность, желанный гость на вечеринках в высшем обществе, работает в сфере развлекательных и игровых учреждений, мечтает о собственном бизнесе. Несколько раз пыталась взять кредит на строительство «детского казино», в котором семейные пары, могли бы проводить время вместе с детьми, но банки всякий раз отказывали, считая идею заведомо обреченной на крах. Вторая гостья, Рарити, владелец сети ателье, уже сейчас признанный мастер в создании одежды… мне продолжать?
Присутствующие синхронно помотали головами, хотя искры понимания были в глазах лишь четверых из них.
- я и не мечтал о подобном подарке со стороны Селестии. – Прищуриваю глаза, растягивая губы в предвкушающей улыбке. – И раз уж мы закончили со всеми формальностями…
- одна «формальность» осталась. – Голос подал пожилой серый единорог, большую часть времени предпочитающий молчать, а потому сливающийся с интерьером. – Как вы собираетесь назвать корпорацию? Это нужно внести в документы.
- хм… «Дискорп», по моему звучит. Это все? В таком случаи, более не задерживаю вас, уверен, у всех есть неотложные дела.
Дождавшись пока члены совета встанут из-за стола, а затем коротко поклонившись, покинут кабинет закрыв за собой дверь, спрашиваю у Фердинанда:
- где мне искать наших гостий?
- я взял на себя смелость проводить их в гостиную на первом этаже, и распорядился подать чай. – Единорог отозвался равнодушным «чопорным» голосом, слишком сильно погружаясь в роль дворецкого.
- прекрасно, не буду заставлять себя слишком долго ждать.
Стоило мне появиться на пороге гостиной, как я почувствовал пристальный и какой-то оценивающий взгляд, причем направленный не на меня, а на мою одежду. Замечу, что вернувшись после ночного приключения, мне совершенно не хотелось нацеплять на себя очередной костюм, а потому, надеты были облегающая торс белая футболка, серые джинсы и «кроссовки», перешитые под мою ступню.
Рарити, (снежно белая единорожка), оценила мой внешний вид, и на ее мордочке отразилось тщательно скрываемое под безразличие, легкое раздражение. Розовая лошадка, мазнув по мне взглядом, вернулась к более интересующему ее чаю с шоколадными печенюшками.
- добрый день леди. Чем обязан визиту таких красавиц?
Нацепив на морду самое добродушное, (но при этом с примесью надменности), выражение, захожу в комнату, и неспешно занимаю одно из свободных кресел рядом с чайным столиком. Тут же из другой двери появляется Ангел с подносом, на котором стоит фарфоровая чашечка и блюдце с пирожным.
- принцесса Селестия решила, что вам нужна помощь. – Дождавшись когда служанка уйдет, заговорила Рарити. – Но мне кажется, вы и сами вполне неплохо справляетесь, да и своих «помощников» у вас более чем достаточно.
- неужели вам неприятно мое общество? – Подпускаю в голос обиды и разочарования.
- мое время стоит очень дорого, и вместо того что бы тратить его без дела здесь, я могла бы разобраться с парой заказов… - Белая единорожка изобразила жест, должный изображать усталый взмах рукой. – Впрочем, не стоит об этом, приказы принцессы важнее личных дел.
- а вы, мисс Пинкамина, так же считаете визит в мой дом, пустой тратой времени?
Розовая лошадка, с сожалением проводила взглядом последний кусочек пирожного, скрывшийся за моими зубами, после чего вернула внимание своему чаю. Когда она все же заговорила, в голосе звучала неподдельная скука:
- я надеялась, что в доме злобного древнего бога, будет немного интереснее. Впрочем, до вечера у меня все равно нет никаких дел, так что не вижу разницы сидеть у себя и смотреть телевизор, или тащиться за город… - Ехидно скривив мордочку, девушка с необычайно проницательными глазами, (одетая в желтый топик с рисунком в виде оранжевых цветов, и серые облегающие штаны, доходящие до середины голеней), добавила, окончательно теряя ко мне интерес. – Зовите меня Пинки, не люблю свое полное имя.
- что ж… раз так… - Отставляю в сторону опустевшую чашку, и внимательно смотрю в глаза Рарити, от чего единорожка нервно напрягается, словно ожидает, что я на нее нападу. – Я тут решил заняться бизнесом, а символ для компании и униформу для сотрудников придумать не могу…
- не работаю бесплатно. – Отрезала единорожка, почувствовав себя в своей стихии.
- а разве я спорю? – Изображаю удивление. – О цене договоримся, когда я увижу хотя-бы приблизительные наброски.
- у меня нет с собой принадлежностей для рисования. – На этот раз, слова прозвучали чуть смущенно, а в глазах мелькнуло сожаление.
- Фердинанд, принеси бумагу и карандаши, желательно разноцветные! – К дворецкому я обратился, не отрывая взгляда от мордочки единорожки, но так и не заметил того момента, когда высокомерная аристократка превратилась в спокойного и расчетливого профессионала своего дела. – Что ни будь еще?
- хотелось бы услышать, хотя бы приблизительно, в каком направлении мне работать?
- полностью полагаюсь на вас, у меня есть некоторые проблемы с вкусом к одежде. – Развожу руками, как бы говоря «ничем не могу быть полезен».
- да, я уже это заметила. – Очередной взгляд на мою одежду, но на этот раз, на мордочке отразилась снисходительная улыбка. – Я бы могла помочь вам с гардеробом… за отдельную плату конечно.
Дальнейшее времяпрепровождения было довольно интересным. Рарити забрасывала меня уточняющими вопросами, без устали работая принесенными карандашами, и словно забыла кто я, даже начала шутить, а иногда и откровенно критиковать те или иные идеи. Увлекшись любимой работой, она в итоге набросала несколько вариантов формы для офисных работников, охранников и даже строителей, а узнав про планируемое строительство отелей, казино и магазинов, продолжила творить с удвоенным усердием.
Я все же раскрыл свою тайну, (которая вскоре станет известна всем), мой главный проект, который должен как обеспечить приток денежных средств так и улучшение репутации у народа, это создание города-казино, вроде Лас-Вегаса. Удивительно, но в этом мире еще не существовало ничего подобного, и для меня будет грешно не занять столь удобную нишу. Дискорд – бог азартных игр!
Рарити по достоинству оценила идею, и предложила солидную скидку, за право открыть свое ателье в новом городе. Но даже не это меня удивило больше, Пинки, пока мы работали над одеждой для сотрудников моей корпорации, придумала и нарисовала символ, напоминающий одновременно и знак Бэтмена, и корону с шестью острыми зубцами, подозрительно похожими на мои рога.
- а неплохо. – Произнес я, после изучения рисунка, (красного символа на сером фоне).
- пользуйся, дарю. – Розовая лошадка, немного развеселившись, забралась в кресло с ногами, и теперь рассматривала готовые наброски сделанные Рарити.
«более удобного случая может и не представиться, а держать неподалеку обязанную тебе приближенную Селестии может быть полезно…».
- Пинки, я тут случайно узнал…, (девушки синхронно фыркнули, выражая свое мнение о «случайности» моих действий), …ну может и не случайно, но ведь узнал. – Покорно соглашаюсь со своими гостьями. – Ты хотела открыть заведение, «детское казино»?
- хотела. – Буркнула Розовая лошадка, тут же теряя веселый настрой.
- так вот я подумал, что вполне могу себе позволить подобное строительство, но мне нужен будет управляющий… - Делаю театральную паузу, усиливая интерес собеседниц. - …так что, предлагаю эту должность тебе, с правом выкупа заведения.
Радостных возгласов не последовало, напротив, Пинки уставилась на меня с абсолютно не читаемым выражением на мордочке. и ее еще считают наивной и несерьезной?
- зачем это вам?
- в моем городе должно быть разнообразие, каждый сможет найти место для отдыха, от престарелых миллионеров, до простой семьи работяг, решивших провести отпуск вместе с детьми. Не скажу, что это единственная причина, по которой я делаю тебе такое предложение, но об остальных умолчу по личным мотивам. И да, если ты откажешься, я все равно построю «детское казино», просто найду для него другого управляющего.
- я должна руководить постройкой, с момента закладки первого камня. – Поставила условие Пинки.
- договорились. – С улыбкой протягиваю девушке руку.
- договорились. – Подтвердила лошадка, и после рукопожатия, словно превратилась в совершенно иную личность. С радостным визгом, заключила подругу в объятия, и растянув улыбку от уха до уха, завопила. – У-р-р-р-а!
И я даже поверил бы в столь резкую перемену настроения, если бы не глаза, так и не сменившие задумчивого выражения.
«надо будет потренировать ее, а-то все старания идут насмарку. В будущем, умение изображать нужные эмоции, может ей пригодиться».

Девушки пробыли у меня в гостях еще два часа, за которые Рарити успела снять с меня мерки, обещая к концу следующей недели прислать комплект одежды на все случаи жизни. Пинки, полностью погрузилась в рисование, тщательно выводя на бумаге разнообразные варианты внешнего вида будущего казино, от усердия даже временами прикусывая кончик высунутого языка, выглядя в такие моменты необычайно мило, (раз уж даже я это заметил).
Хорошо это или плохо, но все имеет конец, вот и наши посиделки не стали исключением. В очередной раз посмотрев на часы, белая единорожка заявила, что у нее назначена важная встреча, и она больше не может задерживаться, розовая лошадка, тут же собрала все исписанные листы бумаги, и поспешила попрощаться, устремившись вслед за подругой. На этот раз мне не пришлось предлагать гостьям отвезти их на лимузине, так как они приехали на своей машине, оказавшейся двухместным красным кабриолетом.
- должна признать, эта встреча была не столь неприятной и бесполезной, как я ожидала. – На прощание произнесла Рарити. – Скоро будет показ моей осенней коллекции, буду рада если вы решите заглянуть, приглашение пришлю завтра.
- пока-пока. – Пинки заняла место рядом с водителем, и помахав рукой, потеряла ко мне интерес, закопавшись в своих рисунках.
- рад был нашей встрече. – Сверкнув клыкастой улыбкой, произнес я, и проводив удаляющуюся машину взглядом, решительно зашагал к особняку.
Желания чем-либо заниматься не было, впервые с момента разморозки, хотелось просто лечь и лежать, тупо пялясь в потолок, или экран «зомбоящика», как любили называть телевизор в моем прошлом мире. Но к несчастью, реальность совершенно не интересовалась желаниями какого-то мелкого полубога, и стоило шагнуть через порог дома, как из воздуха материализовался Фердинанд, оповестивший о необходимости подготовиться к съемкам в очередной вечерней передаче, (на этот раз строго политической направленности), после которой предстоит пережить встречу в ресторане, с представителем одного из благородных семейств, готовых вступить в аппозицию к принцессам.
«скорее оппозиция хочет, что бы я вступил в их ряды. Может быть и стоит так поступить… хотя, гораздо веселее будет, если я в открытую стану поддерживать Селестию. Наверняка это поломает кучу планов и интриг».
- господин Дискорд, это разумеется не мое дело, (я удержался от смешка, услышав подобное от главы «ордена хаоса»), но хотя бы первое время, пока наши ряды малочисленны а влияние незначительно, советую придерживаться нейтралитета между принцессами и их противниками. Позже, когда корпорация заявит о себе не только в Эквистрии, но и в соседних странах, а так же будет построен город-казино, вы и сами сможете диктовать свои условия.
«да понимаю я, что кроме громкого имени, ничего не имею за душой. Однако, так не хочется «прогибаться» ни перед кем… видимо действительно, на собраниях совета Эквистрии, придется с умным видом молчать, или нести ничего не значащую чушь. А-то ведь любая из противоборствующих сторон, без особых усилий, «похоронит» все мои начинания, а ведь на вторую попытку ни денег, ни иных ресурсов, уже не останется».
- что ни будь еще? – Осведомляюсь нейтральным тоном, тратя немало усилий на подавление внезапно вспыхнувшей злости.
- нам удалось связаться с представителями алмазных псов, через две недели они готовятся отправить делегацию в столицу Эквистрии, что бы начать переговоры о создании постоянного посольства, и военном союзе. Нам придется приложить немало усилий, что бы инициатива не была «задавлена» аристократией, все же слишком много крови и иных обид между расами.
- это как раз не проблема, кому-то можно предложить долю в торговле ресурсами алмазных псов, а принцессам я пообещаю армию из нескольких тысяч идеальных машин смерти, на случай пограничных столкновений с излишне активными соседями.
- вы думаете, хищники согласятся встать на защиту Эквистрии? – Эти слова прозвучали с явным скепсисом.
- ты забываешь, что для алмазных псов, я такой же создатель, как Селестия и Луна, для пегасов единорогов и коней. Кроме того, жажда битв в их крови как и у минотавров, и если я укажу им цель, никто не станет спорить и задавать вопросы. Если бы в свое время удалось привить им магию, то война закончилась бы совсем с иным исходом…
Пришлось себя останавливать, так как мысли устремились в какое-то совсем уж не конструктивное русло. Один из потоков сознания, даже начал рассчитывать, смогут ли мои «песики», во время переговоров, захватить дворец принцесс.
- простите господин, просто мне тяжело рассматривать алмазных псов как союзников а не врагов. Все же они слишком долго являлись угрозой, и об устройстве их общин совершенно ничего не известно.
«еще бы, ведь завербовать шпиона среди преданных хозяину собак, дело нетривиальное, а представители этой расы еще и не спешили общаться с соседями, ограничивая контакты редкой торговлей. Думаю, никто из смертных Эквистрийцев, даже на верхних уровнях шахт алмазных псов не бывал… по крайней мере без кандалов и в сознании».
- будем решать проблемы, по мере их поступления. – Прервал бесполезные рассуждения я.
- вы правы господин. – Фердинанд тяжело ступая, направился вглубь дома. Впервые на моей памяти, он позволил себе продемонстрировать слабость, вызванную далеко не малым возрастом. – Видимо, мой разум не столь уж и гибок, раз я мыслю стереотипами.
Уже на пути в студию, (не ту что в прошлый раз), мне в голову пришла гениальная в своей простоте мысль:
«почему бы мне не приказать алмазным псам, выделить средства на строительство города-казино?».
Разумеется, нельзя было просто забрать деньги у расы своих последователей, (хотя думаю они не стали бы возмущаться, слишком сильна верность создателю). Но основать пару фирм для выгодного, (для меня), обмена драгоценных камней и металлов, на товары необходимые народу живущему под землей, никто помешать не сможет. И если за продукты питания, покупатели будут платить золотом по весу, то это их воля, и все протесты конкурентов, пусть адресуются правителям шахт и катакомб.
Хотя, настолько наглеть конечно не стоит, а-то Селестия не обрадуется краху цен на драгоценные металлы, что сильно ударит по бюджету страны. Зато, можно не беспокоиться о каждой потраченной монете, «вливания» дополнительных средств в корпорацию, можно будет начать сразу же, как только принцессы заключат союз с вожаками псов. Мне же, для дополнительной гарантии своего благополучия, всего лишь следует отдать приказ, торговать только с моими подчиненными.
В приподнятом настроении, я прибыл на съемки телепередачи, и был даже немного разочарован. В течении часа, эксперты в политике и экономике, забрасывали меня вопросами, общий смысл которых сводился к «когда вы собираетесь захватить Эквистрию?», и «что ждет предпринимателей в случаи вашей победы в противостоянии с принцессами?». Все уверения в том, что мне совершенно не интересна политика, и против нынешней власти ничего не имею, пропускались мимо ушей, лишь убеждая собеседников в обратном.
Затем была встреча с представителем аристократии, который широким жестом разрешил мне заказывать все, что душе угодно. Ох и опрометчивый это был шаг, учитывая что мы находились в одном из самых дорогих заведений. Я все же заказал себе омлет из дюжины яиц феникса, (в этом мире птица хоть и редкая, но не мифическая, да и к существу возрождающемуся из пепла, никакого отношения не имеет).
Осторожные попытки склонить меня на сторону государственной оппозиции, были мужественно незамечены. Может быть, мне стоило бы играть чуть похуже, так как к концу разговора, собеседник явно начал считать меня кем-то вроде безграмотного провинциала, и с приложением немалых волевых усилий, удерживался от откровенных оскорблений.
«представляю, что с этим парнем сделают более опытные коллеги, когда он перескажет им весь разговор».
Внутренне веселясь, я покинул ресторан, уже ожидая следующего раунда переговоров с аристократами. Не стоило обманывать себя, считая всех остальных глупцами, ведь это самый легкий и быстрый способ потерять как влияние, так и все финансовые средства. Думаю главы родов, легко разгадают сегодняшний спектакль, или хотя бы догадаются, что древний бог, однажды чуть было не захвативший полмира, по определению не может быть дураком.
Вернувшись домой, решаю что подвигов на благо себя, совершил уже более чем достаточно, и пора немного потрудиться для родной, (пусть и с недавних пор), Эквистрии. Тем более, что обещание данное Луне, все же следует попытаться выполнить.
Как и в прошлый раз, для использования чар «астрального двойника», я решил использовать ванную комнату. Тело, под присмотром одного из потоков сознания, отдохнет и заодно отмокнет в горячей воде, а разум займется вербовкой сторонников, которые при умелых действиях, даже не догадаются о моих истинных целях.
Дабы гарантировать себе приемлемые условия на случай «активных переговоров», закачиваю в астрального двойника чуть ли не половину своего резерва. Кстати, довольно забавное ощущение, смотреть на себя со стороны, при этом получая картинку как из глаз материального тела, так и астрального.
- ну, я пошел? – Задаю вопрос Дискорду, расслабленно развалившемуся у бортика бассейна.
- вали уже. – Отвечаю Дискорду, прозрачная фигура которого висит в метре над водой.
- ну я и хам. – Фыркаю, и набирая скорость, вылетаю сквозь стену.
Сегодня, мой путь лежит на север, за пределы Эквистрии, в страну, носящую гордое название «кристальная империя». Почему в моих мыслях столько скепсиса? Да потому, что один город, (пусть и очень большой), а так же пара десятков поселков городского типа вокруг, ну никак не тянут на то, что бы именоваться «империя».
Находясь в широтах, где снег тает всего на пару месяцев в середине лета, кристальная империя стала лидером в технологическом развитии. Вокруг города-столицы, где живет восемьдесят процентов населения страны, возведена высокая стена, на которую опирается сферический купол из искусственного кристалла, и вместе они являют собой прекрасную защиту как от морозов, (система климатического контроля под куполом работает как часы), от осадков и ветра, а так же нападений диких животных, и неменее диких соседей.
Правит этой «карманной» империей, некая незаурядная личность, именуемая королем Сомброй. Здесь моя логика дает сбой в очередной раз, ведь правильнее было бы, что бы титул правителя империи звучал бы как «император»… но в сравнении с тем, что Эквистрией руководят две принцессы, это не так уж и бросается в глаза.
«вот стану владыкой мира, раздам всем правильные титулы».
Однако вернемся к Сомбре, который как я уже упоминал, личность весьма незаурядная. Начать стоит с того, что является он смертным единорогом, который чуть больше тысячи лет назад, пытался захватить Эквистрию, но наткнулся на жаркое сопротивление местных жителей, а потом еще и схлестнулся с обозленной Селестией. Не смотря на катастрофическую разницу как в опыте поединков, так и магической силе, смертный маг сумел спастись, пусть и получил некоторые повреждения.
Вместе с единомышленниками и их родственниками, Сомбра бежал на север, где захватил самый дальний от столицы город, и объявив себя единоличным монархом, отделился от Эквистрии, основав свою империю. В те годы у принцесс было немало проблем, (да и разногласия появились, по итогам которых Луна оказалась в ссылке на спутнике планеты), так что на революционеров сперва махнули рукой, а затем они настолько укрепились, что без серьезной войны их стало не выбить из города. В итоге независимость новоявленное государство, отстояло почти без борьбы.
Покопавшись в памяти, полученной от Фердинанда при первой встрече, (очень полезная личность, имеет понятие о многих вещах в самых разных сферах деятельности), нашел портрет Сомбры, и после первого же взгляда, даже сбился с намеченного маршрута. Внешне, правитель кристальной империи, выглядел как Дарт Вейдер без шлема, в версии «антропоморфный единорог». Нижнюю половину морды, ему заменял динамик черного цвета, стилизованный под нижнюю челюсть, торс полностью скрывал стальной нагрудник, по бокам которого угадывались заглушки для «гнезд», о предназначении которых остается только догадываться. Руки и ноги, целиком затянутые в прорезиненную ткань, вполне могли быть протезами, что объясняло бы наличие громоздких железных перчаток, налокотников и наколенников.
То ли Селестия, все же нанесла Сомбре слишком большие повреждения, то ли годы, (больше тысячи лет), потрепали отнюдь не молодеющее тело, но получившийся в итоге киборг, внешний вид которого был выдержан в черных тонах, внушал уважение. Из общего ряда выбивались разве что рубиновый рог, и красные глаза с зелеными вертикальными зрачками, мерцающими призрачным огнем.
«попробую разыграть одну сценку… надеюсь за десять веков его психика не стала слишком невосприимчивой к внешним раздражителям».

…выйдя из кабины скоростного лифта, Сомбра размеренно зашагал по коридору погруженному в полумрак. Редкие горящие на потолке лампы, освещали плотно закрытые однообразные двери отличающиеся только порядковым номером. Толстый ковер заглушал стук копыт, окованных в сталь, и в виду отсутствия поблизости иных живых, полную тишину разрушало лишь слабое гудение вентилятора, установленного в грудной полости короля.
Посторонний наблюдатель мог бы сказать, «а как же телохранители, разве они не живые?». Дело было в том, что шесть силуэтов, бесшумно скользящих вдоль стен, уже давно не воспринимались правителем кристальной империи, как живые существа. Да и «разумными», назвать их можно было с большой натяжкой. Слишком много модернизаций перенесли бывшие единороги, лишившись множества важных органов, приобрели кучу полезных механизмов, и даже их мозги не избежали вмешательства.
Сообщение секретарши, о том что в рабочий кабинет ворвалось необычное существо, попутно обезвредившее охрану, застало Сомбру в попытке перейти в «спящий режим». Первый порыв, послать на устранение беспокоящего фактора солдат, был задавлен в зародыше, так же как и желание броситься на встречу с неизвестным самому, используя все ресурсы тела, дабы застать противника врасплох.
«правителю кристальной империи, не к лицу бегать тогда, когда можно спокойно идти».
Из слов секретарши, выяснилось что существо, проникнув в кабинет короля, заняло его кресло за рабочим столом, и потребовало принести кофе, начав копаться в выдвижных ящиках. Подобная наглость вызывала восхищение, а еще давала понять, что вторженец никуда не собирается убегать, и вполне вероятно, станет ожидать действий хозяина кабинета.
«за свои действия, ты умрешь… но за то что развеял мою скуку и показал бесполезность нынешней охранной системы, это произойдет быстро».
Замерев на миг у двери, отличающейся от остальных лишь табличкой, на которой была выгравирована цифра «1», Сомбра надавил на дверную ручку и толкнул створку, после чего шагнул в комнату, освещенную теплым светом десятка желтых ламп. Тут же ему на встречу, из-за стола с тремя мониторами, поднялась молодая серая лошадка с иссине черной гривой, одетая в светло голубой джинсовый комбинезон с множеством кармашков, и кобурой с пистолетом на правом бедре.
- ваше величество… - Секретарша вытянулась по стойке «смирно, боязливо косясь на темные фигуры за спиной монарха.
- он все еще здесь? – Прозвучал вопрос из динамика, лишенный даже намека на интонацию.
- так точно. – Секретарша попыталась вытянуться еще больше, хоть это и казалось невозможным. – Последние десять минут, из вашего кабинета доносятся звуки передвигаемой мебели, но я…
На последних словах, девушка сильно покраснела и отвела взгляд от светящихся зеленым зрачков короля. Впрочем, догадаться о том, почему серая лошадка не решилась проверить, что же происходит за дверью, можно было просто обратив внимание на двух охранников, замеревших у стены с вскинутым оружием и совершенно пустым взглядом.
Сделав едва заметный жест, Сомбра послал вперед своих телохранителей, затем посмотрел на нервничающую девушку и произнес:
- ты молодец, завтра можешь быть свободна.
- может быть, стоит вызвать солдат? – Неуверенно предложила лошадка.
- нет. – Твердо заявил Сомбра, уже шагая к распахнутой двери своего кабинета. – Я лично разберусь с «гостем».
Но стоило королю перешагнуть порог, как в душе начал шевелиться червячок сомнений. Шестеро бойцов, идеальных машин для убийств, совершенных гибридов органики и механики, в разных позах стояли вдоль стены, будто бы готовились к бою. Но… они не шевелились, и если бы их глаза не были заменены на сверх чувствительные камеры, то правитель кристальной империи мог бы наблюдать тот же пустой взгляд, что и у охранников в предыдущей комнате.
Рабочий стол, с середины помещения был передвинут к единственному окну, перед которым в кресле, склонившись над какими-то бумагами, сидел вторженец. Он был закутан в красный плащ с глубоким капюшоном, а руки обтягивали красные же перчатки, едва выглядывающие из широких рукавов. Появление короля, ничуть не смутило «гостя», который даже не счел нужным оторваться от чтения.
«нет, ты все же будешь страдать, и испытаешь на себе все мастерство моих палачей».
Вскинув руки, Сомбра отправил в противника волну пространственных искажений, вслед за которой послал ветвистую белую молнию, вырвавшуюся из кончиков пальцев. Он не боялся сражений, да и так просто как с обычными, (пусть и модернизированными) бойцами, с сильным магом не справиться. По крайней мере, вероятность этого была весьма несущественна…
Волна искажений смяла стол со всем содержимым, наткнулась на «гостя», и не навредив ему, обогнула как прилив огибает скалу, заполняя водой ровный пляж. Молния, так же не причинила незнакомцу вреда, беспомощно соскользнув с плаща и оставив опаленные следы на паркете.
- не самый умный поступок… от существа прожившего больше тысячи лет, я ожидал большего. – Прогудел низкий голос из-под капюшона, а затем вторженец поднял голову, и шевельнул пальцами правой руки.
За спиной короля захлопнулась дверь, в которую тут же начала барабанить оставшаяся по ту сторону секретарша, тела телохранителей, будто марионетки у которых перерезали ниточки, осели на пол. Но это не могло отвлечь Сомбру от открывшегося зрелища, заставляющего кровь в жилах холодеть, а мысли метаться в панике.
«этого не может быть… иллюзия? Маскировка? Какие-то чары?».
Под капюшоном вторженца не было лица, да и как теперь подозревал правитель кристальной империи, под плащом не было тела. Из-под нависшего края ткани, должного укрывать голову, на Сомбру смотрел серый клубящийся дым, не имеющий определенных черт и даже глаз.
- кто ты, и что тебе нужно? – Возможно впервые за несколько сотен лет, роботизированный единорог радовался тому, что динамик не передает эмоции.
- с этого и следовало начинать. – Спокойно произнес дым. – Будем считать, что твои действия, это шутка, ну а я над ней посмеялся.
Небрежный пас рукой, и телохранители начали шевелиться, двое из них даже поднялись на ноги, тут же наставив на врага короткие автоматы.
- что мне нужно? Хм-м… - Не обращая внимания на угрозу, (вряд ли пули смогут причинить вред дыму, даже если преодолеют защиту, об которую разбилась атака короля), плащ воспарил из неповрежденного кресла, и неспешно пересекая кабинет, приблизился к высокому зеркалу, за которым находилась бронированная дверь сейфа. – Давай сперва узнаем, что нужно тебе, и чем я могу наградить…
- наградить? – На этот раз, кажется даже динамик сумел выразить возмущение, вновь разбудившее гнев в Сомбре.
Плащ, (или дым под ним), проигнорировал вопрос, вытянув левую руку, коснулся поверхности стекла, сразу же пошедшей рябью. Вскоре, «волны» успокоились, и в зеркале, вместо красного плаща, с клубящимся под капюшоном дымом, отразилась принцесса Луна, одетая в длинное платье без рукавов, с серебряным обручем на талии, свободно спадающей на плечи гривой, рогом мерцающем тусклым светом звезд…
- хм-м. – Прервал тишину «плащ», заставляя короля оторвать взгляд от отражения, и перевести его на гостя. – Она прекрасна, не правда ли?
Сомбра ничего не ответил, да это и не требовалось. Мало кто знал, что свой поход за властью в Эквистрии, черный единорог с рубиновым рогом, начал именно ради нее… он хотел подарить Луне страну, а затем и весь мир, (если бы не Селестия, у плана были шансы исполниться). Но богиня ночи не приняла его любовь, не поняла бушующие в душе чувства… или все же поняла, но ей не позволили на них ответить?
Если бы в груди, закрытой стальным нагрудником, все еще билось живое сердце, сейчас оно разрывалось бы от боли, пытаясь вырваться из сковывающих его оков металла. Но и без этого, правитель кристальной империи переживал не самые приятные минуты своего существования, (жизнью его быт назвать уже было нельзя), отчаянно желая вновь лицезреть самое прекрасное в мире существо, боясь быть отвергнутым из-за своего уродства, и понимая что просто не сможет добраться до желанной цели, ведь Селестия, вряд ли упустит шанс доделать то, что начала более тысячи лет назад.
- а ведь я мог бы посодействовать вашей встрече. – Вновь протянув руку к зеркалу, «плащ» внезапно просунул кисть за стекло, и своими пальцами, обтянутыми красной перчаткой, схватил узкую ладонь принцессы.
Мягко улыбнувшись, «Луна», одарила «плащ» благосклонным взглядом сиреневых глаз, и приняв помощь, шагнула за пределы зеркала. – А может быть и не только встрече… подумай, на что ты готов ради нее.
Растягивая каждое слово, вторженец медленно плыл рядом с неспешно шагающей «Луной», покачивающей бедрами при каждом шаге и продолжающей улыбаться, но теперь уже пристально глядя на застывшего каменным изваянием Сомбру. Разум просто кричал о нелепости всего происходящего, но чувства всколыхнувшиеся в душе, отвергали логику, требуя кинуться вперед, заключить в объятия столь желанное тело…
- кто ты? – Сумел заставить себя задать вопрос король.
- в одном из миров, меня прозвали «плакальщик». По моему звучит достаточно неплохо, во всяком случаи, мне нравится. – Интонация голоса слегка изменилась, так что можно было подумать, что собеседник ухмыляется.
- чего ты хочешь? – Борясь с шумом в голове, продолжил задавать вопросы Сомбра, уже впрочем начав догадываться о целях визитера.
- я чего-то хочу? – Голос снова изменился, теперь он изображал удивление. – Я лишь предлагаю тебе шанс на исполнение мечты, а воспользоваться ли им, это уже решать тебе. Помни главное, без моей помощи, ты так и останешься бесполезным куском мяса, с вкраплениями металла, страдающим от собственного бессилия.
Правитель кристальной империи должен был разозлиться на столь откровенное оскорбление, но «Луна», была уже в шаге от него, и ее свободная рука начала тянуться к лицу черного единорога.
- когда я приду в следующий раз, ты скажешь, на что готов пойти ради шанса… - "Плакальщик" отпустил кисть принцессы, и довольно быстро вернулся в кресло, уже оттуда наблюдая за разворачивающейся картиной.
Сомбра попытался перехватить руку, тянущуюся к его лицу, но «Луна», ловко увернулась и беззвучно смеясь, побежала к зеркалу.
«нет! Только не сейчас!».
Единорог с рубиновым рогом, бросился в погоню за беглянкой, и настиг ее уже у самого стекла. Его руки сомкнулись на талии, обхваченной серебряным обручем и… «Луна», растаяла синим туманом, втянувшимся в зеркало, где снова принял вид крылато-рогатой лошадки, помахавшей своему преследователю изящной рукой, после чего картинка сменилась на самое обыкновенное отражение.
- когда я вернусь в следующий раз, ты скажешь на что готов… - Прогудел Плакальщик, когда дым начал рассеиваться, оставляя на кресле красный плащ и пару перчаток.
Сомбра не отводил невидящего взгляда от зеркала, к которому прижимал правую ладонь. С его чувствами жестоко поиграли, как голодному псу, подкинув «кость» в виде слабой надежды. Самым же главным оказалось то, что правитель кристальной империи, уже был готов очень на многое, (если не на все), ради исполнения своей мечты.
С треском ломающегося дерева, в кабинет ворвались облаченные в боевые скафандры, солдаты специального штурмового отряда, а вслед за ними, вбежала секретарша короля, взглядом выискивая угрозу.
- ваше величество… - Начала было девушка, но была грубо перебита правителем.
- все – вон. – И не оборачиваясь добавил. – Пусть рабочие принесут новый стол… и приберитесь здесь…

Под чарами невидимости, мой астральный двойник висел под куполом столицы кристальной империи, позволяя мне наслаждаться открывающимся видом. Хоть царила глубокая ночь, но множество мерцающих рекламных плакатов, закрепленных на столбах, подпорках и стенах зданий фонарей, а так же фар машин и прочих осветительных приборов, не позволяли ни одному переулку утонуть во тьме.
Здания, форма которых разнилась от башен с подобием дисков на вершинах, до полусфер, словно панцири гигантских черепах, замеревших между высокими «копьями» пытающимися пронзить небо, в совокупности с множеством навесных дорог, мостов, стеклянных труб, внутри которых стремительно двигались короткие поезда, создавали впечатление города будущего, как его наверное видели японские фантасты. И все это великолепие, гудело, пыхтело, галдело и ругалось, не затихая ни на мгновение.
«красиво конечно, но жить здесь я бы не согласился».
Вылетаю за пределы купола, и удалившись на расстояние, с которого всплеск энергии в городе засечь не смогут, развеиваю астрального двойника, возвращая все свое внимание материальному телу. Поток сознания, оставленный «дежурить», оповестил о том, что в ванную комнату никто даже не стучался, и только камера слежения включалась на несколько минут.
Немного побарахтавшись в уже остывшей воде, я вылез из бассейна, и используя уже проверенный трюк, удалил с тела лишнюю влагу. Завернувшись в один из халатов, (белый с желтыми цветочками), направляюсь в свою спальню, что бы с удобствами расположившись на кровати, обдумать прошедший разговор с Сомброй.
Еще во время учебы, в прошлой жизни, один престарелый преподаватель сказал «даже у самого умного, богатого, талантливого или просто хитрого человека, есть своя слабость, узнав о которой, можно заставить жертву вести себя подобно пускающему слюни подростку. Чаще всего это женщина, (или мужчина, но это уже зависит от пола жертвы), но бывают более интересные слабости, вроде коллекционирования марок, любви к дорогому вину, азартным играм, или склонности, связанные с нетрадиционной ориентацией». Уже самостоятельно я выяснил, что чем меньше слабостей у человека, тем чувствительнее эффект воздействия на них. Так например мужчина погрязший в потакании своим мелким желаниям, но скрывающий это от общественности и родственников, легко может игнорировать угрозы и попытки подкупа. Зато тот, чьи желания сконцентрированы на одном предмете или действии, превращается из куска камня с несгибаемой волей, в податливую глину, из которой можно лепить все что угодно.
Разумеется, встречаются и исключения, но они как и полагается, лишь подтверждают правила. Не мучает ли меня совесть, за то, как я поступил с чувствами Сомбры? Абсолютно нет, мне более стыдно, что для своих целей пришлось использовать образ Луны, мнение которой неожиданно стало иметь большой вес.
Кроме того, я ничего особенного не обещал правителю кристальной империи, встречу с богиней ночи я ему устрою… только вот это будет последняя встреча в его жизни. Как бы хороши не были перспективы манипулирования черным единорогом-киборгом, но он слишком опасен, его действия сложно просчитать, и кто знает, какие меры будут им предприняты, что бы избавиться от «плакальщика», после получения желаемого.
Предварительный план устранения всех нежелательных лиц, уже сформировался в моей голове. Но прежде чем это произойдет, тот же Сомбра, на добровольных началах, (и я не вру, он сам решит это сделать), поможет Эквистрии разобраться с внешними агрессорами.
Можно было бы попытаться стравить друг с другом элиту империи грифонов, (вот их страну даже империей назвать не стыдно, пусть территории и не богатые, зато обширные, да и на троне сидит император, а ни какой ни будь принц), но это будет слишком заметно, ведь «плакальщик» уже проявил себя в кристальной империи, у минотавров проснулся Краток, и если появится кто-то еще, то это уже могут связать с освобождением из многовекового заключения, одного скромного полубога. Так что самое большее, это вербовка одного-двух агентов, в перспективе имеющих право на престол… такими обычно проще всего управлять.
«чем только занимается разведка Селестии? Уже два дня как самая большая магическая аномалия прекратила свое существование, а никаких действий не предпринимается. Хотя, возможно они пытаются подобраться к жрецам, что бы убедиться что воскресший Краток, действительно «Краток», а не какой ни будь Дискорд».
- ладно, завтра будет день…
Мысленным усилием включаю телевизор, и целиком погружаюсь в изучение ночных передач. В отсутствии желания спать, оказывается есть и свои минусы. В голове возникали идеи наведаться к той же Серне, уж больно определенные намеки она делала, но пришлось от этого отказаться, так как что уж точно не пойдет на пользу, так это отношения с собственной служанкой-телохранителем. Подумывал даже позвонить Луне, но вряд ли принцесса обрадуется возможности пообщаться с виновником почти полного уничтожения ее народа, в середине ночи.
«мне надо обрастать знакомствами, не только деловыми».
Сделав такой вывод, откидываюсь на подушку и погружаюсь в медитацию. Пусть это и не сон, зато хоть немного поможет сократить время ожидания утра, и музыкальный канал, на котором выступала какая-то зеленая пегаска, этому совершенно не мешал.
Следующий день оказался на удивление беден событиями: Селестия не присылала своих наблюдательниц, аристократы не просили о встрече, а совет ордена, был слишком занят восстановлением численности последователей, и первыми шагами в создании корпорации. Даже обидно стало, что в один миг, мир перестал крутиться вокруг меня.
«если проблемы не идут к Дискорду, тогда он сам найдет приключения на свою пятую точку».
Просидев до обеда в кабинете, просматривая неинтересные документы, я решил, что пришло время «выйти в свет». Тем более, что уже завтра мне предстоит дебют в совете Эквистрии, сразу после которого , начнется серия аналитических передач с «лордом хаоса» в роли постоянного гостя и второго ведущего, тщательно разбирающего все события, произошедшие в мире за последнюю тысячу лет. Не нужно было быть многотысячелетним существом, в тело которого вселили жестокого и беспринципного адвоката, что бы догадаться, что это очередная попытка выяснить мою позицию относительно нынешней власти.
Начну хвалить действия богини дня, не замечая ошибок и явных глупостей, значит я за принцесс, и либо меня подкупили, либо шантажируют, (что по сути и происходит, пусть и не в ярко выраженной форме). Если же начну критиковать без меры, то тогда все намного проще, и я вполне самостоятельная фигура, стремящаяся подмять под себя как можно больше власти, и мной можно манипулировать, если пообещать какие ни будь блага.
Не стоит забывать и про минотавров, (жрецы уже должны были донести до правителя волю «Кратока», и реакцию вспыльчивого, но умного быка, предсказать не так уж сложно). Да и Сомбру надолго без внимания оставлять нельзя, дам пару дней на раздумья, а затем «плакальщик», совершит новый визит в кристальную империю.
- Фердинанд, подготовь мне досье на высшее сословие грифонов, делая акцент на тех, кто хотя бы в теории может рассчитывать на корону. – Приказ я отдал, не отрывая взгляда от очередного бесполезного отчета, читал который из чистого принципа.
- к вечеру все будет готово господин Дискорд. – Отозвался единорог, с поклоном материализовавшийся в кабинете. – Что ни будь еще?
- подготовьте машину, пора явить себя простым смертным…

Солнце ярко светило в голубых небесах, ветерок шуршал листвой деревьев, которых оказалось достаточно много даже в черте города. Архитектура столицы Эквистрии, причудливым образом совмещала в себе современные материалы и функциональность требующуюся для мегаполиса, а так же средневековый фасад зданий, дорог и мостов. Чего стоит хотя бы небоскреб в виде каменной башни с зубцами, огороженной вместо забора, декоративной крепостной стеной, и ведь такие примеры встречались на каждом шагу.
Первым делом, я посетил центральную площадь с фонтанами, и десятиметровым монументом, установленным вчесть победы надо мной. Изваяния принцесс, спина к спине стояли на восьмигранной пластине, вскинув в победном жесте короткие мечи… а на каждой из граней постамента, были выгравированы имена героев той войны, как умерших в боях, так и участвовавших в последующих войнах.
«впечатляет… думаю прежний Дискорд, ни за что не отказал бы себе в удовольствии, как-нибудь подпортить сие произведение искусства. Кстати об искусстве, где-то здесь был музей».
Пока я рассматривал изваяния, вокруг собралась небольшая толпа зевак, начавшая активно обсуждать мою персону. И хоть охраны в видимой близости не было, никому из горожан и гостей столицы, не хватило глупости подойти и задать вопросы.
Поверхностно просканировав мысли и эмоции собравшихся, обнаруживаю дюжину орденцев, находящихся в первых рядах «зевак», и готовых в любой момент устранить угрозу. Серна и Жан, ощущались чуть в стороне, и от них веяло беспокойством…
«еще бы, сейчас разозлюсь на то, что вчесть моего поражения установили памятник, и начну крушить все вокруг».
Взмахом руки, создаю над головами изваяний слабенькую иллюзию, светящуюся желтым. Ничего опасного, просто мелкое хулиганство, но в душе чувствуется удовлетворение. Надпись «средненько», и оценка «4», были видны далеко от произведения искусства, и произвели настоящий фурор среди наблюдателей.
Эквистрийцы, теперь обсуждали не сам факт моего присутствия здесь, а выставленную оценку. Кто-то был согласен, иные ругались и возмущались, но были и те, кого подобный поступок не сбил столку, и они принялись выдвигать предположения того, зачем вообще была оставлена эта иллюзия.
«как хорошо с умными, они сами находят причину самых бессмысленных поступков, в то время как все остальные, смотрят на последствия. А вот кстати и музей».
Продолжая двигаться прогулочным шагом, я и моя свита, (состоящая из толпы заинтригованных зевак, скрывающихся среди них телохранителей, и уже появившихся хоть и в малом количестве репортеров), проследовали мимо шокированного охранника, в прохладный полумрак картинных галерей. Вот здесь, моя язвительно-хулиганская натура, (и откуда только появились такие черты, не помню за собой в прошлой жизни ничего подобного), смогла оторваться по полной. Все те же иллюзии, стали появляться над тем, или иным «шедевром», вызывая бурю эмоций со стороны «свиты».
Над первой же статуей, находящейся в холе музея, появилось предположение, которое вполне можно было принять за утверждение, «изобретатель туалетной бумаги, за день до своего великого открытия». Мраморный единорог находящийся в позе мыслителя, тут же стал жертвой еще более язвительных комментарий, послышавшихся из толпы. Далее были самые разные картины, не обделенные моим вниманием: «и это искусство? Видимо я пропустил что-то очень важное», «жизнь была несправедлива к автору картины, и он решил выместить злость на чувстве прекрасного», «за подобное преступление над холстом, полагаются исправительные работы».
Были и вполне нормальные комментарии, иногда, (очень редко), я даже хвалил художников, но больше всего внимания привлекали именно негативные отзывы. Но вот мы наконец вышли в последний зал, где на всю стену была лишь одна картина, на которой было изображено чаепитие семьи пегасов.
Казалось бы, ничего особенного я не увидел, те же краски на том же холсте… но эмоции переданные художником, выражения лиц родителей и детей, да и сама атмосфера тепла и уюта, не могли оставить равнодушным.
При взгляде на эти пусть и нарисованные, но такие живые улыбки, в душе что-то заболело. Дискорд никогда не знал, что такое семья, и даже до начала войны «все против всех», удостаивался разве что уроков какому ни будь мастерству, (плетению чар или владению меча). Человек же, сразу вспомнил свое детство, когда вот так же как маленький пегас с рыжей гривой, сидел на коленях у отца, хвастаясь своими пусть и маленькими, но такими важными для родителей успехами…
«проклятые слезы, сколько лет они не прекращаются?».
Видимо заметив изменение в моем поведении, толпа за спиной затихла, даже репортеры прекратили щелкать фотоаппаратами. Все ожидали моего решения, надеялись увидеть очередную язвительную надпись.
Взмахнув рукой, я отвернулся от картины, и зашагал к выходу. По пути, взгляд зацепился за табличку с надписью «принцесса Селестия: «дом которого нет»».
На губы сама собой выползла ироничная усмешка, а боль на душе стала чуточку слабее. Только когда выход был уже в двух шагах, сзади донесся взрыв возгласов, настолько шокировала «свиту» последняя иллюзия, без слов выразившая все испытанные мной эмоции: «5+».
Оказавшись на улице, взглядом нашел Серну. Девушка неспешно прогуливалась в тени отбрасываемой зданием музея, внимательно следя за подходами к «храму искусства».
- хочу в театр. – Заявляю, проходя мимо своей телохранительницы, направляясь к машине.
«хорошо быть важной персоной».
Через час, я сидел на балконе ложи для важных гостей, и имел возможность насладиться местной версией оперы, про горбатого звонаря с явными проблемами в общении, и танцовщицу из труппы бродячих артистов, не гнушающихся подрабатывать воровством. История серьезно отличалась от того, что осталось в памяти из прошлой жизни, и финал, на этот раз оказался более счастливым, пусть и не дотягивал до совершенства, но по крайней мере, главные герои остались живы.
- каково ваше мнение о новой версии «Коньтерлотского звонаря»? – Задала мне вопрос молодая желтая лошадка, тыча в лицо микрофоном, в то время как черный конь, направлял на нас громоздкую камеру.
Вокруг было полно народа, щелкали фотоаппараты, от журналистов отбивались знаменитости, о которых я даже не слышал. Но даже в суете, поднявшейся после окончания представления, оказавшегося премьерой, я оказался в центре внимания.
Охране, ранее старающейся следовать за мной незаметно, прикидываясь обычными туристами, пришлось приложить немало усилий, обеспечивая мне «коридор», от места в ложе, до выхода из зала. К сожалению, даже телохранителям готовым столкнуться с любой опасностью, не под силу справиться со всеми работниками телевидения и газет, почуявшими сенсацию.
- это лучшее представление, которое я видел за последние полторы тысячи лет.
Ответив на единственный вопрос, гордо игнорирую остальных журналистов, а вскоре меня от толпы отрезают охранники, ненавязчиво (!), заключая в кольцо.
Мое последнее высказывание можно трактовать по разному, посчитав искренним восхищением работой актеров и режиссеров, или приняв за насмешку, ведь стоит кому ни будь вспомнить, что последние пятнадцать веков Дискорд провел в заточении, как становится понятно, что возможностей увидеть другие спектакли, все это время просто не было. Почему было просто не похвалить представление? Мне нужно увеличивать популярность, а для этого будет полезно, если над моими словами начнут задумываться, или даже обсуждать их в каких ни будь программах.
Пройдя к своему лимузину, я задержался на несколько мгновений, и повесил над театром яркую иллюзию, особенно хорошо видимую в вечерних сумерках. Судя по возросшему возбуждению, народ оценил мои старания, и надпись, «в музее было интересней, но и здесь неплохо», не окажется забытой.
Стоило лимузину тронуться с места, как команда телохранителей, растворилась в толпе зевак. Скорее всего они получат выговор от начальства, так как не смогли остаться незамеченными.
Подводя итоги прогулки можно сказать, что план по привлечению к себе внимания, выполнен полностью. А вот с полезными и интересными знакомствами, дело обстоит куда хуже, проще говоря, их просто нет. Не считать же таковыми принцесс, и приближенных Селестии, над отношениями с которыми придется работать ни один год, дабы добиться взаимного доверия.
«придется устроить пару приемов… а это лишние расходы и трата времени».
Когда мысли уже сконцентрировались на отдыхе, а в планах на первое место вышло посещение ванной комнаты, (маленький бассейн стал самым любимым местом в доме), пришел сигнал из храма Кратока. Это могло значить лишь две вещи: либо жрецы требуют аудиенции по какой-то важной для них причине, либо сам правитель быкоголовых почтил визитом божественного покровителя.
Уже привычно создаю астрального двойника, вливая в него максимум возможной энергии, оставляю один поток сознания управлять телом. Прежде чем вылететь из лимузина, замечаю как напряглась Серна, сидящая на месте Фердинанда.
«почувствовала всплеск магии? Нужно будет подробнее узнать о ее умениях».
Словно сквозь вату, слышу голос своей служанки-телохранительницы:
- господин Дискорд, с вами все в порядке?
Что ответил оставленный поток сознания, разобрать уже не получилось, слишком большое расстояние оказалось между телом и астральным двойником.

…полет, конечная точка которого обозначалась «маяком», занял всего несколько минут. Приблизившись к храму, я сперва осмотрел окрестности, дабы убедиться в отсутствии ловушек, а затем просочился сквозь стену, и начал обследовать уже внутреннее пространство.
Если снаружи, сооружение похожее на ангар, (гордо именуемое храмом), окружало плотное кольцо элитных гвардейцев, полностью облаченных в самые современные доспехи, и вооруженных генераторами электрических импульсов, которые были похожи на двузубые вилы на длинном древке, то внутри, находился один единственный минотавр. Солдатам приходилось сдерживать обезумевшую толпу, размахивающую факелами и разнообразным дробящим оружием, а император, (вряд ли кто-то другой решился бы напасть на обитель бога), совершенно не спешил, и в данный момент, вытирал свою чудовищного вида секиру от крови жрецов, об их же одеяния.
«похоже я слегка опоздал, теперь можно разве что изобразить кару отступника, ну и войска его чуть проредить».
Придаваясь безрадостным мыслям, я осматривал тела жрецов, совсем недавно бившихся лбами об пол, выражая свое почтение статуе. Трупы выглядели так, словно их пытались разделать, но бросили это занятие на половине, а вот единственный живой минотавр, (он же победитель и недоучившийся мясник), не получил ни единой царапины на доспехи. Причина обнаружилась сразу же, как только я посмотрел на броню, дабы изучить магический узор.
И секира, и каждый элемент доспехов в отдельности, имели собственный накопитель магии, поддерживающий защитное поле, (или увеличивающий пробивную силу). В комплекте, амуниция минотавра превращала его в ходячую крепость, которую не каждое заклинание высшего порядка, сможет хотя бы повредить. Но и это было не все, на поясе единственного противника, висела маленькая железная коробочка с парой кнопок, которая создавала защитное поле от враждебной магии.
«ох ты, до чего же техника дошла. А ведь сиди я безвылазно в Эквистрии, и знать бы не знал о подобных игрушках. Даже страшно подумать, что лежит в закромах кристальной империи».
- Краток! Ну что же ты не вмешался когда я убивал твоих жрецов?! Так и знал, что эти твари просто решили заграбастать себе власть…
Голос у императора минотавров, оказался подстать своему владельцу, который как минимум на голову был выше любого из сородичей, которых мне уже довелось видеть.
- я не вмешался, потому что не люблю слабаков. – Прогрохотал голос статуи, взятой мною под контроль.
Минотавр моментально принял защитную стойку, чуть согнув ноги и отведя секиру назад для замаха. По доспехам начали бегать радужные разводы, а на метр вокруг, распространилось мутно белое сияние.
- значит, это ты решил лишить меня власти? – Абсолютно без страха, прорычала эта груда мяса, закованная в неизвестный мне материал, очень похожий на гибрид стали и пластика.
- минотавры должны подчиняться своему богу… - Лениво прогремел я, и был перебит.
- …своему богу, но не тебе. – Ехидно фыркнул рогатый монстр. – Ты ведь не Краток, я прав, Дискорд?
- как ты смеешь произносить это имя в моем храме! – Вознегодовала статуя, и шагнув вперед, нависла над императором.
- смею, потому что знаю, что ты не Краток. – Ничуть не испугавшись, прорычал в ответ маленький живой танк, поудобнее перехватывая секиру. – Признай правоту моих слов, и тогда, возможно мы сможем договориться…
Взмах каменной руки, и гигантский кулак опускается на голову минотавру, который подставляет под удар древко своего оружия. Не знаю даже, что меня больше поразило, то что противник вместо того что бы размазаться по полу, всего лишь опустился на одно колено, или хитрые нотки в голосе минотавра:
- Дискорд, еще не поздно нам договориться… у меня есть, что тебе предложить.
Немного ослабляю натиск, так что противник даже сумел оттолкнуть кулак, и подняться на обе ноги, только для того, что бы получить таранный удар кулаком второй руки. Тело в доспехах отлетело на десяток метров, но сгруппировалось в воздухе, и приземлилось на две конечности, оставив на полу борозды от копыт закованных все в тот же неизвестный материал.
- на чем я прокололся? – Вопрос был задан пусть и громким, (у статуи по другому говорить не получается), но спокойным голосом.
- не у всех минотавров головы состоят из сплошной кости, и служат исключительно что бы через них есть. – С какой-то злостью, прорычал мой противник. – Я не вчера родился, и сумел сложить некоторые факты вместе…
Прыгаю вперед, целясь ногами в быкоголового воителя, но тот успевает отскочить в сторону, да еще и крутанувшись на месте, наносит зарубку на правое колено. Злобно взревев, обрушиваю удар рук, сцепленных в замок, выбивая каменную крошку, и оставляя в полу солидную вмятину.
- …сперва в Эквистрии освобождают Дискорда, новость о чем в считанные часы облетает мир…
Припадаю на одно колено, наношу удар ребром левой ладони, на высоте метра вдоль пола, но минотавр просто перепрыгивает угрозу, оказавшись как раз между двумя ладонями, начавшими резкое сближение. Кажется, из под копыт императора даже искры полетели, когда он рванул вперед, решив поискать счастья в ближнем бою.
- …затем приходит известие, о неожиданном желании алмазных псов, заключить союз с Эквистрией, причем они предлагают свою военную помощь и некую компенсацию за убитых в последние годы лошадей…
Слегка отклоняю корпус назад, и оперевшись на руки, «выкидываю» правую ногу вперед, ловя противника на противоходе. Он почти успел увернуться, благодаря чему вместо того, что бы подобно снаряду из пушки влететь в стену, кувырком прокатился по полу, в конце вновь оказавшись на обеих ногах.
- …ну и тут в мой замок вваливаются жрецы Кратока, требующие прекратить военные действия против Эквистрии, и приглашающие меня на беседу с возродившимся богом. – Отскочив от сокрушительного удара кулаком в правый бок, минотавр продолжил. – Только идиот не понял бы, что все эти события взаимосвязаны, и либо жрецы обезумели, решив в общей неразберихе укрепить свое влияние, либо кто-то могущественный, просто использует этих фанатиков.
- а если бы их использовал настоящий Краток?
- тогда, мне бы пришлось сражаться уже с ним. – Усмехнулся император. – Только возродившийся бог, не может быть слишком сильным, а потому, у меня были бы все шансы на победу. в итоге, прав всегда победитель, и никто не решился бы мне перечить.
- глупо. – Раскрываю пасть истукана, и «выдыхаю» поток рыжего пламени. – Ведь я тоже недавно получил свободу, но слабаком не являюсь.
- не считай меня глупцом Дискорд. – Зарычал мой противник, принявший атаку на щиты своих доспехов. – Ты никогда не был мертв, а потому не терял своего могущества, лишь был отрезан от него какое-то время.
- неплохие познания… для минотавра. – Используя чуть больше энергии, ускоряю статую, бросаясь в решительное наступление. – Что же ты хочешь мне предложить? И главное, почему так не любишь своего бога?
Уклонившись от всех выпадов, (при этом начав двигаться чуть медленнее, чем в начале боя), минотавр отступил к стене и приготовился уйти в перекат.
- моим народом не может править слабак, умудрившийся умереть в бою, почти на две тысячи лет оставив нас без покровителя!
- но и я был побежден в сражении, причем проиграл двум молодым богиням, не блиставшим особой мощью.
- но ты сохранил свое тело, не потерял могущества, хоть и стал зависимым от двух женщин. – Увернувшись от шаровой молнии, император добавил чуть более тихим голосом. – Кроме того, у нас просто не остается выбора: либо стать союзниками перевертышей, либо присягнуть тебе. Я сделал свой выбор, надеюсь это не станет ошибкой, которая погубит мой народ.
- и как же ты собираешься привести минотавров под мою власть? – Отступаю назад, собирая между ладонями сферу сжатого воздуха.
- сейчас я проиграю бой Кратоку, но потрепав бога останусь жив, после чего призову на свою сторону более могущественную сущность. Как тебе известно, победитель всегда прав, и после того как Дискорд, окончательно повергнет своего родича, никто не посмеет возразить смене покровителя.
- и я получу целую расу последователей… а что получишь ты? И стоит ли мне рисковать, ведь можно тебя просто убить, а затем набрать новых жрецов, и пусть молятся мне как Кратоку.
- я получу лояльного к себе бога, да и моя гвардия, даже после моей смерти, способна доставить немало неприятностей. Думаю, сожженные до основания города, как и голодающее население, не самое лучшее приобретение.
Я дико захохотал, что в исполнении гигантской статуи должно было смотреться внушительно. Этот мерзавец все предусмотрел, наверняка, то же самое было бы предложено Кратоку, в случаи неудачи в поединке. Даже жаль стало от мысли, что придется от него избавиться.
- уговорил, можешь призывать союзника.
Выпускаю на волю сферу сжатого воздуха, которая без труда проламывает стену, а затем рывок, и нога статуи пинком, отправляет оглушенное тело в полет за пределы храма. Доспехи конечно защитят минотавра, но мелкие неприятности с телом обеспечены.
Далее все прошло по плану: оклемавшийся после «нокаута» император минотавров, (кстати его зовут Кракус, он объявил свое имя во время ритуала), немного понасмехался над богом, который не сумел убить смертного да еще и повреждений наполучал, а затем вызвал своих помощников. Четыре жреца в набедренных повязках, вынесли на свободную от народа площадку, уменьшенную версию «таблетки», уже виденной в катакомбах алмазных псов. Следом вывели двух грифонов, ну и с произнесением речи, несчастных принесли в жертву мне.
Создав себе оболочку из крови, я предстал перед притихшими минотаврами, (до этого момента, неорганизованная толпа, всячески пыталась помешать ритуалу). Выслушав просьбу Кракуса, потребовал что бы присягу император, вместе с гвардией принесли сейчас, и лишь после этого будет бой с неугодным божеством.
Главный быкоголовый скрипнул зубами, но подчинился, при этом так зыркнув на своих воинов, что те даже не подумали артачиться.
Финалом же сего действия, был единственный удар молнии, в который я вложил треть своего полного резерва, (это почти весь запас энергии, оставшийся в астральном двойнике). Зато зрелище стоило усилий, синий столб ударивший с неба, и разметавший храм Кратока по камушкам, должно быть ослепил всех присутствующих, и пока они пытались проморгаться, каменная статуя медленно и величественно, рассыпалась песком.
А затем была массовая присяга, и клятва служить новому покровителю, покуда он заботится о своих последователях. Так что, развеять астрального двойника, удалось только на рассвете…

Вернув основное сознание в тело, обнаруживаю себя в ванной комнате, развалившимся у бортика бассейна, в практически остывшей воде. Память, пришедшая от потока сознания, оставленного следить за целостностью драгоценной тушки, не показала ничего особо интересного. Хотя… Фердинанд наверное удивился, что я отказался от ужина, и сразу после прибытия домой, направился в ванную.
Лениво потягиваюсь всем телом, (благо величина бассейна это позволяет), и решаю пока не покидать свое убежище. В голову приходит гениальная идея, наложить на помещение чары, которые поддерживали бы определенную температуру как воздуха, так и воды. Однако, самому этим заниматься так неохота…
Построение планов по улучшению быта, было прервано тихим но настойчивым жужжанием, распространяющимся от моей одежды, и эхом отражающимся от стен ванной.
- это «жэ жэ жэ» не с проста. – Подвел итог наблюдений я, и телекинезом притянул к себе штаны, из кармана которых был извлечен мобильный телефон, и являющийся источником неприятного звука. – Злобный древний бог слушает, говорите.
- Для начала: доброе утро Дискорд. – Раздался из динамика голос, красивый как перезвон серебряных колокольчиков.
- Привет Селестия, не поверишь, но я рад тебя слышать.
- Ты удивишься, но я верю. – Хмыкнула старшая принцесса. – Угадай, чем я сейчас занята.
- Ну это очевидно, разговором со мной. – Самодовольно жмурю глаза, жалея о том, что собеседница не может видеть моей морды, (лицом переднюю часть своей головы, я наверное так и не смогу назвать).
- не только… скажу даже больше, это всего лишь отвлекающий от основного занятия фактор. – Богиня дня все еще поддерживала мой шутливый тон, но в последних словах промелькнули едва заметные нотки усталости. – Дискорд, поведай мне пожалуйста, что ты вчера устроил в музее и театре? По всем каналам в новостях, твоя прогулка по достопримечательностям стоит на первом месте.
- ах эта популярность! Фанатки уже замучили звонками…
- Дискорд. – в голосе Селестии появилось рычание, не столь впечатляющее как у Луны, но нечто общее просматривалось.
- что «Дискорд»? – Отбрасываю шутливый тон, позволяя накопившейся за ночь моральной усталости прорваться в голос. – Разве не для того, что бы я привлекал к себе внимание, отводя от вас с сестрой натиск прессы и аристократии, меня вообще вытащили из той глыбы льда? Хотя да, я нужен еще и как пугало для ближайших соседей, которые готовы нарушить границу Эквистрии, с вполне определенными намерениями.
В ответ в динамике звучала лишь тишина, но я ни на миг не поверю, что мои слова заставили кого-то устыдиться. Потому, загоняю раздражение поглубже в слои сознания, (что бы оно зрело и однажды превратилось в животную ненависть, которую можно будет спустить на врагов), и намного мягче продолжаю:
- Тия, я не против помочь вам с сестрой защищать Эквистрию, для этого уже даже сделаны некоторые шаги… но будь добра, не забывай, что я не твой подданный, и тем более не ребенок, хоть порой и веду себя несерьезно. Так что, пока мои действия не несут угрозы стране, не мешай сбрасывать напряжение.
- хорошо, только постарайся не переходить границ…
- как скажешь «мамочка».
В разговоре повисла неловкая пауза, нарушила которую богиня дня:
- тебе правда понравилась моя картина?
- да. – Коротко и ясно, дополнительные слова уже были бы лишними.
- спасибо. – Возможно мне показалось, но в голосе Селестии мелькнуло смущение, хотя это могла быть актерская игра. – Не забудь, сегодня собрание совета Эквистрии, на котором ты должен присутствовать.
- не забуду. – Изображаю усталый вздох, намекая на то, что разговор пора бы заканчивать.
- тогда, до встречи во дворце.
- до встречи… и да, привет Луна, тебе идет этот цвет.
Из динамика послышалась какая-то возня, и возмущенное бормотание.
- значит я угадал. – Самодовольно улыбаюсь, но в ответ раздаются только короткие гудки. – Обиделись…
На этот раз, ванную комнату я покинул в халате небесно голубого цвета, и после посещения спальни, где переоделся в деловой костюм цвета спелой вишни, выдвинулся в столовую.
За завтраком, (тушеное мясо и фаршированные помидоры), Фердинанд поставил на стол ноутбук весьма потрепанного вида. После нажатия нескольких клавиш, на экране появилась газетная статья с фотографией места, где раньше находился храм Кратока. Чуть ниже было интервью с императором минотавров, где всенародно заявлялось, что Дискорд, становится покровителем быкоголовых. Тут же говорилось о том, что в самое ближайшее время, будут проводиться переговоры с Эквистрией, о налаживании торговли и военной взаимопомощи.
- шустро работают репортеры. – Хмыкаю, закидывая в рот последний кусочек мяса.
- на другом сайте, появились фотографии на которых запечатлены моменты разрушения храма, и предполагаемой гибели Кратока. – Заявил единорог, после манипуляций которого, я сумел убедиться в мастерстве фотографов.
«надо же, кто-то не растерялся даже в той неразберихе, и даже умудрился уловить нужный момент… уважаю».
- а почему «предполагаемая»? – Изображать интерес не пришлось, вопрос действительно мучил, хоть некоторые предположения и имелись.
- я давно не молод, и привык подвергать сомнениям все события, о которых не имею полной информации. – Расплывчато уклонился от прямого ответа дворецкий, весело поблескивая глазами.
- слишком вовремя появился Краток, словно специально, что бы я его уничтожил? – Делаю предположение, и замечаю короткий кивок собеседника. – На самом деле, я собирался действовать несколько по другому, но Кракус, предложил более выгодный вариант....
Дворецкий многозначительно промолчал, как и полагается по его должности.
- приготовь машину и охрану, на этот раз они должны быть в нормальной униформе, по крайней мере те, кто уже «засветился» перед камерами. И не делай такое удивленное лицо, будто я сразу не догадался о присутствии дополнительной охраны.
- прошу прощения господин Дискорд. – Единорог виновато склонил голову.
- не стоит Фердинанд, я был бы наивным глупцом, если бы считал, что Серны, достаточно для защиты столь важной фигуры. – Усмехаюсь. – Думаю во время моей встречи с Луной, вокруг нас бегала ни одна сотня телохранителей. Однако, оставим сторонние разговоры на потом, сейчас надо подготовиться к сегодняшним делам, все же первый визит в замок принцесс в качестве официального члена совета Эквистрии, это событие значимое, и оно должно запомниться надолго.
Но прежде чем покинуть дом, пришлось просмотреть и подписать целую стопку документов, пришедших от совета директоров моей корпорации, а по совместительству и глав ордена. Резкое увеличение последователей пегасов и единорогов, круглыми цифрами грело мне душу, (а ведь благодаря сперва потоку энергии от алмазных псов, а затем и минотавров, даже не заметил легкого изменения баланса веры в Эквистрии). Конечно, Селестия и Луна, вне конкуренции как боги, все же, даже среди моих последователей много их почитателей, а если запретить своим слугам молиться другим богам, то велика вероятность потерять солидную часть новых членов «ордена хаоса». Кстати, богини дня и ночи, так же не запрещают своим верующим, молиться другим богам, (тем более что кроме них двоих, до последнего времени конкурентов и не было), что солидно повышает приток сил при молитвах.
Кстати, это еще один способ, которым Селестия может на меня надавить: ведь если богиня дня заставит смертных выбирать между собой и мной, то на территории Эквистрии, в девяносто девяти случаях из ста, выбор будет не в мою пользу. Среди минотавров, цифры будут выглядеть где-то семьдесят на тридцать, уже с перевесом в мою пользу, ну а на алмазных псах это вообще не скажется.
Расстраивает тот факт, что пегасов, единорогов и лошадей, несколько больше численно, нежели чем минотавров и алмазных псов вместе взятых. Перевес можно было бы организовать, присоединив к моим последователям грифонов, да и-то не уверен, к тому же, вряд ли такое вообще возможно.
Сегодняшний телефонный звонок Селестии, в свете божественной конкуренции, можно рассматривать как попытку наладить дружеские отношения, ведь богиня дня до сих пор не предприняла никаких действий, что бы ограничить развитие моего ордена. И хоть первая наша встреча прошла не в самой теплой обстановке, она все же сделала попытку сближения.
«главное, что бы это не было усыплением бдительности, а-то я себя уважать перестану».
Уже сидя в лимузине, задумался о том, что в современном мире ничто не остается без внимания. Все за всеми следят, и никого это не удивляет и не смущает. Из всех предпринятых мной действий, огласке не был предан лишь визит к Сомбре, да и то потому, что там я «маскировался», и попался на глаза не более чем двум десяткам разумных, большинство которых относятся к личной гвардии короля, а значит не подвержены такой болезни как болтливость.
«интересно, а сколько заинтересованных сторон следит за мной? Принцессы и аристократия это без сомнений, а вот что касается иностранной разведки, тут много вопросов. А если попробовать вычислить действующих лиц? Можно использовать трюк из одного забавного фильма, надеюсь в этом мире ни о чем подобном не слышали».
- Серна, мне нужен курьер, которому можно доверить очень важное дело, и который не станет задавать вопросы.
Девушка удивленно на меня посмотрела. Такими вопросами должен заниматься мой заместитель, роль которого играет Фердинанд, как глава ордена, но никак не обычная служанка-телохранитель.
- у меня есть на примете несколько подходящих агентов… - Немного подумав, произнесла лошадка.
- он должен не принадлежать к «ордену хаоса». – Добавляю чуть задумчиво, отводя глаза к окну.
Теперь удивление на мордочке моей спутницы, «написано заглавными буквами», но вопросов она по прежнему не задает. Спустя почти минуту, слышу всего одно слово:
- поняла.
Больше, за время поездки, никто тишину не нарушал. Я раздумывал на счет того, стоит ли свое появление в зале совещаний обставлять как шоу, а о чем думала Серна, вряд ли смог бы сказать даже истинный бог, а не полукровка вроде меня.
У въезда в город, мой транспорт был окружен несколькими черными машинами, в которых, (если верить моим ощущениям), находились те самые бойцы, что «засветились» во время посещения театра. Эскорт конечно получился маленький, но для поддержания статуса, вполне достаточный. Кроме того, охрана мне нужна скорее как видимость, ведь если среди нападающих найдется кто-то способный одолеть бога, (пусть и неполноценного), простые смертные не станут для него даже мелкой помехой.
До дворца мы добрались без происшествий, охрана у ворот так же не стала чинить помех, лишь командир стражников по рации доложил о моем прибытии. А дальше, откуда-то со стороны, появился слуга в цветастой ливрее, который представился провожатым, и попросил следовать за ним.
Идя по коридорам дворца, я украдкой любовался статуями и картинами, встречающимися здесь не реже чем в музее, зато их качество было на порядок выше. Золотые люстры и резные двери, хоть и выглядели вычурно, но прекрасно вписывались в интерьер.
У широких дверей зала совещаний, пришлось расстаться с телохранителями, которые присоединились к коллегам из других отрядов, в зале ожидания. Два стражника, (доспехи которых уступали броне Кракуса на пару порядков), торжественно распахнули створки, пропуская меня в помещение, где творилась судьба страны, (и я говорю не про личные покои принцесс, где сестры обмениваются сплетнями).
С первых же мгновений, в глаза бросались два трона, на которых расположились богини дня и ночи. Селестия восседала на белом с золотым узором, и мягкой красной подушкой, увеличенном подобии каменного кресла, Луна удобно расположилась на его близнеце, разве что цвет был черным, а золото заменяло серебро. Перед правительницами, находящимися на возвышении, полукругом стояли самые обычные мягкие кресла, лишь одно из которых на данный момент, все еще оставалось свободным.
- приветствую. – Отвешиваю шутливый поклон в сторону тронов. – Надеюсь я не опоздал?
Раздражение, полыхнувшее в этот момент от членов совета, наверное можно было бы почувствовать и без эмпатии.
- ты как раз вовремя, мы только начали. – Селестия вежливо кивнула в знак приветствия, и взглядом предложила занять свободное кресло.
Нарочито неспешно прошагав через зал, (выбрав для этого самый длинный маршрут), со всеми возможными удобствами размещаюсь на своем месте. Запустив руку за отворот пиджака, извлекаю на свет маленькую книжечку, купленную Фердинандом для подобных случаев: «десять правил начинающего темного властелина».
Луна не удержала на мордочке маску безразличия, и скосив взгляд, прочитала название на обложке, и уголки ее губ чуть дрогнули. Селестия, повторила действие сестры, но у нее ни единый мускул не дрогнул, хотя в эмоциях, (которые она не сочла нужным скрывать), появилась дикая смесь веселья и скепсиса, которые означали примерно следующее: «вряд ли ты узнаешь что-то новое для себя».
Первые пять минут, я честно пытался вслушиваться в начавшееся обсуждение цен пограничной пошлины на ввозимую бытовую технику, но уследить за ходом мыслей отдельных личностей, оказалось невозможным даже для меня. Вероятно прошлый Дискорд, мог бы разобраться в тех доводах, которые приводили разные члены совета, и скорее всего Селестия, не вмешивающаяся в обсуждение, (как кстати и Луна). Когда же в ход пошли откровенные оскорбления, завуалированные под сочувственные или поздравительные речи, мне оставалось лишь полностью отстраниться от внешнего мира, и на самом деле начать читать.
- …Дискорд, а что ты об этом думаешь?
Голос Селестии, спокойный как прилив и холодный словно айсберг, вернул меня к реальности, как раз когда оставалось узнать десятое, самое важное правило книжки.
- я против. – Не отрывая взгляд от страницы, отвечаю принцессе.
- против чего? – Удивленно осведомился мой сосед справа.
- понятия не имею, но уверен, что идея мне не нравится.
В зале воцарилась тишина, от представителей аристократии, полыхнуло злостью и раздражением. Думаю, не будь я богом, сейчас узнал бы много нового о себе, своей семье и собственных умственных способностях. Но так как самоубийц среди представителей древних родов до власти не допускают, благословенная тишина продолжила держаться еще несколько долгих секунд.
- кхм… - Привлек к себе внимание старый серый единорог. – Предлагаю отложить обсуждение этой темы на более благоприятное время, и перейти к следующему пункту сегодняшнего собрания.
- возражений не имею. – Богиня дня мягко улыбнулась, обводя всепонимающим взглядом присутствующих. – Дискорд, следующая тема потребует твоего внимания, так как речь пойдет о договоре с алмазными псами, пожелавшими создать посольство в столице Эквистрии…

ЖИЗНЬ – ИГРА!
Вжавшись в стену двухэтажного дома из красного кирпича, Гром осторожно выглянул за угол, и тут же был вынужден спрятаться обратно, так как пара грифонов, притаившихся за белым фургоном, начала обстрел убежища бледно голубого единорога. Чувство неприятностей подсказывало, что сзади приближаются перевертыши, а на крыше соседнего здания, подозрительно суетятся личности в серых плащах с капюшонами.
Подняв взгляд к небу, курьер-контрабандист в очередной раз посмотрел на весело светящее полуденное солнце. На этот раз, глаза с красной радужкой, даже не заслезились, и цветных пятен перед взором не появилось, а это значило, что стимуляторы наконец начали действовать. На целых три минуты, бледно голубой единорог, становился быстрее почти вдвое, да и магическая сила возрастала, хоть это и не имело особого значения, так как Гром, никогда не мог похвастать успехами на поприще колдовства.
«никогда больше не буду иметь дел с богами».
Повторив про себя фразу, за последние две недели превратившуюся в своеобразную мантру, курьер-контрабандист, проверил сумку на бедре, в которой находилась черная прямоугольная коробочка, и пожелав себе удачи, рванул вперед. В правую ладонь, из широкого рукава черной куртки, выпал восьмизарядный револьвер, вес которого, как и прохлада металлической рукоятки, слегка успокаивали нервы.
Грифоны по видимому не ожидали от своей жертвы особой прыти, а потому запоздали и открыли огонь только через две секунды после того, как Гром выскочил из-за угла. После очередного шага, единорог «рыбкой» прыгнул за мусорный бак, и не теряя времени, перекатился за стену следующего дома, после чего моментально поднялся на ноги и со всей возможной скоростью, кинулся бежать. А за спиной началась перестрелка между двумя отрядами преследователей, что давало надежду наконец оторваться на достаточное расстояние, и забившись в какой ни будь темный угол, немного поспать.
- стоять!.
Из узкого переулка, на дорогу по которой бежал бледно голубой единорог, «вывалились» четыре зебры, одетые в комбинезоны черно белой раскраски, отлично гармонирующие с их собственной шерстью. Но основное внимание привлекла отнюдь не одежда, а черные пистолеты, направленные на курьера-контрабандиста.
«как непрофессионально… кто их вообще учил проводить захват?».
Изобразив рывок влево, гром воспользовался секундным замешательством противников, и прыгнул в середину отряда. Пользуясь своей высокой скоростью, он ударил ближнего полосатого жеребца пистолетом по голове, и не оборачиваясь, несколько раз выстрелил себе за спину. Ругательства и крик боли, были ему наградой, которую омрачили ответные выстрелы оставшихся на ногах зебр.
Видимо боги были на стороне бледно голубого единорога, (или один бог, который и впутал бедолагу в эти неприятности), так как ни одна пуля так и не настигла свою цель, скрывшуюся от преследователей за очередным углом.
Увидев на своем пути открытый люк, курьер-контрабандист, не задумываясь сиганул в темноту канализации, молясь Селестии и Луне, что бы внизу не было строительного, (или какого иного), мусора, способного попортить драгоценную шкуру.
«а ведь все так хорошо начиналось…».

…Гром расплатился с таксистом, и захлопнул дверцу машины. Вчера вечером, ему позвонила одна старая знакомая, (с которой он учился в школе, но общался от случая к случаю), и предложила возможность хорошенько заработать. И вот теперь бледно голубой единорог стоит перед воротами загородного особняка, в котором как ему было известно, временно обитает один из трех ныне живых богов.
На часах не было еще и десяти, но как сказала Серна, Дискорд никогда не спит, а потому время суток не имеет для него особого значения.
«наверное в заточении, выспался на много лет вперед».
Поспешно выбросив из головы опасные мысли, (мало ли бог может узнать, о чем думает собеседник), подошел к створкам и постучал в них кулаком.
Вопреки ожиданиям, долго ждать не пришлось, из дома вышел пожилой дворецкий, который впустил гостя на участок, и не произнеся ни слова, жестом предложил следовать за собой. Молча, черный единорог провел более молодого сородича к кабинету хозяина, и распахнув дверь, взглядом предложил войти.
«впечатляет, ни слова не произнес, а у меня уже мурашки по спине бегают».
Кабинет не блистал роскошью, даже наоборот, создавалось впечатление, будто хозяин этого места, специально избавился от всех украшений, оставив лишь необходимую мебель. Сам Дискорд обнаружился здесь же, за рабочим столом, перебирающим какие-то бумаги. Он был одет в простой черный костюм, и был похож на карикатурную пародию на дракона, до тех пор пока не поднял взгляд на посетителя.
В глазах «пародии на дракона», курьер-контрабандист увидел сотню вариантов собственной гибели. От холодного пота, спина взмокла а коленки начали предательски подрагивать. Только сейчас Гром полностью осознал, что находится в одной комнате даже не с могущественным магом, а настоящим древним богом.
- ты наверное и есть знакомый Серны. – Утвердительно произнес Дискорд, откладывая в сторону белые листы, исписанные ровным мелким почерком. – Ну а мне думаю представляться не нужно… ты не стесняйся, садись, разговор нас ждет не короткий.
Бледно голубой единорог, бессильно рухнул в одно из кресел, и не в состоянии отвести взгляд от глаз Дискорда, стал ждать продолжения.
- может быть назовешь свое имя? – немного обиженное выражение на драконьей морде выглядело бы забавно, если бы не продолжающая давить на плечи аура власти.
- Гром… господин Дискорд. – Собственный голос показался жалким писком, а горло судорожно дернулось в попытке сглотнуть несуществующую слюну.
- ну что ж, Гром, тебя мне посоветовала Серна, и раз ты решился сюда прийти, значит согласен выполнить одно мое поручение… я прав?
Единорог кивнул.
- тогда слушай историю предмета, который тебе предстоит перевезти в храм «матери богов», расположенный на южном полюсе нашей маленькой планеты…
Дискорд поведал длинную легенду об оружии, способном на некоторое время лишать богов силы, и продемонстрировал черную коробочку, запечатанную десятками заклинаний, и запаянную со всех сторон в вороненую сталь.
- …намного проще было бы, при помощи портала переправить этот проклятый предмет в храм… но вот беда, магия на артефакт не действует. Так что, остается только один вариант, переправить его более классическим способом. – Бог похлопал когтистой рукой по столешнице, и перешел к финальной части разговора. – Так как в наше время, в каждой стране появилась своя валюта, (последние слова произносились с отчетливой брезгливостью), я предлагаю тебе оплату в виде золота.
Из ящика стола, Дискорд извлек горсть золотых монет, которые положил поверх черной коробочки.
- десять этих желтых кругляшков, ты получишь в качестве аванса, и еще две сотни, после того как «посылка», достигнет точки назначения, а именно, алтаря храма «матери богов». Ты согласен?
Грому не оставалось ничего, кроме как кивнуть. Он не был безумцем, что бы спорить или торговаться с богом… но если бы бледно голубой единорог знал, что его ждет дальше, возможно решение было бы иным.
Курьер-контрабандист, забрав «посылку» и аванс, распрощался с хозяином кабинета, и вышел в коридор, где его встретил молчаливый дворецкий. Ему было бы очень интересно послушать беседу, произошедшую между черным единорогом и «лордом хаоса», произошедшую буквально через десять минут.
- вы уверены, что он справится? – Дворецкий говорил тихо, почтительно склонив голову и украдкой читая документы лежащие на столе.
- этот парень из той породы, что выживает в любых условиях. Он скорее трижды оббежит мир на своих ногах, нежели позволит себя убить. – Дискорд довольно улыбнулся, и перевел взгляд на часы. – Скажи лучше, ты организовал «утечку» информации?
- да господин, уже сегодня вечером, абсолютно все заинтересованные лица будут знать, что некий единорог перевозит весьма ценный артефакт… - Дворецкий слегка смутился, но все же спросил. – Не могли бы вы сказать, что же на самом деле в той коробочке?
- о, сие есть тайна страшная… но тебе, как своему самому верному последователю я могу ее открыть. – Понизив голос до торжественного шепота, «лорд хаоса» произнес. – В той черной коробочке, что сейчас держит в руках юный Гром, находится артефакт по истине божественного уровня, и называется он «тетрис»…

ИНТРИГИ И ЧУВСТВА.
Небо над столицей, заволокли тяжелые серые тучи, время от времени проливающие холодный дождь на головы горожан, решивших в этот день выйти из своих уютных домов. Среди них были две девушки, желтая пегаска и фиолетовая единорожка, кутающиеся в плащи-дождивики, и спешащие по заданию принцессы Селестии.
С промежутками в несколько минут, Твайлайт накладывала на себя и подругу, согревающие чары, и кроме того, постоянно поддерживала «отводящий купол», заменяющий широкий зонт. Но не смотря на все усилия ученицы богини дня, капли воды умудрялись добраться до своих целей, беспомощно скатываясь по плащу, или оседая на гриве.
Путь подруг лежал к построенному недавно офисному зданию, выглядящему как небоскреб в форме башни белого цвета, с горящей красным светом эмблемой и названием корпорации, «Дискорп», которой и принадлежал этот монстр архитектурной мысли. Называлось строение без изысков, «белая башня». Услышав это, Рарити долго смеялась, говорила что-то о скрытых комплексах, но когда пришла в себя, отказалась пояснять, что же имела ввиду.
Подбежав к широким дверям из матово черного стекла, по обеим сторонам которых словно почетный караул, застыли два охранника, девушки замешкались. Взгляды, которыми их окинули единороги в бронежилетах, пронизывали до самых костей, и Твайлайт на мгновение показалось, что она стоит по середине улицы, совершенно голая.
- могу я чем ни будь помочь? – Довольно дружелюбным тоном осведомился охранник справа.
- у нас назначена встреча с мистером Дискордом. – Слегка заторможено отозвалась ученица Селестии, и тут же выругала себя за нерешительность.
Охранник прижал пальцами серьгу-наушник, и несколько секунд стоял неподвижно, после чего кивнул головой и вновь обратился к девушкам:
- проходите, вас уже ожидают в холе.
Войдя в «белую башню», подруги оказались перед проходной, за которой виднелась тяжелая дверь, и комната с мониторами, за которыми сидела еще одна пара единорогов. Красный пегас во все той же форме охранника, с дружелюбной улыбкой пропустил посетительниц через «вертушку", и проводил до двери в холл.
Просторное помещение с белоснежными полами и потолком, а так же светло голубыми стенами, встретило Твайлайт и Флаттершай гулом разговоров нескольких десятков Эквистрийцев, часть которых стояла в очередях либо в гардероб, либо к стойкам, где за плоскими мониторами сидели молодые единорожки. Судя по однообразным бланкам в руках, довольно молодому возрасту, и принадлежности к расам единорогов, (преимущественно), пегасов и коней, (в намного меньшем количестве), ученица Селестии предположила, что все это кандидаты, пришедшие устраиваться на работу в стремительно растущую корпорацию. На глаза попадались и те, кто выбивался внешним видом из общей массы: уверенные в себе предприниматели, служащие снующие по поручениям, и разумеется вездесущие охранники.
Обычными посетителями, пришедшими в «белую башню» по каким-то маловажным делам, (в масштабах корпорации а не самих посетителей), занимались секретари, расположившиеся за отдельными столиками в стороне от входа.
Подругам не пришлось долго ждать, и насладиться интерьером в должной мере не получилось. Словно из воздуха, перед приближенной принцессы Селестии, материализовался невысокий жеребец, черного окраса с ядовито зеленой гривой, одетый в черные брюки, белую рубашку, и красный пиджак с множеством кармашков. В руках он держал записную книжку, в которой без устали что-то писал, (а может просто рисовал с умным выражением морды).
- э-э-э… мисс Твайлайт и мисс Флаттершай? – Осведомился конь.
- да. – Неуверенность в голосе встретившего их работника корпорации, выбила единорожку из равновесия не хуже, чем «раздевающий» взгляд охранника на входе. Но все же она достаточно быстро вернула себе контроль над эмоциями, надеясь на то, что секундная растерянность не отразилась на мордочке.
- меня зовут Кровен, как только вы сдадите верхнюю одежду в гардероб, я провожу вас к кабинету господина Дискорда. – Договорив, жеребец кивнул на очередь к окошку, где пара коней принимала куртки и плащи, выдавая в замен новенькие железные номерки.
К радости Твайлайт, им не пришлось терять лишнее время, так как рядом с первым работником корпорации, (вновь словно материализовавшись из воздуха, что могло стать отличительной чертой всех обладателей красных пиджаков) появился желтый единорог. Одарив более молодого коллегу тяжелым взглядом, он распорядился:
- Кровен, забери у гостий плащи, и сдай в гардероб. Номерки принесешь в кабинет секретаря господина Дискорда. – К девушкам он обратился уже гораздо вежливее. – Следуйте за мной… да, меня зовут Дариан, и я ваш личный экскурсовод на сегодняшний день. Так что, если вдруг возникнут вопросы, или желание просто прогуляться по этажам «белой башни», только скажите.
В одной из стен зала, оказался ряд из семи лифтовых дверей, сливающихся с общим фоном, и если не всматриваться, то можно было пройти мимо, так их и не заметив. Дариан, надавил на ничем не примечательную пластинку, и одна из дверей распахнулась, открывая вход в кабинку с зеркальными стенами, освещенную яркими желтыми лампами.
Провожатый пропустил девушек вперед, после чего вошел в лифт сам. Твайлайт обратила внимание на схематичное изображение башни, рядом с которым виднелся столбик из дюжины кнопок, доходящий лишь до середины здания.
- эти лифты поднимаются только до двенадцатого этажа, затем нам придется пройти через коридор, и уже в другом лифте, мы поднимемся к кабинету господина Дискорда. – Единорог, поспешил ответить на незаданный вопрос, после чего пожал плечами и продолжил монолог. – Не знаю, кто именно придумал подобный проект, все же затраты на строительство двух отдельных шахт, несколько выше, но так как у некоторых членов совета директоров, серьезно обострена паранойя, в «белой башне», предусмотрено практически все, что может помочь обороняющимся при штурме. Хотя, на мой взгляд, все это выглядит как баловство детей, добравшихся до дорогих игрушек…
Так как единорог говорил довольно медленно, за время речи, лифт успел добраться до своей верхней точки, и звякнув колокольчиком, распахнул двери.
Даже не обернувшись к спутницам, дабы убедиться что они идут следом, Дариан зашагал по коридору, освещенному все теми же желтыми лампами. Твайлайт и Флаттершай, приходилось почти бежать, что бы не отстать от «экскурсовода», начавшего рассказ, словно на самом деле вел экскурсию.
- …стены этажа обклеены настоящими деревянными панелями, ни в одном коридоре вы не найдете пластиковых заменителей. Картины с видами природы, к сожалению, являются копиями, созданными при помощи масляных принтеров: художники просто не успели бы справиться с таким объемом работ. – Дариан виновато развел руками. – На каждом этаже, расставлено не меньше полусотни горшков с цветами, что создает дополнительный уют для работников. В каждом кабинете установлен телевизор, маленький холодильник, ну и разумеется компьютер для работы, всю остальную мебель, сотрудник может выбрать из каталога, пусть и в ограниченном количестве.
- откуда у вас на все это деньги? – Не удержалась от вопроса ученица Селестии. Хоть она и помнила про те сокровища, что хранились в пространственном кармане Дискорда, но их было явно недостаточно для создания самой большой в Эквистрии корпорации, что уже сейчас сделала Дискорда, третьим по влиянию разумным в стране, (первые два места занимали принцессы, и их позиции оставались незыблемыми).
- причина нашего успеха проста, и имя ей «монополия». – Весело отозвался «экскурсовод».
- монополия? – Переспросила Флаттершай.
- именно! – Единорог победно вскинул руку, но тут же вернул себе хоть сколько ни будь серьезный вид. – Понимаете, корпорация «Дискорп», является единственным посредником в торговле между алмазными псами и Эквистрией, что позволяет нам самим решать, что и по какой цене покупать и продавать, в разумных пределах конечно. Скажу по секрету: даже если город-казино, и все остальные фирмы входящие в состав корпорации, будут приносить только убытки, благодаря перепродаже золота и драгоценных камней, мы все равно останемся на вершине успеха. И пусть тем, кто раньше занимал эту нишу, подобный расклад не нравится, но вряд ли они решатся на какие-то серьезные действия против бога.
«страх и деньги – вот и весь секрет успеха».
Единорожка с трудом удержала нейтральное выражение мордочки, хоть Дариан и находился к ней спиной, но не стоило забывать про видео камеры. Наверняка, кто ни будь сейчас наблюдает за посланницами богини дня, и анализирует их реакцию на слова провожатого. Иначе зачем единорогу быть столь болтливым?
Второй лифт оказался точной копией первого, разве что кнопок с номерами этажей, было чуть больше. Но вот наконец двери кабинки открылись, и Дариан вывел своих спутниц на площадку, с одной стороны которой открывался вид на высокую арку, украшенную замысловатыми символами и позолотой. Проход перекрывала стена из нитей белых шариков, опускающихся от свода арки, до самого пола.
- это не жемчуг. – Поспешил развеять сомнения спутниц единорог. – К сожалению, на подобные излишества даже мы пойти не можем… пока не можем.
Стена нитей колыхнулась, и на встречу гостям вышел черный единорог в ливрее дворецкого. Окинув присутствующих безразличным взглядом, он произнес вежливым, но столь же безэмоциональным голосом:
- Дариан, ты можешь быть свободен, если понадобишься, я тебя вызову. – Затем повернувшись к девушкам, дворецкий коротко поклонился, и одной рукой отодвинул нити перекрывающие арку, открывая тем самым вид на небольшой «проходной» кабинет, где находились только кресло на колесиках, да стол с компьютером, и еще дверь в противоположной от арки стене. – Прошу, юные леди, проследуйте в приемную. Господин Дискорд скоро спустится к вам.

Приемная Дискорда, оказалась очередным довольно просторным залом, (хоть в мяч играй, лишь бы мебель не мешалась). Как поняла Твайлайт, это помещение занимало почти все пространство этажа, сравнительно небольшого по площади, если сравнивать с двенадцатым этажом, который пришлось пересекать пешком, из-за непонятной задумки архитектора с лифтами.
В паре метров от дальней стены, стоял массивный стол из красного дерева, за которым находилось черное кресло с высокой спинкой. На самой стене, был изображен символ корпорации, а перед столом, полукругом в несколько рядов, стояли мягкие диванчики. Окон не было совсем, свет обеспечивали лишь лампы желтого цвета, стены покрывал рисунок утопающего в тумане леса, пол был застелен толстым синим ковром.
- желаете чая, кофе, сок? – Предложил единорог, когда подруги устроились на диване, (в первом полукруге перед столом).
- нет спасибо. – Твайлайт с интересом рассматривала обстановку, и была несколько разочарована, ведь никаких статуй, картин и иных предметов роскоши, которые так любят представители древних семей, обнаружить не смогла.
- а вы, мисс Флаттершай? – Дворецкий перевел выжидающий взгляд на пегаску.
- с-сок, яблочный, если можно. – Очень тихо отозвалась девушка, чувствуя себя весьма неуютно под взглядом равнодушных глаз.
- что ни будь еще? Может быть закуски, фрукты?
На этот раз пегаска лишь помотала головой.
Дворецкий удалился в свой кабинет, (ту самую «проходную» комнату, в которую вела арка), и вернулся буквально через минуту, неся в руках поднос с высоким бокалом.
- господин Дискорд просит прощения за ожидание, он спустится через несколько минут. – Произнес единорог, передавая сок пегаске. – Если вам что-то понадобится, только позовите. Я буду на своем месте, за дверью.
В ожидании и тишине, (разговаривать на территории условного союзника не хотелось, мало ли взболтнешь чего ни будь лишнего), прошло примерно пять минут. Флаттершай успела расправиться с соком, и теперь не знала куда деть бокал, а Твайлайт, погрузилась в размышления на тему столь быстрого обогащения корпорации «Дискорп».
Единорожке было понятно, что своему успеху Дискорд обязан капиталам алмазных псов, которые те накапливали столетиями, (если не тысячелетиями), в ожидании возвращения своего бога. И вот теперь, поток золота, серебра и драгоценных камней, хлынул в Эквистрию, обеспечивая «лорду хаоса», совершенно беззаботную жизнь. Деньгами своих последователей он оплачивает не только собственный комфорт, но и покупает любовь простых граждан, получивших высоко оплачиваемую работу, а сколько всего еще было обещано? Одно строительство города-казино, обеспечит популярность не только в королевстве, но и за его границами, ведь мало кто из богачей, сможет отказать себе в удовольствии посетить подобное место хотя бы раз.
и если подобное развитие событий продолжится, то в худшем случае через несколько лет, Дискорд вполне сможет на равных соперничать с принцессами, которые просто не могут позволить себе тратить деньги на сомнительные проекты. А если взять в расчет продажных чиновников, то становится по настоящему беспокойно за власть… остается только надеяться, что у богинь есть что противопоставить «союзнику», который по видимому, решил без лишних ухищрений, просто купить Эквистрию.
«и с чего у меня вдруг появились подобные мысли? Скоро буду видеть заговоры в каждом неосторожно брошенном взгляде».
Однако, как бы не старалась ученица Селестии убедить себя, что ничего страшного не происходит, на душе все равно было беспокойно. Она даже несразу заметила, что в помещении произошли некоторые изменения.
Сперва символ корпорации, находящийся на стене за креслом, вспыхнул ярко красным светом, а затем на ней стали видны очертания двух широких створок, медленно и бесшумно, разъехавшихся в стороны. Взглядам девушек предстала очередная кабинка лифта, (достаточно просторная, что бы вместить небольшой автомобиль), в центре которой, расставив ноги на ширину плеч, заложив руки за спину, склонив голову и расправив крылья на всю ширину, стоял Дискорд. В любой другой момент, он выглядел бы внушительно, а благодаря мускулистому телу, мог бы внушать трепет без всяких магических ухищрений, только вот одежда «лорда хаоса», портила весь эффект.
Если синие джинсы не вызывали нареканий, и даже мягкие домашние тапочки можно было оправдать, (все же Дискорд живет этажом выше, и ему нет необходимости менять обувь, что бы пройти в приемную), то белая футболка, с изображением улыбающегося оранжевого солнца с зелеными глазами, занимающего всю грудь и часть живота, не вызывала ничего, кроме недоумения.
- добрый день юные леди. – Глава и владелец стремительно растущей корпорации, неспешно вернул голову в нормальное положение, и сверкнув глазами, широко улыбнулся оскалив белоснежные клыки. – Мне этот день уже начинает нравиться.
- здравствуйте мистер Дискорд. – Первой подала голос Флаттершай, опередив подругу на считанные мгновения.
Выражение на морде драконоподобного бога, из радостного превратилось в обиженное, и даже крылья поникли:
- ну, мы же договаривались… для таких красавиц, я просто Дискорд. – К концу фразы, улыбка вновь растянула губы «лорда хаоса», пусть и выглядела она слегка неестественной.
Сделав два быстрых шага, хозяин «белой башни» в самый последний момент покинул лифт, но закрывающиеся двери все же прищемили кончик его хвоста, что впрочем было проигнорировано.
«и это его я считаю главной угрозой в Эквистрии? Хотя, внешний вид может быть обманчивым».
Вежливо улыбнувшись, Твайлайт поднялась с дивана, что бы приветствовать Дискорда по всем правилам этикета, но была остановлена взмахом когтистых рук, и испуганным выражением на чешуйчатой морде.
- стоп-стоп-стоп, нет необходимости во всех этих расшаркиваниях, мы же не на приеме. – Испуг бога был столь натуральным, что единорожка сама не заметила, как ею овладело веселье. – Дайте кА я угадаю причину вашего визита…
Нахмурившись, «лорд хаоса» опустил веки, а затем оперся рукой на спинку кресла:
- неужели Селестия решила устроить внезапную инспекцию? Угадал? Ну тогда прошу, мой рабочий стол в вашем распоряжении мисс Твайлайт.
Напор Дискорда не давал вставить и слова, но если при первой встрече с этим существом, ученица Селестии каждой клеточкой тела ощущала исходящую от него силу и угрозу, то сейчас, только постоянные напоминания себе о возможном обмане, не давали проникнуться доверием к веселому и чуть нелепому образу радушного хозяина.
- если вы не против, я бы хотела посмотреть списки нанятых рабочих, и расходы на зарплаты и строительство нового города. – Немного неуверенно произнесла единорожка, понимая, что официальных прав требовать подобную информацию у нее нет, но именно на это просила обратить особое внимание принцесса.
Дискорд нахмурился, затем хитро прищурился, и схватив кресло, неожиданно ловко обогнул стол, и не успела Твайлайт испугаться, как оказалась сидящей в кресле, уже возвращаемом на прежнее место.
- здесь списки за все время существования корпорации, здесь списки расходов, а здесь адреса поставщиков, на случай если вам захочется перепроверить какие ни будь данные. – Говоря, хозяин «белой башни», выкладывал на столешницу целые стопки толстых папок. – Ну и разумеется, все это можно увидеть в электронном варианте.
Когтистый палец нажал на кнопку, запрятанную на боковой поверхности стола, и часть столешницы раскрылась словно чемодан, превращаясь в компьютер с довольно большим монитором. Что удивило ученицу Селестии, так это отсутствие какого-либо пароля, на экране сразу появился рабочий стол с множеством однообразных иконок.
- могу я еще чем ни будь помочь, может быть стоит принести кофе?
Вопрос был задан шепотом, губы Дискорда почти касались кончика правого уха, что вызвало волну смущения и к мордочке прилила кровь, заставив щеки покрыться румянцем, что было заметно даже через шерстку. Учитывая же то, что сердце все еще шумно стучало после неожиданного, и непривычного способа передвижения, (толкаемое в спинку кресло на колесиках, не самый лучший транспорт), ответ прозвучал несколько неуверенно, и даже жалко:
- н-нет, спасибо. – Новая волна смущения, заставила щеки покраснеть еще больше.
- ну… - Задумчиво протянул «лорд хаоса», практически нависнув над сжавшейся девушкой. – Тогда я не буду больше мешать. Тем более, что раз уж меня посетила еще и мисс Флаттершай, грех этим не воспользоваться.
От того, как прозвучала последняя фраза, (сказанная уже с нормальной громкостью голоса), покраснела еще и пегаска, взгляд которой начал панически метаться в поисках укрытия, но сама она продолжала неподвижно стоять рядом с диваном.
- хм, я сказал что-то не так? – Дискорд извлек из ящика стола очередную папку, аналогичную тем, что уже лежали перед единорожкой, и теперь удивленно смотрел то на одну, то на другую свою посетительницу. – Мне тут принесли очень интересный проект по восстановлению загородного парка, обнаруженный в личном деле… гхм, в общем обнаруженный, и это главное. Если вы не против, мисс Флаттершай, то я бы хотел обсудить реализацию этой вашей идеи.
Еще раз переведя взгляд с единорожки на пегаску, (все еще соревнующихся в интенсивности румянца), бог недоуменно спросил:
- а вы о чем подумали?

«изображайте легкомысленных дурачков, их никто не боится».
К сожалению, в прошлой своей жизни, будучи адвокатом, я так ни разу и не смог воспользоваться этим советом. Дело даже не в актерских способностях, просто не вяжется образ легкомысленного человека, с почти неподвижным лицом, по которому постоянно текут слезы. Зато сейчас, убеждаюсь в эффективности такой «маски», глядя на уткнувшуюся в монитор единорожку, и разложившую на коленях фотографии природы пегаску.
На самом деле, сложно бояться, и тем более в чем-то подозревать существо, наивно хлопающее глазами и искренне не понимающее, что его слова смущают собеседниц. Да и специально подобранная одежда, не имеет ничего общего с грозным и страшным монстром… еще лучше было бы сменить клыкастую морду на что ни будь менее хищное, но нельзя, пусть магия способна и на большее, собственные последователи не поймут.
Вообще, зачем я устроил все это представление, начавшееся еще в холе на первом этаже башни? Все дело в любопытстве, и добытых моими шпионами сведениях.
Еще в первый день знакомства с ученицей богини дня и ее крылатой подругой, мне стало интересно, а по каким критериям Селестия выбирает свой «ближний круг». После изучения всех шести досье, вопросов стало только больше, и личное знакомство с девушками, (четырьмя из шести, две последних постоянно находили причины избежать встречи), ответов дать не смогло.
Если против того что Твайлайт стала ученицей принцессы, я ничего возразить не могу, потенциал у единорожки просто огромный, в плане магической силы она может выйти на уровень младшего божества уже лет через тридцать, то та же Флаттершай, пусть и не самая заурядная личность, но и не входит в число «первых среди равных». Та же Пинки, при знакомстве показала недюжинный ум, (пусть и пыталась его скрыть за наивной улыбкой), но вряд ли старшая дочь семьи кондитеров, просто так привлекла внимание одной из правительниц целой страны.
Каково же было мое удивление, когда один из единорогов работающих на Фердинанда в центральной больнице столицы, нашел старые документы, касающиеся всей шестерки, и тщательно запрятанные среди прочей макулатуры. Оказалось что все, (!), девушки из числа приближенных Селестии, способны накапливать большое количество энергии в своих телах, и так же могут высвобождать накопленное, при определенных условиях.
Вряд ли богине дня нужны ходячие аккумуляторы, а значит есть что-то еще, что привлекло внимание правительницы Эквистрии, что она смогла скрыть достаточно надежно, так как «орден хаоса», более ничего не нашел. Конечно, может быть я себя обманываю, и ищу нечто, чего просто нет, но вероятность этого ничтожно мала.
Дабы разобраться в загадке, ставшей самой настоящей «идеей фикс», мною был разработан коварный план, во время исполнения которого, я должен провести как можно больше времени с девушками. К сожалению, Твайлайт и Рарити, не подходят для изучения, так как являясь единорогами, они легко почувствуют сканирующие чары, сколь бы хорошо те не были бы замаскированы. Остаются только лошадки и пегаски, и если с Пинки вполне можно встретиться на месте строительства «детского казино», то к остальным еще предстоит найти подход.
Тут как раз кстати подвернулся проект по облагораживанию заброшенного загородного парка, предложенный Флаттершай городской администрации в прошлом году, и признанный слишком затратным. В принципе, я согласен с чиновниками, но если провести часть расходов как благотворительность избавляющую от налогов, то сумма становится вполне реальной.
- мистер Дискорд, не сочтите за недоверие, но почему вы решили взяться за восстановление парка? – Подала голос Твайлайт, не поднимающая головы от груды разложенных на столе бумаг. – Городская администрация признала проект слишком дорогим, а вы не похожи на филантропа.
Пегаска, до этого момента с энтузиазмом рассказывающая о своих идеях и поясняющая некоторые фотографии, (и это при условии того, что она меня откровенно боялась, от чего у меня в груди разгоралась ярость едва ли не сильнее, чем от ее же сочувственного взгляда), замолчала и замерла опустив взгляд и как-то уменьшившись в размере. Видимо она ожидала, что я откажусь исполнить ее мечту., а об эмоциях девушки, связанных с этим старым парком, не догадался бы только полный идиот.
«не беспокойся, дабы найти ответ на свою загадку, я готов пойти на некоторые траты».
- а в то, что я решил помогать нуждающимся, ты разумеется не поверишь? Не отвечай, вопрос риторический. – Усмехаюсь и потягиваюсь разминая спину. – Есть две причины: во-первых, налоги уменьшаются при соответствующих тратах на благотворительность, ну и во-вторых, подобное действие пойдет на пользу моей репутации. Ну а то, что при этом я помогу красивой девушке, это просто приятный бонус.
Флаттершай вновь покрылась румянцем, и постаралась стать еще меньше, (все же она обладает магией, иначе способность к уменьшению не объяснить), но как бы она не старалась спрятать мордочку, я все же заметил легкую довольную улыбку.
- и все? – Недоверие в голосе единорожки даже порадовало, все же маг не должен быть глупым, тем более с ее силой.
«только кто сказал, что я открою все причины?».
- а разве нужно что-то еще? – Удивляюсь почти натурально, но для моих собеседниц этого достаточно, свою роль играет отсутствие у девушек специфичного опыта. – Мисс Твайлайт, я полагаю вы еще нескоро освободитесь?
В ответ ученица Селестии что-то буркнула и тяжело вздохнула.
- в таком случае… мисс Флаттершай, не согласитесь ли вы проехаться со мной до парка, дабы обозреть фронт работ своими глазами? Думаю, мы сможем начать работы уже на следующей неделе… если конечно не возникнет каких-то неприятных проблем.
Взгляд, который пегаска бросила на подругу, нельзя было расшифровать иначе как «можно? Ну пожалуйста!». В ответ она получила хмурое выражение мордочки, и жест означающий «держи телефон под рукой».
- я согласна. – Тут же выпалила Флаттершай, и словно испугалась собственного голоса, прикрыла рот ладошкой.
- вот и договорились. Фердинанд!
- да господин Дискорд? – Черный единорог появился в дверном проходе, раньше чем затих мой голос.
- пусть Жан подгонит машину к черному входу, не хочу лишний раз нервировать своим присутствием подчиненных.
- как скажите, машина будет через минуту. – Дворецкий поклонился, и исчез в своем кабинете.
- разрешите пригласить вас на прогулку? – Первым поднявшись с дивана, подаю девушке руку, стараясь не обнажать клыки при улыбке. Кто бы знал, скольких усилий мне стоило подавлять раздражение при виде испуганно смущенной мордашки.
Поколебавшись несколько секунд, пегаска все же вложила свою ладонь в мою. Неуверенно встав на ноги, она поспешно отвела от меня взгляд, но хоть руку вырвать не попыталась, что немного сгладило впечатление. Я же, решив более не терять времени, повел спутницу к своему личному лифту, (единственному, который мог доставить пассажиров от первого и до последнего этажа).
- но… разве выход не с другой стороны? – Вопрос прозвучал едва слышно, и я решил не оборачиваться что бы ответить, дабы не испытывать на прочность свое терпение.
- для меня сделан отдельный вход, он же выход.
- не задерживайтесь. – Напутствовала нас Твайлайт, сверяющая какие-то цифры на бумагах и мониторе.
«все равно, вся важная информация находится лишь в двух местах, моей голове и голове Фердинанда».
Флаттершай что-то ответила подруге, но их разговор не успел продолжиться, так как двери лифта, отзываясь на нажатие кнопки, стремительно закрылись, отсекая нас от приемной. Я сделал себе заметку на память, что бы при возвращении не забыть поинтересоваться успехами единорожки в изучении пространственной магии.
- м… - Моя спутница хотела задать вопрос, но смутилась и замолчала.
- ммм? – Подбадриваю пегаску ожидающим взглядом, ее руку я уже отпустил, все же не стоит слишком сильно давить на психику неокрепшей личности.
- а… вы не будете переодеваться?
- хм-м. – Осматриваю кабинку лифта. – Тут вроде не во что.
- ну я думала, вы возьмете одежду у себя… - Девушка окончательно смутилась, а ее мордочка потемнела от прилившей крови.
«я вообще в шоке, что ты решилась куда-то со мной ехать».
Задняя стенка лифта отъехала в сторону, открывая вид на улицу, находящуюся с противоположной стороны от главного входа в «белую башню». Нас уже ждал лимузин, угольно черный, с изображением символа «Дискорп» на капоте и боковых дверцах. Жан приветствовал меня легким поклоном, и кулаком прижатым к груди, при этом не забыв кинуть на девушку оценивающий взгляд.
Моя новенькая, бронированная самоходная «карета», внутри имела всего шесть мест для пассажиров, зато отличалась повышенным комфортом, встроенным холодильником и миниатюрным кинотеатром. Про мини бар, бесперебойную связь с Интернетом, обогрев кресел и маленький гардероб, (на всякий случай, мало ли придется срочно переодеваться, а ехать домой нет времени), и упоминать излишне.
Тапочки я оставил в лифте, портить их не хотелось, а шкура на лапах достаточно толстая, что бы позволить пройти несколько шагов по улице до машины. Когда же мы отъезжали, в хвосте к нам пристроилась пара более легких автомобилей с группой сопровождения.
Постепенно, (не без помощи слабого алкоголя, выпитого «за плодотворное сотрудничество»), Флаттершай слегка раскрепостилась, и продолжила делиться своими идеями по восстановлению парка. Мне оставалось задавать наводящие вопросы и кивать в нужных местах, что совершенно не мешало начать магическое обследование собеседницы.
«похоже Селестия и тут постаралась скрыть все следы, «ложная аура», это конечно интересно, но теперь я точно уверен, что здесь есть нечто важное».
Дабы обойти защиту, наложенную богиней дня, не потревожив сигнальных нитей, мне придется потратить несколько дней, так что общение с пегаской затянется.
К моменту, когда лимузин выехал за город и довез нас до покосившихся решетчатых ворот, девушка повеселела, и кажется даже позабыла, что находится в непосредственной близости от страшного и злобного Дискорда, именем которого матери пугают непослушных детей. Она же первая выбралась из машины, и поторапливая, (!), меня, побежала к входу в парк. Мне ничего больше не оставалось, кроме как двинуться следом, благо хоть запасная обувь в гардеробе нашлась, так что можно было не бояться вляпаться во что ни будь босой ногой.
Небо все еще было серым, но дождь закончился и в некоторых местах, в толще туч уже появлялись просветы. Однако, сырость никто не отменял, и прохладный ветер пробирал бы до костей, не будь я божественной сущностью, (пусть и неполноценной), а вот пегаска вполне рисковала подхватить простуду, так что мне пришлось захватить с собой, какую-то куртку спортивного вида.
С первого же взгляда на парк, становилось понятно, что на фотографиях, вложенных в проект по восстановлению, Флаттершай использовала самые лучшие виды. Если раньше объем требуемых работ оценивался как «большой», то теперь он был «огромный», и вместе с воображаемой суммой, которую придется сюда вложить, рос с каждой секундой. Растрескавшиеся асфальтовые дорожки, заросли кустарника, кривые стволы упавшие на землю… создавалось впечатление, что этот уголок природы не облагораживался с самого создания мира.
Пройдя через приоткрытые ворота, начинаю крутить головой в поисках пегаски, которую словно подменили, стоило ей оказаться на природе. Вскоре потеря обнаружилась сама, выбежав из-за ряда толстых деревьев, создающих вид импровизированного забора.
- Дискорд, вы можете ему помочь? – На этот раз голос звучал звонко, даже нетерпеливо и немного требовательно.
Мне под морду были сунуты раскрытые ладони, на которых лежала птица со сломанным крылом, уже даже не трепыхающаяся. Но вспыхнувшая было в груди злость на бестактное поведение девушки, моментально погасла, стоило мне посмотреть в большие влажные глаза, выражающие одновременно мольбу, надежду и сочувствие, на этот раз направленное не на меня.
Поддавшись секундной слабости, накладываю на птицу лечебное плетение, которое само должно восстановить все повреждения. Благодаря тому, что сил на чары я не экономил, «пациент», уже через пару секунд начал шевелиться, а вскоре захлопал крыльями и поспешил удалиться.
«неблагодарная бессловесная тварь, негодная даже для зажаривания».
Не успели раздраженные мысли в моей голове затихнуть, как произошло сразу несколько неожиданных событий: Флаттершай со счастливым визгом обхватила мою шею, кажется даже повиснув на ней, мои собственные руки дернулись обнять это маленькое хрупкое существо но были остановлены усилием воли, а в мозгу словно что-то переключилось.
Картина «застывший статуей драконоподобный монстр, и повисшая на его шее пегаска» продержалась несколько секунд, после чего девушка опомнилась, и выдавив сдавленное «ой», отскочила на пару шагов назад. Эмоции, всколыхнувшиеся в сознании в момент разрыва столь тесного контакта, заставили меня напрячься из-за своей неопределенности.
- извините, я забылась… - Смущенно улыбаясь, Флаттершай виновато опустила голову, позволяя локонам гривы упасть на мордочку.
- нет проблем. – Изображаю беспечность на морде, и протягиваю девушке куртку, которую она поспешно накинула на плечи, одарив меня благодарным кивком.
- может быть, пойдем дальше? Я знаю место, откуда открывается прекрасный вид на весь парк. – Голос пегаски звучал уверенно, да и эмоции стремительно возвращались к состоянию радостного восхищения, и опять же, направлено это чувство было не на меня, (что одновременно и радовало, и что самое удивительное, расстраивало).
- веди. – Произношу это слово, вложив в него максимум возможного энтузиазма, хоть особого желания пробираться через заросли и не испытываю.
Следующие полчаса, я ощущал себя живым танком, прорывающимся сквозь вражеские заграждения. Изначальные подозрения подтвердились, Флаттершай решила не идти по пусть и подпорченной, но вполне ровной и свободной от препятствий дороге, а свернула на малозаметную тропинку, петляющую между деревьями. Мне было бы не так обидно, если бы девушка, не проходила играючи участки, перегороженные поваленными стволами, камнями и колючими кустами, а ветки, регулярно бьющие меня в грудь или по морде, словно не замечали ее. Воспользоваться же магией, для комфортного пребывания в лесу, сперва не хватило сообразительности, (предыдущий Дискорд не был любителем подобного времяпрепровождения, соответственно нужного опыта не передал), а теперь не позволяла поднявшая голову гордость.
Уверенные и грациозные движения, никак не вязались в моей голове с образом смущенной и замкнутой девушки, которой Флаттершай была меньше часа назад. Да и мелодичное «мурлыканье» веселого мотива, перемежающееся короткими но красочными историями, ясно намекали на то, что в окружении природы пегаска чувствует себя намного лучше чем в «каменных джунглях».
«к сожалению, не могу сказать того же про себя».
В очередной раз проламываясь через кусты, я все же порвал футболку, уже обзаведшуюся несколькими зелеными разводами. Однако, возможность наблюдать превращение приближенной Селестии в «лесную деву», компенсировала все неудобства, и в какой-то момент, я даже начал получать удовольствие.
По пути, пегаска умудрилась найти больного зайца, похожего на скелет обтянутый облезлой серой шкурой. Страдалец тут же был предъявлен пред мои очи с просьбой его вылечить, подкрепленной жалостливым взглядом все тех же влажных глаз. По завершению процедуры, зверек как и предшественник, поспешил удалиться по своим делам, но обнимать меня на этот раз не стали, одарив вместо этого благодарной улыбкой, от чего в груди стало чуть теплее, а в душе появилось легкое разочарование.
«мне просто не хватает нормального общения с женщинами… ничего более. Вот разберусь с сегодняшними делами, и сразу отправлюсь в бар, или бордель».
Мы забрались на холм, одна сторона которого оканчивалась резким обрывом, а на вершине стоял солидных размеров валун. Вид на заросший парк, отсюда действительно открывался неплохой, даже не столь сильно в глаза бросалась общая запущенность территории.
- эх, сколько денег придется сюда вложить. – Вдыхаю свежий воздух полной грудью, стоя на обрыве и заложив руки за спину. Расправленные перепончатые крылья, слегка трепещут на ветру, и с новой силой вспыхивает желание испробовать свои силы в полете.
Человек, получивший даже теоретическую возможность летать без дополнительных приспособлений, превращается в ребенка, словно подарка на новый год, ожидая подходящую возможность испытать чувство абсолютной свободы. Но как бы мне не хотелось прямо сейчас шагнуть вперед, что бы под ногами не осталось земли, а крылья оперлись на ветер… но нежелание опозориться в случи неудачи, неплохо отрезвляло голову.
- ну я… простите, следовало сразу рассказать… - Флаттершай начала тихо бормотать, как будто снова оказалась в моей приемной, или на встрече с семейством аристократов.
- не бери в голову. – Протягиваю руку, и аккуратно касаюсь когтями сперва растрепавшейся гривы, а затем кромки сложенного крыла, просунутого в специальное отверстие на спине куртки, от чего мордочка пегаски покрылась румянцем. – Я от своих слов не отказываюсь, а деньги… это лишь ресурс, который вполне можно пополнить.
Некоторое время мы молча любовались видом, а затем я решил еще раз поддаться эмоциям, (нужно будет серьезно просканировать собственный разум, а-то кроме шизофрении, еще и чувства мне не свойственные стали появляться). Достаю из пространственного кармана артефакт, внешне выглядящий как браслет из серебра и зеленых камушков.
- разреши твою руку?
Девушка удивленно на меня посмотрела, но протянула левую руку, вокруг запястья которой, тут же сомкнулась тонкая цепочка.
- это подарок. – Поспешил пояснить я. – Браслет способен накапливать жизненную энергию, и с ее помощью лечить раны. Когда камни зеленые, это значит, что накопители полны.
Некоторое время, пегаска молча рассматривала украшение, в ней явно боролись противоречивые эмоции. И вот, когда я уже начал сомневаться, правильно ли поступил, она сделала два коротких шага, оказавшись вплотную ко мне, и прижавшись своим плечом к моему, тепло произнесла:
- а я знала, что ты хороший.

Несколько телефонных звонков, и через пять дней назначено начало работ по восстановлению загородного парка. В принципе, рабочие были готовы начать хоть завтра, лишь бы деньги были уплачены, и тут всплывает проблема с городской администрацией, которая должна дать разрешение и выделить наблюдателей на случай, если вместо облагораживания территории, я решу начать промышленную вырубку леса. Даже деньги не способны ускорить работу чиновников, им под силу лишь исключить вероятность задержек с принятием решения.
Но мне показалось, что задержка в несколько дней, ничуть не расстроила Флаттершай, ее больше взволновало предложение поработать независимым консультантом, и лично проследить за ходом всех работ. Я не стал «подкупать» девушку, и честно заявил, что платить ей хоть и буду, но не больше чем рядовому работнику.
Обратный путь, сперва до лимузина, а затем и к «белой башне», мы проделали в тишине. Я был погружен в исследование энергетики своей спутницы, параллельно планируя дальнейшие свои шаги, а пегаска просто переутомилась, получив слишком много эмоций за один день. Так что, обратное перевоплощение уверенной в себе и веселой Флаттершай, в обычную стеснительную и молчаливую свою версию, прошло совершенно незаметно.
Твайлайт, за прошедшее время успела закончить все свои дела, и к моменту нашего появления, сидя за моим столом, спокойно пила чай, принесенный Фердинандом, обнаружившимся здесь же.
Вежливо поинтересовавшись, остались ли у девушек ко мне какие ни будь вопросы, и получив отрицательный ответ, я со спокойной душой спровадил гостий. Только когда за спинами приближенных Селестии закрылась дверь, из глубин памяти всплыла заметка «спросить у Твайлайт про успехи в изучении пространственной магии».
«а… еще будет случай, не в последний же раз мы видимся».
- что там дальше по плану? – Спрашиваю, уже приближаясь к лифту.
- через два часа, совещание совета директоров. – Отозвался черный единорог. – Пришло приглашение на первый матч чемпионата «лига небес», начало завтра в шесть вечера. Несколько билетов от разных театров, приглашение посетить частную художественную выставку… ах да, вечерний прием четы Армор, так же будет проходить завтра.
- пожалуй, схожу на матч и прием. – Нажимаю верхнюю кнопку на панели управления лифтом. – До начала совета директоров, меня не беспокоить.
Проехав один этаж вверх, я оказался в просторной гостиной. Моя обитель состояла из четырех отдельных помещений, соединенных лишь тремя дверями, выходящими именно в эту, самую большую и светлую комнату.
Пол здесь был застелен зеленым ковром, стилизованным под короткий газон, повсюду были разбросаны мягкие подушки, заменяющие кресла и диваны, на низком круглом столике, всегда стояли две вазы, с фруктами и сладостями. На стене, между двумя окнами, висел огромный телевизор, к сожалению почти не востребованный, так как времени на отдых остается очень мало.
За первой дверью находилась комната для размышлений и построения коварных планов по захвату мира. Там размещалось самое лучшее оборудование для стимуляции мыслительного процесса, которое только можно купить за деньги, и на первом месте стоял конечно мраморный унитаз с золотым сливным бачком и мягким стульчаком. Стены, пол и потолок, покрывал слой плотно подогнанных плиток нежно розового цвета, и не стоит забывать про раковину из розового же мрамора.
Второй комнатой была спальня, две трети пространства которой занимала монструозного вида кровать, способная вместить на себе шестерых Дискордов. Кроме того, там же разместился гардероб, занимающий промежуток от стены до стены, (разумеется вдоль комнаты).
Ну и за третьей дверью, находилось самое посещаемое помещение, а именно ванная комната. От своего аналога в загородном домике, она отличалась лишь вдвое большими размерами, да наличием маленького телевизора на стене.
«а не навестить ли мне Сомбру? Наверное этот киборг уже соскучился без ценных советов своего «союзника». А на совещание, отправлю один из потоков сознания».
Приняв решение, стягиваю с себя испорченную футболку, (как же Рарити сердилась, когда я ее купил, даже называла оскорблением хорошего вкуса), и направляюсь в спальню. Пусть один из «вторичных» потоков сознания и может управлять телом, но нагрузка на него строго ограничена, так что кроме как на «запись событий», и простейшее реагирование на смену обстановки, рассчитывать не следует.
Почему же я тогда решил «прогулять» совещание? Просто мне жутко надоело слушать жалобы «ближнего круга», каждый из которых пытается выторговать себе большее финансирование чем у остальных. Ну а если произойдет нечто действительно важное, оставленный поток сознания, всегда может подать мне сигнал о необходимости личного присутствия. Кроме того, Фердинанд способен справиться если не со всеми трудностями, то хотя бы с теми, где не требуется вмешательство бога.
Повезло мне с дворецким, а главное в его верности сомневаться не следует, фанатик скорее откусит себе язык, отрежет руки и ноги и окунет голову в кипяток, нежели предаст господина. Ну а несколько клятв и контролирующих заклятий на разуме, это так, для успокоения совести.

…Сомбра стоял перед зеркалом, и всматривался в собственное отражение. Полы черного плаща, скрывали изуродованное множеством протезов тело, а из-за высокого воротника, не было видно динамик, заменяющий единорогу нижнюю челюсть. Сейчас, если не присматриваться, то его можно было назвать почти нормальным, а благодаря росту, ширине плеч и гордой осанке, в какой-то степени даже привлекательным.
Но в зеркале отражался не только король, за его спиной, шагах в пятнадцати, выстроившись в шеренгу, застыли шестеро соратников, самых верных и умелых, не раз и не два доказывающих, что по праву занимают свои места в «ближнем круге». Два коня, два единорога и два пегаса, благодаря выкрашенной в серый цвет шерсти, и одинаковой военной форме, были похожи как родственники. Их можно было сравнить с приближенными Селестии, но все сходство заканчивалось только на количестве представителей от трех народов, ведь богиня дня не допускает девушек к управлению страной, в то время как правитель кристальной империи, мог бы без сомнений оставить свое государство, (маленькое но гордое), и не беспокоиться о его благополучии.
Еще дальше, у стены в углу рабочего кабинета Сомбры, располагалось плетенное кресло, на котором лежал расправленный красный плащ, из рукавов которого выглядывали красные перчатки. Сейчас он выглядел как обычный элемент гардероба, небрежно брошенный хозяином, но каждый из тех, кто сейчас находился в комнате, уже ни единожды мог наблюдать, как одежда наполняется серым дымом, после чего неизменно звучал низкий гулкий голос, приветствующий черного единорога.
- …по итогам подсчетов, запасов продовольствия в случи прекращения поставок с юга, нам хватит приблизительно на два месяца, а если сократить дневную норму до минимума, то и на все три. – Докладчика совершенно не смущало, что правитель стоит к нему спиной, наблюдая через отражение в зеркале.
Не успели затихнуть звуки голоса первого коня, как заговорил второй:
- за прошедший месяц, прибыль империи увеличилась на семь целых, двадцать пять сотых процента, в основном за счет продажи устаревшего вооружения в государство минотавров. Часть средств, как и планировалось, отправлены на увеличение финансирования проекта «силовые доспехи», двадцать процентов пойдут на укрепление стены и купола над городом, а остатки свободных средств, обеспечат модернизацию тяжелой техники.
- в городе были пойманы несколько шпионов из государства перевертышей, захват удалось провести не поднимая шума. – Начал в свою очередь первый из пегасов, но был вынужден сделать паузу, почувствовав на себе тяжелый взгляд правителя. – Как говорят дознаватели работающие с пленниками, никакой важной информации шпионы не разузнали, по той простой причине, что прибыли всего пять дней назад. Идея прикрытия мобилизации войск, под видом учений на случай внешней агрессии, пока что себя оправдывает полностью. Недовольств среди граждан кристальной империи не замечено.
- империя минотавров, после окончательной гибели Кратока, и полного перехода под покровительство Дискорда, готовится к военному вторжению на территорию перевертышей, но делает это столь открыто, что в успехе сомневаются даже сами быкоголовые. Кракус, по приказу своего нового бога, собирается заключить союз с Эквистрией, что может привести к еще большему укреплению позиций Дискорда, так же являющегося покровителем алмазных псов, и хозяином корпорации «Дискорп», почти захватившей монополию на торговлю золотом и драгоценными камнями. Начались непонятные шевеления среди племен зебр, их вожди собираются для избрания «великого вождя», что обычно становится предвестником войны. Спокойнее всего себя ведут грифоны, что весьма необычно, если вспомнить их агрессивный и непреклонный характер. По прогнозам аналитиков, в ближайшем будущем, нас ждет война по принципу «все против всех», и если мы не найдем себе союзника, способного принять на себя первый удар, кристальная империя рискует прекратить свое существование.
- браво! Я в восторге, народ в восторге, и королева тоже в восторге. - Слова, произнесенные низким ехидным голосом, сопровождались ленивыми хлопками двух красных перчаток. – Мне очень понравились все доклады, особенно последний… один вопрос: внешняя разведка кристальной империи ограничивается лишь просмотром газетных статей в Интернете, или новости по телевизору так же берутся в расчет?
Красный плащ, под капюшоном которого клубился серый дым, воспарил с кресла, и медленно «поплыл» через весь кабинет по направлению к Сомбре. Пегас, над плодами трудов которого столь бестактно посмеялись, сумев справиться с раздражением и полыхнувшей в эмоциях злостью, удержал маску невозмутимости на лице. Причиной подобной терпимости была не только дисциплина, которую в подчиненных ценил правитель, но и боязнь вызвать гнев как короля, так и его гостя, от которого за несколько метров распространялась аура страха.
- ты все же решил вновь посетить нас. – Черный единорог пожалел о том, что лишен более чем половины мимических мышц, а потому не мог изобразить фальшивую радость, дабы позлить гостя, но, серый дым, вообще мог передавать эмоции лишь интонациями голоса. – Раз уж тебя не устраивает моя разведка, может быть как «союзник», поделишься своими сведениями?
- разве я мог пропустить столь веселое мероприятие? И да, разумеется поделюсь, раз уж правитель целой страны, вынужден довольствоваться устаревшими слухами.
Миновав шеренгу «ближнего круга» правителя кристальной империи, «плакальщик» застыл в воздухе, и скрестив руки перед собой, начал монолог:
- не все так гладко в Эквистрийском королевстве, хотя бы потому, что правят им сразу две принцессы… - Сделав паузу и не дождавшись эффекта от своих слов, «плакальщик» покачал капюшоном. – Да, не понять плебеям тонкого юмора. Ладно, слушайте внимательно, повторять не буду: Луна ненавидит Дискорда, и с трудом сдерживается, что бы не воткнуть ему в спину что ни будь острое и тяжелое. Селестия плетет какую-то свою интригу, похоже даже сестру не посвятив в ее смысл… хотя насчет последнего я не уверен, все же у богинь довольно доверительные отношения. Дискорд, тратя просто невообразимые суммы, опустошает золотые запасы алмазных псов, и старательно втирается в доверие к приближенным богини дня, вероятно рассчитывает использовать их в своих планах по захвату власти, но это лишь предположение. Теперь про минотавров: Кракус совсем не в восторге, что ему приходится подчиняться «лорду хаоса», и если сделать ему достаточно выгодное предложение, то в нужный момент, император прирожденных воинов, может обратить свое оружие в совершенно непредсказуемую сторону. Зебры уже выбрали себе «великого вождя», и теперь собираются отправить делегацию в Эквистрию, что бы либо вступить в создающийся альянс, либо самим попробовать в грядущей неразберихе, захватить кусок земель богатого соседа. Грифоны ведут себя тихо, потому что у них началась «грызня» среди старой аристократии и военных лидеров, а у нынешнего правителя просто не хватает авторитета, дабы приструнить подданных. Борьбы внутри страны нет только у перевертышей, считающих свою королеву матерью всего народа, да здесь в кристальной империи, и-то лишь потому, что государство очень уж маленькое.
- ну а как же олени? – С неподдельным интересом вопросил Сомбра, даже соизволивший развернуться к собеседнику передом.
- а на них всем плевать. Живут как дикари в «гармонии с природой», военный потенциал минимален, финансовый еще меньше, и в науке среди отстающих. Какой-то «вес», имеет только их король, по магической силе ставший на один уровень с высшими магами, но в той же Эквистрии, единорогов подобной силы можно найти десятка три, и полдюжины превосходящих на порядок. И это не беря в расчет принцесс с «лордом хаоса», которые такого противника сметут и незаметят.
- а если он будет использовать артефакты? – Решил выяснить как можно больше правитель кристальной империи, прекрасно понимая, что «знания – сила», и полученные сейчас сведения, вполне возможно, придется использовать против «плакальщика».
Из-под красного капюшона вырвалось маленькое облачко дыма, сопровождаемое хриплым смехом.
- нет в этом мире артефактов, способных уравнять смертного мага и бога. Все они были либо одноразовыми, и уже использовались в прошлых войнах, либо сестры, ныне правящие Эквистрией, прибрали их к своим рукам, дабы иметь дополнительный «козырь» во время общения с Дискордом.
- как же ты собираешься обезвредить «лорда хаоса», во время исполнения нашего плана? – От нетерпения, Сомбра даже чуть подался вперед.
- это уже не твое дело, а моя задача. – Хмыкнув, «плакальщик» снизошел до пояснения. – Я сказал «в этом мире», а как ты наверное помнишь, моя родина находится не здесь.
«не врет». Был вынужден констатировать король.
- ну а как же артефакт, за которым сейчас охотятся почти все спецслужбы развитого мира? – Не выдержал и задал вопрос единорог, как раз и отвечающий за спецслужбы кристальной империи.
В следующую секунду, стены кабинета сотряс громогласный хохот «плакальщика», плащ которого начал развиваться словно под порывами сильнейшего ветра.
- неужели представители самой развитой в технологическом плане страны, как и варвары-соседи, купились на приманку Дискорда? – Не получив ответа на вопрос, серый дым заколыхался с новой силой, начав выплескиваться за пределы плаща. – Почему… по какой причине вы стали считать древнейшего из ныне живущих богов этого мира, последним глупцом? Нет-нет, я не хочу знать ответ, он может слишком сильно травмировать мою неокрепшую психику…
Сомбра, как и его «ближний круг», в молчании терпеливо переждали приступ веселья «плакальщика», и были вознаграждены:
- Дискорд, если бы имел предмет, способный навредить богу, ни за что не стал бы с ним расставаться. Не только потому, что подобное оружие можно использовать против принцесс, а скорее из-за чувства самосохранения, ведь мало кто лучше самого «лорда хаоса», сможет уберечь от кражи столь ценный артефакт. Тем более, глупейшим поступком является отправка потенциально опасного предмета, без отряда профессиональных солдат, невскрываемого сейфа, десятка боевых магов… хотя, надо отдать должное курьеру, столь виртуозно сталкивать между собой отдельные отряды преследователей, может только невероятно удачливый тип, который просто не попал бы в такую ситуацию, или гений, чей ум проявляется только в критической обстановке.
- но вероятность все же остается… - Не сдавался единорог.
- не буду разрушать твои мечты малыш. – Вновь усмехнулся «плакальщик». – Советую сконцентрировать внимание на создании собственного оружия, пользы будет намного больше, нежели от беготни за одним единственным единорогом, носящимся с какой-то безделушкой.
- а ведь и вправду, как там продвигается работа над прототипом «силовых доспехов»? – Обратился Сомбра к главе научного отдела.
Последний докладчик, (единорог, как и соратники, серого цвета), встрепенулся и поспешил начать рассказ:
- мои подчиненные все еще работают над проблемой удержания магического щита, при активированном подавителе магических воздействий. К сожалению, в виду отсутствия должного для опытов времени, потери энергии становятся катастрофическими, так что весь доспех, в рабочем состоянии может находиться не более десяти минут. Зато нам удалось разработать новый, сверх легкий и при этом прочный сплав, уменьшивший общий вес изделий на десять процентов, при условии сохранения защитных функций.
- хотел бы я посмотреть на чертежи и расчеты. – Задумчиво раздалось из-под капюшона красного плаща.
Серый единорог вопросительно посмотрел на своего короля, и получив утвердительный кивок, извлек на свет тонкую пачку белых листов, испещренных мелкими рисунками и сливающимися в линии строчками пояснений.
- на этом, совещание считаю оконченным. – Сомбра обвел «ближний круг» взглядом, ожидая дополнений или вопросов, и только после этого произнес. – Можете идти.
Стукнув себя кулаками в грудь, приближенные короля, поспешно покинули кабинет. Правитель кристальной империи, достаточно долго наблюдал за «плакальщиком», тщательно изучающим каждый лист, словно пытался запомнить изображение до последнего знака препинания и мельчайшей черточки.
- меня просто поражают успехи ученых и инженеров кристальной империи. – С неподдельным уважением изрек голос из-под капюшона, в то время как рука в перчатке, аккуратно укладывала бумаги на рабочий стол.
Красный плащ уже направился было к креслу в углу комнаты, когда король поймал его за рукав, и почувствовав на себе раздраженный взгляд потребовал:
- покажи.
- пфф. – На этот раз, «плакальщик», постарался выразить максимум презрения к слабости своего «союзника», но спорить не стал.
Над перчаткой, раскрытой ладонью вверх, появилась маленькая фигурка, (сантиметров тридцать в высоту), изображающая танцующую принцессу Луну, одетую в облегающее трико. Взгляд глаз Сомбры, намертво приклеился к иллюзии, и черный единорог даже не заметил того момента, когда плащ опустился на плетеное кресло, и серый дым развеялся в воздухе, оставляя его в полном одиночестве наслаждаться танцем.
«скоро… уже скоро мы будем вместе… а когда план завершится, я принесу тебе в жертву «плакальщика», ибо нет ему места в МОЕМ мире».
Немигающий взгляд следил за каждым движением, каждым изгибом стройного тела, и разум даже не замечал, как мысли начинают путаться, а желания извращаться…

Открыв глаза, обнаруживаю себя лежащим на кровати, с раскинутыми руками, ногами, крыльями и хвостом, словно нелепая морская звезда. Если бы не поток воспоминаний, обрушившийся на разум, то я мог бы решить, что тело так и не покидало спальню. Однако, оставленный следить за драгоценной тушкой, отдельный поток сознания, дисциплинировано выполнил указания, и посетил собрание совета директоров.
«а у Сомбры было интереснее».
Просматривать, (пусть и в ускоренном темпе), сцены споров и торгов девяти разумных, было скучно, и обидно. Если сравнить «ближний круг» правителя кристальной империи, и моих приближенных, то разница становится очевидна, даже если не вникать в мелкие детали.
Маленькая страна черного единорога, похожа на огромную военную базу, где каждый знает свое место и задачу. Советники, скорее похожи на суровых командиров-генералов, внимательно слушающих маршала. Мой же, «орден хаоса», это скорее клуб по интересам, который еще не скоро сможет стать серьезной, (сплоченной), организацией.
Сомбра, личность действительно заслуживающая уважения, и вряд ли я, даже с полученными «по наследству» воспоминаниями, смог бы общаться с ним на равных, если бы не одержимость черного единорога Луной. Во время каждой нашей беседы, мое ментальное давление все больше расшатывает защиту разума, а заодно и психику короля, в результате чего он становится более внушаемым, агрессивным, и через некоторое время, окончательно сойдет с ума.
«ну, к тому моменту, думаю Сомбра уже не будет находиться среди живых. Жаль конечно терять такую удобную фигуру, руками которой можно провернуть немало дел, но слишком уж он опасен».
Дабы отвлечься от неприятных мыслей, (и непонятно откуда всплывшего голоса совести), опускаю веки и настраиваюсь на браслет подаренный Флаттершай. Забавно, но современные маги, почти не используют способ создания сложных заклинаний, из рисунков нескольких простых. Например, символы «накапливать», «жизнь», «лечить» и «бодрость», соединяясь друг с другом, отдельными своими участками создают новый элемент «видеть», привязанный напрямую ко мне. Хотелось бы сказать, что это я такой хитрый и гениальный, но артефакт был зачарован еще прошлым хозяином тела, продумавшим все эти мелочи.
Несколько секунд, перед глазами сверкали разноцветные разводы, и вот мне предстала довольно неожиданная картина:
Желтая пегаска, одетая в довольно закрытое вечернее платье, сидит за столом ресторана среднего класса. Напротив нее, одетый во фрак, (не сильно идущий из-за бугристых мышц), устроился еще один представитель крылатого племени, шкура которого отливала медью. Они улыбались и болтали, (заклинание позволяло видеть, но не слышать), а я боролся с внезапно возникшим желанием, превратить конкурента в горстку пепла.
«конкурента? А разве я имею виды на эту пегаску?».
«а разве нет? Она тебе интересна, а этот мелкий пацан, решил отнять нашу игрушку, значит он все же конкурент».
Сам факт того, что на мой вопрос был дан ответ, остудил голову не хуже ведра ледяной воды.
«это что еще за дела, шизофрения что ли разыгралась?».
«хм, «шизофрения», пожалуй звучит слишком длинно… но можешь называть меня и так».
«похоже, зря я так долго откладывал работу с собственным разумом».
«не беспокойся, я лишь часть твоего подсознания, и захватывать тело, как и пытаться вырваться на свободу, не собираюсь. И вообще, если хочешь аналогию, то можешь считать меня чем ни будь вроде «занпакто», из дурацкого мультфильма, который ты смотрел во время сдачи экзаменов».
«нет слов…».
«тогда молчи и слушай, у меня появился план, как можно заполучить нашу «игрушку». Интересует?».
Я промолчал, шоковое состояния от осознания себя как психа, все еще не прошло. Правда, и желания быстренько погрузиться в глубины разума, что бы избавиться от разболтавшейся шизофрении, не возникло из-за боязни, наворотить еще больших проблем.
«на вскидку, я могу предложить полсотни вариантов устранения нашего конкурента, но этого делать нельзя по нескольким причинам: о твоих действиях может догадаться Селестия, которая вряд ли не следит за своими приближенными и их окружением, да это и не эффективно. Гораздо надежнее будет медленно сближаться с Флаттершай, проводя в ее обществе все больше времени, одновременно отсекая возможность общаться с этим пареньком, которому можно посодействовать с знакомством с другой девушкой. Как думаешь, что произойдет, если в один прекрасный день, девушка увидит своего парня, в обществе какой ни будь жмущейся к нему красотки?».
«только вот, где взять эту красотку…».
«лишь твоим неадекватным состоянием, связанным с нашей первой беседой, я могу оправдать такую глупость с твоей стороны. Вспомни, кто тут бог, кому подчиняется орден фанатиков, и кто в конце концов, глава корпорации и по совместительству миллионер? Пусть кто ни будь из приближенных, подберет красивую и сообразительную девушку, готовую выслужиться за вознаграждение».
«нет слов…».
«благодарю. Обращайся если еще возникнут проблемы, я всегда рядом, в твоей голове».
Хотел было выругаться, все же не каждый день надо мной издевается собственная шизофрения, но удержался. Напоследок одарив пегаса испепеляющим (образно выражаясь), взглядом, отстраняюсь от наблюдения.
Полежал, посозерцал потолок, подумал и решил, что стоит все же разобраться с неожиданно появившимся в голове сожителем.
«эй, шизофрения, ты там?».
«а куда я денусь? Чего тебе надо?».
Прозвучавший в ответ «мой голос», был явно раздражен.
«откуда ты вообще взялся?».
«ты меня пугаешь… видимо стресс слишком сильно сказался на мыслительной деятельности. Проверь доступные потоки сознания, и сам все поймешь».
Я послушался, и как не удивительно, все сразу стало ясно. Один из потоков сознания, (тот самый, который все время оставался следить за телом), развился в почти самостоятельную личность. Почему «почти»? просто этот поток сознания, так и не обзавелся собственными желаниями, мнением, и мировоззрением, полностью используя мои. Кроме того, он остается «вторичным», и на ядро разума никак не влияет.
«так значит, ты это я».
«дошло наконец…».
«какой же я отвратительный собеседник, так бы и дал в морду».
«согласен, но не судьба. Слишком уж сильно мы себя любим, что бы заниматься мазохизмом».
- это да. – На этот раз решаю говорить вслух, а-то от внутреннего диалога с самим собой, мозги медленно закипали. – Как бы мне к тебе обращаться, все же «шизофрения», по отношению к себе, звучит грубо.
«называй просто «второй»».
- ладно Второй, даю тебе задание: разберись со знаниями, и обустрой внутренний мир. Да, еще не помешает обновить защиту на разум.
«так точно, мой командир!».
- ну а я, пожалуй, сброшу напряжение. – Создаю заклинание «призыв мобильного телефона», изобретенное во время одного из скучных заседаний в совете Эквистрии.
Когтистый палец ловко пробегается по кнопкам на появившейся в ладони «трубе». Далее следует десятисекундное ожидание, и наконец из динамика звучит усталый но от того не менее мелодичный голос:
- я слушаю.
- привет Луна, не хочешь размяться?
Некоторое время, богиня ночи задумчиво молчала, но затем произнесла уже чуть более бодрым тоном:
- через два часа на арене спортивного комплекса «заря».
- договорились. – Нажимаю кнопку «отмена вызова», и блаженно потягиваюсь.
Пусть мой способ расслабления, не самый безболезненный, да и безопасный для самооценки, (Луна до сих пор, без особых усилий избивает меня всеми видами тренировочного оружия), зато точно самый выгодный. После каждого спарринга, отношение младшей принцессы, становится пусть совсем на чуть-чуть, но более дружелюбным, ну и я, понемногу приобретаю навыки боя.
Весь путь от моих апартаментов, до выбранной Луной арены, занял чуть больше часа, (и это не смотря на позднее время суток). Все оставшееся время ожидания, я был погружен в размышления на тему, «что же я испытываю к Флаттершай», и постепенно приходил к неутешительному выводу, что она мне начала нравится.
Луна прибыла на место встречи, минута в минуту, и уже была одета в свободный синий спортивный костюм. Кивнув в знак приветствия, она встала на ковер в центре помещения, и приготовилась к бою. Сегодня предстоял спарринг на парных мечах.
Как обычно бывает на протяжении наших поединков, время стремительно понеслось вперед. Кажется мы только скрестили тренировочные мечи в первом столкновении, а часы на стене показывают, что прошло больше полутора часов, и только зудящие участки тела, по которым пришлось наибольшее число пропущенных ударов, подтверждают правдивость показаний хронометра.
Луна кружила рядом со мной, то осыпая градом ударов, то отскакивая назад, уходя от контратаки. Со стороны это наверное напоминало противостояние львицы и слона: первая хоть и могла ранить, превосходила в скорости и подвижности, зато второй, полностью игнорируя получаемый урон, со всей своей немалой силой, никак не мог задеть противницу из-за медлительности. И пусть для простых смертных, мы оба двигались настолько стремительно, что движения смазывались, но богиню ночи ограничивала лишь маневренность оружия.
В очередной раз, заехав своим мечом мне между рогов, (ровно по центру черепа), принцесса разорвала дистанцию и демонстративно опустила оружие, вынуждая меня остановиться.
- какой-то ты сегодня рассеянный. – Заявила Луна, чуть склонив голову к левому плечу.
- проблем много навалилось. – Пожимаю плечами, и пользуюсь передышкой, что бы активировать плетение ускоренного лечения. Регенерация тела пусть и справляется с ушибами, но сопровождающий ее зуд, просто сводит с ума.
- жизнь, это вообще одна сплошная проблема с редкими передышками… но если ты хочешь, я могу поговорить с Селестией, и тебя вернут в ту уютную камеру, где совершенно ни о чем ненадо беспокоиться.
- ты такая заботливая, я уже почти завидую твоему избраннику… не знаю только какому больше, одному из уже мертвых, или тому, который еще не родился.
Наверное, последняя фраза была сказана зря, да и с язвительностью в голосе я перестарался. Для бессмертных, (или просто очень долгоживущих), тема избранников, становится весьма болезненной. Тяжело раз за разом смотреть, как еще вчера, (по субъективному ощущению времени, свойственному богам), молодой возлюбленный, умирает от старости лежа в постели, не в состоянии самостоятельно себя обслужить.
Благодаря своему эгоизму и самолюбию, Дискорд был избавлен от участи наблюдать медленное угасание любимых, ведь он никогда по настоящему не влюблялся, а вот принцессы, не смогли избежать таких мучений. А так как я, не тот «лорд хаоса», который жил в этом мире изначально, то велика вероятность, что мне еще предстоит познать все радости бесконечно долгой жизни.
Глухо рыча и сверкая сиреневыми глазами, Луна осыпала меня непрерывным потоком ударов, силы которых хватило бы переломить железный прут. Однако, благодаря несдерживаемой ярости, ее действия стали более прямолинейны и предсказуемы, и теперь мне удавалось не только защищаться, но и изредка атаковать.
При очередном ударе по моему левому плечу, (очень болезненном, рука почти на секунду перестала подчиняться), тренировочный меч не выдержал выпавших на его долю издевательств, и переломился. Луна несколько секунд буравила взглядом подведшее ее оружие, а затем ее руки обвисли плетьми, роняя оба меча, а веки зажмурились с такой силой, что из-под них выступили красные слезы.
Отбросив свой инвентарь, быстро шагаю вперед и осторожно обнимаю принцессу за плечи, прижимая к себе и укрывая перепончатыми крыльями. Внутренне я был готов получить удар в живот, (хотя более вероятной была атака в область ниже пояса), однако всколыхнувшееся чувство вины, не позволило поступить иначе.
«Второй?».
«чего тебе?».
«найди в моем разуме участок, отвечающий за совесть и жалость, и заблокируй намертво».
«не нравится чувствовать себя человечным?».
«скорее виноватым».
Вопреки ожиданиям, Луна не стала вырываться, или отбиваться, и даже напротив, вжалась лбом в мою грудь, своим рогом умудрившись проколоть мою шкуру, и кажется даже не заметила этого. Ее тело мелко дрожало, то ли от клокочущей в душе злости, то ли от сдерживаемого плача.
«бос, похоже не только ты страдаешь от расстройства психики».
«ты о чем Второй?».
«сам подумай, разве нормально для древнего существа, а тем более богини, быть настолько эмоциональной? Конечно, можно списать это на ненависть конкретно к тебе, являющейся такой же слабостью, как и помешательство Сомбры… но мне кажется, тут дело в чем-то другом».
«но ведь в обычной жизни, она ведет себя вполне адекватно, ни на кого не бросается».
«а разве в Эквистрии много существ, которые могут себе позволить язвительно разговаривать с богиней? Если кроме тебя таковые и существуют, то вряд ли Селестия подпускает их к сестре».
- прости, я как-то не подумал… - Бормочу смущенно, напоминая в этот момент растерянного ребенка.
Луна успокоилась довольно быстро. Уперевшись ладонями мне в грудь, отстранилась, подняв мордочку, устремила свой взгляд в мои глаза:
- надеюсь, тебе никогда не придется пережить хоть одну возлюбленную.
«красиво сказала: вроде бы и пожелание правильное, но его можно трактовать по разному».
Смысл слов Второго, дошел до меня не сразу. Причиной этому был легкий ступор, вызванный тем, что я буквально утонул в озерах сиреневых глаз, и далеко не с первой попытки сумел отвести взгляд.
«в бордель, сегодня же».
На мою мысленную реплику, из подсознания донеслось счастливое «ес!».
- продолжим спарринг? – Задаю вопрос, дабы прервать затянувшуюся тишину.
- в другой раз. – Принцесса отворачивается и ровным шагом направляется к одной из раздевалок.
- Луна, рог вытри. – Бросаю ей вслед чуть насмешливо.
Богиня ночи удивленно замерла, но все же проверила кончик рога, коснувшись его ладонью. Обнаружив на руке кровь, она резко обернулась, и только сейчас обратила внимание на небольшое пятно на моей груди.
«какая прелесть! Но она точно ненормальная, столь резкий переход от злости к смущению…».
«второй, заткнись, достал».
- извини, я не специально. – Произнося эти слова, богиня ночи выглядела довольно забавно, образу не доставало только смущенного шарканья ножкой.
- а… не бери в голову. – Легкомысленно машу рукой и добродушно улыбаюсь. – Ну, тогда до следующей встречи?
- да, до встречи. – Дернув уголками губ в попытке улыбнуться, (по настоящему а не наиграно), Луна поспешила удалиться.
«теперь в бордель?».
В голосе Второго звучала надежда, что заставило меня хищно оскалиться и почувствовать желание «обломать» свою личную шизофрению. Но…
«именно туда».

Ранним утром, слегка помятый и усталый, но жутко довольный жизнью, я вышел из парадного хода небольшого замка, расположенного на окраине города. На просторной парковке, среди экипажей других посетителей, мой лимузин с всего двумя машинами сопровождения, смотрелся довольно скромно, но сейчас это не имело никакого значения.
«надо будет сюда вернуться, и задержаться на пару дней, что бы попробовать «весь ассортимент»».
«Второй, мне конечно здесь понравилось, но я предпочту найти одну, или двух постоянных партнерш».
«знаю, но мечтать мне это не мешает».
Восходящее солнце, окрашивало мир в яркие краски, наполняя позитивом тех, кто имел счастье наблюдать эти прекрасные мгновения. Чистое синее небо, (словно вымытое с особой тщательностью), казалось безграничным океаном, и так и манило «поплавать».
«не смей взлетать бос, во-первых мы крылья еще даже не опробовали, а во-вторых, статус не позволяет».
«да знаю я… просто хочется наконец почувствовать свободу полета…».
Пройдясь по парковке, я «нырнул» в сумрак внутреннего пространства лимузина, и развалившись на сидении, погрузился в воспоминания последней части ночи. Даже сидящая напротив Серна, в эмоциях фонящая ревностью и обидой, не могла заставить меня отвлечься от этого приятного занятия.
Как оказалось, бордель для богачей, (к числу которых я отношусь и как хозяин «Дискорпа», и как один из богов), существенно отличается от подобных заведений для простых смертных. Стоило мне приказать Жану, ехать в «дом увеселений», как водитель связался с Фердинандом, и получив от него подробные инструкции, повез меня в самый настоящий «дворец продажной любви».
Здешний хозяин, собрал девушек самых разнообразных рас, возрастов и расцветок, а кроме того, предлагал целый список дополнительных услуг. Номер с джакузи, личный бар, возможность просмотра эротического спектакля в реальном времени, живая музыка, экзотические закуски и напитки… и все это с возможностью не встречаться с другими посетителями, даже если все номера заняты. Здешние труженицы тоже не просты, видимо обучали их серьезно, ведь ни одна даже бровью не повела, узнав о том, насколько необычный посетитель их ждет.
«бос, я тут откопал у тебя в памяти кучу музыки, и придумал одну идею. Интересует?».
Последней у меня была грифона, сильная и смелая, (в чем-то даже жестокая), и неутомимая. Да, страну грифонов стоит захватить, хотя бы ради их женщин…
«БОС-С-С-С!».
Выныриваю из своих радужных мыслей, возвращаясь к реальному миру. Тут же замечаю некоторые изменения в обстановке, а именно потемневшая от прилившей крови, смущенная мордочка Серны. Девушка вся сжалась, и старалась (пусть и неосознанно), прикрыться руками.
«а?».
На мой, поистине гениальный вопрос, Второй ответил с изрядной долей ехидства:
«бос, ты минуты две пялился на девушку, как на кусок свежего мяса, который собирался сперва использовать как женщину, а потом уже употребить по прямому назначению. Если учитывать то, что внешность у нас не самая миролюбивая, (драконья морда располагает к взаимопониманию со всеми), а тут еще и глаза вспыхнули алчным блеском, то удивительно, что Серна, еще не попыталась сбежать».
- гхм, извини. – Убрав «спецэффекты», спокойно произнес я.
- не стоит… я совсем не против. – Едва слышно, «пискнула» телохранительница.
«бос… жаль у нас принцип, не заводить отношений с подчиненными, а-то я кажется влюбился».
«Второй, ты там что-то говорил про идею. Излагай».
«точно! Насколько ты знаешь, в этом мире очень сильно развито искусство, начиная от написания стишков, и заканчивая созданием композиций из целых зданий. Музыка, в особенности классическая, занимает особое место в жизни…».
«избавь меня от лекции, которую я и без тебя знаю».
«пфф, как скажешь бос. В общем, в этом мире есть все, но вот такие направления как рок и рэп, почти не развиваются. Эквистрийцы слишком миролюбивы, а для написания хороших песен в стиле «рок», нужно быть хоть сколько ни будь агрессивным, или пережить нечто неприятное…».
«понял, наши лошади, что земные, что крылатые и рогатые, слишком зациклены на пацифизме, и это перекладывается даже на искусство. Ну а прочим расам, вообще не до песен, в особенности минотаврам, которым разве что военные гимны писать. Так в чем предложение?».
«ты вполне можешь занять нишу, в которой сейчас даже конкурентов нет. Ничего для этого писать не надо, тексты лучших групп родного мира есть в памяти, а подстроить их под здешние реалии, это дело одного дня. Если получится привлечь к себе внимание молодежи, (как наиболее внушаемого слоя населения), то в ближайшем будущем это сулит немалые блага, не мне тебе рассказывать про армии фанатов. Ну а если идея провалится, то мы хоть развлечемся».
Я задумался, предложение Второго, зацепило какие-то струнки в душе. Вряд ли в моем родном мире был хоть один человек, ни разу в жизни не представлявший себя на месте звезды эстрады, а у меня появилась возможность исполнить эту мечту, тем более с возможностями даруемыми магией…
- Фердинанд, найди мне группу музыкантов, и договорись о выступлении на стадионе, сегодня перед матчем. Я хочу спеть. – Не помню, как мобильник оказался в руке, но слова из зубастой пасти, вырывались почти самостоятельно.
- все будет сделано господин Дискорд, но на счет выступления перед матчем… ничего обещать не могу. – Голос дворецкого звучал спокойно, словно он каждый день узнает новости, вроде той, что его бог решил заняться пением.
- мне не нужны отговорки, исполняй. – Эту фразу произношу чуть суровее. – И еще, отмени все сегодняшние встречи, у меня выходной.
Выключаю связь, и растягиваю губы в довольной улыбке, этот день с каждой минутой становится все лучше.

Первый матч «лиги небес», проходил на столичном стадионе, способном вмещать более ста тысяч зрителей. Сооружение имело довольно стандартную форму чаши, с осветительными дугами, создающими некое подобие дырявого купола, кроме прожекторов, там крепились еще и телекамеры.
Теперь к самой игре, называемой «флайбол». Стоит сказать, что этот вид спорта, доступен только для пегасов и грифонов, (в виду наличия крыльев),, и напоминает «регби», только с возможностью двигаться в трех измерениях. Вместо ворот, наличествуют два кольца пятиметрового диаметра, подвешенные на высоте шести метров, поле так же имеет форму круга, по периметру очерчиваясь пленкой золотистого сияния, а в высоту ограничиваясь лишь крышей стадиона.
Одновременно, от каждой команды, в игровой зоне могут присутствовать по десять представителей, задача которых заключается в том, что бы завладеть мячом, и влететь с ним в кольцо-ворота, тем самым забив гол. Мяч имеет форму шара, диаметром тридцать сантиметров и весом полтора килограмма, амуниция игроков состоит из нагрудника, налокотников, наколенников и шлема, ну и шорты с футболкой присутствуют.
Для страны, где насилие осуждается почти всеми, флайбол неожиданно популярен, по рейтингам превосходя даже обычный футбол, (который как и баскетбол, присутствует в этом мире). Серьезные травмы, во время столкновений в воздухе, игроки получают на регулярной основе, (иногда сцепившиеся пегасы падают с двадцатиметровой высоты, и если их не успевают подхватить магией, то на этом спортивная карьера и заканчивается), единственным запретом является нанесение ударов, а вот захваты, таран всем корпусом, даже хватание за крылья, приемы вполне разрешенные.
Игра начинается на земле: судья подбрасывает мяч, и игроки со свистком, срываются в полет, спеша опередить конкурентов и завладеть белой сферой. Три периода по тридцать минут, заполнены стремительным маневрированием, и если бы игроки сами не стремились сократить количество столкновений, то к финальному свистку, в небе вряд ли оставались бы все двадцать крылатых спортсменов.
Фердинанду удалось справиться со всеми моими заданиями, любительская рок-группа была собрана из работников «Дискорп», а разрешение на выступление перед матчем, даже не пришлось требовать, организаторы всеми руками ухватились за возможность хоть немного увеличить рейтинг трансляции. Все же я еще не успел надоесть зрителям, так что, можно сказать что на меня сработало имя.
За десять минут до официального начала матча, мы, (я и группа пегасов и единорогов), вышли из подтрибунного помещения, и заняли центр площадки. Работники стадиона сноровисто установили оборудование, и под аккомпонимент оглушительной тишины, которую вызвало на трибунах наше появление, раздались первые аккорды не самой популярной в этом мире музыки.
«спасибо дяде Дискорду, за его ментальные техники».
Если бы не возможность передавать информацию прямо в головы своих музыкантов, вряд ли из моей затеи вышло бы хоть что-то. А так, пусть и фальшивя, но ребята вполне неплохо поддерживали ритм.
Если в первые секунды в плане эмоций, от трибун веяло удивлением, затем оно превратилось в недоумение, а когда зазвучала музыка, приоблодать стало любопытство.
- я принес вам огонь!
При этих моих словах, от нашей группы, по всей площадке стало распространяться иллюзорное зеленое пламя. Все мы были одеты в черные брюки и расстегнутые на груди красные рубахи, (времени на создание сценического имиджа попросту не хватило). И вот расправив крылья, я запел:
Я выхожу на поле встречи,
В который раз не перечесть.
Противник знает, будет сеча,
За клуб, за город и за честь.
Мне все равно, кто там напротив,
Мне наплевать на их понты,
Мандраж трибун меня заводит,
Молюсь чтоб сдюжили кресты.
К игре готов, рассудок чист, в глазах соперника вопрос,
Но я уже не флайболист. Я злой крылатый пес!
Языки огня дрожали в такт музыке, зрители постепенно оживлялись, хотя особого ажиотажа и не ожидалось, но фанаты во всех мирах одинаковы. В любом другом месте моя задумка могла провалиться, здесь же, где собрались самые активные Эквистрийцы, раззадоренные ожиданием матча, даже выкрикивание обычных кричалок могло вызвать волну восторга.
Я понимаю, что я значу,
Я точно знаю, кто я есть.
Не принимаю неудачи,
Не выношу чужую спесь.
Кипит на небе сущий ад,
Судье пеняют что я груб.
Моя работа разрушать,
И я разрушу им игру.
Недолгим будет их полет,
Померкнет свет фальшивых звезд,
На них летит не флайболист,
А злой крылатый пес.
Я злой крылатый, я злой крылатый,
Я злой крылатый пес команды.
После второго куплета, в дело вступили «подставные» фанаты. Фердинанд успел предупредить некоторых работников «Дискорп», которые сейчас стали изображать восторг, «заводя» своих соседей. А дальше сработал стадный инстинкт толпы.
Колдует массажист, считает раны врач,
Когда все позади, когда закончен матч.
Быть всем на перекур, мой жизненный удел,
Никто не установит мне предел.
После этих строк, активно «подогреваемая» толпа, наконец начала вести себя подобно настоящим фанатам. Думаю после завершения песни, голова у меня болеть будет просто ужасно, слишком много усилий приходится прикладывать, что бы подстроить общий эмоциональный фон. Да и про контроль своей группы забывать нельзя, дабы они совсем не «скатились», забыв какую мелодию нужно играть.
Опять про жесткость говорят,
Не в первый раз, переживу,
Им не по нраву результат,
Пусть примут честную игру.
Запомнят номер на груди,
Суровый город над землей,
Пусть зарекутся что важней,
От несогласия со мной.
Свои мосты, давно я сжег,
Давно избавился от грез,
На небе бился не игрок,
А злой крылатый пес!
Я злой крылатый, я злой крылатый,
Я злой крылатый пес команды.
*(все желающие, могут ознакомиться с оригинальным текстом песни, «злой опорный пес». Рекомендую фанатам футбола)*

В подтрибунные помещения мы возвращались под звуки оваций, (довольно ленивые), и восторженные возгласы, (весьма редкие). Впрочем, результатом я был доволен, и только жуткая головная боль портила эффект от свершенного.
Уже в коридоре, я отделился от своей группы, и скрылся в ближайшем туалете, где сразу же сунул голову в раковину, и включил холодную воду на полную мощность.
«больше никаких выступлений на публике, не вышло из меня рок-звезды и плевать».
Не смотря на головную боль, мысли стали четче, будто спала пелена тумана. Подозрения подтвердил голос Второго:
«бос, у меня не самые приятные новости…».
«не тяни».
«в общем, из-за того, что тело долгое время было отрезано от потоков энергии, постоянно пополняющей резерв, оно отвыкло от мощи, получаемой от последователей. Сейчас, когда «орден хаоса» стремительно растет, алмазные псы каждый день проводят несколько часов в молитвах и приносят жертвы, да еще и минотавры добавились, мы получили опьянение силой».
«то-есть?».
«обычное состояние излишней безалаберности, и неоправданный риск, это результат затяжного энергетического опьянения. Сейчас, когда ты потратился на ментальное воздействие на толпу, резерв пуст на две трети, эффект временно отступил, но минут через двадцать, вернется с новой силой. Так что, нам следует вдвойне внимательно следить за своими поступками и словами… ну насколько это может делать «человек навеселе»».
Из моего горла вырвался жалобный стон, мысли в панике заметались по черепной коробке, пытаясь оценить все свои действия с момента освобождения из тюрьмы. Итоги оценки собственной деятельности не утешали, если бы не Фердинанд, удерживающий «орден хаоса» в «ежовых рукавицах», то я скорее всего уже развалил бы эту организацию, и о корпорации даже мечтать не стоило бы. Что касается приключений с минотаврами, общения с Сомброй, и мелкими интригами, начавшими закручиваться с моим участием в странах соседей, то здесь свою роль сыграл факт того, что «астральный двойник», вмещает в себя строго определенное количество энергии, что в свою очередь смягчает эффект опьянения… ну и разумеется, нельзя списывать удачу, роль которой в моих успехах, не меньше пятидесяти процентов.
«значит, через треть часа, я снова буду мыслить не самым адекватным образом…».
«ну, в любом случи бос, пока что все шло неплохо. Кроме того, при наличии хороших исполнителей, руководитель может ничего не делать, лишь отдавая ценные указания».
«у меня же столько планов завязано на план устранения глав основных конкурентов Эквистрии… а если что-то пойдет не как задумано?».
«положимся на удачу, она нас еще не подводила. Так что, бос, прекращай истерику, нам еще на матч идти».
Из туалета я вышел через четверть часа, (вода забрызгала одежду, пришлось сушить). Идти в ложу для «ВИП» персон, не хотелось совершенно, а потому, пришлось искать охранника.
Молодой черный пегас, оказался парнем понятливым, и после недолгих блужданий по коридорам, мы вышли на нижний сектор трибун, где были обнаружены несколько невостребованных мест. Надо заметить, что из-за специфики игры, (почти все время матча, спортсмены проводят в воздухе), болельщики стремятся занять места, как можно ближе к потолку, дабы не нужно было голову задирать.
Поблагодарив отзывчивого охранника, я расположился в жестком кресле, (пластмассовые сидения дошли и до этого мира), и стал наслаждаться игрой, совершенно не обращая внимания на взгляды соседей. А к моменту моего прибытия, ситуация складывалась следующая: первая треть игры подходила к концу, команда в синих футболках, выигрывала у команды в желтых футболках, со счетом четыре – один.
За минуту до сигнала на перерыв, серый пегас «желтой» команды, захватив мяч, умудрился подняться к самому куполу, уведя за собой аж четверых противников, а затем, вместо того что бы отдать «пас», сложил крылья, и камнем полетел вниз, слегка корректируя свое снижение. Оказавшись на уровне кольца противника, он с хлопком расправил крылья, и совершив резкий разворот, влетел в круг, опередив на мгновение соперника, кинувшегося на перехват.
«бос, как ему только крылья не вырвало?».
«это мастерство Второй… ну и может быть какие-то стимуляторы магического типа».
«везде одни жулики».
Раздался сигнал, означающий начало перерыва, а я почувствовал как на разум наплывает пока тонкая, пелена бесшабашного веселья. Подумать о методах противодействия «энергетическому опьянению», мне не дал телефон, начавший противно пищать из кармана.
- алло?
- здравствуй Дискорд. – Заговорил динамик голосом богини дня.
- малышка Тия, давно не виделись… - Начал было я радостно, но был перебит.
- не нужно строить из себя клоуна. – По голосу было понятно, что Селестия поморщилась. – Тебе совершенно не идет этот образ.
- как скажешь. Так чем обязан твоему вниманию?
- хотела сказать, что мне понравилась песня, но вот с ментальным давлением ты перестарался. – Принцесса сделала паузу, прежде чем продолжить. – Я конечно понимаю, зачем ты это делал, но впредь воздержись от столь откровенного воздействия на моих подданных.
- договорились. – Устало вздыхаю. – Так ты на стадионе?
- в ложе для «ВИП» зрителей, рядом с местом, зарезервированным для тебя.
- ну… мне было лениво так высоко подниматься. А если не секрет, зачем ты здесь? В жизни не поверю, что ради игры.
- когда начнется второй период, обрати внимание на судью матча. Я здесь, что бы ее поддержать морально.
- понятно…
- Дискорд, не знаю, чем вы там с Луной занимаетесь, но изменения в ее характере мне нравятся, так что продолжай в том же духе. Но если ты хоть раз обидишь сестренку… разорву на кучу мелких дракончиков.
- так точно. Никак нет. Не извольте беспокоиться…
- клоун. – Раздалось со вздохом, и из динамика зазвучали короткие гудки.
«так я и поверил, что ты не знаешь, чем я занимаюсь с твоей сестрой».
Мысленно хмыкнул я, убирая телефон в карман.
«бос, ты хоть понимаешь, насколько превратно эту фразу можно истолковать?».
«второй, отстань, и без тебя голова болит».
Перерыв закончился, и обе команды выстроились в две линии друг напротив друга, в центре игровой площадки. Между ними застыла голубая пегаска с гривой радужного цвета, одетая в серую футболку и такие же шорты до колен. Прозвучал сигнал начала периода, и девушка с усилием подбросила мяч, вслед за которым кинулись капитаны противоборствующих команд.
«и как я ее раньше не приметил?».
«среди этой разноцветной крылатой братии, не мудрено. Вы ведь даже не общались».
Отмахнувшись от вполне логичных слов Второго, я принялся отслеживать передвижения судьи матча. Оказалось, что голубая пегаска, при каждом столкновении противников, оказывалась рядом, и вроде бы даже летала, не отставая от перебрасываемого между игроками мяча. Что удивило, так это ее нежелание останавливать матч, даже когда на это были причины в виде нарушений правил, (надо заметить, что не грубых нарушений, да и совершенных случайно).
Игра протекала своим чередом, счет на табло постепенно рос, а зрители шумели, поддерживая своих фаворитов, (даже кричалок и лозунгов не придумали, что сказывалось на общем впечатлении). И вот, когда до конца второго периода оставалось чуть меньше пяти минут, произошло нечто неожиданное: купол, состоящий из массивных дуг, взорвался в нескольких местах, от чего вся конструкция развалилась на крупные куски, начавшие падать на спортсменов и болельщиков.
«это что, террористы и сюда добрались?».
Промелькнул заторможенный вопрос в моей голове, пока я задрав голову, смотрел на искореженную металлическую конструкцию, неспешно приближающуюся к трибуне.
«а ведь красиво… словно тонущий Титаник».
Комментарий Второго, вывел меня из созерцательного состояния, что впрочем уже ничего не меняло. Вбитые в тело защитные рефлексы, сработали раньше чем я осознал, что делаю, а потом оставалось радоваться богатому жизненному опыту, доставшемуся в наследство от прошлого хозяина тушки.
От вскинутых вверх рук, пошло видимое невооруженным глазом искажение пространства, расходящееся волной, и при столкновении с падающими конструкциями, лишающее их как массы, так и уже набранной скорости. Заклинание распространялось стремительно, и успело «накрыть» больше половины стадиона. Но и единороги не сидели без дела, устанавливая щиты, и пытаясь поймать обломки телекинезом, они защитили еще треть болельщиков.
Подняв взгляд на ложу для «ВИП» персон, я увидел клубящийся черный дым, из которого совершенно невредимой вышла Селестия, а за ней чуть подкопченные, но все же живые, единороги и пегасы, одетые в когда-то дорогие костюмы.
«похоже, покушение было направлено именно на Тию».
«бос, ты вообще-то тоже должен был находиться в «ВИП» ложе. Кто же знал, что Дискорд настолько ленив, что не захочет подниматься по нескольким лишним лестницам?».
«а ведь ты прав Второй. Теперь бы еще Селестия не решила, что это было моих рук дело».
«поклянешься силой перед волей мира, как в логове алмазных псов, и дело решится миром».
«мне что-то совсем не хочется лишний раз привлекать внимание той сущности… но наверное это лучший вариант».
Совсем без жертв не обошлось, если мое заклинание действовало на пространство, сплошным покровом накрыв зрительские трибуны, то у обычных единорогов не было столько сил, и остановить они смогли только самые крупные куски рухнувшей конструкции. На игровом поле же, уже собрались работники стадиона, оказывающие помощь пострадавшим, (тем из них кто выжил), и освобождающие из под завала неудачливых игроков.
«бос, нам бы тоже стоило поучаствовать… репутации будет полезно».
Не успел я спуститься на площадку, как в кармане бешено завибрировал телефон.
- слушаю.
- господин Дискорд, вы в порядке?
- да, все нормально… а откуда ты знаешь, что что-то случилось?
Собеседник, (а это был Фердинанд), хмыкнул, словно ответ был очевиден:
- я смотрел матч по телевизору.
- да… - Задумавшись, на пару мгновений замираю, а затем выговариваю скороговоркой. – Пришли на стадион врачей, подними службу безопасности, уже сегодня я хочу знать, кто посмел на меня напасть.
- уже выполняю… что ни будь еще?
В этот момент, невозмутимый голос дворецкого меня бесил как никогда раньше, но усилием воли, раздражение все же удалось удержать в себе.
- свяжешься со мной, как только появится хоть какая ни будь информация. – Выключаю телефон, и концентрируюсь на происходящем вокруг.
В первую очередь, в глаза бросалась нелепая конструкция из труб и оборванных проводов, под собственным весом, надежно засевшая в земле. Группа рабочих стадиона, а так же несколько спортсменов из команд противников, крутились рядом с этим железным монстром, создавая видимость бурной, но совершенно бестолковой деятельности. Только подойдя вплотную к месту действий, я увидел нескольких пегасов, буквально распятых обломками труб, пронзившими их тела. Один из четырех уже был мертв, (на это намекала труба в груди), остальным досталось чуть меньше, и только голубая пегаска с радужной гривой, умудрилась отделаться пробитыми насквозь крыльями.
- вам нужна помощь?
Мое приближение осталось незамеченным, а заданный спокойным голосом вопрос, заставил всех дернуться и замереть. И тут раздался злой, (скрывающий плач), выкрик приближенной Селестии:
- ***дь! А самому не видно, кретин.
- а в чем собственно проблема? – На этот раз обращаюсь конкретно к единорогу, одетому в форму охранника.
- ну… э-э-э… - Смотря на меня растерянным взглядом, опрашиваемый еще некоторое время издавал неразборчивые звуки, а затем окончательно замолчал.
«не тот я выбрал источник информации».
Но тут к нам подошел бледно зеленый, пожилой единорог в халате врача.
- господин Дискорд, тут такое дело… пострадавшие теряют много крови, из-за того что мы не можем залечить сквозные раны, по причине находящихся в них обломков труб, которые в свою очередь не можем вытащить, по причине угрозы повреждения жизненно важных органов.
- значит, вся проблема в том, что вы не можете удалить эту конструкцию, не навредив раненым? – Уточняю у врача, и получив утвердительный кивок, подхожу поближе к обломкам.
Резерв моих сил, (пусть и постоянно пополнялся за счет энергии веры), существенно опустел, в основном из-за нерациональной растраты во время исполнения песни. В ином случи, можно было бы устроить несколько масштабных чудес, спасая и исцеляя направо и налево. Но придется ограничиться чарами локального действия, да еще и остатки резерва надо экономить, что бы не остаться совершенно беззащитным.
Не знаю, почему Селестия еще не разобралась с последствиями теракта, возможно не хочет привлекать к себе излишнего внимания, но скорее всего, просто сильно «выложилась», во время покушения. Все же, взрыв в ложе был неслабый, а богиня дня выглядела так, словно ее даже ветром не зацепило.
Создаю довольно простенькое плетение, называемое «старение металла». В повседневной жизни оно бесполезно, но во времена войн, когда тысячи разумных сражались с применением мечей и копий, рассыпающееся в руках оружие, создавало весьма впечатляющий эффект. Сейчас же, приходилось корректировать действие чар, страхуя их действие телекинезом, дабы вся масса обломков, не рухнула на пострадавших не выдержав собственного веса.
Каюсь, я не удержался от театрального жеста, после которого, конструкция из металлических труб, превратилась в облако пыли.
- думаю, дальше вы справитесь без меня. – Киваю работникам стадиона, застывшим с выпученными глазами, будто карикатурные восковые скульптуры, и начинаю продвигаться к месту скопления основной массы раненых.
Упершийся мне в спину взгляд, (как подсказывали ощущения, принадлежащий голубой пегаске), выражал растерянность, удивление и страх, постепенно переходящий в панику. Я даже не сразу понял причину таких эмоций, пока не попытался поставить себя на место девушки.
«да уж, обматерить не самого миролюбивого бога, не страдающего всепрощением и пацифизмом… Второй, мне даже ее жаль».
«бос, ты жесток. Мог бы успокоить девочку, сказать, что не сердишься…».
«с чего это ты так заговорил?».
«ничего ты не понимаешь бос, я может влюблен».
«да мы с ней даже не знакомы».
«это мелочи не имеющие особого значения».
«да? Наверное я тебе даже поверил бы… если бы ты откровенно не ржал».
«ты прав бос… но кажется у меня появилась еще одна плохая новость: не только переизбыток энергии пагубно отражается на нашем мышлении, но и ее недостаток».
«странно, я не чувствую ничего необычного».
«это потому, что первые последствия истощения, сказываются на наименее важных функциях разума, например параллельных потоках сознания».
Весь разговор не занял и десятка секунд, и закончился, стоило мне оказаться в импровизированном госпитале. На расстеленных куртках, сумках и даже флагах, (хоть тут пригодилась фанатская атрибутика), лежали лошадки, единороги и пегасы, получившие повреждения разной степени опасности для жизни. Вокруг них суетились вездесущие работники стадиона, и моя помощь им была явно не нужна.
Я уже хотел было удалиться, (тратить остатки сил на лечение переломов рук и ног, заживление царапин и неглубоких ран, жутко не хотелось, а стоять столбом посреди занятых работой медиков, было глупо и неуютно), когда услышал отчаянный женский крик. Стоило обратить свое внимание на источник шума, как глазам предстала картина, заставившая что-то шевельнуться даже в моей душе.
Прямо на земле, на коленях стояла серая пегаска с пепельной гривой, одетая в брючный костюм. Одной рукой она прижимала к своему животу голову маленькой девочки, (судя по наличию крыльев, вероятно дочери), одетой в розовое платьице, практически сливающееся цветом с собственной шерсткой. Вторая же рука женщины, мертвой хваткой вцепилась в рукав халата молодого врача-единорога, застывшего соляным столбом, со взглядом в котором сложно было найти разум.
«бос, похоже парень в сильном шоке, а девочка уже умерла…».
«вижу Второй».
Колебался я не долго, быстрым шагом подойдя к женщине с ребенком, сам опускаюсь на колени, и высвобождаю тело пострадавшей, из тисков хватки ее матери. Думаю, если бы пегаска не признала во мне не совсем обычного обывателя, то от рукоприкладства она не удержалась бы, а так… отчаянный взгляд, в котором на несколько мгновений вспыхнула ярость, сменился на надежду, вытеснившую как другие эмоции, так и здравые мысли.
Единорог, внезапно получивший свободу, поспешил сбежать с места событий, не удивлюсь если сегодня он попытается напиться. Мать девочки, переключившаяся на меня, непрерывно засыпала мой разум мольбами о помощи, будто я и без того сижу без дела.
До максимума «разогнав» восприятие, я начал обследование тела. Сердце уже не билось, но время клинической смерти еще не прошло, (так подсказывала интуиция, которой я уже привык доверять). Можно было обойтись общеисцеляющим заклинанием, вроде того что использовалось во время прогулки в парке с Флаттершай, но энергии не хватило бы даже на активацию урезанной его версии. По этому, приходилось действовать самостоятельно, применяя точечные лечебные чары.
«больше никогда не буду тратить столько энергии впустую».
«кто же знал бос, что такое может случиться».
Первым делом, я заставил биться сердце. Именно «заставил», а не «запустил», и только после этого, мысленно матеря самого себя, проверил тело на кровотечения. К счастью, (если можно так выразиться в данной ситуации), смерть наступила не от потери крови, а из-за перелома шейных позвонков, на восстановление которых ушло два часа субъективного времени, и примерно столько же понадобилось, для исцеления спинного мозга.
В какой-то момент, молящую и рыдающую женщину от меня оттащили, и работа оканчивалась в гробовой тишине. Магическая энергия таяла на глазах, грозя оставить меня с истощением, что может быть опасно для сущности, от материального тела зависящей не слишком сильно.
«будь спокоен бос, я слежу за обстановкой, и предупрежу, если уровень сил станет критическим».
«успокоил».
И вот, последние «штрихи» нанесены, сердце девочки бьется вполне самостоятельно, и я возвращаю себе привычное восприятие. Оглядываюсь, и вижу кольцо из коней, единорогов и пегасов, стоящих от меня на расстоянии двух метров, и следящих за каждым движением с непонятными выражениями на мордах.
- гхм. – Прочищаю вмиг пересохшее горло, и отряхиваю ладони. – Жить будет.
После этих простых слов, толпа взорвалась аплодисментами, а мать ребенка, наконец выпустили из своей хватки два охранника. Дальше я решил не участвовать в разыгрывающейся сцене, и воспользовавшись коридором, созданным телохранителями, (а ведь до этого момента, их и видно не было), поспешил скрыться от взглядов излишне возбужденного народа…
…и тут же наткнулся на Селестию с ее свитой.
- Дискорд, у меня только один вопрос… - Богиня дня, надвигалась неспешно и неотвратимо, в эмоциях полыхая холодной яростью.
«а ведь сейчас она меня раздавит, и не заметит».
- это, (указываю глазами вверх, намекая на обрушение купола), не моих рук дело. – Перевожу взгляд на ложу для «ВИП» персон и добавляю. – И это тоже.
Принцесса смерила меня тяжелым взглядом, от которого захотелось закопаться в землю, и едва заметно кивнула, после чего в ее глазах стало чуть меньше холода.
- верю. – Губ богини коснулась слабая улыбка. – Отвратительно выглядишь.
- раз так… тогда я пойду, приведу себя в порядок.
- подожди, тут кое-кто, что-то хочет тебе сказать. – Хоть Селестия и говорила спокойно, но и дураку было ясно, что возражений она не потерпит. – Рэйнбоу, подойди пожалуйста.
Из-за спин телохранителей, вышла голубая пегаска с радужной гривой, одетая в сильно испачканную форму судьи матча. Она старательно смотрела себе под ноги, будто боялась споткнуться на ровном месте, ну а я успел оценить работу медиков, уже залатавших ее крылья.
В вопросительном жесте изогнув бровь, перевожу взгляд с девушки на богиню, при этом многозначительно молчу. Образ портят только слезы, крупными каплями скатывающиеся по щекам. По причине недостатка энергии, были развеяны все «лишние» чары, включая и те, что избавляли от влаги в глазах.
- Рэйнбоу хотела извиниться за тот неприятный инцидент. – Селестия мягко улыбнулась своей приближенной. – Смелее, тебе ничто не угрожает.
- простите мистер Дискорд, я не должна была так выражаться… - Пегаска бормотала что-то еще, но из-за тихого голоса, и опущенной головы, разобрать было почти невозможно.
- хм-м. – Показательно задумываюсь, даже указательным и большим пальцами правой руки потер подбородок. – Пожалуй нет.
Удивление прорезалось даже во взгляде принцессы, хоть выражение мордочки и продолжало сохранять благожелательную улыбку. А вот Рэйнбоу, вскинула голову и глянула сперва на меня, (с испугом и долей злости), затем на свою покровительницу, (с надеждой и мольбой).
- что это значит Дискорд?
От этих простых слов, произнесенных с нотками интереса, в исполнении богини дня, по моей спине пробежал целый полк мурашек. В голову очень не вовремя пришла мысль о том, что сил не хватит даже для создания единственного щита, если вдруг меня атакуют. Но отступать от внезапной задумки, очень не хотелось, и я положился на удачу.
- понимаешь Тия, эта девушка оскорбила меня при свидетелях, но я благородно решил не обращать на это внимания, списав на шоковое состояние. В конце концов, вряд ли кто будет осуждать мужчину, решившего простить женщину, тем более когда она находится в тяжелом положении. – Замолкаю и следующую пару секунд, оцениваю эффект от своей маленькой речи. – И вот когда мне кажется, что инцидент забыт, выясняется что эта юная леди, «похвасталась» тем, что оскорбила «лорда хаоса», не только перед своей правительницей, но и еще парой десятков посторонних разумных. На мой взгляд, это весьма грубая попытка очернить мою репутацию.
Обе мои собеседницы задумались, и если на мордочке голубой пегаски появилось выражение хмурой решимости, (только вот на что? Может хочет как опозорившийся самурай, свести счеты с жизнью), принцесса в свою очередь, глубоко задумалась, ища выход из ситуации. Идти на конфликт, из-за подобной мелочи, было бы явной глупостью, так что я вполне мог рассчитывать на удовлетворение своих требований, если конечно не наглеть, (а-то просто пошлют куда подальше, вместе со всеми претензиями).
- чего ты хочешь? – После минутной паузы, разрушила тишину Селестия.
Чуть опускаю веки, и ленивым голосом произношу:
- сегодня я приглашен на прием к чете Армор, а вот пойти-то и не с кем… вот если бы юная леди согласилась составить мне компанию этим вечером, думаю про инцидент можно было бы забыть окончательно.
- что ты задумал? – Напрямую спросила подозрительно прищурившая глаза богиня дня.
- ничего криминального. Всего-лишь хочу появиться в среде аристократов, в обществе красивой и известной девушки… разве это преступление?
Прежде чем принцесса успела ответить на в общем-то риторический вопрос, голос подала Рэйнбоу, (которой по видимому надоело, что разговор идет без ее участия):
- я согласна.
«а вы жених, согласны любить и оберегать, в богатстве и бедности… прости бос, не удержался».
«не будь ты моим вторым «я», уже удушил бы своими же руками. Но ты прав Второй, прозвучало это уж больно торжественно».
- ты уверена? – Селестия обратилась к приближенной, раньше чем я успел отреагировать.
- да. – И вновь голос голубой пегаски, вызвал в моей голове ряд ассоциаций, не совсем подходящих ситуации.
- вот и отлично. – Решаю наконец закончить этот разговор, пока он не перешел в менее приятное для меня русло. – В таком случи, предлагаю встретиться через два часа, на площади у дворца, а оттуда, уже вместе отправимся в поместье Арморов.
Получив согласный кивок от девушки, раскланиваюсь с Селестией, и неспешным шагом направляюсь к ближайшему выходу со стадиона. Через два десятка шагов, в спину мне прилетают слова богини дня:
- Дискорд, если ты хоть что ни будь с ней сделаешь…
- знаю-знаю, разорвешь меня на множество маленьких Дискордиков, после чего раздавишь их по одному. – Поворачиваю голову и скосив взгляд на правительницу Эквистрии, широко улыбаюсь оскалив клыки. – Еще увидимся Тия, и ни о чем не беспокойся, я себе не враг.

Лимузин выехал на площадь, за десять минут до назначенного срока. К предстоящему свиданию, (а иначе поход с девушкой на прием, назвать сложно), я подготовился основательно, не без помощи Фердинанда конечно.
Темно зеленый фрак, прекрасно облегал тело, не стесняя движений и не вися подобно мешку, (работу Рарити оцениваю на пять с плюсом). На пальцах перстни инкрустированные изумрудами, вместо галстука, толстая цепочка с массивной подвеской в виде капли, в которую вставлен кровавый рубин. В руках я держал небольшой, но жутко дорогой букет сапфировых лилий, которые так же называли «лунные цветы», за их свойство при свете ночного светила, источать слабое голубое сияние.
Только выйдя из остановившейся машины и осмотревшись, я сразу приметил девушку, в которой с немалым трудом узнал свою сегодняшнюю спутницу. Рэйнбоу выдала лишь радужная грива, ведь даже цвет шерстки выглядел более светлым чем всего пару часов назад.
Признаюсь честно, внешний вид пегаски меня ошеломил и восхитил. Если на стадионе она была одета в спортивную форму, скрывающую изгибы фигуры, да и из-за общей растрепанности, в образе присутствовало что-то грубое, даже мальчишеское, то сейчас, предо мной стояла настоящая леди из высшего света. Длинное светло серое платье, густо прошитое серебряными нитями, прекрасно гармонировало с природным цветом шерстки, длинный подол имел разрез на правом боку, доходящий до середины бедра, и открывающий взгляду ножку, голень которой обхватывали серебристые ремешки, закрепленные на аккуратной туфельке, (ставлю на то, что и вторая ножка выглядит не хуже). Рукавов у платья не было, вместо них, руки защищали беспалые перчатки все того же цвета, доходящие до локтей, ну а талию обхватывал красный поясок, на котором крепилась маленькая сумочка.
Отдельного упоминания стоит прическа: разноцветные пряди гривы, были собраны во множество косичек, в которые вплелись тонкие серебряные цепочки, и все это свободно спадало на плечи и спину. Крылья кстати Рэйнбоу украшать не стала, что на мой взгляд, немалое упущение.
- юная леди, вы прекрасны. – Стараюсь, что бы мой голос звучал максимально учтиво, да и кажется «бархатистый» бас, вышел вполне неплохо.
Остановившись на расстоянии шага от пегаски, протягиваю ей букет. Цветы девушка приняла, и тут же смущенно отвела взгляд в сторону, своим поведением сейчас, сильно напоминая Флаттершай. С первого же взгляда становится понятно, (по крайней мере мне), что она чувствует себя очень неуютно, видимо не так уж и часто приходится носить платья, и принимать комплименты. А может дело в моей личности…
«до той же Луны не дотягивает, но вот других смертных затмит легко».
Прокомментировал Второй внешность моей сегодняшней спутницы.
- благодарю. – Выдавила из себя Рэйнбоу, копируя интонацию своей желтошерстой подруги.
- прошу в мою карету, пора нам почтить своим присутствием гостей и хозяев бала…
Подаю пегаске руку, за которую она берется очень осторожно, да еще с таким выражением на мордочке, словно бросается в огонь. Старательно игнорируя эмоции девушки, прорывающиеся за несколько неуклюжую «маску» холодного равнодушия, подвожу ее к лимузину, и открыв дверцу, помогаю забраться внутрь.
Ехали мы в молчании, я был погружен в изучение ауры девушки, замаскированной как и у прочих приближенных Селестии, а Рэйнбоу, задумалась о чем-то своем, изредка бросая на меня боязливые взгляды, скрываемые букетом, поднесенным к самой мордочке. где-то в глубине сознания, Второй сравнивал плюсы и минусы двух пегасок, все время останавливаясь на утверждении, что богиня ночи превосходит их по всем параметрам. Думаю за некоторые комментарии моего второго «я», все три упомянутые особы женского пола, с огромным удовольствием набили бы мне наглую морду.
Вскоре мы выехали за город, а еще через четверть часа, лимузин въехал на территорию огороженную подобием крепостной стены из красного кирпича. На стоянке перед высоким красочным домом со стрельчатыми окнами, уже стояло довольно много машин, от спортивных кабриолетов, до бронированных крепостей на колесах.
Все так же молча, мы выбрались из своего транспорта, и когда Рэйнбоу, чуть помедлив, все же уцепилась за мой локоть, пошли в сторону главного входа.
- господин Дискорд, со спутницей! – Громко объявил единорог в черной ливрее дворецкого, когда мы вошли в главный зал.
Вдоль правой стены стоял ряд столов, застеленных белыми скатертями, уставленных подносами с легкими закусками и напитками. Тут и там, толпились маленькие группки гостей, обсуждающих каждая свою тему, им в этом совершенно не мешала тихая ненавязчивая музыка. Присутствующие мужчины, (как и полагается), были одеты в строгие костюмы, отличающиеся в мелочах и иногда цвете, зато представительницы слабого пола, (сказал бог, подчиняющийся двум женщинам, способным по одиночке, согнуть его в бараний рог), старались выделиться из общей массы, идя для этого на всевозможные ухищрения.
Отметив массивную люстру, висящую на четырех цепях, обеспечивающую освещение во всем помещении и угрожающую в любой момент упасть на паркетный пол, а так же оценив картину, с изображением водопада на стене напротив столов, я зашагал к месту, где ощущался хозяин дома, (один раз мы виделись, во время заключения договора на открытие одного магазина в строящемся городе). Рэйнбоу, совершенно растерявшая смелость в присутствии множества аристократов, вцепилась в мою руку, кажется даже позабыв о том, что боится лично меня…
- мое почтение сэр Армор. – Изобразив головой кивок, подхожу к белому единорогу, одетому в белый с золотом костюм.
- мистер Дискорд, рад что вы нашли время посетить мой дом. и зовите меня просто Шайнинг, все же я намного моложе, да и по статусу ниже.
- как скажете, Шайнинг.
Несколько аристократов, от беседы с которыми я отвлек хозяина дома, попытались незаметно, (!), прожечь взглядами меня и мою спутницу. Кстати, они мне напомнили о правилах приличия…
- Шайнинг, позволь представить мою спутницу Рэйнбоу.
- очень рад встрече. – Единорог ловко поймал ручку пегаски, (которая за счет грубой силы могла бы скрутить почти любого из присутствующих). – Кажется, вы одна из приближенных принцессы Селестии? Моя сестра много о вас рассказывала.
- сестра? – Состраиваю удивленное выражение морды, отвлекая на себя внимание от совсем уж засмущавшейся пегаски.
- ну да, Твайлайт Спаркл, моя родная сестра. Просто в детстве, я взял фамилию отца, а она – матери. – Шайнинг добродушно улыбнулся. – Кстати, она сейчас где-то здесь..., так что, если мисс Рэйнбоу угодно, мы можем вместе ее поискать.
- я…да, если вам будет не сложно. – Мордочка девушки потемнела от прилившей крови, и она постаралась скрыть ее за все еще не выпущенным из рук букетом.
«какая мила-а-ашка! Нет бос, тут она даже Флаттершай переплюнула».
- господа, я оставлю вас на некоторое время. – Белый единорог извиняясь развел руками, а затем приглашая следовать за собой, махнул рукой мне и пегаске.
Сперва мы вышли на центр зала, (как раз под люстру, в прочности креплений которой, меня терзают сомнения), Шайнинг замер на пару секунд, и уже уверенно зашагал по одному ему известному маршруту, огибая группы других гостей. Вскоре мы оказались у стены, где в обществе двух единорожек и одной лошадки, была обнаружена Твайлайт.
- приветствую ученицу Селестии. – Улыбаюсь во все клыки, словно ледокол прокладывая путь для Рэйнбоу. – Как ваши успехи в пространственной магии?
- Дискорд, вы… Рэйнбоу? – Глаза девушки удивленно расширились, а когда она обратила внимание на платье подруги, нижняя челюсть совсем не аристократично попыталась отвиснуть, но была вовремя остановлена подставленной ладошкой.
- пусть девушки пообщаются, а мы пока пройдемся. – Предложил хозяин дома, даже не пытающийся скрыть довольную улыбку.
- мисс Рэйнбоу, я вас оставлю в обществе вашей подруги, надеюсь вы не будете скучать. А мы увидимся чуть позже. – Целую ручку еще не прешедшей в себя пегаски, взглядом говоря Шайнингу, «мы тоже можем, воспитаны не хуже».
Только мы с единорогом успели отойти на десяток шагов, как за нашими спинами разразился ураган из вопросов, которыми Твайлайт с подругами, забросали Рэйнбоу. Хозяин дома лишь шире улыбнулся, ну а я некоторое время был вынужден бороться с желанием подслушать разговор.
- Дискорд, это был довольно жестокий поступок. Все же, насколько мне известно, не все приближенные Селестии имеют опыт общения с аристократами, и твоя спутница в их число не входит. Да и как ты вообще умудрился ее сюда затащить… да еще и как свою спутницу?
- не боишься, что злобный я начну злиться и крушить все направо и налево, подвергнувшись столь наглому допросу? – Хмурю брови, и угрожающе щурю глаза.
- я успел собрать кое-какую информацию, и потому чувствую себя в полной безопасности. Ведь «злобный бог из старых сказок», либо очень хорошо маскируется, либо кровожадным монстром и не является.
- ладно, не буду развивать эту тему… лень. Что касается твоих вопросов: то привел я сюда Рэйнбоу по двум основным, и трем побочным причинам, открывать которые не собираюсь, а как заставил прийти… шантажом вестимо.
- и все же ты чудовище. – Совершенно спокойно заявил Шайнинг, пробиваясь к столам с закусками.
- не я один использую других в своих целях, предлог покинуть общество влиятельных собеседников, что бы найти сестру…
- да они меня просто достали. Признаюсь, если бы не появились вы, я наверное сам попытался кого ни будь позвать на выручку. – Белый единорог раздраженно вздохнул. – Это же надо было додуматься, переманивать на свою сторону, бывшего капитана гвардии принцессы Селестии.
- хм-м, а я-то думаю, почему меня так быстро оставили в покое, а оказывается аристократы нашли себе более легкую и перспективную жертву. Не удивлюсь, если в ближайшем будущем они попытаются надавить на твою сестру и ее подруг.
- мир их праху, если они решатся на такую глупость. – Единорог усмехнулся. – Правительница Эквистрии, хоть и изображает воплощение понимания и всепрощения, но никого постороннего к своему окружению не подпустит.
«бос, выходит, тебя Селестия посторонним не считает. Хотя, если вспомнить твои встречи с Луной, то это вполне объяснимо».
- что мы все о политике да правителях, пойдем, познакомлю со своей женой. – Шайнинг подхватил со стола пару бокалов с вином, и направился в другую часть зала, мне ничего не оставалось, кроме как пойти следом.
Супругу хозяина дома, мы обнаружили в центре маленькой толпы других женщин, весело о чем-то рассуждающих. Наше приближение не вызвало ажиотажа, да и замечено было только тогда, когда белый единорог подал голос:
- Каденс, дорогая, позволь тебя познакомить с моим деловым партнером, и просто хорошим собеседником, Дискордом.
Сказать, что я был удивлен, это сильно приуменьшить истину. Хорошо хоть в прошлой жизни, научился держать лицо в любых ситуациях, иначе уже завтра, вся столица только и обсуждала «лорда хаоса», уронившего нижнюю челюсть. Виновницей такого моего состояния, была леди Армор, оказавшаяся не единорожкой, и даже не пегаской… честно говоря, понятия не имею, как называть эту расу, состоящую всего из трех представительниц женского пола, две из которых являются богинями.
«бос, ты энергетику ее посмотри».
Послушно перейдя на магическое зрение, я вновь чуть не опозорился, на этот раз еле удержав глаза от попытки выкатиться на лоб. Насколько удалось понять с первого взгляда, Каденс раньше была обычной единорожкой, но после какого-то магического ритуала, ее аура сильно изменилась, став бледной тенью ауры Селестии. крылья же появились, из-за того, что магия старалась переделать тело подопытной, (а в этом уже не возникало сомнений), по заложенному в ауру стандарту.
- очень-очень рад знакомству со столь прекрасной юной леди. – Улыбаясь как можно добродушнее, касаюсь губами протянутой для приветствия руки.
- Дискорд, вы мне льстите. – Каденс смущенно улыбается и чуть отворачивает мордочку, но в глазах сверкают веселые огоньки, и она даже не пытается их скрыть.
- это не лесть, а лишь констатация факта. – Заявляю поучительным тоном, что вызывает смешки у всех присутствующих. – Шайнинг, теперь я уверен в твоем вкусе, и способностях добиваться желаемого, а потому, предлагаю войти в мою корпорацию. Место одиннадцатого члена совета директоров гарантирую.
- увы, вынужден отказаться. – Белый единорог почти искренне изобразил сожаление разводя руками. – На мой взгляд, лучше быть управляющим небольшой фирмой, чем быть частью чего-то большего, и ориентироваться на чужие решения.
- эх, жаль. – Сокрушенно качаю головой. – А если я скажу, что на наших совещаниях подают отличный чай со свежей выпечкой, или печением, на выбор?
- ну… мне стоит это обдумать в более спокойной обстановке. – Шайнинг кивнул мне, и взглядом указал на дверь, ведущую на широкую лоджию. – Дамы, простите за беспокойство, более мы вам мешать не будем.
- приятно было познакомиться, леди Армор, дамы. – Изобразив полупоклон, устремляюсь за единорогом, уже успевшим отойти на несколько шагов.
- всего хорошего мистер Дискорд. – Весело отозвалась Каденс, и ее поддержали подруги, тут же вернувшиеся к обсуждению, прерванному нашим появлением.
После того, как стеклянные двери за нашими спинами закрылись, отсекая нас от шума общего зала, Шайнинг нажал на кнопку, замаскированную под рельефную облицовку высокого бортика. Так как лоджия выходила на восточную сторону дома, нашим взглядам открылся уже потемневший участок неба, на котором проглядывались далекие звезды и бледный полумесяц луны.
С тихим жужжанием, «генератор шумовых помех», создал вокруг нас пространство, защищенное от подслушивания, но даже когда прибор вышел на максимальную мощность, единорог не спешил заводить разговор. Запустив руку во внутренний карман пиджака, он извлек оттуда маленькую плоскую фляжку, с которой ловко свинтил крышку, и приложился к узкому горлышку.. сделав несколько глотков, (видимо для храбрости), Армор протянул сосуд мне.
«яблочный ликер… довольно приятный вкус, жаль только для меня с моим метаболизмом, этот напиток не крепче воды».
Сделав пару глотков, возвращаю фляжку хозяину, и он залпом допив остатки, неспешно закрутил крышку, и убрал ее обратно в карман.
- ты ведь не ради выказывания уважения меня позвал? – Я решил начать разговор первым, дабы хоть немного ускорить процесс, и облегчить задачу собеседнику.
- я очень ее люблю. – Тихо, на грани слышимости, произнес Шайнинг. – В последние два года, Каденс стала часто болеть, по утрам ели поднимается с кровати… врачи ничего не могут объяснить, только говорят что-то про маленький запас магических сил.
Белый единорог замолчал, с его морды сошла маска веселого и гостеприимного хозяина, остались лишь усталость, и печаль.
- ты ведь уже понял, Каденс раньше была единорогом, да еще и приближенной Селестии. не знаю, что там принцесса сделала, но однажды она вернулась домой уже с парой крыльев за спиной, счастливая как ребенок, которому подарили самую желанную игрушку. – Хозяин дома замолчал, и продолжил свой рассказ только через несколько минут. – А через год, начались приступы слабости, потом иммунитет ухудшился, так что любой сквозняк теперь грозит в лучшем случае простудой. Я несколько раз пытался поговорить с Селестией, просил ее помочь, но… богиня дня только обещает, что разберется с проблемой.
- ну, если Селестия обещала… - Начал было я, но был перебит злобным рыком единорога.
- Каденс не может ждать вечно. – Пару раз глубоко вздохнув, Шайнинг вернул себе спокойный голос, но в глазах еще горел огонек безумия. – С каждым месяцем ей становится хуже… а я… я ничем не могу помочь, только наблюдаю и пытаюсь делать вид, что ничего не замечаю.
Как бы бывший гвардеец не пытался удержать эмоции, но слезы потекшие из его глаз, говорили гораздо лучше любых слов. Однако, единорог быстро взял себя в руки, простейшим заклинанием удалил лишнюю влагу с морды, и холодным тоном произнес:
- Дискорд, если ты поможешь моей жене, я не только присоединю свою фирму к твоей корпорации, но и лично прослежу, что бы все работники вступили в «орден хаоса».
- а с чего ты вообще взял, что я смогу то, чего не смогла Селестия?
- ты старше обеих принцесс, и обладаешь знаниями, им недоступными. – Уверенно заявил хозяин дома. – Кроме того, моя сестра, предположительно, следующая подопытная… и мне хотелось бы оградить ее от тех неприятных последствий, что уже пережила моя жена.
- хм-м, ты согласен на то, что бы над твоей ближайшей родственницей проводили подозрительные эксперименты?
- я верю, что Селестия не хочет ей зла… да и разве у меня есть выбор?
- наверное нет. – Грустно улыбаюсь. – Я подумаю, чем можно помочь твоей жене, но ничего заранее не обещаю.
- большего я и не ждал. – Шайнинг вернул морде веселое выражение, отключил «глушилку», и повернулся к дверям. – Пожалуй, пора возвращаться к гостям, пока не начали сочинять разные слухи про уединившихся «лорда хаоса» и несчастного единорога.
Никаких слухов гости разумеется не сочиняли, да и нашего отсутствия почти никто не заметил. В зале все так же звучала музыка, слышались разговоры, и из одного места, раздавались голоса, переходящие в злые крики.
- похоже мы вовремя. – Армор посмотрел на группу из трех единорогов, (детей каких-то аристократов), которые весьма активно наступали на двух единорожек и пегаску, среди которых легко узнавались Твайлайт и Рэйнбоу. – Надо вмешаться, а-то знаю я свою сестренку, еще немного, и от этих идиотов останутся только вопящие обрубки, а она потом будет винить себя за излишнюю жестокость.
- позволь мне. – Растягиваю губы в кровожадном оскале, и на удивленный взгляд хозяина дома поясняю. – Должен же я покрасоваться перед своей спутницей.
- действуй, только пожалуйста без разрушений моего дома.
- договорились. – Последнее слово, (оставшееся за мной), бросаю уже надвигаясь на троицу своих сегодняшних жертв.
Вслушиваться в перепалку между девушками и противостоящими им рогатыми детьми аристократов, я не стал. Остановившись в десятке сантиметров за спинами единорогов, и нависнув над ними, чуть расправив крылья для эффектности, громко откашливаюсь. Спор тут же затих, Твайлайт и Рэйнбоу, вместе с их подругой, (имени я так и не узнал), только меня заметили, и кажется даже немного сжались, явно ожидая чего-то нехорошего. Двое единорогов, застыли соляными столбами, а третий, медленно повернул голову, и скосив взгляд себе за спину, громко сглотнул.
- Рэйнбоу, эти… господа, тебе докучают? – Обращаюсь именно к пегаске, дополнительно подчеркивая тот факт, что она моя спутница этим вечером.
- немного. – Неуверенно отозвалась девушка, в моем присутствии потерявшая боевой настрой.
- джентльмены, вынужден вас просить удалиться, так сказать «во избежание…». – К единорогам я обратился самым многообещающим тоном, не забыв при этом добавить таинственного блеска глазам.
Эффект превзошел все ожидания, троица «храбрецов», решивших повысить самооценку за счет девушек, рванула в рассыпную, с такой скоростью, что им иные спринтеры позавидовали бы.
- видимо перестарался с давлением аурой… - Изображая раскаяние, произношу в пространство. – Надеюсь, я вам не помешал?
- вы как раз вовремя появились. – Мягко улыбнулась Твайлайт, опережая явно неуютно чувствующих себя подруг.
- Рэйнбоу, ты не против слегка сменить обстановку? Здесь на мой взгляд, слишком тихо.
Пегаска извиняющимся взглядом посмотрела на подруг, и только получив понимающие кивки, ответила согласием на мой вопрос.
Идя под руку, мы покинули поместье Арморов, и не произнеся ни слова, сели в лимузин. Перед уходом, я обменялся парой ничего не значащих фраз с Шайнингом, так что никаких проблем из-за столь раннего ухода с приема, между нами не возникнет.
- я могу быть свободна? – Спросила Рэйнбоу, когда лимузин выехал за ворота.
- а ты куда-то спешишь? Вечер еще только начался.

К популярному ночному клубу, неспешно подъехал лимузин. Под взглядами «золотой молодежи», вынужденной стоять в длинной очереди, из машины вышли два пегаса, девушка с голубой шерсткой и радужной гривой, одетая в подчеркивающее спортивную фигурку платье, и мужчина в строгом костюме, с темно зеленой шерсткой и необычными желтыми глазами и вертикальными зрачками. Наблюдателям могло показаться, что пегаска посмотрела на своего спутника с немалым удивлением, словно видела его в первый раз, но крылатый культурист, (мускулатура просматривалась даже через ткань костюма), лишь приложил указательный палец правой руки к своим губам, и покачал головой, загадочно при этом улыбаясь.
Вместе, эта приметная парочка, продефилировала вдоль очереди и приблизилась к входу. Охранник тут же преградил дорогу наглецам, решившим вопреки правилам, попасть в одно из самых популярных заведений столицы, но тонкая стопка банкнот, которую зеленый пегас извлек из кармана своей явно дорогой одежды, заставила забыть о всех претензиях. На морде коня, (не обремененной признаками интеллекта), расплылась широкая улыбка, и уже в следующий момент, дорога была освобождена, не взирая на возмущенные возгласы тех, кто по прежнему продолжал стоять в очереди.
Пройдя через короткую прихожую, пегасы оказались в просторном зале в середине которого располагался танцпол освещенный мощными прожекторами и светомузыкой, а по периметру были расставлены столики на двоих, или четверых. Как неудивительно, но часть мест оставалась свободной, и это при наличии немалой очереди за дверью.
Кто-то из посетителей сидел за столом, общаясь с друзьями или любимыми, (хотя для романтики, место с громкой музыки подходит плохо), иные отдавались во власть ритма на танцполе, где властвовал единорог-диджей. Между столиками сновали официанты, старающиеся слиться с обстановкой, дабы не мешать своим присутствием, отдыху клиентов.
Найдя взглядом свободное место в углу зала, зеленый единорог повел туда свою спутницу. Галантно отодвинув от стола стул, он дождался пока девушка усядется, и только после этого, занял место напротив нее. Тут же, словно только и дожидался своего часа, из темноты вынырнул официант, положивший два одинаковых меню и одну анкету на красную скатерть, после чего вновь растворился в тенях.
- хм-м, прямо ниндзя какой-то. – Ухмыльнулся пегас, углубляясь в изучение предлагаемых блюд.
- ммм, Дискорд? – Рэйнбоу наконец решилась задать мучающий ее вопрос, но сперва хотела убедиться в личности своего спутника, (а-то, мало ли что…).
- да красавица, ты что-то хотела? – Пророкотал «пегас», не отрывая взгляда от меню.
- но как? – Вопрос сопровождался жестом, который можно было расшифровать по разному.
- иллюзия, очень сильная и качественная. Думаю тем же пользуются и принцессы, когда им хочется развеяться за пределами дворца, не привлекая толп поклонников и обычных зевак. – Отметив несколько пунктов в книжечке со столбиками блюд и напитков, «лорд хаоса», взялся за анкету, в которой начал очень быстро писать. – Рэйнбоу, какая у тебя мечта?
- что? – Резкая смена темы, немного ошеломила девушку, но она быстро взяла себя в руки и подозрительно нахмурилась. – Зачем это тебе?
Сделав пару последних отметок, Дискорд сложил анкету, и вместе со своим меню, отдал тут же подбежавшему официанту, а затем откинувшись на спинку стула, сложил руки на груди и сверкнув золотыми глазами, медленно заговорил:
- с твоими подругами все довольно просто и понятно: Твайлайт без ума от возможности получить новые знания, при этом их полезность не имеет особого значения, главное что бы наставница оценила успехи в обучении; Флаттершай мечтает восстановить загородный парк, и ради этой цели, даже готова забыть о всех своих страхах и комплексах; Рарити самая прагматичная из всех, и для получения выгоды, закрывает глаза на собственные чувства и эмоции, если это не угрожает подругам или принцессам; Пинки любит детей, и хочет устроить самое веселое и интересное для них место отдыха; про вашу рыжеволосую подругу с суровым характером, сейчас даже упоминать не буду, общение с ней у нас не сложилось с самого начала. А что касается тебя… это для меня по прежнему загадка, ведь вроде бы, ты и без меня уже получила все, о чем можно мечтать.
- зачем это тебе? – Более настойчиво, переспросила Рэйнбоу.
Внезапно взгляд Дискорда изменился, из насмешливо-испытующего, он стал каким-то грустным, и губы, скрывающие не изменившиеся клыки, дрогнули в попытке изогнуться в усталую улыбку. Но продолжалось это наваждение всего пару секунд, после которых прежнее выражение превосходства, вернулось на морду «лорда хаоса». Выдержав паузу, (что бы усилить эффект от своих слов), он произнес четко выговаривая каждый слог:
- просто мне кажется, что если я исполню твою мечту, ты наконец перестанешь меня бояться.
Всколыхнувшееся в душе возмущение, могло бы посоперничать с проявившимся раздражением, которые наткнулись на растерянность… в итоге, хватающая ртом воздух пегаска, смогла из себя выдавить только:
- с чего ты взял, что я боюсь?
Хмыкнув, «зеленый пегас» наклонился вперед, упершись локтями в стол, сцепил пальцы в замок, и устроил на них свой подбородок.
- желаешь, что бы я перечислил все признаки? И не хмурься, это портит твою прекрасную мордочку.
Из-за последних слов, уровень возмущения у девушки, подскочил на порядок, а страх, о котором и шла речь, трансформировался в опаску. Однако, высказать свои мысли Рэйнбоу не успела, из темноты, (совершенно бесшумно), вынырнул официант, несущий на вытянутых руках тяжелый поднос, уставленный несколькими тарелками с салатами, бокалами с красным вином, и многочисленными десертами.
- за красоту, и так редко сочетающийся с ней ум. – Провозгласил Дискорд, подхватывая один из бокалов, когда официант, выгрузивший свою ношу на стол, поспешно удалился.
- это был комплимент, или хитрое оскорбление?
- все зависит от того, считаешь ли ты себя умной… в наличии красоты сомневаться не следует.
С чистым звоном, бокалы соприкоснулись краями, и собеседники пригубили рубиновую жидкость. В последующие пять минут, за столом царило молчание, разбавляемое ленивым постукиванием вилок по тарелкам.
- готовься. – Прервал паузу «лорд хаоса».
- к чему? – Удивилась пегаска.
- я записал нас на танцевальный конкурс как пару.
- а если я откажусь, заставишь?
- нет. – Мужчина пожал плечами. – Но я даже не думал, что ты испугаешься какого-то конкурса, и сдашься даже не попытавшись поучаствовать.
- я не боюсь, просто не хочу участвовать.
- да ну? Хотя… возможно ты не умеешь танцевать.
- сомневаешься? – В глазах Рэйнбоу вспыхнул злой огонек азарта, подкрепленный довольно крепким вином. – Тогда, придется тебе доказать. Мы выиграем этот конкурс, и не смей меня подвести.
Пегаска встала из-за стола, и более не поворачиваясь к спутнику, зашагала в сторону танцпола. За ее спиной, Дискорд одним глотком осушил бокал, и самодовольно ухмыльнувшись, двинулся следом за девушкой. На площадку где собирались танцоры, они прибыли одними из первых, ступив под свет прожекторов в тот момент, когда диджей объявлял начало первого конкурса…

…первое место в парных танцах, мы заняли без особого труда. Рэйнбоу оказалась хорошей танцоршей, а мне со всеми своими возможностями, совершенно не составляло проблем держаться с ней на одном уровне. Однако на этом, деяния дуэта «Ди-Рэ», (так я зарегистрировал нашу пару), не закончились.
Кто же знал, что всего одна порция особого крепленого вина, «сорвет тормоза» у пегаски, оказавшейся довольно увлекающейся личностью. Блеск азарта в ее глазах, затмил все остальные чувства, кажется она на время, даже забыла о том, кто я на самом деле. Но от этого, лишь интереснее становилось наблюдать за девушкой, стремящейся победить во всех конкурсах, которые только мог придумать диджей.
Как-то незаметно, на нашем столике скопилась небольшая горка тарелок, и в отдельный ряд выстроились бокалы, стаканы, и прочая посуда из-под алкогольных напитков. Признаюсь честно, я и сам увлекся соревнованиями.
Под конец вечера, диджей объявил конкурс танцоров одиночек, и тут началось самое интересное противостояние. Я мог бы, используя свои преимущества, пусть и не без труда, но переиграть Рэйнбоу, однако после дебатов с Вторым, это было признано не спортивным а потому, пришлось полагаться только на естественные для тела способности. Как результат, после того как выбыли все остальные участники, мы с пегаской столкнулись в финале, за которым наблюдала целая толпа. Итогом десяти минут дерганий под ритмичную музыку, стала победа обладательницы радужной гривы, (ну не были танцорами ни Дискорд до заточения, ни тем более я до того печального дня и встречи в темном переулке).
- да, я лучшая! – Рэйнбоу крутанулась на одном копытце, после чего поддавшись охватившим ее эмоциям, покровительственно похлопала меня по плечу, вызвав смешки у наблюдающих за конкурсом. – Не беспокойся, еще отыграешься… может быть.
Зал клуба мы покидали под звуки редких аплодисментов, и выкриков пьяных посетителей, общий смысл которых сводился к «красотка, и где только такие водятся?», (обращенные к Рэйнбоу), или «молодец мужик! Так держать», (летящие в мой адрес). Менее цензурные высказывания, с явными пошлыми намеками приводить не буду, но шутников запомнил и если вдруг встретимся, постараюсь устроить им веселую жизнь.
Вернувшись в лимузин, я развеял иллюзию, и имел возможность наблюдать, как веселье из глаз пегаски выветривается под давлением понимания и не самых приятных воспоминаний. Все же, Рэйнбоу слишком сильно реагирует на мою внешность, и причин этому мне найти не удается, ведь вроде бы никаких конфликтов между нами не было, (не считать же таковым инцидент на стадионе).
- теперь я могу быть свободна? – В голосе девушки чувствовалось напряжение, (а какой хаос ощущался в эмоциях), но былого страха не было, что не могло не радовать.
- пожалуй… нет. – Нагло ухмыляюсь, жестом фокусника извлекая на свет бутыль с дорогим вином и пару бокалов.
- что, но почему? – Пегаска еще больше напряглась, а на мордочку наползла тень подозрений.
«бос, мне вот интересно, чего она себе навоображала?».
- я тут вспомнил, что не летал уже больше полутора тысяч лет… а вдруг разучился? Так что, имея в наличии чемпионку школьных соревнований по скоростному полету, грех не испытать свои силы, тебе не кажется?
В эмоциях расслабившейся пегаски почувствовалось облегчение, и едва заметное разочарование.
- значит, хочешь что бы я поработала инструктором?
- нет, хочу, что бы ты меня подстраховала на случай столкновения с внезапно выскочившей на пути землей. – Усмехаюсь еще шире чем обычно, но на девушку это уже не действует, она погружается в собственные мысли.
Жан привез нас к тому самому парку, который через несколько дней, превратиться в подобие кипящего жизнью муравейника, и под чутким руководством некой пегаски, вернет себе былые красоту и величие. Сейчас же, кроме меня и моей спутницы, водителя и группы телохранителей не показывающихся на глаза, ощущались источники жизни лишь животных.
Найти подходящую для тренировок площадку, укрытую деревьями от возможных посторонних взглядов, было совсем не сложно, но когда я расправил крылья, выяснилось, что все опасения на счет полетов, имели под собой немалые основания. Первыми жертвами моих попыток подняться вверх, стали деревья окружающие полянку, а Рэйнбоу, глядящая на это со стороны, прилагала немалые усилия, что бы просто не свалиться от смеха. Думаю, если бы сама Селестия сейчас появилась рядом, девушку это не отвлекло бы от просмотра столь забавного шоу, под названием «как боги учатся летать».
Через десяток сломанных стволов, (спасибо защитному кокону за целые ребра), мне удалось взлететь вертикально вверх, и тут начался второй акт представления, названный мной «тренировки опытного камикадзе». Огромная нагрузка легла на «магический кокон», раз за разом принимающий на себя удары моего тела об землю, оставляющие после себя аккуратные воронки, как после попадания малокалиберных снарядов.
Спустя где-то час самостоятельной практики, в небо решила подняться и пегаска, тут же затеявшая игру в «салки». Более маневренная девушка, с издевательской легкостью ускользала от моих попыток ее достать, так что мне в голову стали закрадываться мысли, плюнуть на спортивное поведение, и использовать магию. Несколько раз приходилось телекинезом перехватывать летунью, из-за опьянения не рассчитавшую своих сил и входящую в слишком крутые виражи, от чего крылья просто схлопывались, а тело по инерции устремлялось к земле.
В общем, догонялки и гонки в воздухе, прошли на диво весело, и кажется страх окончательно ушел из глаз Рэйнбоу, так как она совершенно не стеснялась подлетев, отвесить мне пинка своим аккуратным копытцем. Я же, изображая ярость, рыча словно дикий зверь, гонялся за ней над всем парком, впрочем не особенно и стараясь поймать хохочущую девушку.
Мой костюм, как и платье пегаски, после всех испытаний, пришли в совершенно негодное состояние, но это никого не расстроило. В город мы возвращались уже когда небо начало светлеть, а звезды наоборот меркли. К немалому моему удивлению, (чего уж там говорить, и удовольствию тоже), обладательница растрепавшейся радужной гривы, забравшись в лимузин, проигнорировала свободные кресла и разместилась у меня на коленях.
Прошло минут десять с начала движения машины, прежде чем Рэйнбоу нарушила тишину:
- ты все еще хочешь узнать мою мечту?
- да. – Осторожно, дабы не вспугнуть, приобнимаю девушку за талию.
- наверное… завтра мне будет жутко стыдно за свое поведение. – Пегаска задрала голову, и внимательным, (хоть и мутным из-за выпитого алкоголя), взглядом, посмотрела мне в глаза. – Но это будет завтра, а сейчас мне хорошо.
Смешок непроизвольно вырвался из моего горла, но девушка не обиделась, даже попыталась улыбнуться в ответ.
- в общем, с самого детства, я хотела стать капитаном команды флайболистов, и играть в финале чемпионата… - Голос пегаски дрогнул, а на мордочке промелькнуло выражение обиды. – Но принцесса Селестия, запретила мне, да и другим девчонкам, заниматься спортом, опасным для здоровья и жизни. Вот и приходится удовольствоваться ролью судьи, в самой своей любимой игре.
- ну… если честно, в этом я с Тией согласен, незачем подвергать приближенных неоправданному риску. Все же, она о вас заботится, пусть и весьма своеобразно.
- да я понимаю, (сжатый кулачок, несильно ударяет мне в грудь), но от этого не становится менее обидно.
Хмыкаю, и ласково треплю девушку по голове, вызывая сердитое сопение и окончательно уничтожая остатки признаков аккуратной прически.
- у тебя еще осталось что выпить? – Перевела разговор с неприятной для себя темы Рэйнбоу.
Вместо ответа, телекинезом подзываю два бокала и открытую бутыль.
- за приятный вечер. – Решительно произнесла пегаска, и осушила свой бокал чуть ли не в пару глотков, после чего, словно бросаясь с обрыва, обхватила мою шею руками, и прижалась своими губами к моим губам.
Поцелуй был долгий и на редкость нежный… а потом был лифт, мелькнувшее на грани восприятия невозмутимое выражение морды Фердинанда, который даже в эмоциях оставался спокоен как скала… вместо постели был бассейн, а до спальни мы так и не добрались уснув на ковре среди подушек в гостиной.
Вымотанная как морально так и физически, Рэйнбоу провалилась в сон, уютно устроившись в «гнезде» из моих рук и крыльев, положив голову на мускулистое плечо. Безмятежная улыбка на ее мордочке, надолго отпечаталась в моей памяти, неплохо остужая проявления негативных эмоций.
«это было… неожиданно».
«Второй, не мешай наслаждаться моментом».
Прикрыв по прежнему слезящиеся глаза, я глубоко втянул запах спящей пегаски, и погрузился в восстанавливающий транс. Сегодня совершенно не хотелось идти на какие-то собрания, встречаться с «союзниками» и подчиненными… возможно вечером, удастся себя заставить посетить арену, все же общение с Луной прерывать нельзя, пусть оно и заключается в основном в размахивании разного рода тренировочным оружием. Но пока, выходной продолжается…

Я – ЛОРД ХАОСА.
…захожу в зал заседаний совета Эквистрии, и понимаю, что прибыл слишком рано. На своем троне уже сидит Селестия, погруженная в чтение каких-то документов, и еще два пожилых единорога, тихо беседуют о своих проблемах, стараясь не мешать принцессе.
Прохожу к своему месту, устраиваюсь поудобнее, и склонив голову к груди, изображаю сон. Вряд ли это обманет хоть кого-то, (особенно после того случая, когда «спящий» Дискорд, прервал обсуждение принятия очередного налогового сбора, отдав свой голос в пользу правительниц), но по крайней мере, приставать с глупыми разговорами и длинными скучными приветствиями не станут.
На улице сейчас солнечный день, законопослушные Эквистрийцы трудятся в поте лица, (морды?), а мир замер в шатком равновесии, угрожающем обрушится ураганом невзгод, которые погребут под собой более слабые страны, и ослабят сильные. О количестве смертей, которые произойдут в процессе, даже говорить не буду, ибо не хватает моего воображения для этого. Самым же главным является то, что именно я стану тем камнем, что запустит лавину событий… но обо всем по порядку.
Со дня моего первого свидания с Рэйнбоу, (да свидания, и да первого), прошло уже два месяца, заполненные рутинными хлопотами и редкими развлечениями. Надо сказать, что наши отношения с пегаской хоть и развиваются, но со скоростью улитки-спринтера, решившей пересечь пустыню. Походы на стадионы, для просмотра матчей по флайболу, чередуются, (или совмещаются), с посещениями ночных клубов, но каждая встреча, неизменно заканчивается в моих апартаментах в «белой башне». При всем при этом, мы до сих пор не являемся официальной парой....
Нет, я не отказался от своих претезаний на Флаттершай, полностью реализовав план предложенный Вторым. Не все прошло гладко, в какой-то период, желтая пегаска полностью ушла в работу, ночуя в вагончике у восстанавливаемого парка. Но не смотря на отчаянное сопротивление, мне удалось вытащить девушку пару раз в ресторан, один раз в театр, и еще один раз мы просто гуляли в парке развлечений, (мороженое, карусели, сладкая вата и фонтан…), причем втроем.
Рэйнбоу, стоило мне только заикнуться, сразу же согласилась помочь подруге забыть о неудачном романе. Однако взгляды, бросаемые голубой пегаской на желтую, порой заставляли в моей душе возникнуть подозрения, (а так же ревность смешанную с ощущением, будто я «третий лишний»). Но стиснув зубы, и засунув подальше невовремя проснувшуюся гордость, я продолжал делать вид, что ничего не замечаю, и оказывать знаки внимания обеим спутницам.
Кстати, сегодня мы идем на второе совместное свидание, в один из самых дорогих ресторанов. Что же касается бывшего ухажера Флаттершай: он оказался падок на деньги и легкомысленных красоток, что в итоге его и подвело. Дочь одного из членов совета директоров «Дискорп», мастерски окрутила парня, а когда он полностью разорвал отношения с желтой пегаской, стала от него отдаляться, делая это почти незаметно, (не знал бы заранее что чувств нет, посчитал бы, что страсть утихла).
Раз в два-три дня, я продолжаю спаринговаться с Луной. Богиня ночи, уже вполне доброжелательно ко мне относится, по крайней мере не пытается нанести серьезных травм, да и злостью в эмоциях почти не «фонит».
Пару недель назад, прошло торжественное открытие «Златограда», (он же, город-казино). И пусть достраивать там еще довольно много чего, но пара десятков развлекательных заведений разной направленности уже работают и приносят прибыль. Особой популярностью пользуется детское казино Пинки, носящее гордое имя своей хозяйки.
Игровые автоматы, настольные игры, магазин сувениров и игрушек, детское кафе на втором этаже, и даже площадка с горками и качелями для самых маленьких… Пинки предусмотрела если не все, то очень многое, и все еще продолжала что-то добавлять в ассортимент услуг. Я хотел было попробовать позаигрывать с розовой лошадкой, но получил насмешливый взгляд и намек на то, что еще не разобрался в отношениях с пегасками, (однозначного отказа однако, так же не прозвучало). Если бы она уже не была приближенной Селестии, и не находилась под постоянным присмотром, то я без раздумий предложил бы ей место ученицы, а в перспективе и замены Фердинанда.
Примерно в то же время что и Златоград, прибыль начала приносить и моя корпорация, до этого удерживающаяся на плаву и расширяющаяся лишь за счет денег алмазных псов, вливаемых в нее полноводной рекой.
Теперь о событиях менее приятных: и на первом месте здесь стоит случай с покушением во время первого в сезоне, матча по флайболу. Моя служба безопасности, совершив настоящий подвиг, обошла своих коллег подчиняющихся богине дня, и захватила живьем одного из исполнителей, (организаторы либо покончили с собой, либо успели бежать за границу где и затерялись). После недолгих пыток в подземельях «белой башни», (да, подземные уровни моей обители хранят немало тайн), исполненных палачами алмазных псов, как самых искушенных в членовредительстве, пленник сдал всех кого знал. Не буду называть длинный список ничего не говорящих имен, скажу только что главным заказчиком был никто иной, как король Сомбра.
Этот свихнувшийся полуробот, хоть и честно готовился к исполнению нашего плана, но не отказался от идеи, избавиться от Дискорда и Селестии, без помощи посторонних сил в лице «плакальщика». Его задумка в принципе могла бы увенчаться успехом, если бы взрывчатки было в три раза больше, и заложена она была бы прямо под креслом богини дня.
Проблем подкинули и минотавры. В каждом народе есть свои фанатики, так и у этих помешанных на войне быков, нашлись те, кто даже после разрушения храма, продолжал молиться Кратоку. Кракус жестоко усмирял недовольных, (даже слишком жестоко), и в его стране началась гражданская война, так что мне теперь регулярно приходится являть свой прекрасный лик, дабы повышать моральный дух сторонников.
Завербованные агенты среди высших чинов грифонов, спокойно копят силы и ждут знака, что бы начать переворот уже в своей стране. Легионы армии зебр, подозрительно затихли после общей мобилизации сил, и теперь кажется выбирают жертву для первого удара. Как бы не прискорбно было признавать, но приоритетной целью пока является Эквистрия.
Члены совета наконец собрались, и теперь шумно возмущаются, протестуя против новых налоговых реформ. И ведь не объяснить этим упертым аристократам, что королевству нужна армия, которая в свою очередь требует денег. Хорошо хоть и среди них есть думающие исключения, а-то довод «мы заключили союз с алмазными псами, пусть они и сражаются», повторяемый раз за разом с небольшой корректировкой, уже заставляет нервно дергаться мои веки.
- я согласен, что следует увеличить налоги, в пользу воссоздания армии. – Мой низкий гулкий голос, заставил всех притихнуть, и приковал ко мне всеобщее внимание. – Если вы не помните, то когда-то у Эквистрии была самая сильная армия в мире, которая смогла выдержать войну с теми же алмазными псами, а затем и минотаврами, да и грифонам отпор дали… и не нужно говорить о нежелании жителей страны причинять кому-то вред, это звучит как бред. Довод о том, что ваши сородичи не приспособлены к сражениям так же отметается, кристальная империя прекрасный пример того, что те же пегасы, все еще являются угрозой для большинства противников.
Договорив, вновь склоняю голову к груди, как бы говоря, «я закончил, и не смейте беспокоить». Тишина продержалась еще несколько секунд, после чего споры вспыхнули с новой силой.
«бос, и зачем ты это сделал?».
«мне еще есть о чем подумать, а здесь почему-то, мысли текут быстрее».
Шайнинг, хоть и не присоединил свою фирму к моей корпорации, но за решение проблемы своей жены, (пусть и временное), стал сотрудничать на самых выгодных для меня условиях, да еще и информацией делится. а ведь я всего лишь подарил Каденс, простенькое серебряное ожерелье, являющееся артефактом из коллекции прежнего Дискорда, стабилизирующим ауру, и не дающим терять более одного процента запаса энергии из источника. Пусть леди Армор и не стала сильной чародейкой, но здоровье наладилось, да и оставшийся срок жизни увеличился от десятка лет, до полувека.
Думаю, когда будет чуть больше свободного времени, займусь решением этой проблемы всерьез. Сейчас же, следует сконцентрироваться на двух целях, одна из которых связана с моим не столь давним разговором с Селестией…

(воспоминание).
Настольная лампа с розовым абажуром в виде бутона кувшинки, освещала поверхность стола, заваленную папками без каких либо пометок. Довольно небольшая комнатка, выглядела весьма уютно, и не нужно было быть гением, что бы понять, что владелец этого помещения – женщина.
Я, (в теле астрального двойника), сидел на кресле за столом, и читал документы, за знание о существовании которых, простому смертному грозит смерть.
Дверной замок щелкнул, и створка отъехала в сторону, открывая взгляду вид на чуть растрепанную, одетую в белый пушистый халат до колен, богиню дня. Некоторое время, она стояла в проходе, буравя меня тяжелым взглядом, но вскоре поняла бесперспективность этого занятия, и вошла внутрь. За спиной Селестии щелкнул замок, отсекая нас от внешнего мира.
- проходи, чувствуй себя как дома. – Рассеяно киваю, и не отрываясь от чтения, указываю на круглый пуфик у стены.
- и почему я не удивлена… - Принцесса удобно устроилась на предложенном месте, по пути захлопнув дверцу взломанного сейфа.
- может потому, что я не маскировал ауру… на этот раз.
- а были другие?
- разумеется, взять хотя бы те моменты, когда я следил за тобой в ванной. – Ухмыляюсь, одновременно готовясь уйти с линии огня.
- рискуешь. – С угрозой в голосе произнесла богиня.
- если ты не атаковала меня в первые секунды как увидела, то за подобные шутки, мне тем более ничего не грозит.
На некоторое время установилась тишина, нарушаемая только шелестом страниц. Удивительно, но принцесса даже не попыталась отнять у меня секретные документы.
- как ты нашел это место?
- хм-м. – Перевожу задумчивый взгляд с ровных строчек на обманчиво спокойную собеседницу. – Весь дворец, довольно просто просматривается через магическое зрение, даже сокровищница. И только одно место, словно выпадает из реальности, будто бы существует вне нашего мира… вот мне и стало интересно, а смогу ли я преодолеть такую необычную защиту. Как видишь, смог.
- и зачем же ты позвал меня, если мог спокойно просмотреть все интересующие документы и уйти, оставшись незамеченным?
- позвал? – Изображаю удивление.
- сложно интерпретировать как-то по другому, ритмичное подергивание сигнальных плетений.
- ах вот что это было…
- будь серьезнее. – Принцесса добавила в голос стальных ноток, намекая на то, что время для шуток прошло.
Извлекаю из крайней стопки папку, отличающуюся от остальных лишь тем, что на ней крупными буквами написано одно слово, «пантеон».
- красивый подчерк… гхм, извини увлекся. – Кладу папку на край стола, и поставив локти на столешницу, сцепляю пальцы «домиком». – А я-то все не мог понять, почему ты почти не реагируешь на усиление «ордена хаоса», и резкое увеличение моих последователей за пределами Эквистрии. На деле все оказалось довольно просто: зачем беспокоиться из-за трепыханий одного слабого божка, когда скоро появиться еще шесть, полностью лояльных, которые будут оттягивать на себя внимание верующих. Поправь если я ошибаюсь, но Каденс была подопытной, на которой ты отрабатывала механизм инициации?
Мне могло показаться, но в глазах Селестии на мгновение блеснули слезы.
- ты прав, она была одной из тех, кого я пыталась превратить в младшее божество… и Каденс единственная, кто сумел выжить. – Внезапно на мордочке богини дня появилась злая решимость, и она спросила, глядя мне прямо в глаза. – Осуждаешь?
- ты не поверишь, но нет. – Изгибаю губы в горькой усмешке. – Я никогда не отличался миролюбием, и не считался с мнениями окружающих, если это не было выгодно мне.
- скажи еще, что для тебя нет никого дороже в этом мире. – Селестия хитро прищурилась. – Поверь моему опыту, ты не настолько бесчувственная сволочь, какой пытаешься казаться.
Внешне безразлично пожимаю плечами, но в душе чувствую, что меня переиграли.
- в общем, твое желание стать верховным божеством собственного пантеона, вполне понятно, и я бы его даже поддержал, если бы не две незначительных мелочи.
- какие же? – Богиня дня в удивлении приподняла бровки, выглядя в этот момент особенно мило.
- ну во-первых: мне совсем не нравится место, отведенное в этом пантеоне.
- и какое же место ты хочешь, может быть на самой вершине? – Слова собеседницы так и сочились ехидством.
- нет конечно, но вот разделить второе место с Луной, я буду совсем не против.
- вряд ли сестра обрадуется такой перспективе. – Принцесса покачала головой. – Да и мне кажется, что для того, кто ничего не внес в дело создания пантеона, это слишком высокий пост.
- я бы мог начать угрожать гражданской войной и вторжением минотавров, но ведь это будет нарушение договора о моем освобождении… да и как-то по детски получится. – Задумчиво хмурюсь, параллельно любуясь собеседницей, все же богиня дня, не просто так уже несколько сотен лет носит титул первой красавицы Эквистрии. – И тут всплывает «во-вторых».
- и? – Подбодрила меня Селестия.
- если сейчас провести инициацию по той методике, что описана в этих документах, (небрежный жест в сторону стопки белых листов), то столь тщательно подготавливаемые кандидатки на возвышение, превратятся в калек вроде Каденс, разве что проживут чуть дольше.
- с чего ты это взял? – Возмущения в голосе не чувствовалось, только искренний интерес.
- когда-то давно, еще до твоего рождения, (усмехаюсь глядя на то, что губы принцессы недовольно скривились), жил в этом мире один бог, само упоминание о котором, тщательно стерто из истории. Так вот, этот деятель, мечтал создать армию, но не простую а бессмертную, что бы даже обычный рядовой боец, мог противостоять настоящим богам, хоть некоторое время. Вскоре выяснилось, что его эксперименты увенчались успехом, и пусть «дети» не были способны в одиночку доставить неприятности даже самому слабому богу того времени, но в количестве сотни, превращались в угрозу. Само собой, пока экспериментатор не начал создавать своих воинов массово, остальные его сородичи объединились, и обрушили свою силу на выскочку. Я тогда был еще очень молод, и в битве так и не поучаствовал… зато сумел покопаться в рабочих дневниках павшего собрата, пока их не уничтожили как особо опасные знания.
- интересная история, тебе следует записать ее для потомков.
- сказала одна бессмертная другому.
- да, неудачная шутка. – Принцесса виновато прижала ушки, и изобразила раскаяние на мордочке. – Однако, ты так и не сказал главного?
- что бы дать смертному возможность подпитываться энергией веры, уже живущий бог, должен пожертвовать «детенышу» часть собственной сущности. Пяти процентов, в совокупности с твоим ритуалом инициации, будет вполне достаточно. – Обнажаю клыки в ехидной улыбке. – А теперь подсчитай, сколько тебе и Луне, придется пожертвовать, что бы в мире появились шесть младших богинь, и скольких процентов могущества это будет стоить?
Богиня дня молчала долго, я даже начал беспокоиться, но вот прозвучал ожидаемый вопрос:
- что ты предлагаешь?
- возвышением пегасок займусь я, вы с сестрой поделите единорожек и лошадок. Тем самым, по итогам, между нами останется паритет, и мое второе место в пантеоне, на уровне Луны, будет неоспоримо.
- хочешь привязать Рэйнбоу и Флаттершай к себе через инициацию? Хорошо, я обдумаю это предложение.
- вот и договорились. – Поднимаюсь из-за стола, и начинаю медленно расплываться серым облаком. – До встречи Тия, надеюсь мы сумеем более подробно обговорить наше сотрудничество, уже втроем.
Когда Дискорд исчез окончательно, Селестия выпустила волну магии, которая должна была выжечь все следящие плетения, оставленные «лордом хаоса». И только убедившись, что посторонних взглядов нет, богиня позволила себе расслабиться и самодовольно улыбнуться. Парой взмахов рук, она активировала защитные чары, укрывшие комнату плотным коконом, который было бы сложно преодолеть даже истинным богам, если бы они не знали несколько лазеек, оставленных хозяйкой для личного пользования.
- я верю в твои способности Дискорд, но этот разговор следовало провести как можно раньше.
Принцесса переместилась с пуфика в кресло за столом, и начала неспешно убирать документы по папкам. Она не беспокоилась, что «союзник», мог увидеть что-то по настоящему важное, ведь все секреты, богиня хранила только в своей голове, большей частью не делясь даже с любимой сестрой. Информация про правильное возвышение, таилась там же, правда до этих знаний пришлось доходить самостоятельно, путем множества проб и ошибок, в то время как Дискорд, получил их мародерством.
Правительница Эквистрии, уже начинала беспокоиться, продумывала запасные планы, как подвести третьего бога к мысли о сотрудничестве, при этом не сильно пошатнув собственные позиции. Но все произошло именно так, как и было задумано изначально, «лорд хаоса», сам предложил разделить обязанности, и осталось подготовить сам ритуал.
Хоть в первые дни, Селестия и планировала привязать Дискорда к Флаттершай и Твайлайт, (мужчиной проще всего манипулировать через женщину, а тем более двух), но замещение единорожки второй пегаской, выглядит даже перспективнее. В преданности девушек Селестия не сомневалась, и могла быть уверена, что они смогут удержать своего чешуйчатого ухажера от необдуманных поступков.
Самым же приятным во всем происходящем было то, что самой богине дня, почти ничего не приходилось делать, уставший от одиночества, (пусть и сам этого не понимающий), Дискорд, вполне неплохо справился с задачей заинтересовать девушек. Оставалось просто дать им время, и изредка подталкивать в нужном направлении.
(Конец воспоминания).

«…бос! Бос! Бос! Бос!».
«что?».
«совещание закончилось, а ты так задумался, что я уже пару минут докричаться пытаюсь».
«да… и что же решили насчет дополнительного налога?».
«решили еще раз встретиться завтра, что бы продолжить обсуждение. Представляешь, одним из доводов против создания нормальной армии, стало наличие в стране тебя, Селестии и Луны. Вопрос, «зачем нам боги, которые не могут нас защитить?» едва не заставил богиню ночи, как минимум на половину, сократить число членов совета. Ее только присутствие сестры удержало, ну и еще бездействие «лорда хаоса», хотя многие по моему решили, что ты избавишься от наглецов позже и чужими руками».
«Чтож, нельзя разочаровывать общественность… ты запомнил имена?».
«просмотри память, там все есть».
Выходя из зала заседаний, я в ускоренном темпе просматривал события, ускользнувшие от внимания основного потока сознания. План жестокой мести, образовался сам собой, все же «орден хаоса», уже набрал достаточный экономический вес, и теперь можно устроить множество «приятных минут», воспользовавшись связями с продажными чиновниками. Те кто считал, что Дискорд просто избавится от неугодных ему смертных, горько разочаруются, и ужаснутся судьбе тех самых «неугодных».
Выйдя за дверь, включаю мобильный телефон, который тут же начал звонить, а на экране высветилось имя «крылатая радуга».
- да? – Отвечаю одновременно шагая по коридору, и кивая на приветствия встречных.
- привет Ди. – Раздался чуть неуверенный голос голубой пегаски.
Интонации подруги заставили меня внутренне напрячься, все же не в ее характере было смущаться с первых же минут разговора.
- ну здравствуй раз не шутишь.
- э-а? – Рэйнбоу по видимому ожидала не такого ответа.
- извини, я только с собрания совета управленцев страной, по этому соображаю плохо. – Стараюсь говорить как можно мягче, что бы сгладить эффект от прошлой фразы. – Ты чего-то хотела, или просто поболтать?
- ну-у-у…, (короткая пауза, заставляющая напрячься еще больше), Твайлайт попросила меня и Флаттершай, помочь ей сегодня вечером. Так что мы не сможем встретиться.
«бос! Дыши глубже, расслабь пальцы и продолжай идти. Не смотри так на слуг, их же инфаркт хватит! Спокойнее бос, все нормально, сосчитай до десяти…».
Всколыхнувшаяся в душе ярость, едва не вырвалась на свободу, (что грозило множеством жертв), однако усилием воли, мне все же удалось удержать бурлящий поток своих эмоций. Все это заняло не больше трех секунд, а затем в уши ворвался обеспокоенный голос из динамика телефона:
- …ты в порядке?
- да, конечно, все хорошо.
- Ди, ты точно не против, я бы могла сказать Твайлайт…
- не стоит Рэйнбоу, развлекайтесь там, а я пока займусь делами корпорации.
- спасибо. – В одно это слово было вложено столько радости и облегчения, что мою морду чуть-было не перекосило от очередной волны раздражения. – Увидимся завтра?
- да, конечно. – Говорить спокойно становилось почти невозможно, и я удерживался, что бы не зарычать, из последних сил. – Передавай привет подругам.
- хорошо, пока.
Облегченно убираю телефон в карман, и наконец позволяю себе выдохнуть, (получилось облачко черного дыма, развеявшееся за несколько секунд).
«бос, ты как?».
«нужно что-то делать с эмоциями, ведь однажды я могу не сдержаться, и натворить множество проблем на свою голову».
«смирись бос, ты бог, а к тому же еще и мужчина, так что собственнический рефлекс развит до предела. Как бы ты себя не контролировал, но подобные ситуации всегда будут выводить из себя».
«успокоил».
«так что будем делать?».
«ты проследишь за девчонками, надеюсь хоть одна из них возьмет с собой мой подарок… ну а я, буду готовиться к «саммиту большой шестерки», все же осталось всего несколько дней, а к выполнению плана закончено далеко не все».

Как медленно тянется время, когда ты чего-то ждешь, и насколько быстро оно летит во время подготовки к какому ни будь важному событию, (в особенности, когда ты не успеваешь). Я в полной мере прочувствовал на себе эту особенность, общую наверное для каждого мира.
Посещения тайных лабораторий, в которых разрабатывались доспехи по чертежам ученых кристальной империи, заводы легкого вооружения, склады с запасом провизии и пара бункеров, построенных на всякий случай, все это требовало внимания. Приходилось так же выкраивать хотя бы пару часов, что бы потратить их на встречи с Рэйнбоу и Флаттершай, ну а спарринги с Луной, и без того были внесены в расписание в обязательном порядке.
На кануне встречи глав самых могущественных государств, ночная богиня вместо обычного поединка, предложила просто прогуляться по спящим улицам города. Разумеется я согласился, и мы гуляли. Ветер гонял облачка пыли по дорогам между громадами зданий, на чистом от облаков небе, ярко мерцали звезды и светил диск ночного светила, а мы все шли и молчали.
Можно было начать разговор, предложить тысячу тем для обсуждения, задать миллион вопросов или сделать пару десятков неуклюжих комплиментов… но все это было не нужно, и любое произнесенное слово, лишь разрушило бы необычную атмосферу.
- мне пора. – Произнесла принцесса, когда мы вышли из очередного переулка.
- до завтра. – Отозвался я, и мы разошлись в разные стороны.
А на утро, начали прибывать «дорогие» гости.
Первыми прибыли делегации зебр и минотавров: если полосатые приехали на поезде, то быкоголовые прилетели на настоящем дирижабле, привлекая к себе внимание столичных жителей. Перевертыши, как и олени, приехали в лимузинах, окруженных целыми колоннами машин сопровождения. Грифоны соригинальничали, влетев в воздушное пространство над городом, используя лишь собственные крылья, и самолет Сомбры, на их фоне, смотрелся совершенно не впечатляюще.
С каждой последующей минутой, напряжение в воздухе нарастало, грозя в любой момент разразиться сильнейшей грозой. Ни для кого не было секретом, для чего прибыла каждая из делегаций: взять хотя бы зебр, которые потребуют отдать им часть земель, обещая в замен защиту от грифонов, или перевертыши, желающие получить доступ к ресурсам Эквистрии… и у всех них был бы неплохой шанс получить желаемое, если бы они объединились в союзы хотя бы по два государства.
- приготовления закончены? – Обращаюсь к дворецкому, сидящему в кресле напротив.
Мы как раз ехали в лимузине, к дворцу принцесс, в одном из залов которого и произойдет встреча, вне зависимости от исхода которой, мир изменится, и уже никогда не будет прежним.
- служба безопасности предупреждена, бойцам выдано боевое оружие, все сотрудники «Дискорп», не задействованные в выполнении плана, эвакуированы либо в бункеры, либо в Златоград. Час назад пришел отчет о том, что груз без происшествий прибыл в катакомбы, так что вскоре, алмазные псы будут готовы выдвигаться на позиции. – Единорог замолчал и поднял на меня взгляд, пылающий огнем истинного фанатизма. – Господин Дискорд, я мечтал об этом дне, с момента вступления в орден.
Хмыкнув, отворачиваюсь к окну. Как и минувшей ночью, улицы столицы пустынны, лишь изредка встречаются прохожие и автомобилисты, не внявшие просьбам Селестии и Луны, на несколько дней покинуть город. Кроме обычных горожан, намного чаще в глаза бросаются посты военных, (в виду их малого количества на всю Эквистрию, сейчас в одном месте собралась чуть-ли не вся армия). К безопасности от терактов, сестры подготовились основательно, жаль только их труды не имеют смысла, ведь основная угроза ожидается не из вне…
По законам жанра, если в начале истории, (фильма, пьесы, рассказа), на стене висит ружье, то в финале оно должно выстрелить. В моем случи, роль «ружья», играют алмазные псы, «выстрел» которых, будет похож на автоматную очередь, которая при успехе, принесет мне безоговорочную победу.
«ты готов Второй?».
«мы рискуем бос… но это будет чертовски весело. Так что, погнали».
Создаю астральное тело, и переношу в него основное сознание, параллельно напитывая энергией до отказа. Фердинанд, имеющий возможность наблюдать весь процесс, сохраняет на морде выражение невозмутимости, но вот эмоции выдают возбуждение и восторг.
- удачи. – Произносит Второй, взявший на себя управление телом.
- удача нужна лишь слабым и глупым, мы же не относимся ни к тем, ни к другим.
- зато мы самоуверенный до неприличия. – Губы тела изгибаются в ухмылке, в свете падающем из окна, ярко сверкают белоснежные клыки.
На заявление Второго, я ничего не отвечаю, лишь накладываю на себя чары невидимости, и выскальзываю из машины. Две минуты полета, пять минут на незаметное преодоление защиты дворца, и вот впереди уже показываются апартаменты, выделенные Сомбре и его сопровождающим.
В комнате были обнаружены: сам король кристальной империи, одетый в черный мундир и длинный запахнутый плащ с высоким воротником, скрывающий нижнюю челюсть; десяток телохранителей, (восемь единорогов и два коня), одетых в синие комбинезоны поверх легкой брони; уже знакомые единорог и пегас из «ближнего круга» его величества; ну и конечно подозрительная личность в красном плаще, с мордой закрытой глубоко надвинутым капюшоном.
Объявляю о своем присутствии, проявив начавший клубиться серый дым. Телохранители сперва напряглись, но получив знак от Сомбры, разошлись по углам комнаты, а единорог, до этого момента скрывающийся под моим, (!), плащом, поспешно снял с себя чужой элемент гардероба, и уложил на диван, рядом с парой перчаток.
Затем, маг, изображающий личного советника, (и обеспечивающий мне возможность официально присутствовать на собрании глав стран), самостоятельно упаковался в большой чемодан, да так успешно, что оставалось только захлопнуть крышку. Тем временем дым, (то есть я), заполнил собой плащ и перчатки, торжественно воспарив над полом. Так как все присутствующие уже не раз наблюдали эту процедуру, ни на кого впечатления произвести не удалось.
- я уже начал беспокоиться, что ты не смог пройти через щиты дворца. – Вместо приветствия, произнес черный единорог с рубиновым рогом.
- лучше беспокойся, что бы до начала главных событий, никто не догадался о подмене советника. – Добавляю в голос насмешки и чуточку превосходства.
- этого не случится, маскировка плаща идеальна, а обыскивать нас не имеют права… если конечно Эквистрия не хочет войны.
В дальнейшем мы молчали, да и не о чем было говорить: план обсужден десятки раз и просчитан с точностью до десятка секунд.
Я даже почувствовал облегчение, когда тишину нарушил стук в дверь, за которым раздался голос гонца, объявивший о том, что гостей ожидают в малом зале для заседаний. Почему «малом»? так это маленький укол по гордости тех самых «гостей», который могла позволить себе Селестия.
По коридорам, мы продвигались в следующем порядке: впереди четверо телохранителей единорогов, следом в центре, Сомбра, я и пара приближенных короля, и замыкали процессию оставшиеся охранники. У дверей зала, где уже собрались все приглашенные, (кроме нас), отряд телохранителей пришлось оставить, в обществе их коллег, сопровождавших прочих глав стран.
Оказавшись внутри помещения, которому суждено стать сценой для финала моего представления, первым делом обращаю внимание на принцесс, занявших место во главе стола, и Второго, устроившегося по левую руку от богини дня. За их спинами, на скромных стульчиках, сидела вся шестерка приближенных Селестии.
Справой стороны длинного стола, разместились пять грифонов, (облаченных в сверкающие доспехи и красные плащи), рядом сидели пять минотавров, (в более массивных доспехах и без плащей), а у самого края, пристроились трое оленей, (в дорогих костюмах и плащах, но без доспехов). С левой стороны, устроились перевертыши и зебры, словно сговорившись одевшиеся в нечто вроде черных и серых хламид, прекрасно скрывающих все, что надето под ними.
Наверное стоит подробнее описать перевертышей. Эти существа похожи на единорогов, только шерсть им заменяют мелкие хитиновые чешуйки, а за спинами наличествуют две пары прозрачных «стрекозиных» крыльев. Их королева, чуть более крупная чем подданные, являлась так же обладательницей стильных вертикальных зрачков, и довольно внушительных клыков, выступающих из-под верхней губы, что впрочем только добавляло хищной красоты ее образу.
Уверенно пройдя к свободным стульям, (внешне очень неудобным), Сомбра занял свое место между перевертышами и зебрами, по бокам от него устроились пегас и единорог, я же, замер за спиной. Едва заметный приветственный кивок от Кракуса, мог бы ускользнуть от моего внимания, не знай я, куда нужно смотреть.
Началась длительная церемония обмена вежливыми приветствиями, которые были похожи на проклятия и ругательства, без единого оскорбительного и матерного слова. Все же, политиков иногда бывает слушать очень интересно, и полезно, ведь пошлет тебя такой деятель по всем известному адресу, а ты и не поймешь, так как не услышишь ни одного привычного слова.
В свою очередь, произнеся торжественную речь, и передав право голоса следующему гостю, Сомбра поспешил усесться на свой стул, попутно нажимая одну единственную кнопку, передающую сигнал о начале действий всем войскам кристальной империи. Одновременно, Кракус, резко вскочив на ноги, размашистым движением метнул целый веер ножей в грифонов, а его спутники, обрушились на ничего не ожидавших оленей.
Вложив всю магию астрального тела в единственное заклинание, бросаю плетение в сторону принцесс. Селестия пыталась что-то предпринять, но ей помешал Второй, а Луна оказалась не готова противостоять высшей магии. Представителей от Эквистрии, накрывает серая полусфера, не дающая даже шелохнуться, и никому невдомек, что на самом деле это сильнейший защитный барьер, а обездвиживание, лишь побочный эффект чар.
В эмоциях, от Сомбры полыхнуло ликованием, (как же, «союзник» выполнил обещание, вывел из боя сразу и Дискорда, и обеих принцесс, с которыми можно будет разобраться позже). Тем временем, события развивались со стремительностью молнии: минотавры, успешно справившиеся с не сопротивляющимися обладателями ветвистых рогов, теперь сцепились с грифонами, оказавшимися гораздо более тяжелыми противниками. Потери были уже с обеих сторон, но Кракуса это не волновало, гигант упоенно размахивал двумя короткими тесаками, кроша все до чего мог дотянуться.
«и все же они сговорились».
Мысль мелькнула как раз в тот момент, когда зебры бросили под ноги делегатам кристальной империи флаконы с сильно дымящим составом, а перевертыши, повыхватывав из рукавов нечто наподобие миниатюрных арбалетов, начали стрельбу по тем же мишеням.
Как-то слишком быстро, Сомбра остался один, (меня можно не считать, ведь «плакальщик», вроде как поддерживает заклинание удерживающее Дискорда, и отвлекаться ему нельзя). Только вот, короля это ничуть не смутило, а из полыхнувшего в эмоциях азарта, можно сделать вывод, что он даже обрадовался перспективе схватки с превосходящим врагом.
В зебр полетели цилиндрики, при соприкосновении с полом, взрывающиеся сферами электрических разрядов, перевертышам достались обыкновенные дуги молний, вырывающиеся из кончиков пальцев «Дарта Сомбры». Далее был активирован прибор, глушащий проявления магии на расстоянии метра от пользователя, а так же пара электромагнитных щитов, встроенных в тело единорога-киборга. Сверкнув в свете ламп, из под плаща показался белоснежный клинок короткого меча.
Сражение, из применения чар и стрельбы, перешло в рукопашный бой, где правитель кристальной империи имел явное преимущество, за счет более качественной брони, а так же механических конечностей. Только зебры и перевертыши, (потеряв примерно половину «юнитов»), зажали противника в углу, как им в спины врезался рычащий Кракус, про которого все успели позабыть. А гигант, расправившись с последним грифоном, решил поучаствовать в «веселье».
После появления подкрепления, Сомбра перешел в контратаку, и спустя совсем уж незначительное время, голова королевы перевертышей отделилась от ее же тела. Тут бы битве и закончится, ведь враги были повержены… но минотавр приступил к выполнению моего последнего приказа, «устранить угрозу безопасности принцесс».
Черный единорог не смог бы так долго оставаться правителем собственной страны, если бы был доверчивым глупцом, без «детектора» неприятностей. В последний момент он ушел от удара в спину, и развернувшись, разрядил половину батарей своей системы жизнеобеспечения, создав яркую ветвистую молнию. Взревев раненым зверем, Кракус бросился вперед, не сильно беспокоясь о сохранении целостности своей туши, (да, ему я так же успел слегка подкорректировать психику), и вполне ожидаемо напоролся на выставленный вперед меч. Только вот инерцию никто не отменял, и столкновение все же состоялось.
С трудом сбросив с себя тушу Кракуса, Сомбра покачиваясь, поднялся на ноги. Из-за закрытых дверей, все еще доносились звуки боя, но и там все было уже решено, за тем исключением, что победу одерживали дворцовые стражники.
- ты готов? – Черный единорог бросил взгляд на «плакальщика», и его глаза в удивлении расширились, когда красный плащ безвольно осел на пол.
Тут же растворилась полусфера, сковывающая правительниц Эквистрии и Дискорда.
Понимание того, что остался в одиночестве, против возможно сильнейших существ мира, могло бы заставить испугаться кого угодно, кроме безумца, в которого уже давно превратился правитель кристальной империи. Несколько нажатий кнопок, и тело окутывает сильнейшее защитное поле, а «глушитель» магии, захватывает уже не один метр, а почти весь зал.
Долгие столетия, техника спасала жизнь Сомбры, и собственное тело, превращенное в идеальный механизм, ни разу не подводило. Тем неожиданнее стало замыкание в грудной полости, и последовавшая вслед за этим, полная деактивация питания. Единорог грузно упал на спину, и был вынужден беспомощно смотреть на неспешно приближающегося «лорда хаоса».
Простой смертный уже наверное умер бы, или хотя бы потерял сознание, но железная воля правителя кристальной империи поддерживала его в сознании, не позволяя трусливо сбежать в спасительную тьму. Несколько озарений раскаленными иглами пронзили мозг, подозрительное поведение «плакальщика», его излишняя осведомленность, да и последние события, сложились в одну картину.
- хотел бы я сказать, «ничего личного», но… ты мне не нравишься. – Дискорд присел на корточки рядом с телом короля, и размахнувшись, нанес удар раскрытой ладонью по груди единорога, превращая внутренности в месиво из органов и механизмов.
Ощущая, как холодные пальцы смерти, уже впиваются в душу, Сомбра сделал последнее усилие, и чуть повернув голову, посмотрел на ту, ради кого пытался изменить мир… по вине любви к которой, совершал глупейшие ошибки, за которые теперь расплачивался не только он, но и его маленькая страна.
- вот и все. – Импульсом магии, удаляю с руки грязь и выпрямляюсь в полный рост.
Обернувшись к принцессам, все еще не произнесшим ни слова с тех пор, как началось сражение, становлюсь свидетелем не самой приятной картины. Селестия кривится от сдерживаемой злости, Луна опустила голову и от нее исходит совершенно неразличимый коктейль эмоций, а девушки за их спинами, смотрят на меня с выражением ужаса в глазах. Ну наверное только Пинки глядит с легким интересом и пониманием.
«бос, а вот реакцию свидетелей мы и не предусмотрели».
Что либо отвечать, а тем более возражать, смысла не было.
- пойду я. – Произношу как-то неуверенно, и развернувшись, двигаюсь к двери, за которой установилась напряженная тишина.
Казалось бы, я только сумел справиться со страхом, который ко мне испытывали Рэйнбоу и Флаттершай, и вот сейчас, своими руками разрушил все плоды долгих трудов. Наверное, они теперь будут видеть, при взгляде на меня, жестокого монстра, каковым я по сути и являюсь.
Двери распахнулись раньше чем я до них дошел, в зал ворвались дворцовые стражники, тут же окружившие принцесс плотным кольцом. Сейчас у правительниц будет слишком много забот, и про меня вспомнят лишь тогда, когда я буду далеко…
- господин Дискорд. – В коридоре, за моим правым плечом появился Фердинанд, немного потрепанный, но вполне живой и здоровый.
- едем домой, нужно проследить за результатами наших действий…

…свет от монитора, выхватывал из темноты часть рабочего стола, и существо развалившееся в кресле с высокой спинкой, немигающим взглядом слезящихся глаз, наблюдающее за непрерывно появляющимися сообщениями. Все остальное помещение погружено во тьму, но нет ни одной живой души, кому она могла бы помешать, ведь дворецкий, единственный безмолвный наблюдатель происходящего, был способен использовать заклинание «кошачий глаз», если бы видел в этом смысл.
Вот пришло подтверждение, что повстанческие войска грифонов захватили императорский замок, а значит супруги и наследники прошлого правителя, уже обречены на смерть. Новый претендент на престол, грамотно воспользовался как выделенными ему финансами, так и новейшими разработками оружия, и теперь еще нескоро сможет расплатиться по долгам.
Армия кристальной империи, отрезанная от командования, успешно сражается с зебрами, так же не знающими что делать без приказов своего вождя вождей. Свой вклад внесли и минотавры, войска которых через стационарные телепортаторы, прибыли в самый центр государства полосатых воителей.
Пользуясь всеобщей неразберихой, вызванной потерей верховных главнокомандующих, свою жатву снимают и алмазные псы, уже успевшие захватить единственный город кристальной империи. Уже завтра будет объявлено, что граждане этой северной страны, после гибели тирана, добровольно возвращаются под власть принцесс Эквистрии. И пусть их служба безопасности пыталась сопротивляться, но против многочисленного жестокого врага, облаченного в новейшие доспехи разработанные их же учеными, шансов не было даже теоретически. Проблемы могли бы возникнуть в случи возвращения армии… но она не вернется, об этом позаботятся минотавры.
В углу экрана возникла иконка, означающая вызов по видео связи. Не долго думая, Дискорд нажал кнопку «принять», и его взгляду предстала улыбающаяся мордочка, покрытая черными хитиновыми чешуйками.
- приветствую «лорд хаоса». – Томно «Мурлыкнула» собеседница, демонстративно облизнув длинные клыки, не менее длинным языком. При этом, ее глаза с вертикальными зрачками, алчно сверкнули.
- здравствуй Кризалис. – Мой голос был холоден и спокоен. – Надеюсь, ты хочешь доложить о том, что стала новой «великой матерью»?
- какой ты бука. – Наследница королевы перевертышей обижено надула губки, но тут же прекратила свою игру. – Проблем не возникло, после того как подданные потеряли связь с моей матерью, сестры хотели было начать соревнование за трон, но… твои алмазные песики, появились как раз вовремя.
- наш договор все еще в силе?
- разумеется. – Кризалис еще раз облизнула клыки, на этот раз я успел заметить на них следы крови. – Ты отдашь мне зебр и оленей?
- оленями можешь заняться уже сейчас, а что касается полосатых… - Хмурю брови, размышляя на тему, «а нужны ли мне остатки армии минотавров отправленных почти на самоубийство?». - …я дам тебе знать, когда можно будет вводить войска.
- буду ждать. – Новоявленная королева, расплывшись в похотливой улыбке, отключила связь.
«бос, мне кажется, ей доверять нельзя».
«доверять нельзя даже себе, но работать с кем-то надо. Кризалис ничем не хуже, и не лучше других перевертышей».
Поседев в кресле еще четверть часа, и понаблюдав за отчетами с «фронтов», жестом подзываю Фердинанда.
- господин? – Единорог, еще секунду назад находившийся у выхода из зала, телепортировался мне за правое плечо.
- наблюдай, если произойдет что ни будь неожиданное, с чем не сможете справиться сами, зови.
Встав, и более не обращая внимания на монитор место за которым занял дворецкий, иду к лифту. Вроде бы все хорошо, план исполняется как по нотам, но почему же на душе так погано…
Личные апартаменты, встретили меня тишиной, покоем и одиночеством. Что Дискорд, на протяжении своей длительной жизни, что я, за время существования в своем родном мире, почти все время осознанного существования были одиноки. По той или иной причине, мы отгораживали себя от общества, (да и само общество, не стремилось нас принять), и вот сейчас, совершив всего одну ошибку, я вновь обрек себя на подобное существование.
Как раз кстати, из памяти всплыла картина из музея, «дом которого нет». Вновь на моей морде отразилась горькая усмешка, Селестия одной фразой описала всю мою жизнь…
«дождь, почему нет дождя? Ведь сейчас он был бы как нельзя кместу».
Но вопреки моим желаниям, на небе не было ни облачка, и от этого горечь в душе становилась лишь насыщеннее.
Стоя в гостиной у окна, я бездумно смотрел вперед, вновь проживая свою жизнь в «том» мире, где потерявший страх от безнаказанности судья, застрелил самоуверенного адвоката, который слишком долго портил ему уютный быт. Не знаю, сколько времени прошло, но к реальности меня вернуло ощущение того, что обе руки оказались в довольно крепком захвате.
Проморгавшись смотрю налево и чуть вниз, и вижу Рэйнбоу, сжимающую мое предплечье. Уровень удивления, тут же подскочил на пару десятков пунктов, но когда я посмотрел направо, шкала вообще унеслась к небесам, так как там, в почти зеркальной подруге позе, стояла Флаттершай.
- м-м? – Выдавил из себя я, даже не надеясь, что меня поймут.
Только девушки оказались догадливые, что доказали слова голубой пегаски:
- нас впустил Фердинанд.
- а-а? – Продолжил я засыпать гостий интеллектуальными вопросами.
На этот раз, голос подала желтая пегаска:
- просто принцесса Селестия сказала, что тебе сейчас плохо… вот мы и решили, что сможем помочь хоть немного… ведь вместе всегда легче.
- да. – Философски изрек я, все еще не до конца осознав реальность происходящего.
- Ди. – Рэйнбоу дернула меня за руку, заставляя посмотреть на себя, и встретилась своими глазами с моим взглядом. – Мы не знаем, что там произошло… да и что происходит сейчас, до конца не понимаем. Но, ты всегда можешь на нас положиться, мы уже не дети, и понимаем что мир не делится на «черное» и «белое».
Признаюсь, смысл сказанного не сразу дошел до моего мозга, ведь все внимание было поглощено глазами пегаски, такими красивыми, глубокими… и в них не было ни капли страха или отвращения.
- Ди. – Позвала Флаттершай, и когда я к ней повернулся, она улыбнулась и произнесла слова, в очередной раз вогнавшие меня в ступор. – Ты больше не плачешь…

ЭПИЛОГ.
Богиня дня аккуратно прикрыла дверь в покои, предназначенные для проведения ритуалов. Только что, в мире появились две пусть и младших, но вполне полноценных богини, а то, чем решили сразу по окончанию возвышения заняться бывшие пегаски, и обративший их «лорд хаоса», это зрелище не для посторонних. Хотя… возможно Луна и задержалась бы, и могла бы даже присоединиться…
Селестия улыбнулась, именно что бы не искушать сестру, это возвышение проводила она одна. Чуть грустно было от того, что самой старшей принцессе, не к кому сейчас пойти, что бы, как говорит Дискорд «сбросить напряжение», но настроение и без этого не опускалось ниже отметки «хорошее».
Впервые за очень долгое время, Эквистрии не угрожают внешние враги, а со внутренними богиня уже разобралась, либо поставив себе на службу, либо… но о последнем думать совсем не хотелось. Лучше вспомнить о том, что пантеон наконец создан, и в его главе стоит она, Селестия. Единственный, кто мог бы представлять реальную угрозу, сейчас приятно проводит время с обращенными с его помощью младшими богинями, и если понадобится, станет одним из первых на защиту своего нового дома.
В войне, стремительной и кровавой, соседи потеряли очень многое, а Эквистрия наоборот, вернула самую северную свою провинцию, так и оставившую за собой название «кристальная империя». Перевертыши так же расширили свои владения, но их численность несколько сократилась и в ближайшие десять лет, опасности они представлять не будут. Про зебр, на которых обрушился удар сразу с трех направлений, и говорить не стоит, они отброшены на уровень развития полувековой давности, и теперь выживают исключительно из природного упрямства. Минотавры так же ослабли, хоть на этих воинственных варварах, это почти не сказалось, но здесь опять выплывает имя Дискорда, который не позволит своим последователям слишком своевольничать.
Выйдя из дворца на широкий балкон, Селестия с удовольствием и не моргая, посмотрела на солнечный диск, висящий в чистом голубом небе. Мысли на мгновение замешкались, а затем потекли в прежнем направлении.
Грифоны, пусть и являются наименее пострадавшей в войне стороной, (не считая Эквистрию), но на войну тоже не способны, так как слишком заняты политической возней внутри страны. А вот оленей жалко… потеряв единственного боевого мага, государство не смогло сохранить свою целостность, и было «растащено» более мелкими и агрессивными соседями.
- Тия, а где Дискорд и девочки?
Богиню дня отвлекла сестра, появившаяся словно из воздуха, (или вышедшая из тени, что вполне возможно для владычицы ночи).
- они в ритуальном зале. – Селестия расправила плечи, и глубоко вдохнула свежий воздух.
- ну и как прошло…?
- успешно, теперь вся шестерка подруг – младшие богини. – Не без гордости заявила владычица дня.
- тогда, почему они еще там? – Легкое беспокойство ощущалось в голосе Луны, но это едва улавливалось и только для тех, кто давно ее знал.
Селестия усмехнулась, после того как Дискорд предоставил ее сестре возможность восстановить расу ночных пегасов, отношения младшей принцессы к «лорду хаоса», стали гораздо теплее.
- ну… они слегка утомились и сейчас отдыхают. – Богиня дня неопределенно помахала рукой в воздухе.
- да? – Луна сперва удивилась, а затем ее губы растянулись в широкой улыбке, а в глазах вспыхнул озорной огонек. – Пойду посмотрю, может они уже отдохнули.
Правительнице Эквистрии потребовалась долгая секунда, что бы понять, что сказала ее сестра, а затем из горла вырвался яростный рык:
- а ну стоять!


«ПОСВЯЩАЕТСЯ: всем главным героям рассказов, чьи жизни не окончились «хэппи эндом», а так же тем персонажам, которые были вынуждены страдать на протяжении жизни, и умереть по воле жестоких авторов, так и не увидев финала истории. Мы помним вас: Стурм, Рейстлин, Фродо, Эникен, Бром…».
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.