The Chasms Between +321

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Автор оригинала:
alexenglish
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/3694571/chapters/8173088

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Лидия Мартин, Скотт МакКолл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Стайлз/Дерек
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, AU, Мифические существа, Эксперимент
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Миди, 37 страниц, 3 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Однажды, давным-давно жили на свете два человека. Они были так влюблены друг в друга, что решили найти самую могущественную ведьму, которая связала бы их души навсегда.
Ведьма выполнила их просьбу. Неважно, какая по счету это будет жизнь и где они ее закончат. Они все равно найдут друг друга. Они предназначены друг для друга. Созданы друг для друга. Они навсегда привязали себя друг к другу.

Посвящение:
Любимой группе SSM [Sterek 18+] за наводку. Вы, ребята, шикарные. Только благодаря вам можно найти кучу и маленький вагончик потрясающих работ.
+ пост с которого все началось, то бишь, потрясающие арты http://vk.com/ssm_sterek?w=wall-61019312_44262

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Автор невъебенски рад тому, что ее работа появилась в переводе не только на испанском и шведском, но и на русском. А нам то как приятно :3
http://tinyurl.com/q3ydj8r
http://tinyurl.com/ojza8uk
А эта гиф-стори очень напоминает нашу историю
http://tinyurl.com/o9jrj3s
Если работа вам понравилась и есть возможность, перейдите, пожалуйста, по ссылке на оригинал и нажмите на кнопочку kudos, вам это ничего не стоит, а автору будет приятно))
Утконосик, большое спасибо за труд!
ХЭ 100 %

№23 в жанре «Эксперимент»
№39 в жанре «Мистика»

может это опасно, а ты даже не знаешь

24 мая 2015, 23:25
- Что за идиот? - шумно выдыхает Дерек. О, Дерек. Дерек с прекрасным лицом, прекрасными волосами, прекрасными мускулами, да и прекрасным всем, если уж быть честным. Завидно до ужаса, но это не мешает продолжать считать его объектом пламенной любви. Сражает наповал... Как зараза в крови... Что тут скажешь.

- Тот, кто схватил Эрику и Бойда все еще на свободе, а ты бухаешь в своем джипе.

- По шкале от одного до десяти? Это самое лучшее место, где я могу выпить и остаться не пойманным, - сказал Стайлз, откинувшись на спинку водительского кресла и шаря позади него рукой, из-за чего снова наткнулся на не одобряющее выражение лица Дерека. Резкое движение выбивает бутылку Джека из его рук, и она катится куда-то в салон, жалобно стуча. Стайлз, покачиваясь, шарит рукой, пока не ухватывается за горлышко и тянет бутылку вверх. Та бесцеремонно летит ему в лицо. Вот, правда, он не виноват, она сама. - Блядь.

- Вижу, ты выбрал десятку, - сказал Дерек. - Лучше быть пойманным отцом, чем подохнуть от рук неизвестной херни, снующей по округе, Стайлз.

Стайлз почти теряет равновесие, когда Дерек треплет его за рубашку. Бутылка опасно покачивается в вялых пальцах.

- Я на твоем месте не был бы так уверен, - утверждает Стайлз, пялясь на Дерека и пытаясь привести мысли в порядок. Есть причина, по которой он здесь оказался. А причину зовут Дерек суперсексуальная щетина и ослепительные глаза Хейл. Это глупо, и Стайлза от этого уже колотит.

Но Стайлз не ненавидит это лицо, нужно быть слепым, чтобы его ненавидеть. Он ненавидит то, что это лицо заставляет его чувствовать. Будто мед течет внутри него, липкий и скользкий, заполняет все его внутренности до краев. Будто в его вены напихали соломы, а в голову - хлопок. Он становится все тяжелее и тяжелее, и его тянет вниз.

- Ты безнадежен, - сказал Дерек, пересаживая его на заднее сидение своими теплыми руками. Краем разума Стайлз чувствует, как покраснел. Он откидывает голову на спинку сидения. Спустя секунду Дерек уже сидит на водительском месте и увозит их из заповедника.

- Безнадежно влюблен в тебя, - выдыхает Стайлз. Что бы Дерек ни сделал, Стайлза тянет к нему всеми фибрами его души. До боли в зубах. Вены будто сужаются от одной мысли о том, чтобы прикоснуться к Дереку. Стайлз хватает другую бутылку, лежащую на сидении. Дерек наблюдает за ним через зеркало заднего вида. Его глаза кажутся темными, но на самом деле это не так.

- Ты с собой что ли разговариваешь? - спрашивает Дерек, двинув бровями. Осуждающе двинув бровями. Стайлз усмехнулся. Прозвучало пропито и отчаянно.

- Не притворяйся, что не слышал, - хмуро ответил Стайлз. - Будто ты... Все ты прекрасно слышал, хоть твои волчьи уши и не такие большие, а я не Красная Шапочка.

Стайлз потрепал уши Дерека рукой. По правде говоря, он недостаточно пьян для такого. Примерно через треть бутылки будет. Настолько, что потеряет контроль и над собой, и над своим трепливым языком. Он сознательно решил признаться Дереку в пьяном виде. Тот еще оксюморон. Он не очень пьян, он признался Дереку и знает, о чем говорит. А на утро он будет все отрицать.

- Стайлз.

- Дерек.

- Ты в порядке? - снисходительно спросил Дерек. Стайлз фыркает. Снова. Когда он делает глоток, Джек обжигает его горло и его глаза слезятся. Стайлз чувствует, как спирт отдает ему в нос.

- Я могу рассказать историю? - спросил он, немного запнувшись на букве "р". Чем более пьяным он будет выглядеть в глазах Дерека, тем проще ему будет все отрицать завтра. Это слишком больно, он просто не сможет больше держать это в себе. Стайлз не мученик. Далеко не мученик.

- Что это изменит, Стайлз? - спросил Дерек, и прозвучало это как один большой вздох. Скоро между ними все изменится. Стайлз не ответил.

- Однажды, давным-давно жили на свете два человека, - Дерек следил за дорогой, но Стайлз наблюдал за ним в зеркало заднего вида. - Они были так влюблены друг в друга, что решили найти самую могущественную ведьму, которая связала бы их души навсегда. Ведьма выполнила их просьбу. Неважно, какая по счету это будет жизнь и где они ее закончат. Они все равно найдут друг друга. Они предназначены друг для друга. Созданы друг для друга. Они навсегда привязали себя друг к другу.

- О чем ты говоришь, Стайлз?

- Вторая половинка, слияние душ, реинкарнация! Связанные вместе души путешествуют... сквозь время и пространство, вибли-вобли тайми-вайми, Доктор Кто и прочая фигня. Всегда вместе. Они перерождаются вместе раз за разом.

- Ведьма сделала это с ними?

- Да.

- Ты веришь в реинкарнацию, Стайлз? - спросил Дерек, снова встретившись с ним взглядом через зеркало. Что-то странное затаилось в его глазах. Недоверие и насмешка скрывают что-то, что Стайлз никак не может разоблачить. Он вызывающе вскидывает подбородок.

- Да, - говорит он. Звучит отрывисто, будто такое маленькое слово непосильно тяжело для его рта. Он идиот. Если Стайлз помнит все прошлые жизни, то Дереку ничего не известно. Искусная ловушка. И они каждый раз попадаются.

- Ты идиот, - хмурясь, сказал Дерек. Стайлз проглатывает рвущиеся наружу слова, жарким пламенем обжигающие пищевод, которые он не смеет сказать.

- Прошу прощения, мистер оборотень. Ликантропия реальна, но силы, способные перемещаться сквозь вселенную, боженька не внес в список.

- Это не реинкарнация.

- Да тебе-то откуда знать! - немного раздраженно восклицает Стайлз. - Ты даже никогда не задумывался об этом, а теперь говоришь, что я не прав только потому, что чувствуешь себя идиотом. Это называется законом сохранения энергии.

- Я знаю об этом законе, - с каменным лицом отвечает Дерек. Ноль эмоций. Глухая стена. Стайлз не знает, как у него получается творить такое. Как у него получается ничего не чувствовать.

- Правда? Впечатлил. И это при твоем-то уровне образования. Ты же бросил школу, после того, как твоя семья погибла, - сказал Стайлз, изогнув бровь. Воздух в салоне машины наэлектризовался. Стайлз костями почувствовал рык. Так же рычит на свою клетку загнанное животное.

- Вот почему мы не друзья, Стайлз, - со вздохом сказал Дерек. - Ты постоянно говоришь какое-то дерьмо типа этого.

Стайлз молча откинулся на свое сидение.

Джип, пошатнувшись, останавливается перед его домом. В окнах не горит свет и подъездная дорожка пуста. Отец работает, берет сверхурочные, пытаясь найти Эрику и Бойда. Стайлз выпадает из джипа, еле держась на путающихся ногах. Наконец, он стоит твёрдо. Дерек перед ним. Трудно заметить усталость, но Стайлз внимателен: темные круги под глазами, бледная словно тонкая бумага кожа.

- Что ты пытаешься сказать мне, Стайлз? - спросил Дерек. Стайлзу требуется время, чтобы понять, о чем он говорит, пока он не вспоминает, как пытался рассказать Дереку историю о ведьме. Дереку любопытно. Он хочет знать, но в то же время хочет не хотеть этого. Должно быть, в его голове сейчас та еще жаровня.

- Почему ты так меня называешь? - возмущенно требует Стайлз. Между ними двумя это звучит как оскорбление. Как барьер между ними. Звучит "Стайлз" - стоп машина, точка.

- Потому что это твое имя, - говорит Дерек, надвигаясь на него. Дверь далеко позади Дерека и Стайлз не хочет обойти его. Он так сильно это ненавидит. Он чувствует, как эмоции прожигают его мышцы, кости, кожу, пытаясь найти путь наружу.

- Ты веришь в реинкарнацию, Дерек? - Звучит "Дерек" - стоп. Барьер возведен. В его глазах нет следа мягкости, только сталь. Они снова говорят об одном и том же, просто Дерек не хочет это признавать.

- Нет.

Вены сужаются. Как удар в живот. Это самая худшая часть, но он уже не удивлен.

Стайлз отступает и плечом врезается в край открытой двери джипа. Поворачивается и берет с заднего сидения бутылку. Почти пустая. Допив, он идет вдоль по улице, чтобы выбросить бутылку в соседский бак. Лучше сразу перестраховаться. Дерек не идет следом, но его тяжелый взгляд чувствуется на спине.

Когда он возвращается, Дерек все еще пялится на него.

- Мы закончили? - спросил Стайлз. Притворяться пьяным больше нет смысла. Он уже пьян. Он выхлебал почти всю бутылку Джека в одиночку. Считай, достижение.

- Почему эта история так важна для тебя? - Он не произнес имя Стайлза в конце. Барьер пал. Стайлз откидывает голову назад и с горечью смеется.

- Да я не...

- Стайлз, - Снова его имя. Медленно, липко, тягуче. Стайлз чувствует тяжесть в глазах, когда подходит к Дереку и целует его. Стайлз чувствует, как электрические разряды бегут по его нервным окончаниям. Он не может отрицать чувство правильности происходящего. Мир слетел с орбиты и встал на место, когда их губы встретились. Дерек не ответил.

Стайлз быстро отпрянул и бросился к дому.

- Думаешь, ты смог бы меня любить? - спросил Стайлз. Ключ вставлен, но не провернут. Сердце ноет от тугой боли.

- Нет, наверное, - ответил Дерек. Больше Стайлз не слушает. Он заходит внутрь и закрывает дверь.





История о ведьме не была ложью.

В прошлой жизни, самой первой, в которой Стайлз и Дерек влюбились, они сделали это. Они попросили ведьму связать их души навсегда, чтобы смерть никогда их не разлучила. Что было понятно, ведь они так любили друг друга. Теперь Стайлз не уверен, что этот шаг был лучшим вариантом. В основном потому, что он знает. Казалось, что это идеально разрешение противоречия между любовью и смертью, но это не так.

В углу за его шкафом припрятана стопка блокнотов с записями. Его сны в деталях на каждой странице. Каждый сон - воспоминание о прошлой жизни. О жизни, которую Стайлз прожил, через которую его душа прошла. Благодаря им он знает несколько вещей наверняка:

Первое: для времени нет правил. Шаткая-ваткая временная-швременная фиговина? Да, примерно так и есть. Время петляет и закручивается, отматывается назад и сжимается безо всякого объяснения. У него свои правила, и, похоже, они не подчиняются земным законам. Стайлз даже не пытается понять это. Порядок его жизней не был хронологичным. Однажды он перепрыгнул из 1940 в 856 год н.э. Формально все шиворот навыворот, но абсолютно логично для любящего нелинейные развития событий Времени.

Второе, в лучших традициях любовных поэм... "Один любит, а второй не знает". Ключевая фраза. Ведьма разбила их души и собрала снова. Теперь в каждой душе был кусочек другой. Надтреснутые, но целые. Разбитая душа мечтает только об исцелении, и их души всегда искали друг друга, стремясь воссоединиться с недостающей частью. Поэтому, не смотря ни на что, их всегда тянуло друг к другу. Дерек и Стайлз не ожидали, что ведьма устроит им такую подлянку. Штука в том, что в каждой жизни только один знает, что они родственные души. Только один помнит их прошлые жизни, их вместе.

Третье. Они никогда не вместе. Никогда. Они всегда разлучены, всегда одиноки друг без друга. Когда бы они не находили друг друга, если они находили друг друга, всегда появлялось что-то, что не позволяло им быть вместе. Обычно один думает, что второй - сумасшедший, раз твердит о каких-то связанных душах, но иногда бывают и другие причины. Другие люди. Иногда смерть. Это ужасно. Это оставляет болезненную пустоту внутри, огромную дыру в месте, где раньше были их сердца.

Сами по себе жизни интересны. Стайлз помнит, каково это - чувствовать другое время на своей коже, каково быть другим человеком. Все по-другому. Время, места, лица, имена... Все вращается, меняется и путается бесконечное количество раз.

Единственное, что остается неизменным - это глубокая тоска по Дереку. Постоянная боль в груди; дрожь от желания быть ближе к нему, от того, что так и должно быть. Тоска от того, что это никогда, никогда не произойдет.





До того как Стайлз напился, они неплохо поцапались из-за того, что Стайлз захотел помочь Дереку в поисках Эрики и Бойда.

Дерек говорил:

- Тебе туда незачем идти, ты же знаешь?

Дерек говорил:

- Мне нужна помощь Скотта, а не твоя. Ясно?

Дерек говорил:

- Ты человек. Ты не должен мне помогать.

Дерек говорил:

- Ты бесполезен, Стайлз.

Стайлз говорил:

- Да пошел ты, Дерек. Господи Боже, я ему помочь пытаюсь, а он продолжает загонять про Скотта. Который, кстати, помогать тебе не собирается. Спросишь почему? А не надо было ему врать и манипулировать им. Неужели это единственное что ты можешь: обманом заставлять людей помогать тебе и соглашаться на укус? Не я бесполезен, а ты.

Стайлз говорил:

- Сколько раз ты мог умереть, не будь нас рядом, чтобы спасти твою волчью шкуру? Это мы облагородили задницу Питера коктейлем Молотова. Не будь нас там, ты бы проиграл и тебе это прекрасно известно. Бассейн? Ты бы утонул. Не веди себя так, будто не знаешь.

Стайлз говорил:

- Ты потерял своих бет и не хочешь принимать помощь? Ну и удачи, уебина.

Из достоверных источников Стайлзу известно, что Дерек разнес все внутри своего вагона после этой ссоры. Ничего не сказав, лишь рыча от ярости, что по опыту Стайлза звучит гораздо хуже, чем сотня оскорблений. Стайлз знает, потому что подслушивал снаружи, ненавидя себя за то, что ему не хватает смелости извиниться.

Может быть со стороны Стайлза было глупо надеяться, что Дерек будет более дружелюбным после того, как он несколько раз спас его жизнь. Не считая пулю с волчьим аконитом, технически, здесь Скотт поработал, но бассейн? Да ладно, что ему стоит? А Дерек говорит "бесполезный". Будто не Стайлз носится как угорелый между ним, бетами и Скоттом.

Просто, блядь, бесполезный.

Неблагодарный тоже неплохое слово.

Ссоры вообще ни на что не влияют. День заканчивается, и им снова приходится работать вместе, притворяться, что все в порядке, и они не кромсали друг друга словами, с каждым разом делая порезы все глубже и глубже, пока они не истекут кровью.

По крайней мере, пьяное признание в любви Стайлза не лишило их шанса на нормальное взаимодействие. Ссоры - тоже чувства. Это не меняет того, как они работают вместе. Не меняет того, как они подходят друг к другу.

Стайлз должен был знать, что долго это не продлится.

Дерек завел девушку. Это так неправильно. Стайлзу хочется содрать с себя шкуру от того, как это неправильно. Нервы скрипят от напряжения. Стайлз избегает его, сколько может. Рассказать ему, что его новая девушка - психопат, убийца и злодей? Плюс еще одна спасенная задница. Видимо, без Стайлза Дерек почти беспомощен. Кажется, это они уже проходили. Но Стайлз слишком занят беспокойством об отце, чтобы предъявить это Дереку прямо в лицо.

По крайней мере, Дерек ему верит, верно? Они прожили еще один день. По крайней мере, Дерек ведет себя так, будто все нормально. По крайней мере, он больше не увидит его с Дженнифер, так?

Дерек уезжает, это ведь не плохо?

Это лучше чем постоянное напряжение, их непонятная нестабильная дружба и прочее. По крайней мере, Стайлзу не нужно больше терпеть недоприкосновения и их хождения вокруг да около. Дерек ушел, и теперь ему не придется быть рядом, понимая, что по-настоящему рядом с ним он быть не может. Тупая боль одиночества лучше, чем Дерек, постоянно бередящий раны одним лишь присутствием. Совсем рядом, но не близко.

Это гораздо лучше, так ведь?





Кошмары ужасны. Они Стайлзу и раньше снились. Несколько раз там был Дерек, умирающий на его глазах в других жизнях. Например, как тогда, когда Стайлз был русалкой, а Дерек потерпел кораблекрушение. Когда Стайлз вытащил его на берег и заставил дышать, его первыми словами было облегченное "Ты здесь". Он говорил со Стайлзом, несмотря на то, что он понятия не имеет обо всем этом , и не понимает его языка. Жизнь медленно вытекала из Дерека в течение часа, и все это время он смотрел на Стайлза своими зелеными, как глубины океана глазами, и внутри Стайлз чувствовал, как это правильно.

Или о том, как они с Дереком встретились в тридцатых, катаясь на крыше одного из вагонов несущегося поезда. Они перекинулись парочкой шуток, почти не пообщались. А на следующий день Стайлз упал с крыши поезда и сломал себе шею.

Это само по себе больно, но то, что ему снится...

Он тонет, горит в огне, зарыт в землю заживо, задыхается. Кричит, пока его легкие не откажут, уже не издавая ни звука. По локоть в крови отца, Скотта, Дерека. Медленно задыхается. Грудь сжимает невидимой силой. Он не может дышать...

- Кажется, у меня ПТСР, - говорит Стайлз. Уже за полночь. Поздновато для телефонных разговоров.

- И почему я не удивлен, - отвечает Дерек, выдержав паузу. Его голос кажется уставшим, не обессиленным, но отдохнуть хорошенько ему бы не помешало.

- У меня кошмары по ночам, - голос Стайлза звучит как скрип по доске. - Они такие реальные. Временами я думаю что проснулся, но это неважно. Они всегда о том, что уже происходило, вот только чувствуется по-другому.

Он не знает, почему рассказывает это Дереку. Дерек не слишком его любит. Ладно, может, после того через что они прошли вместе, их отношения немного улучшились. Они доверяют друг другу, но после той ночи их и так едва сформировавшиеся отношения стали еще более шаткими.

- Сны снятся каждую ночь? - спросил Дерек. Стайлз рассматривает потолок, чувствуя, как голос Дерека проходит сквозь него.

- Я... Да.

- И о чем они?

- Ни о чем.

- Стайлз, - Снова его имя. Стоп.

- О ведьмах, - признается Стайлз.

- Случайно не о тех ведьмах, которые разбивают души на заказ? - Стайлз мечтает о том, чтобы Дерек был пьян в ту ночь, а не он. Может тогда он забыл бы об этом разговоре и избавил Стайлза от унижения.

- Конечно.

- Что ты там говорил...

- Давай не будем об этом, - бодро говорит Стайлз. Возможно, только это удержало его от того, чтобы бросить трубку.

- Ты говорил, что влюблен в меня.

Стайлз смеется. Совсем не смешно.

- Три часа ночи, а ты... Ты... Я даже не знаю где ты. Действительно хочешь говорить об этом прямо сейчас?

- Я в Южной Америке...

- О, как погодка?

- Стайлз.

- Не говори мое имя таким тоном, Дерек, - Его имя. Стоп. Снова он чувствует стену между ними.

- Это ведь не Лидия, да? - спросил Дерек.

- Лидия? А что с Лидией? Подожди... Как ты узнал? - требует Стайлз. Ладони потеют, нервы шалят. Кажется, он теряет контроль над разговором.

- Кора ходила в школу с тобой, - Когда Дерек вздыхает, будто Стайлз непробиваемый идиот, сигнал ухудшается и слышен треск.

- И что это вообще должно значить?

- Я просто не хочу, чтобы ты зацикливался только на...

- Зацикливался? - восклицает Стайлз. В тишине комнаты это звучит как взмах кнутом. Дерек замолкает. Стайлз делает глубокий вдох, пытаясь успокоить колотящееся сердце.

- Ты молод, Стайлз, - почти срывается Дерек. По крайней мере, именно так можно сказать по его голосу. - Ты слишком молод...

- Чтобы любить, но не слишком молод, чтобы иметь дело с массовыми убийствами и сверхъестественными существами? Ищи тогда других идиотов, мудачина. Отвали.

Стайлз жмет кнопку завершения вызова и бросает телефон в стену. Ярость бежит по его венам. Разговор с Дереком не принес ему никакого облегчения, только разбередил ледяную рану в груди. Тревога оседает тяжелым грузом в низу живота. Он уснул только спустя несколько часов.





В этой жизни Дерек сломлен. Его лицо всегда напряжено и измучено. Жесткие линии и сжатая челюсть. Стайлз знает, как выглядит счастливый Дерек, и этот человек совсем не похож на того, что он видит перед собой сейчас. Вокруг его глаз появляются морщинки, он становится открытым и доброжелательным, буквально светится изнутри. В этой жизни Дерек возвел стену, ограждающую его от всего.

Когда Стайлз увидел Дерека впервые в лесу, его мозг заклинило: "Вот же, вот он!". Но конечно, все не так просто. Они встретились, но не так, как Стайлз хотел. Дерек не доверял Стайлзу, не хотел ему доверять. Благодаря этому «подтанцевать» к Дереку и рассказать о том, что они две половинки и что должны быть вместе, стало затруднительно. Благодаря этому Стайлз стал выглядеть как псих. Возможно, Дереку этого и не надо. Стайлз не может с этим ничего поделать, он знает, что вскоре их снова разлучат.

Тот уже отталкивал Стайлза и он ничего не мог с этим поделать. Стайлз хотел обнять Дерека, позаботиться о нем. Стайлз хотел излечить его, убедить, что его любили. Боже, он был любим больше, чем когда-либо. Эта любовь угрожала вырваться из Стайлза, вылиться за край. Стайлз хотел всего этого для Дерека, а тот даже не знал.






После исчезновения Ногитсуне, все собрались у Дитона. Стайлз не хотел быть здесь... Смерть Эллисон и Эйдана клеймом горели на его коже. И все же, его тело еще не отошло от влияния темного духа. Он обессилен, и с каждой минутой становится хуже. Мысли в голове еле движутся и не все из них он может толком сформулировать. Он стоит в стороне, униженный, пытаясь забыть о вещах что натворил будучи одержимым.

- Стайлз? - тихо позвал Скотт, вытягивая его из круговорота мыслей и возвращая к разговору. Он и не подозревал как глубоко ушел в себя. Стайлз обвел взглядом комнату, растерянно моргая. Все смотрели на него.

- Что?

- Я слегка обеспокоен, - сказал Дитон, подходя к нему. Он тянет руки к Стайлзу и задерживает их в воздухе. Он не сразу понимает, что так Дитон просит разрешения прикоснуться к нему. Еще больше времени потребовалось на то, чтобы решить, что в этом нет ничего страшного. Он согласно кивнул. Стайлз просто хочет, чтобы это поскорее закончилось.

- Как правило, дух полностью завладевает своим сосудом, - сказал Дитон, оттягивая его веки, чтобы посмотреть в глаза. Похоже на медицинский осмотр. - В твоем случае, дух отделился. Не знаешь, что могло это вызвать?

Стайлз не понял.

- Почему он сбежал из твоего тела? - спросил Айзек. Стайлз удивленно посмотрел на него, но тот отвел взгляд.

- Обычно дух сливается с душой носителя, и они становятся одним целым...

Стайлз разразился смехом.

Он ничего не может поделать. Здесь нет ничего смешного, но ситуация... Он захлебывается слезами, глаза режет от нежеланных слез. Истерические рыдания. Он уже говорил - не смешно.

- Парень свихнулся, - говорит Айзек. Стайлз отмахивается.

- Не вижу ничего смешного, - сказал Дитон. Его голос мягок, но Стайлз чувствует на себе его тяжелый взгляд. Фыркнув, Стайлз оглядел комнату. Лидия, скорчившись, сидит в кресле в углу, ее глаза опухли от слез. Айзек прислонился к стене, несчастный и сердитый. Скотт, пошатываясь, стоит рядом. Кира ушла. Итан в холле. Эллисон мертва, мертва, мертва.

Дерек, скрестив руки на груди, стоит напротив двери. Стайлз встретился с ним взглядом. Они смотрят друг на друга слишком долго. Вот-вот Стайлз снова пустит все к ебеням.

- Может, расскажешь? - просит Дитон.

- Моя душа уже занята, - говорит Стайлз. Проще простого. Все растерянно смотрят на него. Даже Лидия подняла заплаканные глаза в недоумении. Дерек медленно продвигается назад. Убегает, всегда убегает.

- Откуда ты знаешь? Что это вообще значит? - спросил Скотт.

- Ведьма сказала мне, - забавляясь, объясняет Стайлз. Они не верят ему. Дерек почти дошел до двери. - В прошлой жизни я разбил свою душу и связал ее с другой, - Стайлз держит эпичную паузу. Почему бы и нет. - Я создал свою родственную душу.

Дитон уставился на него. Единственный, кто мог бы поверить Стайлзу.

- И кто же это? - спросил Дитон после нескольких минут действительно неловкого молчания.

Дерек покинул комнату. Стайлз слышит его тяжелые шаги у выхода из здания.

- Не важно, - сказал Стайлз, подняв глаза к потолку. - Он меня не любит.





Во время Сапосия Аристофан говорил о людях с четырьмя руками, четырьмя ногами, одной головой, но двумя лицами. Эти люди были настолько сильными, что Боги разорвали их пополам, деля душу на две части. Они были вынуждены провести всю жизнь в поисках своих половинок, чтобы снова стать единым целым. Он говорил, что в их жизни не было настоящей радости, и счастье они обретали только вместе со своей половинкой.

Хотелось бы, чтобы это было правдой.





По дороге из Мексики, Дерек, широко раскрыв глаза, сказал:

- Я знаю тебя, не так ли?

Внутри Стайлза все стянуло. Все в джипе удивленно уставились на Дерека. Стайлз осмотрел юношеское личико, пухлые щечки, торчащие уши. Боль не прошла. Умоляя сердце утихнуть, он рассмеялся.

- Нет, не знаешь.





Иногда Стайлз был тем еще шустрецом. Узнав, где Дерек, он находил его и заводил с ним дружбу, уверяя что они уже знакомы. В некоторых жизнях он сразу все ему рассказывал, в других - просто с ним общался. Бывало, он его вообще не находил. Иногда смерть забирала одного из них, прежде чем они встретятся.

В этой жизни Стайлз решил просто довольствоваться тем, что есть. Сам факт того, что они родились в одном городе - уже чудо. Может, они предназначены для чего-то другого. Эта жизнь может стать точкой перелома.




Стайлз совершает огромную ошибку, когда идет со Скоттом осматривать заповедник на предмет нахождения там солдат, чертового войска или еще какой-нибудь заоблачной фигни. Он даже не стал брать с собой биту, полагая, что это будет обычная прогулка по лесу, совмещенная с поиском ловушек. Ну да, конечно.

Дерек здесь, одет в кожу как в доспехи, и его подружка рядом. Твою ж мать. Брейден. Кем бы она ни была, у Стайлза от ее вида зубы сводит. Это неправильно, как когда ты оторвал ярлычок от рубашки, но пластмассовая штучка осталась на месте и царапает кожу, когда ты двигаешься. Он жуткий собственник и ревнивец. Душа Стайлза принадлежит душе Дерека, а тот не знает и поэтому флиртует направо и налево. Патаскун.

- Порядок? - нахмурившись, спросил Скотт. Стайлз дернул плечами. Он намеренно встречается с взглядами Дерека и Брейден, кивнув головой в знак приветствия. Брейден кивнула в ответ, Дерек отвернулся.

После сбора у Дитона они так ни разу и не поговорили. Стайлз не против. Так игнорировать ситуацию только проще.

- Ты не говорил, что будет так много народу, - сказал Стайлз. Звучит как шутка, но это не так. Пожав плечами, Скотт игриво толкнул его, от чего Стайлз почувствовал, что расслабляется. Все будет хорошо.

Они разделились.

Стайлз снова пожалел, что не прихватил биту. Он мог таскать ее по земле, пробуя вызвать срабатывание механизма ловушки. Вместо этого он приседает и начинает выискивать глазами странности в том, как лежит листва как Арагорн или еще кто-то. Но он не Арагорн и в этом не разбирается. Так что он просто медленно идет, и...

Раздается короткий щелчок. Стайлз замер, боясь пошевелиться. Одно движение - ловушка сработает, и тогда он, вероятнее всего, умрет.

- Эй, ребят? - громко кричит Стайлз. Его голос трясется. – Я, кажется, нашел одну. Точнее, я попал в одну из них, и, скорее всего, умру, если двинусь. Ребят? Кто-нибудь? Хватит играть в прятки, выходите. Серьезно, я не смогу стоять без движения вечно! Я...

Внезапно Стайлза дернуло в сторону. Он ударился спиной о дерево, боль пронзила мышцы. Это все равно лучше, чем попасть в ловушку. Щелчок просвистел в воздухе как пуля. Нити выскочившей сети светятся красным, будто закаленное железо, шипят. Да, Стайлз определенно был бы мертв.

Дерек прижимает его к дереву. Сердце бьется еще сильнее, чем когда он осознал что попал в ловушку, новый поток адреналина перекрывает прошлый. Это не страх, а возбуждение, с которым он бороться не может. Так горячо и внезапно, что Стайлз чувствует холод. Будто его нервы не справляются с жаром, и включили автозаморозку. Дерек прислонился к нему, провел носом по его шее.

Касание одурманивает Стайлза. Целую минуту они стоят, прильнув друг к другу. Дерек, дыша ему в шею, двигает бедрами. У Стайлза так стоит, что даже больно. Он чувствует себя жертвой, прижатой к дереву. С большим усилием он подавляет желание прижаться к Дереку и стоит неподвижно. Он не хочет разрушить чары, лопнуть пузырь, в котором они сейчас находятся.

Не потребовалось много времени, чтобы Дерек понял, что происходит. Он резко отстранился, с рыком уходя прочь, не глядя на Стайлза, гневно двигая мышцами. Напряжение уходит вместе с Дереком. Стайлз тяжело опустился на листву рядом с деревом, чувствуя головокружения и неуверенность.

Он не собирался вертеться вокруг Дерек после этого, тот сам к нему пришел.

- Сегодня. Что это было? - спросил Дерек низким голосом. Стайлз дернулся и прокрутился на стуле. Связаны они или нет, Дерек остается полным ублюдком. Лицо Стайлза горит, а руки покалывает.

- Что это было? - повторяет Стайлз. - Я почти уверен, что ты спас мою задницу из ловушки. Большое спасибо, кстати. Я не планировал умирать в ближайшие дни. Я бы и раньше тебя поблагодарил, да ты сбежал.

Дерек напрягся.

- Я не сбегал.

Стайлз чувствует, как ярость течет сквозь него, горячая и безжалостная. Он так от этого устал. Устал от того, как Дерек избегает его и отталкивает. От того, как видит перед собой своего человека, того, кто был создан для него, и ничего не может сделать, чтобы он остался.

- Нет, сбежал. Почему? Испугался моего стояка? - насмешливо спросил Стайлз.

- У тебя есть девушка, - сказал Дерек. Стайлз рассмеялся и повернулся обратно к компьютеру. Не об этом они должны сейчас разговаривать.

- Потрясающее наблюдение, Шерлок.

- Поэтому мы не можем... Поэтому между нами никогда ничего не будет.

Белый шум в голове Стайлза усиливается.

- Ты ребенок, - прямо сказал Дерек. Он даже голоса не поднял, но с таким же результатом он мог кричать Стайлзу в лицо. - Ты не знаешь, что значит быть влюбленным.

- Я влюблен! - запротестовал Стайлз. Он правда был. Он был влюблен со времен их первой встречи. С тех пор, как они построили общий дом своими руками. В той жизни они засевали поле и рассказывали друг другу истории. Их жизни вращались вокруг друг друга. Он так сильно любили друг друга, что сделали все, чтобы убедиться, что никогда не будут порознь. Такая любовь не проходит.

Господи, если бы они видели себя сейчас.

- Многолетняя одержимость девушкой, с которой ты никогда не был, не любовь, Стайлз.

Стайлз дернулся назад, будто от удара. Дерек, должно быть, заметил. Что-то появилось на его лице. Что-то похожее на раскаяние, но Стайлзу нет до этого дела. Внезапно он понял, как чудовищно он взбешен.

- Ну, ты и сволочь, - сказал Стайлз, без всякого намека на спокойствие. - Не веди себя так, будто знаешь меня.

Дерек вообще не знал Стайлза. Дерек ничего не знал о Стайлзе, но Стайлз знал все о Дереке. Стайлз знает, какую еду он не любит и почему. Знает, какая глупая музыка ему нравится, и что он выбирает в баре. Если Стайлз спросит Дерека о своих предпочтениях, тот ничего не сможет ответить.

- Стайлз, - расстроенно сказал Дерек.

- Что? - спросил Стайлз. - Господи, почему ты все еще здесь? Ты знаешь, что чувствую я, я знаю, что чувствуешь ты. Как бы горько это ни звучало, поделать я ничего не могу. Так давай уже просто забудем.

Пожалуйста. Стайлз хочет умолять. Он не может терпеть эти разговоры. Он не понимает вспыхнувшую в его взгляде уязвимость. Он просто больше не может.

- Почему ты думаешь, что я этого заслуживаю? - резко требует Дерек, будто слетев с катушек.

- Что? - спрашивает Стайлз. Как они к этому пришли? - Это бессмысленно. Мы даже не об этом говорим.

- Разве? - спросил Дерек, сжав кулаки. - Как ты можешь быть с тем, кто этого не заслуживает?

- Не заслуживает быть со мной или быть любимым? - спросил Стайлз. Это два абсолютно разных вопроса. Здесь Стайлз так же плох, как и Дерек. Стайлз может только усмехнуться, когда Дерек не отвечает.

- Это ведь даже не о нас с тобой, так? - спросил Стайлз. Он все еще чувствует, будто его нервы горят. И даже не ясно от чего именно. Дерек все еще его отталкивает, и Стайлз устал от давления. Когда Дерек не отвечает, Стайлз рычит:
- Может, ты и не заслуживаешь.

Как только звуки формируются в слова, Стайлз понимает, что не прав. На вкус как кислота. Ему больно от этого и он представить не может, как это ранит Дерека. Но из его глаз уже исчезла вся ранимость. Взгляд тяжелый, закрытый. По зловещему выражению лица Стайлз читает что-то типа: "Отвали". Именно это там и написано.

- Мы закончили? - спросил он, не обращая внимания на боль позади глаз.

В какой-то момент, кажется, что Дерек хочет возразить, продолжить разговор, но это бессмысленно. Дерек не хочет иметь с ним дело, и Стайлз с этим соглашается. Мысли о них истощают его. Он просто хочет прожить эту жизнь без боли. Малия помогает, и он действительно заботится о ней. Ему просто не нужно напоминать, что она не Дерек. Боль не такая сильная, когда он об этом не думает.

- Да, закончили.

Звучит вполне окончательно.

Стайлз не оборачивается когда Дерек уходит из его комнаты.





В некоторых культурах бытует мнение, что родственные души на самом деле являются одной душой. Эта душа понимает, как ей одиноко, и тогда разбивается на две части, идеально подходящие друг другу. По сути, для души это идеальный выход.

Может в этом и проблема. Две души - слишком много. Конфликт интересов.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.