Осенняя гроза +40

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Бэтмен (Нолан)

Пэйринг или персонажи:
Брюс Уэйн/Талия, Бэйн
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст
Размер:
Мини, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Дождавшись утренних новостей, Талия Аль-Гул едет к Брюсу Уэйну, чтобы полюбоваться его падением - так нынче маскируется ее давний интерес к нему, смутный, тяжелый, как осенняя гроза.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
хочешь что-то прочитать? пиши сам!
3 августа 2012, 03:58
Дождавшись утренних новостей, Талия Аль-Гул едет к Брюсу Уэйну, чтобы полюбоваться его падением - так нынче маскируется ее давний интерес к нему, смутный, тяжелый, как осенняя гроза. Тучи сгущаются, дождь барабанит в фальшиво-старые окна, ей нужно узнать его истинную суть, но он невозмутим, и она выбирает последний способ, древний и грубый.
Она удивлена, когда он целует ее. Не как любой из тех, кто брал ее с ее стратегического согласия. Так, как хочется ей. Это незнакомо, нелогично, невероятно приятно, и она прячется, подставляя шею.
Она удивлена, когда он несет ее наверх через темноту, не спотыкаясь и не останавливаясь. Зачем? Она не ждала такого рыцарства.
А потом склоки ожиданий и реальности перестают иметь значение.
Словно это не она набросилась на него в не лучший для него день, а он добивался ее месяцами и теперь не собирается допускать, чтобы она жалела о своем согласии. Он совершенный любовник - для многих, наверное, слишком мягкий, но она еще не чувствовала себя женщиной более, чем сейчас, когда вместо того, чтобы заняться делом, ей пересчитывают пальцы на ногах. Это не она, а он отдает - со слепящей решимостью, будто знает, что этот раз последний.
В последний раз каждый заторопится выплеснуть себя в потоп, что наступит после.
Этот мужчина шепчет ей витиеватые комплименты.
Она не желает признавать, что это прекрасно.

После она отворачивается под предлогом углей в камине, чтобы не выдать своего смятения, но ласковые пальцы догоняют ее.
- Давай уедем, - говорит она и запоздало пугается собственных слов.
Смысл ее жизни вскидывается тяжелой змеей, ослепленный истинной сутью Брюса Уэйна.
И вновь сворачивает кольца, услышав "не сейчас".
Разочарованно.

Она просыпается в одиночестве. Уже поздний вечер, дождь кончился, от серых углей в камине умирающей струйкой ползет дым.
Ей срочно нужно увидеть Бэйна.

Ее полководец кивком головы отсылает солдат и смотрит молча, выжидательно.
- Тебе небезопасно приходить сюда одной.
- Глупости.
Она просто стоит и смотрит, и он отворачивается к экранам, ссутулившись еле заметно.
По обнаженной спине вдоль позвоночника ползет знакомый шрам.
Она тихо подходит и ведет кончиками пальцев снизу вверх. Он вздрагивает, распрямляясь, замирает сжатой пружиной.
Самое родное существо на земле.
Она садится ему на колени, обнимает за шею, утыкается лбом в необъятное твердое плечо. У виска свистит сквозь маску длинный выдох.
Бэйн наконец расслабляется, весь оседает, обнимает ее одной рукой поперек спины, второй продолжая вбивать что-то в компьютер.
Они сидят так еще несколько минут. Потом она поднимается и шепчет ему на ухо:
- Ты победишь.
И уходит быстрым шагом.
Она верит в его победу, но не хочет ее видеть.