Сессия в Академии шинигами +78

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Bleach

Основные персонажи:
Ичимару Гин , Ннойтора Джируга (Квинта Эспада)
Пэйринг:
Ичимару, Нноитора
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За прекрасного экзаменатора» от Isida_Hin
«10 из 10!» от peachykeendreds
Описание:
Хотя студентам Академии шинигами, возможно, трудно было в это поверить, на самом деле Ичимару относился к ним очень хорошо. Ему нравилось, какие они веселые и бойкие в начале семестра. Нравилось, как они порхают с пары на пару, яркие и бездумные, как бабочки. Нравилось то безрассудное упорство, с которым они манкировали учебным процессом. И очень, очень нравилось, как менялись их лица, когда внезапно они осознавали, что следующая неделя - зачетная.
Особенно же он любил принимать экзамены.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пользуясь случаем, всем, кому это актуально, желаю халявы :)
29 мая 2015, 00:45
- Ну, - протянул капитан Ичимару, когда пауза стала совсем уж невыносимой, - так и какие же вы знаете заклинания Бакудо четвертого уровня?
Его жертва улыбнулась жалкой и болезненной улыбкой и пролепетала:
- Извините, я... я не понимаю вопроса...
- Очень жаль, - ответил Ичимару, - потому что это вопрос из вашей экзаменационной программы. Ну что ж, - он вздохнул, - думаю, больше тут говорить не о чем. Вы свободны.
- Свободен? - прошептал его собеседник, не веря своему счастью.
- Совершенно.
- Можно идти?
- Это было бы чрезвычайно желательно.
- А... а что вы мне поставите?
- А это, молодой человек, - сказал Ичимару с расстановкой, - мы с вами выясним на пересдаче.
Цепляясь за стену, его жертва выпала из аудитории. Ичимару обвел взглядом оставшихся и лучезарно улыбнулся.
Хотя студентам Академии шинигами, возможно, трудно было в это поверить, на самом деле Ичимару относился к ним очень хорошо. Ему нравилось, какие они веселые и бойкие в начале семестра. Нравилось, как они порхают с пары на пару, яркие и бездумные, как бабочки. Нравилось то безрассудное упорство, с которым они манкировали учебным процессом. И очень, очень нравилось, как менялись их лица, когда внезапно они осознавали, что следующая неделя - зачетная.
Особенно же он любил принимать экзамены.
Некоторые капитаны, обремененные преподавательской деятельностью, проявляли в этом вопросе малодушие и во время сессии призывали на помощь своих лейтенантов, а то и вовсе сбегали, переложив весь груз ответственности на хрупкие плечи последних. Но Ичимару был не таков. Ни за что на свете он не допустил бы лейтенанта Изуру на свой экзамен - лейтенант Изуру был слабохарактерен, он проявлял снисходительность, ставил студентам незаслуженные четверки и вообще вселял совершенно неуместную надежду. Поэтому лейтенант Изуру сейчас руководил ландшафтными работами - Ичимару внезапно получил квоту на реорганизацию территории Третьего отряда, и теперь повсюду там вскапывали и тут же сравнивали с землей клумбы, прокладывали дорожки и красили заборчики, а лейтенант Изуру безуспешно пытался упорядочить этот хаос и не мешал своему капитану заниматься любимым делом, то есть валить.
Сегодня Ичимару был в хорошей форме. Среднестатистическим студентом, пообщавшимся с ним в течении трех минут, можно было взбивать коктейли.
- Кто следующий? - поинтересовался он, озирая аудиторию хищными сощуренными глазами. - Есть желающие?
Под его взглядом студенты горбились и втягивали головы в плечи, всячески давая понять, что желающих среди них нет.
- Тогда посмотрим по списку. Отвечать пойдет...
В дверь постучали.
- Войдите, - сказал Ичимару.
Дверь приоткрылась, и внутрь просунулось интеллигентное и доброе лицо капитана Айзена.
- Добрый день, - молвил он и одарил студентов ободряющей улыбкой. - Капитан Ичимару, можно вас на два слова?
- Разумеется, - ответил Ичимару, вышел и прикрыл за собой дверь. За дверью сразу зашептались и зашуршали шпаргалками.
Айзен схватил его за рукав и потащил куда-то по коридору.
- Эксперимент, - говорил он на ходу, - начал развиваться по совершенно неожиданной схеме. Мы и не предполагали такого варианта... Ты должен сейчас быть в Уэко, Гин, ты должен это увидеть!
- Э, владыка, - Ичимару попытался слегка притормозить стремительный ход злого гения, но это было все равно что пытаться затормозить локомотив. - У меня прямо сейчас экзамен, я не могу в Уэко...
- Все предусмотрено.
В конце коридора располагался выход на черную лестницу. Обычно здесь толпились курящие и галдящие студенты, но с началом сессии желания курить и галдеть у них резко поубавилось. Полутемная лестничная клетка была пуста. Айзен подтолкнул Ичимару вперед.
- Экзамен, - сказал он, - вместо тебя примет он.
И навстречу Ичимару из темного угла шагнул...
- А-а-а! - заорал Ичимару и зажал себе рот, впечатленный раскатившимся по черной лестнице эхом.
Перед ним стоял он сам, точная его копия, от беловолосой макушки до задников форменных сандалий. Но поразило Ичимару не столько удивительное сходство, сколько не менее удивительная мимика двойника. Рот его скалился в жуткой, как у мертвеца, и совершенно безумной ухмылке. Левый глаз скрывала повязка, правый же был широко открыт и горел мрачным алым огнем.
- Йо! - поздоровался кошмарный доппельгангер, но Ичимару опознал бы его и без этого характерного приветствия. Такую улыбку трудно было не узнать.
- Привет, Нноитора, - сказал он напряженным голосом и повернулся к Айзену. - Вижу, владыка, Гранц таки доработал эти свои маскировочные личины?
- Да, - кивнул Айзен, - Фактически, сейчас они как раз проходят полевые испытания. Совмещаем полезное с полезным. Так что ты сейчас отбываешь в Уэко, а Нноитора...
- Но это решительно невозможно! - возразил Ичимару. - Он все провалит! Он же ничего не понимает ни в кидо, ни в студентах. Он совершенно на меня не похож - я в жизни не смогу скорчить такую рожу! Он спалится, и на этом моя карьера в Сейретее закончится! Ради всего пустого, если я так нужен в Уэко, то пусть меня подменит Киока Суйгецу... кстати, а где он?
- Киока Суйгецу, - ответил Айзен терпеливо, - сейчас замещает меня на экзамене по истории у второкурсников. Да ты не волнуйся, Гин, ничего он не провалит, я ему все объяснил. У тебя же первый курс, там вообще ничего знать не надо. Все будет нормально.
Ичимару с мукой взглянул на своего предполагаемого заместителя.
- Ну конечно, - вздохнул он, подчиняясь неизбежному. - Кому-то Киока Суйгецу, а кому-то - артист самодеятельности. Но почему Нноитора-то? Почему не кто-нибудь адекватный?
- Сначала, - признался Айзен, - я подумал об Улькиорре. Но ты же знаешь, какой он мрачный и серьезный. Еще и глаза пучит. Нет, там совершенно неподходящая мимика, а Нноитора все время улыбается...
В подтверждение этих слов Нноитора улыбнулся еще кровожадней.
- Ага, - кивнул Ичимару, - так, конечно, получилось очень похоже, да. Одно лицо просто. А что у меня... у него... с глазом?
- Покажи, что у тебя с глазом,- велел Айзен, и Нноитора послушно задрал повязку.
Левый глаз, широко раскрытый, немигающий, неподвижный, слепо уставился Ичимару в лицо.
- Надень повязку, - выдавил тот в ужасе. - Надень и больше не снимай. Никогда!
- Я не учел, - пояснил Айзен извиняющимся тоном, - что фактически глаз-то у него все равно один, так что ни видеть, ни моргать он им не сможет... Ладно, Гин, на споры нет времени. Про кидо я ему основное рассказал, что писать в зачетке и в ведомости, объяснил. Если тебе есть что добавить - добавляй, и отправляемся.
Ичимару вздохнул.
- Зайдешь, - сказал он, - и спросишь, кто готов отвечать. Если никто не будет готов,там на столе лежит список с фамилиями и временем, кто когда взял билет. У кого было более получаса на подготовку, тех можно вызывать. Еще несколько человек могут подойти - велишь им взять билет, они на столе слева, - он нахмурился, вспоминая, что бы еще сообщить. - А, еще мой лейтенант может зайти. Такой белобрысый, с челкой, лицо как у страдающего диспепсией теленка. Гони его в шею. И только попробуй меня дискредитировать!
- Делов-то! - хмыкнул Нноитора. Ичимару этот ответ не удовлетворил.
- Подожди меня здесь, Гин, - велел Айзен, - я доведу его до кабинета и вернусь, - и, цепко взяв Нноитору под локоть, темный владыка увлек его в коридор.
"И помни главное, -донеслось до Ичимару. - Студентов убивать нельзя!"
"А калечить?" - с энтузиазмом спросил его собственный голос, наделенный непривычными модуляциями.
Капитан Ичимару задумчиво поскреб в затылке. Что-то подсказывало ему, что экзамен у его первокурсников будет веселый.


Нноитора стремительно вошел в аудиторию и уселся за преподавательский стол. Его появлению предшествовали шелест и шепот, но едва он распахнул дверь, все звуки смолкли, и пятнадцать пар глаз уставились на него в немом ужасе: похоже, перемены во внешнем виде экзаменатора произвели на студентов сильное впечатление.
Нноитора непроизвольно облизнулся. Эти недо-шинигами были такие маленькие, слабые и перепуганные... Какая жалость, что приказ владыки связывает ему руки. Если бы не это, он устроил бы тут кровавую баню, о да, он бы убивал, убивал, убивал, пока на пути у него не встал бы кто-то достаточно сильный, чтобы убить его самого. К сожалению, владыка по этому поводу высказался с полной определенностью, и, поскольку шанс уцелеть в Сейретее и прорваться в Уэко Мундо был хоть и маленький, но все же не нулевой, Нноитора не хотел рисковать.
Так что придется принимать экзамен.
- Кто готов отвечать? - поинтересовался он и приглашающе улыбнулся.
Гробовая тишина была ему ответом.
- Тогда, - Нноитора сверился со списком, - отвечать пойдет... Каташи.
С задней парты поднялась низенькая щекастая девочка и побрела к нему. Брела она на подгибающихся ногах, очень медленно, и к тому моменту, как она добралась до преподавательского стола, Нноитора уже успел заскучать.
- Ну? - спросил он нетерпеливо.
- Билет № 8, - сообщила девочка, положила перед собой листок, исписанный крупным аккуратным почерком, уткнулась в него, отгородившись от Нноиторы длинной челкой, и далее тихо и неразборчиво мямлила в течении десяти минут.
После чего подняла голову и посмотрела на Нноитору с робостью и надеждой.
Нноитора затруднялся оценить ответ, из которого ему удалось расслышать едва ли пятую часть слов, но владыка научил его, как поступать в спорных ситуациях.
«Задавай им дополнительные вопросы, - сказал он. - Скажем, спроси, что такое кидо. Если студент не сможет ответить, что такое кидо, это однозначно двойка.»
- Что такое кидо? - спросил он.
- Это заклинания... магия демонов... которую используют шинигами, - пролепетала девочка.
И тут Нноитора внезапно осознал уязвимость своего положения. Да, задавать дополнительные вопросы владыка его научил. Вот только не объяснил, каковы должны быть ответы. Видимо, как всякому человеку, отлично разбирающемуся в предмете, ему и в голову не приходило, что кто-то, не будучи студентом, может не знать, что такое кидо.
Между тем Нноитора этого не знал.
Девочка смотрела на него покорными овечьими глазами и ждала вердикта.
- И что же это означает? - выкрутился он с поистине дьявольской находчивостью.
Девочка моргнула.
- Это, - прошептала она, - это магия... такая магия... демонов...
- И? - спросил Нноитора грозно.
Девочка в панике уткнулась в свою бумажку. Повисло тяжелое, полное напряженности молчание.
- Ну? - спросил Нноитора спустя примерно минуту.
В ответ раздался всхлип. На девочкину бумажку капнула и расплылась кляксой слеза.
Нноитора опешил. Никто не предупреждал его, что студенты на экзаменах плачут. Нормально это или нет? И что в таком случае должен делать преподаватель?
- Нечего рыдать,- сказал он растерянно.
Слезы закапали часто-часто, словно у девочки под челкой кто-то отвернул кран.
- Учить надо было лучше, - добавил Нноитора.
- Ы-ы-ы, - тихонько завыла девочка, хлюпая носом.
До сих пор у Нноиторы не было возможности сформировать свое отношение к женским слезам, ибо ни одна женщина перед ним еще не плакала. Сейчас же он осознал, что подобное проявление чувств ему глубоко неприятно. Как, ради всего пустого, можно рыдать из-за такой фигни?
- Четыре, - сказал он в отчаянии, не зная, как еще заткнуть этот фонтан.
Его слова оказали поистине волшебное действие. Слезы перестали капать. Девочка подняла мокрое, но сияющее лицо.
- Спасибо! Спасибо, капитан! - пропищала она, приняла из его рук зачетку и исчезла, словно ее унесло ветром.
Нноитора нахмурился. Он чувствовал, что лопухнулся с этой пигалицей и дал неуместную слабину. Ну ничего, со следующим студентом он все наверстает.
- Следующий... - начал он.
В дверь постучали.
- Кто там? - рявкнул Нноитора.
В аудиторию шагнул молодой человек. Один глаз у него был скрыт светлой челкой, и Нноитора нашел, что он чем-то похож на Теслу.
- Здравствуйте, капитан, - поздоровался он.
- Чего стоишь? - хмыкнул Нноитора. - Бери билет.
Молодой человек удивился:
- Зачем, капитан?
- Ты экзамен пришел сдавать или как? - спросил Нноитора раздраженно.
Молодой человек посмотрел на него дико.
- Вообще-то нет, - сказал он. - Я его сдал лет восемь назад, капитан.
Тут Нноитора обратил внимание на челку, на обще-унылое выражение лица, и в голове у него что-то щелкнуло.
- Ты - лейтенант Ичимару! - догадался он.
- Так точно, - отозвался лейтенант. И, подумав, уточнил: - Ваш.
- Ну и чё пришел?
- Капитан, возникла проблема с дорожками. Я про ту, которая должна идти позади тренировочной площадки. Так, как указано на плане, она проходит ровно по тому месту, где растет ваша хурма. Наверное, нужно ее как-то перенести, да?
Нноитора совершенно ничего не знал насчет проблемы с дорожками, но вот про хурму, так случилось, он был в курсе. А как же! Ичимару регулярно притаскивал мешочек сушеной хурмы в Уэко Мундо и угощал всех, кто попадался ему под руку. Сила его убеждения была такова, что рано или поздно вы начинали есть сушеную хурму, даже если ненавидели ее всеми фибрами души. Нноитора был с этим феноменом знаком очень хорошо.
- Выкорчуй ее нафиг, - ответил он, не раздумывая.
Лейтенант выпучился на него.
- Выкорчевать? - переспросил он.
- Ага.
- Вашу хурму?
- Ну!
- Будет сделано! - воскликнул лейтенант с таким пылом, что Нноитора понял: у него с этим деревом личные счеты. - Капитан... э... а что у вас с глазом?
- Потерял, - ответил Нноитора.
Лейтенант посмотрел на него с беспокойством; сходство его с Теслой стало просто поразительным.
- Капитан, - молвил он осторожно, - а вы хорошо себя чувствуете?
- Вали отсюда, - отозвался Нноитора, которого этот разговор уже несколько утомил.
- Так, - продолжил он, когда лейтенант очистил помещение, - отвечать пойдет... Тацуя.
Тацуя оказался бодрым и уверенным в себе парнем. Свой билет - про разрушающие заклятия с десятого по пятнадцатый уровень - он, периодически заглядывая в листочек, рассказал хорошо, но Нноитора ему не поверил.
- Что такое кидо? - спросил он, когда с билетом было покончено.
- Это магия демонов, которую шинигами используют при нападении и защите, - отчеканил Тацуя.
- И что же это означает?
- Ну, это значит, что когда шинигами надо напасть или защититься, он использует кидо.
Нноитора посмотрел на собеседника задумчиво. Он чувствовал, что его водят за нос. Затем, осененный внезапной идеей, он заглянул в лежащий на столе список экзаменационных вопросов.
- Тен-тей-ку-у-ра, - прочел он с усилием. - Это что?
И понял, что попал в яблочко: Тацуя несколько спал с лица и углубился в свою бумажку. Нноитора косился на него не без тревоги - а ну как тоже начнет плакать - но вдруг произошло событие, заставившее его позабыть о студенте: дверь распахнулась без стука, и в аудиторию впорхнула рыжеволосая женщина с таким... с такими...
Не то чтоб он никогда не видел женской груди. Если разобраться, то Нелл, пожалуй, была наделена природой в не меньшей степени. Но у Нелл это все было скрыто формой, а тут - разве что не выпрыгивало наружу.
Такого ему еще видеть не доводилось.
Танцующей походкой шинигами подошла к столу. Нноитора не мог оторвать ошарашенного взгляда от ее бюста: он жил своей жизнью, он поднимался и опускался, он волновался, как песчаные холмы под ветром... "Какое счастье, - подумал он элегически, - что у Нелл форма закрытая. Иначе я бы вообще не смог на нее напасть: меня бы укачало..."
- Привет, - проворковала шинигами, облокотившись на стол.
Ее груди двигались еще некоторое время после того, как она остановилась, и Нноитора следил за ними завороженным взглядом.
- Принимаешь? - спросила красавица участливо.
- Ага, - выдавил он, сглотнув.
- Тупые или ничего?
- Ага.
- Вечером прогуляемся?
- Ага.
Она потянулась, и Нноитора почувствовал, что у него сейчас сердце выскочит через глотку.
- Я вообще за ведомостью тринадцатой группы. Она же у тебя?
Нноитора ничего не мог ей сказать по этому поводу, но она сама нагнулась над столом так, что ее природное богатство чуть ли не вывалилось из глубокого выреза черного косоде.
- Ах, вот она. Ну, до вечера, Гин, ладно? Кстати, а что это у тебя с глазом?
- Бандитский сюрикен, - прохрипел Нноитора.
- Ах ты бедняжка, - умилилась она, потрепала его по щеке, тряхнула напоследок бюстом и исчезла, как исчезает, оставляя после себя легкую тоску по несбыточному, прекрасный сон.
Нноитора немного посидел неподвижно, затем встал, подошел к окну и распахнул его настежь: ему что-то захотелось подышать свежим воздухом.
Несколько придя в себя, он вернулся за стол и томным голосом сказал:
- Три.
- Согласен, - столь же томно ответил Тацуя. Глаза его мечтательно блестели; чувствовалось, что явление прекрасной шинигами и его не оставило равнодушным.
Вручив Тацуе зачетку, Нноитора рассеянно обмахнулся списком экзаменационных вопросов. После чего воззвал:
- Ватануки!
Тощий и сутулый Ватануки, сверкая стеклами очков и заглядывая в неизменный листочек, подробно и довольно убедительно рассказал ему о фундаментальной разнице между наступательной и оборонительной магией. Нноитора спросил, что такое кидо, но ясности это не принесло: в данном вопросе Ватануки придерживался той же версии, что и его предшественники. Однако пока он отвечал, Нноитора внезапно догадался, как можно действительно проверить его знания.
- Теперь, - сказал он бодро, - практическая задача. Представь, что я - голодный и злобный Пустой, и я на тебя напал. Твои действия?
- Ну, - протянул Ватануки и поправил указательным пальцем очочки, - наверное, я попробую применить технику Бакудо четвертого уровня...
Нноитора поднялся из-за стола и жестом велел собеседнику сделать то же самое.
- Давай, - сказал он, - применяй.
- Против вас? - изумился Ватануки.
- Ну да.
- Но у нас же теоретический экзамен?
- Теория без практики бесполезна, - важно ответил Нноитора.
Студент неуверенно топтался на месте.
- Давай телись, - подбодрил его Нноитора. - Твоя оценка зависит от этого!
Ватануки еще раз поправил очки, затем сложил из пальцев некую фигуру:
- Хадо Но Йо-оххх...
Мощный апперкот отшвырнул его к стене, о которую он звонко треснулся затылком и по которой сполз на пол. Нноитора повернулся к аудитории.
- На экзамен, - сказал он с мрачным торжеством, - надо приходить подготовленными.
Мертвая тишина установилась в помещении. Нноитора вернулся за стол и сверился со списком.
- Есть желающие отвечать?
На него смотрело множество немигающих, круглых от ужаса глаз. Затем в конце среднего ряда поднялась рука.
- Валяй, - пригласил Нноитора.
Обладатель руки вылез из-за парты.
- Капитан, - промолвил он, - можно, я приду на пересдачу? Я чувствую, что не готов сегодня отвечать.
- Можно, - сказал Нноитора, слегка удивленный таким пораженческим настроением.
Еще одна рука взмыла вверх.
- Да? - спросил Нноитора.
- Капитан, можно я тоже приду на пересдачу?
- Можно, - пожал Нноитора плечами.
Тут в воздух поднялся целый лес рук.
- Все, кто сегодня не готов, могут прийти на пересдачу, - сказал Нноитора растерянно.
Послышались стук и грохот: вся его группа вылезала из-за парт и собирала вещи.
- Этого захватите, - распорядился Нноитора, ткнув пальцем в бесчувственного Ватануки, и вскоре аудитория опустела.
Лишь на третьем ряду за последней партой остался сидеть юноша.
- Ну? - спросил его Нноитора. - А ты чего сидишь?
Юноша поднялся из-за парты; он был бледен, но решителен.
- Капитан, - молвил он, - поставьте мне, пожалуйста, тройку. А я тогда не приду к вам на пересдачу.
Владыка что-то объяснял ему насчет халявы. Слов Нноитора не запомнил, но общий смысл, как ему казалось, уловил верно.
- Что такое кидо? - спросил он.
- Не знаю, капитан, - с пленяющей искренностью ответил юноша.
- Что ты будешь делать, если на тебя нападет огромный и страшный Пустой? - спросил Нноитора.
- Закричу и убегу. Пожалуйста, капитан, не бейте меня!
- Иди сюда, - велел Нноитора и нарисовал сначала в зачетке, потом в ведомости красивую пятерку. У него было чувство, что он делает что-то очень правильное и даже единственно верное.
- Спасибо, капитан, - поклонился студент. - Огромное вам спасибо! Э.. капитан, а можно вопрос?
- Ну?
- Капитан, а что у вас случилось с глазом?
- Не сошелся во мнениях с капитаном Айзеном, - невозмутимо ответил Нноитора.
- Ничего себе, - пробормотал студент, изменившись в лице. - А мы ему медицину сдаем... Скажите, капитан, а на экзаменах все преподаватели дерутся?
- Учить надо, - ответил Нноитора веско.
Владыка строго велел ему никуда не выходить из аудитории и ждать, пока он, владыка то есть, не вернется и не отпустит его с поста. После того как студент-халявщик покинул помещение, Нноитора смирно сидел примерно пятнадцать минут. За это время он успел изгрызть карандаш и сложить из каких-то бумажек с печатями пять журавликов и одну уточку, и, в принципе, он мог бы еще чем-нибудь себя занять, но уединение его было внезапно нарушено. В дверь постучали, и вслед за тем в помещение вошел шинигами в капитанском плаще и с длинными седыми волосами.
- Здравствуйте, капитан Ичимару, - приветливо улыбнулся он. - Как, у вас уже все?
- Ага, - сказал Нноитора и выплюнул огрызок карандаша. Появление как бы коллеги застало его слегка врасплох.
- Быстро вы их, - одобрительно сказал шинигами. - А я ведь вам помочь шел. Группа большая, а принимаете вы один... Ну что ж, очень рад, что помощь моя не понадобилась, - он немного потоптался на месте, а затем спросил: - Ну, а как Ватануки?
Ватануки, как представлялось Нноиторе, ближайший месяц обречен был провести в постели, но седовласый капитан, видимо, был еще не в курсе, иначе бы не спрашивал.
- В каком смысле "как"? - уточнил Нноитора осторожно.
- Ну помните, мы про него говорили? Что мальчик хороший, очень талантливый, только малость несобранный. Я вас еще просил быть к нему помягче. Сдал он в итоге или не сдал?
- Не сдал, - ответил Нноитора.
- А-а, - запечалился его собеседник. - Ну ладно, что уж... Готовиться надо было. Пусть хоть к пересдаче выучит, так-то он способный...
Нноитора не был уверен, что к пересдаче Ватануки оклемается - своим апперкотом он гордился по праву - но решил от этого комментария воздержаться.
- Ну тогда пойдемте, - меж тем сказал его собеседник.
- Куда? - опешил Нноитора.
- Ну как куда? Ведомость сдавать.
Ни о чем таком владыка его не предупреждал.
- Я... я лучше тут посижу, - промямлил Нноитора, непроизвольно вцепляясь в стул.
- Ну-ну, - улыбнулся незнакомый капитан, как-то очень ловко подцепил Нноитору за рукав, извлек из-за стола и поволок к двери, - и чего вы будете тут сидеть? Идемте, идемте. Кстати, не сочтите за бестактность, что это у вас с глазом?
- Я его спрятал под повязкой, - ответил Нноитора слабым голосом. Капитанскую хватку он оценил: о том, чтобы рвануться и сбежать, и думать было нечего.
- Понятно, - невозмутимо ответил капитан. - Ну, вперед. Ведомость не забудьте!
Следуя за проводником по длинным, скучным, как две капли воды похожим один на другой коридорам, Нноитора предавался мрачным мыслям. Он почти сразу перестал понимать, где осталась аудитория, в которой ему велели сидеть, и теперь представлял, как владыка будет его искать по всей Академии и особенно что он скажет, когда все-таки найдет.
Но все оказалось гораздо хуже, чем он мог вообразить. Седовласый капитан толкнул какую-то дверь, и волосы у Нноиторы на загривке встали дыбом, как у волка, которого обложила свора: он оказался в комнате, битком набитой шинигами. Причем все они были очень, очень сильны. Воздух звенел от реяцу и голосов.
- ... Восемь двоек. А у тебя?
- Что, и Сета сдал?
- Ну, положим, не он сдал, а я сдался...
- Слыхали, от Ичимару кого-то вынесли! Ногами вперед...
- А, привет, Ичимару! Ты чего это, Зараки изображаешь?
- Меня изображаешь, Ичимару? - прорычал одноглазый шинигами, выглядящий так, словно его только что выдернули из сердца яростного сражения и он вот-вот нырнет обратно. - Здорово!
- Здрассьте, - выдавил Нноитора.
"Вот это противник, - восторженно подумал он, под радостный звон бубенчиков пожимая жесткую от мозолей ладонь, - как бы с ним подраться бы, а? Повод бы какой найти..."
Но придумать повод он не успел.
- Капитан Ичимару, - раздалось у него над ухом.
Он обернулся и увидел строгого шинигами в голубом шарфике и с бигудями в волосах. Нноиторе он как-то сразу не понравился.
- Что произошло между вами и студентом Ватануки? - холодно продолжал этот несимпатичный субъект. - Он оказался в больничном крыле и выбыл из учебного процесса по крайней мере на две недели. Вы считаете подобное обращение со студентами допустимым?
"Еще мне тут мужик в бигудях будет мораль читать!" - подумал Нноитора.
- Я считаю, - ответил он вслух, - что естественный отбор рулит. Хорошие студенты останутся, а плохих не жалко.
На щеках типа в бигудях перекатились желваки.
- Ваш юмор совершенно неуместен, Ичимару, - проговорил он. - Кстати, пользуясь случаем, хотелось бы получить от вас комментарий к жалобе студента Тэцу. Вы не нашли видимо, возможности ответить на мои служебные записки, так потрудитесь здесь и сейчас объяснить, как участвовала бутылка "Слез феникса" в процессе получения студентом Тецу зачета?
Нноитора моргнул. Он не мог дать по этому поводу никакого комментария. Он только чувствовал интуитивно, что и владыка, и Ичимару, чтоб ему пусто было, утаили от него самое главное, самое лучшее, что только есть в преподавательской деятельности.
В помещении вдруг стало очень тихо: все смотрели на него и ждали, что он скажет. Никогда еще Нноитора не был так близок к провалу.
Он уже нацелился в горло мужику с бигудями, робко надеясь, что успеет потом хоть разочек вмазать одноглазому...
- Капитан Бьякуя, прошу прощения, - раздался в тишине мягкий и добрый голос капитана Айзена. - Капитан Ичимару мне нужен буквально на минутку. Очень срочно. Извините, пожалуйста.
- Спасибо, - прошептал Нноитора, вываливаясь в коридор.
- Ходу, ходу! - ответил владыка.
- Ну как, - спросил он чуть позже, когда черный ветер гарганты дохнул им в лицо, - понравилось принимать экзамен?
Нноитора прикрыл глаз: события насыщенных последних часов пронеслись перед ним пестрой чередой.
- Очень, - сказал он с чувством. - Можно, я еще что-нибудь приму? Я даже готов выучить, что такое кидо!


Тем же вечером капитан Ичимару, как и обещал, выгуливал лейтенанта Мацумото по облагороженным территориям Третьего отряда.
Он уже навестил Ватануки в больнице и пожелал ему скорейшего выздоровления.
Капитана Бьякую он пока не видел и впредь собирался не видеть как можно дольше.
- Гин, а Гин? - промурлыкала Рангику.
- Что, моя голубка? - спросил Ичимару расслабленно. Близость Мацумото, запах ее духов, маленькая, но твердая рука в его руке, рыжий локон, щекочущий ему подбородок - все дарило покой его истрепанным нервам.
- Гин, а кто вместо тебя принимал утром экзамен?
Этот вопрос застал Ичимару врасплох. Если бы Мацумото вдруг нанесла ему удар в спину, она не смогла бы удивить его сильнее и неприятнее.
- Э, - выдавил он. - А... Я же и принимал, моя радость. Кто же еще его мог принимать?
- Не пудри мне мозги, Гин, - ответила Рангику. - Ты в жизни так не пялился на мой бюст, даже когда тебе было тринадцать... Гин?
Ичимару с перекошенным лицом тыкал перед собой пальцем и издавал какие-то всхлипывающие звуки. Мацумото на всякий случай огрела его между лопаток, и это помогло.
- Хурма! - прохрипел он. - Где моя хурма?!