Dependence +43

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Pet Shop of Horrors, Тор, Железный человек (кроссовер)

Основные персонажи:
Граф Ди III, Локи Лафейсон, Тор Одинсон, Энтони Эдвард Старк (Железный Человек)
Пэйринг:
Frostiron
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Драма, Экшн (action), Психология, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
_Очень_ альтернативная реальность по отношению к обоим канонам. Тони с русалочьим хвостом, Локи с диссертацией, и граф Ди в роли обоснуя всего этого безобразия. Злостным образом написано по собственной заявке (https://ficbook.net/requests/202298).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
30 мая 2015, 17:54
- Мистер Асквальд*.
- Граф Ди, - Локи коротко кивнул в знак приветствия и снова обратил взгляд к морю.
Граф неслышно преодолел разделявшие их десять шагов и встал рядом, но при этом остался вне поля зрения, тем самым показывая, что не обязывает собеседника смотреть себе в глаза. Локи вздохнул с облегчением: он испытывал к графу самое искреннее уважение, на какое только был способен, но соблюдать политес сейчас было несколько выше его сил.
- Примите мои соболезнования, - тихо сказал граф. - И извинения.
- Бросьте, граф, я знаю, что вы бы не стали беспокоить меня из-за ерунды. Чем могу быть полезен?
- Незадолго до аварии миссис Асквальд попросила меня подыскать подарок для вас. Обычно я не принимаю такие заказы, но ваша семья - особый случай... словом, сегодня мне привезли создание, которое, на мой взгляд, подходит идеально. И я взял на себя смелость решить, что вам захочется хотя бы взглянуть на него.
Локи помедлил, раздумывая. Ему уже предлагали завести щенка или котёнка, чтобы отвлечься, и он отказался, не чувствуя в себе готовности быть ответственным за кого-то ещё. Но если Фригг считала, что он справится...
- Едем, - заявил он, разворачиваясь на каблуках.
- И вы даже не спросите, что это за существо?
Локи неопределённо повёл плечом - какая разница, он всё равно не решит, нужно ли ему это, пока не увидит подарок своими глазами.
- Пусть это будет сюрприз.

* От древнегерм. ask, aska, asca (ясень) + wald, walt (власть, сила)

Сюрприз обитал в исполинских размеров глиняной чаше. По мере приближения к ней стал слышен плеск воды и какое-то тихое, едва различимое гудение. Человек его, скорее всего, вовсе бы не услышал, но семья Локи действительно была особым случаем. Во многих смыслах.
К чаше была приставлена лестница. Локи с подозрением подёргал её, убеждаясь, что она закреплена достаточно надёжно, и только после рискнул подняться.
Когда он заглянул через край, то успел заметить только быстрый промельк красного и золотого в тёмной воде, после чего существо сразу ушло на дно.
- Русалка? - предположил Локи.
- Тритон, - отозвался Ди, поднимаясь следом. - Осторожно, - это относилось к попытке Локи дотронуться до воды, - он абсолютно дикий, а вам, полагаю, ещё дороги ваши руки.
- Они плотоядные?
- Нет, что вы, они получают энергию непосредственно из родной стихии. Но, будучи напуганными и не имея возможности уплыть от опасности, становятся чрезвычайно агрессивны.
- Как и все мы.
Локи облокотился на край чаши, вглядываясь в тёмную глубину. Насколько он мог различить, существо сидело на дне и, возможно, разглядывало его в ответ; по крайней мере, Локи казалось, что он чувствует взгляд - настороженный, недоверчивый, но не злой.
- Как он попал к вам?
- Помните, прошлой ночью был шторм? Бедное создание запуталось в сетях, и его выбросило на берег. К счастью, у меня есть знакомые среди рыбаков. Они уже поставляли мне редких существ, но этот экземпляр, безусловно, самый интересный. Жаль, мне не удалось поговорить с ним, но, возможно, вы понравитесь ему больше.
Локи покосился на графа - тот взирал на него с привычно-невозмутимой доброжелательностью, но в глубине разноцветных глаз горел азартный огонь, как у затаившегося перед броском хищника.
Локи прекрасно знал, что такое граф Ди, и чем может быть чревато связываться с ним.
Но...
Вода вновь всколыхнулась - успокоенный бездействием непрошеных зрителей, тритон рискнул вновь подняться к поверхности.
Большие тёмные глаза из-под лохматой чёлки действительно смотрели настороженно. И грустно.
- Не бойся, - Локи ободряюще улыбнулся созданию и вновь обернулся к графу: - Я беру его. Какие будут условия?
- Ничего сверхординарного, - заверил Ди и поспешил спуститься и достать загодя приготовленный договор.
Локи быстро пробежал глазами короткие строчки. В самом деле, всё просто - держать в проточном бассейне с морской водой, никому не показывать и...
- "Не лгать"? - переспросил Локи, изумлённо поднимая брови.
- Доверие этих созданий чрезвычайно трудно завоевать, - наставительно проговорил граф. - Это истинная драгоценность, и второго шанса заполучить её у вас не будет.
- Дайте угадаю - потому что меня съедят? И вы, разумеется, не будете нести ответственности.
Граф ответил многозначительным молчанием.
Локи вздохнул и потянулся за ручкой.
Не лгать русалке. Ничего сложного. Правда?

***

На новом месте тритон первым делом забился в самый дальний угол в глубокой части бассейна и замер там, только развевались водой волосы и нервно вздрагивали лопасти хвоста.
Локи придвинул поближе шезлонг и уселся, разглядывая неожиданное приобретение. На вид ему было едва ли тридцать, но Локи знал, что, как и большинство нелюдей, морской народ медленно стареет; это создание вполне могло быть намного старше него: на годы, а, может быть, и десятилетия.
А ещё оно было крайне симпатичным. Мягкие черты лица, аккуратная эспаньолка, длинные ресницы, гармоничное сложение человеческой части и завораживающие переливы оттенков на рыбьем хвосте и плавниках.
- Как же мне тебя называть? - задумчиво вопросил Локи. Создание вскинуло голову и уставилось на него своими невероятными глазами. - "Рыбка моя" - как-то фамильярно на данном этапе знакомства, тебе так не кажется? О, кстати, я же не представился. Моё имя Локи. И я немногим больше человек, чем ты.
Тритон наклонил голову набок, продолжая таращиться. Понимает ли он человеческую речь или просто реагирует на звук и интонации, как обычное животное, было непонятно, но, в любом случае, нужно было как-то приучать его к себе, а лучшего способа, чем просто присутствовать в поле зрения и говорить, Локи не видел.
- Моя прабабка по отцу была из йотунов, ледяных великанов. А по материнской линии я родственен ванирам.
Тритон шевельнул хвостом, пустив по поверхности воды медленно расходящиеся круги.
- Да, знаю, - усмехнулся Локи, достраивая возможный ответ, как если бы говорил сам с собой, - по мне не скажешь. Я не могу наслать вьюгу, не умею предсказывать будущее... но, возможно, это и к лучшему? Мне нет нужды скрываться, мой брат работает в полиции, я - в университете, у нашего отца своя фирма... Обычная жизнь. Безо...
Он осёкся, опустив взгляд.
О какой безопасности можно было говорить теперь, зная, как легко обрывается жизнь всего лишь из-за одного неверного движения?..
Снова, уже сильнее - и громче - и ближе плеснула вода. Локи обернулся, но в тот же момент тишину разорвал телефонный звонок, и он успел лишь заметить, как бьёт по воде ало-золотой хвост на пару метров ближе, чем раньше, а после напуганное создание снова забилось в облюбованный угол.
- Прости, - Локи со вздохом поднялся, вынимая мобильник и отходя подальше от бассейна. - Это тот самый брат, и, если я не отвечу, он не поленится примчаться сюда и вынести дверь, так что... Добрый вечер, Тор.
- Локи! - рявкнуло из трубки. Локи поморщился и отодвинул её подальше от уха, ускоряя шаг. - Мне сказали, ты ездил к этому чёртовому китайцу, это правда?!
- Твоя девка снова за мной шпионила?
- Не смей называть её девкой!
- Ты же называешь графа "чёртовым китайцем".
- Он псих и маньяк! Что ты у него купил?!
- Не имею права разглашать, ты же знаешь его правила. Можешь спросить у него самого, если так неймётся.
- И спрошу! Я у него так спрошу... - Тор засопел в трубку, как разъярённый бык. Потом, судя по звукам, намотал по комнате пару кругов и уже сравнительно спокойно буркнул: - Ладно, проехали. Ты там как, в порядке?
- В полном, - отрезал Локи. - Спокойной ночи.
Было выровнявшееся настроение снова упало на отметку "адски отвратительное". Локи покосился в сторону бассейна и решил, что, чем пугать и без того не слишком настроенное на общение создание своим мрачным видом, лучше излить негатив в пару-десятку абзацев диссертации.
Он погасил свет и, бросив в плещущуюся водой темноту "До завтра", пошёл к лифту.

***

Прошло две с половиной недели.
Поговорил Тор с графом или нет - так и осталось неизвестным, но с дурацкими вопросами он больше не звонил и в гости без предупреждения не вваливался. Диссертация продвигалась со скоростью похоронной процессии, в общении с тритоном тоже особого прогресса не было. Ну то есть да, он стал подплывать немного ближе, но приближаться вплотную к бортикам по-прежнему избегал, вздрагивал от резких движений и звуков и смотрел такими глазами, что, признаться, хотелось его немедленно взять и выпустить.
- Интересно, у тебя есть семья? - в этот вечер Локи решил проверить, не будет ли он казаться созданию чуть менее страшным, если будет не возвышаться над ним из шезлонга, а уляжется вдоль бортика бассейна.
Тритон с подозрением наблюдал, как Локи раскатывает по белому кафелю зелёный туристический коврик и вытягивается на нём, продолжая неспешно вещать.
- Я слышал, среди вас встречаются волки-одиночки, но мне почему-то кажется, что ты не из таких. Жаль, ты не можешь говорить. Хотя, нет, наверно, не жаль, ведь тогда молчал бы я. Честно говоря, уже не помню, когда я в последний раз нормально общался с кем-то за пределами семьи и не по работе. Нет, никакой социофобии, просто... не складывается. Может, ты вылезешь уже из того угла? Мне на тебя смотреть неудобно. Кстати, я нашёл тебе имя. Энтони. Тони. От греческого "цветок"**. Нравится?
Заострённые уши насторожились - когда обращались лично к нему, тритон уже различал. Локи улыбнулся и повторил снова, вкрадчиво и низко, растягивая звуки так, что это прозвучало почти непристойно.
- То-о-они...
Тритон непроизвольно подался навстречу, вслушиваясь. Это было уже что-то новое, и Локи продолжил говорить, глядя немного в сторону, чтобы не спугнуть.
- Спросишь, при чём тут цветы? Из-за твоего хвоста. Немного напоминает лилию - я имею в виду, наземную, а не водяную или морскую. По-моему, я даже видел похожую расцветку, хотя, конечно, у тебя цвета намного ярче. Жаль, я не умею рисовать, ты был бы замечательной моделью...
Тритон подплывал всё ближе. Ещё несколько секунд - и он у самого бортика.
Локи смолк, по-прежнему избегая зрительного контакта и едва дыша. Ужасно хотелось прикоснуться, узнать, какова на ощупь его кожа, насколько она чувствительна, то же про чешую, а правда ли его волосы такие мягкие, как кажутся, а есть ли между пальцами перепонки, а насколько он сильный, а...
Локи зажмурился, безуспешно пытаясь перестать думать. Слишком много вопросов, но он не получит ответа ни на один, если поддастся соблазну сейчас и неминуемо всё испортит...
И тут он скорее почувствовал, чем услышал, как тритон перемещается чуть в сторону, опираясь на борт бассейна и пытаясь заглянуть Локи в лицо. Может, если не шевелиться, он осмелится прикоснуться сам?
Но нет - секунды сменяли друг друга, но ничего не происходило. Казалось, даже течение воды замерло, остановленное звенящим в воздухе напряжением.
Локи глубоко вздохнул, собирая всё своё самообладание, и поднял ресницы.
...До сего момента он полагал выражение "утонуть в чьих-либо глазах" не более чем затасканной метафорой, которое не место даже в посредственных любовных романах.
До сего момента он даже не догадывался, насколько ошибается.
Глаза тритона - Энтони, ты дал ему имя, так используй, - были потрясающе глубокого и чистого карего цвета. Взгляд - удивительная смесь эмоций, опасение, растерянность, почти детское любопытство и что-то ещё, не поддающееся анализу.
Едва ли осознавая, что делает, Локи протянул руку и накрыл ладонь Тони, лежащую на бортике, своей. Карие глаза испуганно расширились - и в следующую секунду тритон уже был на другой стороне бассейна.
Температура его тела была немного ниже стандартной человеческой, как и у самого Локи, но прикосновение всё равно показалось обжигающим - и наверное, обоюдно.
Локи медленно сжал пальцы в кулак.
- Согласен. На сегодня достаточно.

** Происхождение имени Antonius спорно: либо от «антао» / «антео» - "встречаться, сталкиваться", либо от «антос» - "цветок" (греч.).

***

После этого они ещё несколько дней ходили кругами.
Диссертация заглохла; вместо неё неожиданно дописалась статья по совершенно другой теме, черновик которой лежал у Локи года три, не меньше, и появился с десяток новых, которые Локи без лишней спешки доводил до ума, устроившись в шезлонге с ноутбуком и краем глаза отслеживая перемещения Энтони. Иногда тому надоедало, что внимание уделяют не ему, и он, обычно передвигавшийся абсолютно бесшумно, нырял так, что брызги долетали до Локи и грозили загубить дорогую технику. Тогда Локи спешно заканчивал работу, пересаживался ближе к воде и начинал рассказывать о чём-нибудь, уже в открытую любуясь прекрасным, но недоступным созданием.
Новые эмоции - непрошеные эмоции - целая лавина их, настоящее стихийное бедствие - они кружили голову и грозили погрести под собой остатки здравого смысла, но после застойной тины-тоски это было как глоток воды из горного ручья. Локи очень давно не чувствовал себя настолько живым, как в эти часы, что проводил в ежесекундном споре с самим собой о нарушении им же самим установленных рамок.
Он мог производить впечатление человека, способного провести вечность, не поднимая головы от книги, но, к сожалению, правда была в том, что слишком спокойная жизнь претила его беспокойной натуре, жаждущей чего-то нового ежедневно, ежечасно. Тор тоже был таким - но у Тора была работа, на которой было физически невозможно зациклиться на одном деле, чувстве, состоянии, а жизнь преподавателя фольклористики, особенно во время отпуска, была удручающе однообразна.
Теперь же покой ему только снился - и Локи был, пожалуй, счастлив.
Первый раз поймав себя на этом, он был искренне изумлён, поскольку до недавних пор в существовании счастья как продолжительного состояния, а не редких мгновений, у него были огромные сомнения. Также он некоторое время уделил сомнениям в том, имеет ли он вообще право на вышеупомянутое состояние, учитывая недавнюю трагедию, но в итоге пришёл к мысли, что Фригг, с её безграничной добротой и неиссякаемой любовью к жизни, никогда не пожелала бы её детям вечно скорбеть о ней вместо того, чтобы двигаться дальше, выбирать свой путь и быть счастливыми, следуя ему.
Тони он об этом не рассказывал - эти мысли казались слишком личным, чтобы проговаривать их вслух. Только однажды, уже глубокой ночью, когда тритон задремал в мелководной части бассейна, да и у самого Локи уже слипались глаза, он, собираясь уходить, коснулся воды и тихо сказал:
- Спасибо.
Он был уверен, что его не услышат, но, уходя, ощутил обращённый ему вслед удивлённый, непонимающий взгляд. Локи не стал оборачиваться - всё равно ничего не увидел бы в ночной темноте, - и не собирался ничего объяснять. Может быть, потом.
Тогда он впервые задумался о том, что, может быть, всё-таки стоит научить тритона если не звуковому английскому, то хотя бы жестовому. Это бы многое упростило... и именно поэтому Локи отложил воплощение этой мысли на неопределённый срок.
Ему никогда не нравились слишком простые задачи.

***

Он проснулся, не сразу поняв, что именно его разбудило. В доме, вроде бы, было тихо - хотя, нет, откуда-то издали донесся тихий пронзительный звук, похожий одновременно на скрип и звон до предела натянутой струны. А ещё... Да, точно. Так пели киты - Локи иногда работал под звуки природы, наложенные на музыку, так что ошибиться не мог. Но откуда мог исходить звук сейчас, при условии, что он уже невесть сколько времени не включал ни радио, ни телевизор, и точно не забыл выключить ноутбук - тот стоял на столике возле кровати и не подавал признаков жизни?
Разве что...
Осенённый догадкой, Локи вскочил и спешно начал собираться, сетуя про себя, что не догадался установить в бассейне камеры, ведь наверняка, пока он туда добежит, всё уже закончится, он же вечно пропускает всё самое важное!
Но на этот раз он успел.
Энтони сидел на краю бассейна, оставив в воде только хвост, и пел, не замечая ничего вокруг, даже когда Локи вкрался в двери и осторожно приблизился к тритону, внимая ему с тем же уважительным восторгом, с каким слушал оперу.
Хотя, пожалуй, опера бы сравнение проиграла. В русалочьей песне, при отсутствии как таковой мелодии, не говоря уже о словах, была какая-то первозданная, дикая гармония, повторить которую было не под силу даже самому талантливому композитору и певцу, как не смог бы даже гениальный скульптор запечатлеть ветер.
Локи сделал ещё шаг - и песня, сорвавшись в ультразвук, который он не столько услышал, сколько ощутил всем телом, смолкла.
Под прицелом карего взгляда Локи показательно-медленно развёл руками, демонстрируя отсутствие враждебных намерений.
- Я даже подходить не буду, - заверил он. - Только не сбегай.
Тритон нахмурился и, не отводя глаз, медленно сполз в воду, но дальше уплывать действительно не стал.
Локи остался стоять на месте.
- Похоже, ты меня всё-таки понимаешь? Тогда пойми, что я не желаю тебе зла. Просто из всего, что встречалось мне в жизни, ты - самое удивительное, и я хотел бы тебя изучить, но я бы никогда не причинил тебе вреда. Даю слово.
Энтони смотрел на него так, будто очень хотел поверить, но что-то мешало.
- Чего ты боишься? - Локи медленно опустился на пол, по-прежнему соблюдая дистанцию. - По-моему, из нас двоих ты сильнее и опасней. И ты можешь дышать под водой, а я нет, так что при случае можешь меня просто утопить. Но я не собираюсь тебя провоцировать. Мне просто интересно.
Тритон шевельнул хвостом, отлепляясь от бортика. Локи улыбнулся и протянул ему навстречу руку.
- Иди ко мне, - и, вспомнив события шестидневной давности, добавил нараспев: - То-о-они...
Сработало: тритон нырнул и поплыл к нему. В этой части бассейна глубина была едва ли по колено, и острый спинной плавник выглядывал из воды, рассекая воду - так любят снимать акул, вот только вряд ли среди них нашлась бы хоть одна настолько очаровательная.
Добравшись до бортика, тритон уселся, подогнув хвост под себя, несколько секунд молча сверлил взглядом протянутую к нему руку, видимо, сомневаясь в успехе предприятия не меньше самого Локи, и, наконец, осторожно, самыми кончиками пальцев коснулся его запястья.
- Ну вот, видишь? - прошептал Локи, прекрасно понимая, что сейчас лучше помолчать, но не в силах сдержаться. - Ничего страшного, - и осторожно взял Тони за руку. Тот вздрогнул, напрягся, но Локи держал бережно, оставляя возможность высвободиться в любой момент, и, возможно, именно поэтому тритон этой возможностью не воспользовался. Только смотрел душевынимающим взглядом.
- Не бойся, - Локи коснулся губами тыльной стороны его ладони, а потом принялся гладить влажную кожу плавными медленными движениями, постепенно поднимаясь к плечу.
Тони приоткрыл рот, часто и неглубоко дыша, но на испуг это уже не было похоже. Скорее он прислушивался к своим ощущениям и пытался понять, нравится ему это или нет.
Прикосновение к шее ему точно не понравилось - издав тихий стрекочущий звук, он дёрнулся в противоположную сторону, глядя на Локи так, будто тот по меньшей мере пытался его придушить.
- Ладно-ладно, больше не буду, - пообещал Локи, убирая руку.
Тони вздохнул немного спокойнее, и, видя, что он не собирается убегать, Локи рискнул погладить его по щеке, а после, не встретив протеста, по волосам. Тони прикрыл глаза и немного расслабился, и Локи принялся гладить его уже обеими руками, осторожно разбирая спутанные пряди и осторожно массируя кожу, особенно уделяя внимание нежным и чувствительным местам за ушами, от прикосновений к которым Тони пробирала дрожь, едва ли имеющая отношение к страху.
Связных мыслей у Локи в голове к этому времени уже практически не осталось. Тони, жмурясь, подставлялся под его прикосновения, практически полностью выбравшись из воды, и казалось так просто - опрокинуть его на пол, прижать, впиться поцелуем в казавшиеся такими мягкими губы, оставить следы ногтей на смуглой коже, окончательно и бесповоротно сделать своим...
- Так, хватит, - одёрнув себя буквально в последний момент, Локи отодвинулся от тритона подальше и скрестил руки на груди. - Не то тебе точно придётся тащить меня в воду - не топить, так охлаждать.
Тони открыл глаза - сейчас они казались чёрными из-за расширенных зрачков - и, взглянув на Локи чуть ли не разочарованно, снова тихо затрещал. А потом неожиданно развернулся и скатился обратно в бассейн, мощным ударом хвоста подняв волну, девяносто процентов которой выплеснулось за борт.
- Ах ты..! - насквозь промокший Локи, не договорив, махнул рукой и рассмеялся, не находя сил разозлиться по-настоящему.
Тритон смотрел на него с чётко различимым ехидством.
- Всё верно, - вздохнул Локи, поднимаясь. - Я сам напросился. А у тебя, оказывается, ещё и чувство юмора есть. Потрясающе.
Тритон улыбнулся первый раз за всё время и скрылся под водой.
А Локи пошёл сушиться.

***

После этого дело окончательно сдвинулось с мёртвой точки. Тритон приплывал, когда звали, позволял себя гладить, даже начинал ластиться сам, подлезая под руку Локи и урча что-то на своём смешном языке.
Кроме точек за ушами, оказалось, что у него очень чувствительная кожа возле спинного плавника, там, где она ещё не переходила в чешую, и на боках (гладить приходилось осторожно, огибая жаберные крышки, потому что прикосновение к ним нервировало тритона так же, как и горлу), а вот лопасти хвоста, хоть и казались нежными и хрупкими, были почти нечувствительны, как и сам хвост. Но Локи всё равно нравилось водить по нему ладонями, ощущая, как перекатываются под сверкающей чешуёй стальные мышцы, и мысль, что Тони может хватить всего одного движения, чтобы убить его, казалась ему скорее привлекательной.
Прикосновений к боковым плавникам Тони избегал, особенно к внутренней стороне. Когда Локи попытался погладить его так в первый раз, то Тони, действуя скорей инстинктивно, чем сознательно, прижал плавники к бокам так сильно и резко, что Локи чуть не остался без пальцев и долго ещё шипел, дуя на ободранные костяшки, а Тони виновато сопел и в следующий раз, когда Локи полез, куда не надо, просто сбежал, а на третий - всё-таки спихнул его в воду.
- Зловредное создание, - сетовал Локи, выпутываясь из одежды - идти переодеваться было лень, да и, в конце концов, глупо проводить чуть не целые сутки возле воды и ни разу не окунуться по доброй воле, а не русалочьему произволу. - Ну что тебе, жалко, что ли? Или...
Он хищно прищурился и смерил насторожившегося Тони изучающим взглядом:
- Тебе щекотно, да?
Тритон либо не понял, либо счёл за лучшее не отвечать, но Локи это уже не остановило. Закончив раздеваться, он набрал побольше воздуха и нырнул, рассчитывая добраться до Тони раньше, чем тот сообразит, в чём дело, и страшно отомстить. Но он недооценил его реакцию - оставалось дотянуться буквально считанные сантиметры, когда тритон в один взмах хвоста оказался на другой стороне бассейна.
Соревноваться в воде с тем, кто был рождён жить и выживать в ней, было заведомо безуспешным предприятием. Но Локи видел в тёмных глазах напротив отражение собственного азарта и просто не мог не попытаться.
Конечно, догнать Тони ему не удалось ни разу, даже за кончик хвоста ухватить. Конечно, уже на третьем круге с непривычки заныло всё, что можно и нельзя, и хорошо ещё, что не свело ногу.
Но, всё равно - это было весело и Локи был совсем не против как-нибудь ещё повторить. А пока он, тяжело дыша, сидел на мелководье, а Тони полулежал рядом, опираясь Локи на колени и со встревоженным видом заглядывая ему в глаза.
- Всё в порядке, - улыбнулся Локи, уже привычным движением касаясь его щеки.
Тони издал тихий нежный звук и потёрся о его ладонь. Локи погладил его, убрал с лица отросшую чёлку (которую уже надо было бы подровнять, так же, как и бородку, но Локи сомневался, что Тони адекватно воспримет приближение к нему с острыми металлическими предметами в руках) и устало откинулся назад, опираясь на борт бассейна. А Тони...
Тони потянулся за ним следом и нерешительно обнял, уткнувшись лбом в плечо.
Локи изумлённо замер, только что не обратившись в соляной столп, и далеко не сразу осмелился опустить ладони на спину тритона и прижать его к себе.
В ответ раздалось тихое гудение на грани слышимости.
Локи улыбнулся и прикрыл глаза.
Усталость никуда не делась, и завтра он однозначно не встанет с постели, но сейчас, когда в ладонь отдавалось частое биение чужого сердца, это было совершенно, абсолютно не важно.

***

Утро следующего дня действительно вошло в десятку самых мучительных подъёмов в его жизни, но Локи пережил его, учёл ошибки и с тех пор, плавая вместе с Тони, старался не превращать это в чреватые последствиями гонки. Разве что иногда, когда Тони становилось скучно чинно выписывать круги по бассейну, и он махал хвостом перед самым носом Локи, так и напрашиваясь, чтобы за него подёргали.
Но просто сидеть на мелководье так близко друг к другу, как только это было возможно, обоим всё равно нравилось больше. Локи гладил Тони и вполголоса рассказывал что-нибудь; Тони обвивал вокруг него хвост и тихо урчал, подставляясь под прикосновения уже без малейших опасений. Теперь его можно было обнять, затащить к себе на колени, поцеловать - в висок, в щёку, как ребёнка, не более того. Локи не смущала ни их принадлежность к разным видам, ни, тем более, к одному полу, он просто не хотел торопить события. То есть хотел, конечно, но... но предпочитал дождаться, когда этого захочет и Тони. А того, похоже, и так всё устраивало. В конце концов он даже начал засыпать на коленях Локи, не сворачиваясь, не закрывая грудь и горло, что было настолько выразительным показателем доверия, что Локи бы перестал уважать сам себя, если бы его нарушил.
Но некоторые вещи случаются вне зависимости от того, хотим мы, чтобы они произошли, или нет. За всеми этими треволнениями Локи не заметил, как наступил август и до дня рожденья Тора остались считанные дни. Шанса избегнуть шумного гуляния по сему знаменательному случаю Локи не оставили: за пару часов до этого Тор позвонил и поставил брата перед ультиматумом: или тот идёт сам, или его тащат силой, потому что, видите ли, "надо иногда с людьми общаться". Степень необходимости общения с компанией Тора, никогда не питавшей к его брату особой симпатии, вызывала у Локи большие сомнения, но Тор был из тех людей, с которыми легче согласиться, чем объяснять, почему нет. В силах Локи было лишь выдвинуть ответные условия - он приходит, отдаёт подарок и уходит, никаких "да посиди", "давай ещё нальём", "ну что ты как не родной" и прочая и прочая. Тор вроде как согласился, однако у Локи остались немаленькие подозрения, что по прибытию на место ему придётся отстаивать свою позицию заново. Ввиду этого, оставив вежливость королей до более заслуживающих её поводов, к бару, где расположились именинник сотоварищи, Локи подъехал с опозданием чуть не на четверть часа, когда шумная компания уже прочно обосновалась за столом и успела пропустить по паре-тройке-четвёрке рюмок и расслабиться.
- О! Братишка! - заметив мрачную фигуру у дверей бара, Тор приветственно махнул рукой, едва не снеся бокал и соседа. - А я уж думал, ты...
- Не думай, - ослепительно улыбнулся Локи. - В праздники вредно.
- И то верно. Садись!
- Нет-нет, я только на минуточку, - Локи жестом фокусника достал два свёртка и нарочито-пафосным тоном завёл речь о том, как не мог решить, что лучше - подарок для дела или для души, и в итоге решил подарить и то, и другое.
- ...Пользуйся, дорогой братец.
- Офигеть! - Тор с детским восторгом вертел в руках фирменный мультитул и литровую кружку в виде молота скандинавского бога грома. - Спасибище!
- Рад, что тебе понравилось. Ну а теперь мне пора, счастливо отпраздновать.
- Ну Ло-оки! - забыв о подарках, Тор попытался встать из-за стола. Локи спешно отступил к двери:
- Тор, я тебя предупреждал. У меня ещё полно дел.
- Да какие дела, пятница, у тебя отпуск, мне тридцать два!..
- Тор, да забей, - вмешалась Сиф. - Не хочет человек - ну и нам не больно-то надо видеть его кислую мину.
- Спасибо, дорогая, я тоже тебя люблю, - Локи приложил руку к сердцу и отвесил ей шутовской поклон. - Видишь, Тор - дама не хочет меня видеть, так к чему настаивать?
Тор открыл было рот, дабы выдать какой-то неопровержимый, с его точки зрения, аргумент, но в этот момент у Локи зазвонил телефон.
- Вот! - наставительно подняв палец, заявил он. - Это знак свыше, посему - откланиваюсь, господа и дамы, - и поспешил на улицу.
- Мистер Асквальд! - это был граф, и голос его звучал встревоженно. - Вы дома?
- Направляюсь туда.
- Поспешите! В вашем районе отключили электричество.
Локи ахнул, ускоряя шаг. Это значило, что мог отключиться насос, качавший воду в бассейне, а дорога с учётом пробок, которые были неизбежны ввиду надвигавшихся выходных и той же самой аварии, заняла бы никак не меньше четверти часа - и это в лучшем случае.
Чёрт бы побрал Тора, его упрямство и его гулянки...
- Крупная авария, - продолжал говорить граф, - не думаю, что успеют починить к утру. Боюсь, вам придётся вынести вашего питомца в море, вы справитесь?
- А у меня есть выход?
Взревел мотор.
- Удачи, - пожелал граф и отключился.

***

Дом был погружён в темноту. Локи взбежал на крыльцо, распахнул двери и бросился через коридор к лестнице, ведущей в бассейн.
- Тони!
Ничего - ни звука, ни плеска.
- Тони!!!
Сколько он уже находится в застойной воде? Сколько они вообще могут обходиться без постоянного притока энергии? Расспросить графа об этом Локи как-то не подумал, и сейчас мог лишь надеяться, что природа была достаточно рациональна, чтобы не делать столь сильных и прекрасных существ до такой степени уязвимыми.
- Тони!!!
Тихий жалобный звук.
Локи включил на мобильнике подсветку, направил его в направлении звука и чуть не свалился от облегчения, когда свет отразился в широко распахнутых глазах: Тони лежал на мелководье, свернувшись клубком, и смотрел на него. Когда Локи спрыгнул в воду, тритон приподнялся на локте и потянулся навстречу, но на большее его не хватило.
- Прости-прости-прости, если бы я знал... - Локи попытался поднять его на руки, но тут же понял, что переоценил свои силы: хвост, по длине в два раза превосходящий человеческую часть русалки, оказался слишком тяжёлым, стоило приподнять тритона над водой.
Или не слишком...
Сейчас, когда всё существо Локи было словно натянутая струна, ему в единый миг вспомнилось, как однажды в детстве они с Тором влезли в дом якобы с привидениями, и на них обрушился потолок, и Тор, тогда ещё ненамного превосходящий Локи объёмом мышц, ухитрился поймать и продержать над ними тяжеленную балку, пока не приехали спасатели. Как Тору это удалось и почему его глаза в эти минуты горели алым, а кожа окрасилась в синий, оставалось загадкой, пока Фригг не уговорила Одина рассказать сыновьям, кем была их прабабка.
Один ещё сказал тогда, что великанья сила таится в них обоих, но пробудить её нарочно не выйдет - она будет проявляться только тогда, когда будет действительно нужна.
Сейчас она была нужна, как никогда, и, перехватив тихо вскрикнувшего Тони поудобней, Локи сделал шаг, второй, а на третьем понял, что больше не чувствует тяжести в руках, а воздух вокруг, ещё минуту назад по-ночному прохладный, почему-то кажется почти горячим.
Выбираясь из бассейна, Локи мельком заметил своё отражение в воде - едва различимую в полумраке тень с горящими алым глазами, но присматриваться было некогда. Не срываясь на бег только потому, что боялся оступиться и уронить бесценную ношу, он свернул к чёрному входу, откуда было ближе идти до моря, спустился к воде, влетел в неё по пояс... и замер, с ужасом заметив, что там, где их с Тони тела соприкасались, на коже тритона сверкает лёд, а в тёмных глазах плещется беззвучная паника.
Локи спешно разжал руки. Тритон соскользнул в воду и тут же скрылся в её антрацитовой глубине; на поднявшихся волнах закачались, тая, тонкие льдинки.
Заморозить морскую воду почти невозможно - это Локи помнил со школы.
Так насколько же холодна была его кожа и какую чудовищную боль должно было причинять прикосновение к ней?
Несколько секунд прошло в бесцельном, бездумном бездействии. Потом он медленно развернулся и побрёл к берегу.
- Мистер Асквальд, - прошелестело из темноты, и на фоне белого песка росчерком туши проступила тонкая фигура в чёрном кимоно.
- Граф, - бесцветно отозвался Локи. - Пришли убедиться, что я понёс заслуженное наказание за нарушение контракта?
Граф тихо усмехнулся, наклонив голову так, что разглядеть выражение его глаз не представлялось возможным.
- Думаю, - проговорил он, - в вашей истории ещё рано ставить точку.

***

Непреклонно напоминала о себе наступающая осень. Дни стояли, как на подбор - холодные и пасмурные, но кипы книг, занимавшие все горизонтальные поверхности в комнате Локи (за исключением, разве что, кровати), заполняли её запахом пыли и уныния, стоило только закрыть окно, так что Локи держал его нараспашку.
В конце концов, замёрзнуть и простыть ему не грозило, а мерный шум прибоя, доносимый ветром, бередил память, не позволяя заснуть над редкостно занудными текстами.
Солнце уже почти скрылось за горизонтом, когда сквозь прибой пробился новый звук, тёплый и тягучий, как нота "до" первой октавы, взятая виолончелью.
Локи метнулся к окну, опережая собственные мысли.
Всё верно: внизу, на границе, где море сталкивалось с сушей и оставляло белые кружева пены на песке, сверкало ало-золотое и звучала русалочья песня.
Вдох-выдох, перемахнуть через подоконник - как хорошо, что первый этаж - и бегом на берег.
Только бы не ушёл, только бы не оказалось, что это просто закат отразился в воде, а воображение достроило остальную картину...
Но нет - когда Локи ступил на песок, Тони был там.
- Здравствуй, - выдохнул Локи, замедляя шаг. Тёмные глаза распахнулись шире, хвост нервно ударил по песку, но с места тритон не сдвинулся, дожидаясь, когда к нему подойдут.
Локи осторожно присел рядом с ним, не пытаясь коснуться.
- Как ты?
Тони, помедлив, повернулся к нему правым боком - ожога как такового почти не осталось, но, если присмотреться, можно было различить участки более светлой кожи там, где лёд впечатался слишком глубоко.
Локи виновато поник головой.
Нет, объективно он понимал, что это было меньшим злом из всех возможных в той ситуации. Хотя её вообще не должно было случиться! Он должен был предусмотреть, что может отключиться электричество. Он должен быть вспомнить всё, что читал об йотунах, прежде чем призывать эту силу, не думая о последствиях, он же не Тор...
Он ведь обещал, что не причинит вреда. А в результате сделал это дважды.
Значило ли возвращение Тони, что он простил это?
Локи не стал спрашивать.
Просто придвинулся ближе и осторожно привлёк несопротивляющегося Тони к себе, и, когда тот прижался к нему и, прикрыв глаза, склонил голову ему на плечо, это было лучшим ответом.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.