Заячья душа +53

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Heroes of Might & Magic, Might & Magic (кроссовер)

Основные персонажи:
Арантир, Сарет
Пэйринг:
ОМП, Арантир, Сарет
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Мифические существа
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иной взгляд на финал "Темного Мессии". Разве может Асха, что все обращает во благо, оставить своего избранника, да еще и в такой миг?..

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:
28 мая 2015, 21:31
В отличие от знаменитого тезки, Явед никогда не считал себя героем. Скорее, наоборот - он был трусом. “Заячья душа!” - порой смеялись над ним прочие адепты, а он не обижался даже — чего на правду обижаться?..
Учеником юноша был талантливым, усердным и одаренным, но страх смерти, странный и неприемлемый для некроманта, мешал ему всецело и до конца посвятить себя Асхе. И он хоть давно уже достиг необходимых вершин мастерства, наставник раз за разом откладывал его посвящение. Страх - плохой спутник на пути некроманта; того, кто не готов вверить себя в руки богини, на посвящении ждет неминуемая смерть. Асху не обманешь, она не просто смотрит в душу, а зрит глубже...
Вот и в тот момент, когда нечестивое демоново отродье, преодолев последний рубеж, проникло в подземелья под Стоунхельмом, Явед, призванный за защиту владыки в числе прочих послушников - обычно учеников не бросали в бой, но Темного Мессию нужно было остановить любой ценой - так вот, Явед струсил. Он смотрел, как погибают его собратья, его наставники, и страх заполнил все его существо. Он не смог, как прочие, заступить проклятому выродку дорогу. Сбежал, забился в какую-то дыру, коих в древнем некрополе было достаточно, и затаился там, не смея дышать.
Мессия его не заметил. Окончив кровавую жатву и убив последнего защитника, он обвел чертог высокомерным взглядом. В глазах его пылало пламя преисподней, мешалось с довольством и торжеством. Тонкие губы расплылись в усмешке и, не задерживаемый более, он пошел вниз по лестнице, туда, где готовил свой обряд лорд Арантир, не защищаемый более никем.
Шаги его, гулким эхом отдававшиеся под высокими сводами, вскоре затихли в отдалении, и единственным звуком, что слышал Явед, был предательски быстрый стук его сердца. Он корил себя, называл предателем и трусом, пытался взять себя в руки и выйти из укрытия, нагнать демоново отродье и ударить в спину - и не мог. Тело, скованное страхом, было ему неподвластно.
Взрыв, что донесся откуда-то с нижних этажей, заставил его вздрогнуть. С потолка посыпались камни и пыль. Затем последовал еще один взрыв, за ним - прекрасная песнь Смерти и разъяренный драконий рев. Явед вздохнул облегченно - лорд Арантир принял бой, теперь мальчишке не уцелеть... Он, наконец, нашел в себе силы выбраться из своего укрытия и медленно побрел сперва к лестнице, а потом по ступенькам, вниз.
И, достигнув верхней галереи, с который открывался вид на жертвенный зал и алтарь, замер, не в силах поверить своим глазам.
Ургашево отродье... одерживало верх. Явед явился как раз, чтобы увидеть, как Аватар Смерти, огромный грозный дракон, что Арантир мог милостью Асхи призвать на поле боя, пал под сокрушающим ударом клинка Темного Мессии. Под высокими сводами прокатился полный боли и горечи вой... И дракон истаял, растворившись во мраке.
Мессия сражался к Яведу спиной, сжимая в руках меч, лезвие которого было темным от крови. Вокруг него пылала аура нечестивого пламени Ургаша, да и человеческий облик он потерял окончательно. Каменный пол под мощными лапами плавился.
Лорд Арантир, окруженный магическим щитом, атаковал противника сразу, как только призванный дракон исчез. Он сражался мастерски, стараясь не подпускать Мессию близко, отражал его сокрушающие атаки, но проклятый выродок пользовался магией и разил клинком уверенно, умело и ловко, порой даже разрывая волшебный покров невероятно мощными ударами.
Подойдя чуть ближе, Явед смог бы ударить заклятьем, но его ноги словно бы приросли к полу, и вместо того, чтобы спешить своему владыке на подмогу, он опустился на холодный пол, содрогающийся от взрывов заклятий. О, если бы на его месте был кто-то более смелый, все могло бы сложиться иначе!
А потом все вдруг стихло. Явед услышал голос лорда Арантира, едва слышный и отрывистый, полный усталости и затаенной горечи. Слов он не расслышал, уж больно тихо говорил владыка. Надеялся, быть может, последним словом своим образумить Мессию, воззвать к человеческой части его сути?.. Напрасно - тот лишь торжествующе расхохотался в ответ и, видимо, нанес последний удар, потому что голос владыки оборвался стоном и затих, а сияние волшебной преграды, возведенной им перед порталом в Шио, померкло.
Когда Явед осмелился высунуть из-за парапета нос, Мессии уже не было. И Черепа Теней, что прежде был водружен на алтарь, не было тоже.
И он понял, что это все, конец.
Все пропало.
Все погибло.
Столетия поисков, все труды и старания лорда Арантира, гибель его соратников - все было напрасно... Они все мертвы. Никто теперь не остановит Темного Мессию. Он отворит врата Шио, и Асхан падет, будет уничтожен, сгорит в яростном, опустошающем и нечестивом пламени. Ах, если бы лорд Арантир остался жить, у них еще была бы надежда, но теперь, после его гибели, после гибели стольких некромантов - надежды на спасение нет...
Из глаз Яведа покатились слезы.
И тут страх исчез. Рассеялся, словно по мановению волшебной палочки богомерзкого чародея. Испарился, словно бы утек слезами. А на место его пришла решимость.
Вот уж точно – Асха все обращает во благо. Даже его, Яведа, нерешительность и трусость… Замысел всесильной богини открылся перед ним, словно бы Асха сама явила ему суть вещей, и он понял, что должен сделать, что окупит все его былые проступки сторицей.
Молодой некромант торопливо сбежал по ступенькам вниз, на ходу сплетая заклятье Городского Портала - но не до конца, без последнего завершающего жеста, оставил собранную силу трепетать в нетерпении. Отыскал горстку праха - все, что осталось от владыки Эриша. И, вознеся короткую молитву Асхе, погрузил пальцы в теплый еще пепел. Торопливо и тихо зашептал, мешая литании и заклятья. Нужные слова сами всплывали в голове - для того и оттачивают заклинатели мастерство, чтобы в нужный момент действовать, не задумываясь. Действовать быстрее, пока душа еще не ушла, пока еще не стерлась память. Драгоценное время еще не минуло, точка невозврата не пройдена и, если он все сделает правильно, то...
Мессия не заботился о том, чтобы даровать противникам Окончательную смерть. Он спешил к иной цели, желал лишь устранить любую преграду, что возникнет на пути. Но некромант – не обычный смертный и, если не уничтожен дух, то еще не все потеряно…
Пол под ногами задрожал, пошел трещинами, в вышине что-то угрожающе заскрежетало, с потолка посыпалась каменная крошка... Но Явед не прервал ритуала. Ведомый чарами, пепел уже поднялся в воздух, закружил вокруг юного некроманта. Оставался лишь последний компонент.
И Явед выдохнул, тихо, но уверенно:
- Добровольно и согласно, во славу Асхе...
Пепел ринулся к нему, облепил со всех сторон, забился в глаза, нос, уши и рот, кожа запылала огнем - впиваясь в кожу, мельчайшие частички праха просачивались внутрь, сливались с живой, добровольно отданной плотью. А внутри, разрастаясь и глуша боль и все прочие чувства, что он, наверное, должен был испытывать, росло иное присутствие.
А душа Яведа гасла, смиренно уступая место иному духу.
И последним, что он услышал, был голос владыки, звучавший в его голове:
"Обещаю, сын мой, твоя жертва не будет напрасной. Воистину, Асха все обращает во благо..."
Последний завершающий жест – заклятье Городского Портала сработало в тот самый миг, когда древние стены некрополя не выдержали и каменные своды обрушились, лавиной камней и плит погребая под собой чертог.
В котором, впрочем, уже никого не было.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.