на велосипеде 8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Смерть и Кэтлин
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Философия Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У смерти будут
Твои глаза (с)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вдохновилась я вот этой картинкой: https://pp.vk.me/c621720/v621720097/25be9/3s9dzeIPSos.jpg
18 мая 2015, 21:06
Смерть шагала по шоссе, используя свою старенькую косу как костыль и все поправляла черную, как смоль, шерстяную шаль, подаренную ей когда-то давным давно. Она уже и не вспомнит, когда. Может, она даже появилась вместе с ней, но этого никто не знает наверняка. Смерть шагала к Кэтлин: молодая девушка, веселая такая, оптимистичная и неугомонная, словно звезда в заднице засела. Живет со своим старшим братом на доставшейся от родителей ферме и вообще не готовится к визиту одной старухи. Бабушка достает из закром своей шали небольшие деревянные часики. Осталось немного, и надо быстрее работать своим костылем. Скоро вот-вот Кэтлин побежит за выскочившим на трассу щенком, и все. Взмах будет быстр и точен, и над будет топать дальше, попутно наслаждаясь раскинувшимися зелеными полями, ведь кому, как не Смерти видеть жизнь там, где человеку кажется, что ее нет? Жизнь, раскинувшуюся на бесконечные глубины, длины и высоты, непостигаемую с того момента, когда она вообще появилась на этом ничтожном клочке Вселенной. Когда зародилась вместе со Смертью. Смерть не знает, есть ли ей подобные: она их не видит и не чувствует, а они, скорее всего, не видят и не чувствуют ее. Идиллия, не создающая проблем и не вызывающая вопросов: если есть, то плохо о них миру не станет; если их нет, то это тоже пока миру не мешало. Так что подобные размышления даже не вызывают вопросов. У нее не возникает вопросов на тему «а что делать, если несколько людей одновременно умирают в разных местах», потому что ответ известен: то же, что и всегда. Отправлять души туда, где они будут покоиться до скончания времен. И, кстати, Смерть никогда не опаздывает: время забрать душу есть всегда, вне зависимости от обстоятельств. Кэтлин весело шагала по другой стороне шоссе с перекинутым рюкзаком, в котором лежала новая книга для бабушки из дома престарелых, куча каких-то бумажек с зарисовками и рисунками, немного мелочи на что-то съедобное и, наверно, еще что-то, но кому до этого было дело? Даже Смерти не было, хотя эта девочка для данной особы была несколько важна, так как старуха время от времени нуждалась в отдыхе. Если верить часам, после точки в жизни Кэтлин до следующей было аж несколько часов, а это был знак. Знак, что с этой парой часов, что выдается раз в несколько миллионов лет, надо что-то делать и делать невероятно важное и великое. Случилось все как всегда: машина, взмах косой, душа. Нет глупых вопросов на тему «а где я», «а что случилось и так далее». Это ведь не нужно. - Странно, что я ничего не чувствую. Так и должно быть? - ЗА ЭМОЦИИ ОТВЕЧАЕТ, ЕСЛИ НЕ ОШИБАЮСЬ, ГУМОРАЛЬНАЯ СИСТЕМА, - голос у Смерти не был грозный, но Кэтлин показалось, что над ее душой захлопнулась бетонная гробовая плита. - ЛОГИЧНО ПРЕДПОЛОЖИТЬ, ЧТО У ДУШИ ВСЕГО ЭТОГО НЕТ. - А, понятно, - находясь в крайне тяжелой и очень важной задумчивости, девушка пошла за Смертью. Старуха ждала, когда Кэтлин задаст вопросы: она пока никуда не спешила. Хоть и может показаться, что два часа - это ничтожно мало, но мы же помним, что Смерть никуда не опаздывает, да? - У меня еще остались дела. Важные. - Я СЛУШАЮ. - Ну, - вздохнула Кэтлин Майлз - мне надо было забрать велосипед брата и приехать на нем обратно на ферму, а перед этим заехать к бабушке и дочитать ей книгу: она сейчас уже слепа и может разве что слушать, а еще надо было купить мороженого. У меня деньги остались, а брат все просил купить, и вроде еще что-то... Эх, никак вспомнить не могу. - ОДНАКО, КАКИЕ МЕЛОЧНЫЕ ЦЕЛИ, - ответила Смерть. Все же, за миллионы лет начинаешь думать о себе несколько возвышенно, а оказалось, что часы надо будет потратить не мелочные поручения, вроде покупки мороженного или чтения книг. Однако, какие же пустяки подкидывает матушка Судьба, - КУДА ИДТИ ЗА ВЕЛОСИПЕДОМ? - Подождите! - Смерть стала двигаться слишком быстр в сторону городка, что даже невесомая душа не успевала. - А как же деньги? А книга? А как я поеду? Я же теперь ничего не умею. - ТОЧНО, - старуха зашагала в другую сторону, опираясь на своеобразный костыль. - ПОСМЕЮ ПОПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ. МНЕ НЕ ДОВОДИЛОСЬ ЗАНИМАТЬСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ВЕЩАМИ. - А зачем ты это делаешь? - У МЕНЯ ДВА ЧАСА, ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ КЭТЛИН МАЙЛЗ И НЕСКОЛЬКО МЕЛОЧНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПОРУЧЕНИЙ. КАЖЕТСЯ, СЛОЖИВШАЯСЯ СИТУАЦИЯ НЕ ДОЛЖНА ВЫЗЫВАТЬ ВОПРОСОВ. Ничего не оставалось, кроме как пожать плечами и пойти в сторону своего тела. Когда Смерть пошла в сторону тела, девушка пошла за ней, оглядываясь вокруг: раньше она и так много видела, настолько, что хотелось увидеть все, но сейчас как-то видела она намного больше и... Глубже, что ли? Вон, например, там крот роется в земле, а вон за тот дом в высокую траву шмыгнула полевая мышка, убегая от старого, но все еще сильного и ловкого кота. Не слишком сложно было заметить, что живой человек не видит столько всего. Пусть Кэтлин и была жива, она не ощущала столько жизни вокруг себя. - А это все ощущают? - ЧТО ОЩУЩАЮТ? - Ну, жизнь. - ЕСЛИ ИМ ЭТОГО ХОЧЕТСЯ, ТО ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ. А ЧТО? - Ее непривычно много. Есть даже некоторые плюсы. Жаль только, что брат теперь будет забывать вовремя платить за счета. Смерть ничего не ответила. Подойдя к машинам, она подошла и забрала сумку, а Кэтлин стояла, и ей казалось, что вроде бы даже удивилась, но это были скорее воспоминания о том, что бы она могла испытывать, увидев такое. - А как вы это делаете? - Я НЕ ЖИВАЯ, - ответила Смерть, - НО И НЕ МЕРТВАЯ. ПОРОЮ ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ВЕЩЕСТВЕННЕЙ ДРУГИХ, НО ЭТО СКОРЕЕ ЗАКОНОМЕРНО. ЧТОБЫ ЗАБИРАТЬ ДУШИ, КАК МНЕ КАЖЕТСЯ, НЕОБХОДИМО БЫТЬ ВЕЩЕСТВЕННЕЙ ТЕЛА. Мисс Майлз все думала над тем, есть ли в ее языке прилагательное "вещественней" и можно ли его так склонять, и почему она одновременно вещественней (вроде бы плотней) обычных вещей и в то же время ее невозможно почувствовать, но быстро отбросила эти суждения. Собственно, почему какие-то правила должны ограничивать Смерть? - Кажется, я начинаю себе это представлять, но пока не хватает слов, чтобы четко передавать одновременно существующего для мертвого и не существующего для живого человека, существа, - отвечала Кэтлин, пальцем указывая путь до велосипеда, - нам идти отсюда совсем немного. Кстати, а как мы довезем велосипед? А книжку читать? А мороженое?! - НЕ ЗАДАВАЙ ЛИШНИХ ВОПРОСОВ. ИДЕМ. НЕ ЗРЯ ЖЕ СЕГОДНЯ У МЕНЯ ЕСТЬ СВОБОДНЫХ ДВА ЧАСА. ЭТО ДОЛЖНО ЧТО-ТО ЗНАЧИТЬ, ДУМАЮ. - А когда в последний раз у вас было столько свободного времени? - БОЛЕЕ СТА ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД. ДУМАЮ, ОЗВУЧИВАНИЕ ТОЧНОЙ ДАТЫ НЕ ИМЕЕТ ОСОБОГО СМЫСЛА. - А, когда появился первый человек, примерно похожий на человека настоящего... - ВЕРНО. - А у других существ есть душа? - ОНА ЕСТЬ У ВСЕХ. ДАЖЕ У КАМНЯ, И СПАСЕННОЙ ТОБОЮ СОБАКИ. У ВСЕГО, НО ДУША ЧЕЛОВЕКА НАСТОЛЬКО ЦЕЛЬНА, НАСКОЛЬКО РАЗВИТ ЕГО РАЗУМ - БЕССПОРНО, ОГРОМНЫЙ ДЛЯ КАМНЯ И СОБАКИ. И ДУШЕ НЕОБХОДИМО ОТДЕЛЬНОЕ МЕСТО ДЛЯ ХРАНЕНИЯ, ПОТОМУ ЧТО ОНА НЕ МОЖЕТ РАСПАДАТЬСЯ НА ЧАСТИЦЫ ВМЕСТЕ СО СВОИМИ... Э, АТОМАМИ. - А Бог есть? - НУ ЧТО ЗА ГЛУПЫЕ ВОПРОСЫ, - отвечала Смерть, заворачивая за девушкой за угол в какой-то двор, где брату должны были починить спицы велосипеда, - А Я КТО? - Смерть. - ВОТ ИМЕННО. Смерть окинула взглядом сей транспортный агрегат: коричневая краска давно стерлась, от резинок и старательно впихиваемого поролона остались одни ошметки. Но, как ни странно, от него тянуло какими-то отголосками жизни. Смерть обернулась в старуху в балахоне и обратилась к курящему рядом парню: - МНЕ НУЖНО ОТВЕЗТИ МИСТЕРУ МАЙЛЗУ ВЕЛОСИПЕД. ВЫ ПОЗВОЛИТЕ МНЕ ЭТО СДЕЛАТЬ? Слова прозвучали будто ударивший по наковальне молот великана, что парень подпрыгнул на месте. Оглядел старушку, но в итоге просто кивнул головой и стал курить дальше. Кэтлин хотела было разозлиться, потому что друг ее брата оказался большим пофигистом, но уже не могла этого делать. Старушка аккуратно взялась за ручки велосипеда и повезла его, как будто это было какое-то великое сокровище. - ЭТОТ ВЕЛОСИПЕД СТАРЫЙ. - Да, есть такое. Папа говорил, что сколько он помнит себя, в подвале всегда стоял этот велосипед. А что такое? - НА НЕМ ЕСТЬ СЛЕДЫ ЕЩЕ ЕГО ДЕДУШКИ, МАЙКЛА ТРАНЧБУЛА. ОН ЕГО САМОСТОЯТЕЛЬНО ДЕЛАЛ В ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОМ ГОДУ. - Ого. А это очень много? - ТОЧНО НЕ МОГУ СКАЗАТЬ. ЗА ДУШИ ВЕЛОСИПЕДОВ Я НЕ ОТВЕЧАЮ. ТОЛЬКО ЗА ЛЮДСКИЕ. НО САМОСТОЯТЕЛЬНО ОНИ СУЩЕСТВУЮТ ОЧЕНЬ НЕМНОГО. - А вы умеете ездить на велосипеде? Может, попробуете, раз время есть? - ПОКАЗЫВАЙ. Кэтлин очень подробно и достаточно долго рассказывала о том, как надо держаться на велосипеде, как крутить педали, как поворачивать и как останавливаться, куда необходимо смотреть во время езды и как правильно надо себя вести на дороге. Смерть внимательно слушала и пыталась в человеческой форме попробовать, но не получалось. В итоге просто превратилась обратно и сказала: - Я НАДЕНУ КАПЮШОН. И с легкостью запрыгнула на агрегат, а косу оставила в отверстие на заднем колесе. Кэтлин едва успела сесть на заднее сиденье, но бабушка предложила сесть прямо на руль. - Я ВИЖУ ВЕЩЕСТВЕННЕЙ. А ТЫ БУДЕШЬ УКАЗЫВАТЬ ПУТЬ. - Хорошо. Сейчас нам надо выехать на дорогу и повернуть направо, затем ехать прямо и довольно долго. Дом, где живет моя бабушка и множество других стариков, находится вне города, в тишине и покое. - А. ЭТО ТО МЕСТО, ГДЕ ПАХНЕТ КОСОЙ. - Скорее то место, где людей оставляют дожидаться тебя. Косой пахнет в морге, как мне кажется. - ПОНЯТНО. Кэтлин смотрела вперед, по сторонам, вверх, вниз и видела все. Даже не все, а ВСЕ. Видела каждого копошащегося червя, каждого севшего передохнуть мотылька, каждую занятую пчелку и каждого муравья, бегущего по каким-то своим, но невероятно важным ему делам. Это было настолько поразительно, захватывающе и невозможно, что будь она живой, не хватило бы сил удивиться. Ощущать крошечную и невероятно маленькую жизнь каждого витающего в воздухе микроба, каждого существа - даже травы, - до которого дотягивалось восприятие, Кэтлин определенно нравилось. Она помнила слова Смерти о том, что даже у камня есть жизнь, но пока ее не чувствовала. Но и того, что видела сейчас, было достаточно. - Душа у планеты есть, верно? - ДА. ОНА СОСТОИТ ИЗ ВСЕГО, ЧТО ПРИНАДЛЕЖИТ ЕЙ. Когда они подъехали к дому престарелых, то оставили в кустах велосипед и отправились к палате. Естественно, никто из живых их не видел, но почему-то Кэтлин казалось, что там, за дверями, старые-престарые и готовые отойти от дел люди ощущают близость своего последнего визитера. Проходя мимо них как можно скорее, девушка двигалась к балате бабушки и тут хватилась: - А куда делась сумка? На что Смерть достала ее из недр своей вязаной шали. Открыла рюкзак, достала книгу и вручила ее Кэтлин. - НИКТО НЕ ВИДИТ. МОЖЕШЬ БРАТЬ. - А это не запрещено? - КЕМ ЖЕ? Собственно, исчерпывающий вопрос. Девушке не заставило труда пройти сквозь стену и не обронить книгу - видимо, раз она принадлежит ей, то она тоже мертва. Усевшись рядом с бабушкой, она провела невидимой рукой по ее седой, как снег, голове, открыла книгу и принялась дочитывать последнюю главу из произведения Виктора Гюго "Последний день приговоренного к смерти". Довольно странный выбор для чтения старушке, но мисс Майлз не была уверена, что ее слышат или хотя бы чувствуют. А еще ей казалось, что Смерть слушала с интересом. - Я ПОМНЮ ВИКТОРА. - вдруг подала голос. - ЗАНИМАТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК. ИЗУЧАЛ ПРИРОДУ ЛЮДЕЙ И ПРИЗЫВАЛ ИХ ЦЕНИТЬ ВСЕ ЖИВОЕ, НО В НЕКОТОРОМ СМЫСЛЕ ОН КАК НИКОГДА БЫЛ БЛИЗОК К СМЕРТИ. - Он был смертельно болен? - СМЕРТЬ НИКОГДА НЕ БЕРЕТ ТО, ЧТО НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ ЕЙ. ОН ПРИЗЫВАЛ ДЕЛАТЬ ТАК ЖЕ. Эта небольшая повесть дочиталась быстрее, чем предполагала девушка. Наверно, потому что подольше хотелось оставаться рядом с близким человеком, пусть тот не видит и не слышит ее. Это не так уж и важно, если подумать. В итоге встав и поцеловав на прощанье старушку в лоб, положила книгу в свой мертвый рюкзак и хотела было обратиться к Смерти. А ее не было в комнате. Мисс Майлз бегала по всему дому престарелых, его округам, в конце концов схватила велосипед (даже не заметив этого, настолько была встревожена и даже напугана тем, что может за что-то тревожиться), ездила по всей округе и в итоге ничего. А потом очнулась в маленькой комнате, на маленькой кровати. Вид из маленького окна был до боли знаком - через пару мгновений до нее дошло, что это вид из ее родной комнаты. - ДЛЯ МЕРТВОГО КЭТЛИН МАЙЛЗ СЛИШКОМ МНОГО СПИТ. ДЕРЖИ. Ничего не объясняя, ей дали черный балахон и косу, но в ее руках они исчезли. Остался только рюкзак с книгой. Ситуация была ужаса странная, но в то же время не вызывала совершенно никаких вопросов. Смерть поманила за собой, а Майлз крутила в руках свою старенькую книгу с тонкой и порядком потрепанной обложкой в руках. Не шибко страшное оружие для Смерти. - КАК ПРИМЕНЯТЬ ЕГО - РЕШАТЬ ТЕБЕ. НО НА САМОМ ДЕЛЕ ВНЕШНИЙ ВИД НЕ ТАК УЖ ВАЖЕН. Велосипед был все тот же: каждая царапинка, каждое пятнышко отколовшейся краски и каждый миллиметр поролона был до боли знаком. Словно с этим велосипедом она родилась и умерла, и теперь всю оставшуюся вечность на нем прокатается. Все выглядело как спокойный, обыденный, но от того не менее невероятный сон. Но, как говорится, все великие дела и перемены происходили меньше чем за пять минут. - А почему ты уходишь? - КУДА ЖЕ ЭТО? Я - ЭТО ТЫ. КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ, ПОЯВИТСЯ ДРУГАЯ ТЫ И ТАК ДО ТОГО МОМЕНТА, ПОКА БУДЕТ ЖИЗНЬ. Секунда - старухи нет. Просто вот нет, без всяких спецэффектов она испарилась в одночасье и все. Кэтлин перекинула свой зеленый рюкзак через плечо, положив туда книгу. Вид не совсем презентабельный: штаны, ботинки, футболка. Совсем непохоже на страшную бабайку, которой пугают в сказках и рисуют в книжках. - А, СОБСТВЕННО, КАКАЯ РАЗНИЦА. Села на велосипед и двинулась в сторону уже знакомого нам чистенького дома за городом. Там Кэтлин дожидалась бабушка.
Примечания:
Получилось неизвестно что, ну да ладно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.