Я же мужчина +53

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Касл

Основные персонажи:
Кэтрин Хоутон Беккет (Кейт), Ричард Эдгар Касл (Ричард Александр Роджерс)
Пэйринг:
Кейт Беккет/Ричард Касл
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Hurt/comfort, AU
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Я же мужчина" - постоянно слышит от Касла Беккет на протяжении всего их знакомства. Как будто она может об этом забыть.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну такое.:)
25 июня 2015, 02:38
- Я же мужчина, - иронично говорит Касл, небрежно перехватывая у неё из рук коробку с документами, - оставь тяжести мне.
Это было бы совершенно очаровательно, если бы не тот факт, что рядом с ними шагает (а точнее, вышагивает умелой походкой модели) свидетельница по очередному делу.
Беккет это раздражает, несмотря на то, что не должно бы. Хотя ей бы наслаждаться. Обычно он не столь галантен, а покрасоваться перед длинноногой обитательницей «языка» Касл возможности не упустит.
- Не хотите выпить кофе?
Беккет невольно поджимает губы и смотрит в бумаги, которые несет в руках, лишь бы не видеть улыбок этих двоих. Удивленно-польщенной девушки и откровенно-довольной – Касла.

***

- Я же мужчина, - смеется он в ответ на её замечание, стирая губную помаду со щеки; Беккет ревниво глядит, как след прошедшей ночи (он что, даже не умывался?), стирается небрежным движением большого пальца, - свободный мужчина. И у меня иногда бывает секс. А у тебя?
Голос у него в этот момент такой, что ей самой хочется секса. Хм… с ним. Но только она не уступает так просто.
- У меня тоже, - она наклоняется, предоставляя ему небольшой обзор на её грудь в скромном вырезе блузки, с удовольствием замечая, что взгляд у него фокусируется в нужном месте, - только я умею это скрывать. И тебе бы пора научиться.
- А зачем? – принимает он игру.
- Чтобы не становиться объектом насмешек, - она наклоняется к самому его лицу, и взгляд Касла поднимается к её глазам, - ведь у тебя на воротнике здоровый, ярко-розовый отпечаток губ.
Она с удовольствием откидывается назад, наблюдая, как он чертыхается.

***

- Ну, Беккет, - Касл улыбается своей самой обаятельной улыбкой, и прекрасно это понимая, Кейт даже не думает смотреть в его сторону, - я же мужчина из списка пятидесяти самых привлекательных людей Нью-Йорка по версии «Нью-Йорк таймс» за этот год. Неужели ты не считаешь меня привлекательным?
Беккет старается не обращать внимания ни на улыбку, ни на игривый тон; она перебирает бумаги и пытается сосредоточиться на показаниях свидетеля. Можно ли ему верить?
Но Касл не был бы Каслом, если бы так просто отстал.
- Я всё ещё жду ответа.
- Касл, - она намеренно напускает в голос больше раздражения, чем испытывает, - не работаешь сам – дай поработать другим. И, - она закатывает глаза, увидев, что он снова открыл рот, - я читала этот номер. Ты на сорок восьмой позиции. Не слишком ли этим гордишься? Войди хотя бы в двадцатку, тогда поговорим.
- То есть, ты рассмотришь мою кандидатуру, если попаду? – оживляется он.
- Сначала попади туда, сорок восьмой.
Когда Касл демонстративно надувается, она не может сдержать улыбки.

***

- Я же мужчина, Беккет, - закатывает он глаза и говорит тоном, который Алексис наверняка ненавидит, хоть и вряд ли в этом признается, - умение стрелять у меня в крови. Точнее, в гене. Не слышала? Ну, хромосома X, хромосома Y… Это, кстати, доказывает, что у мужчины развиты куда больше, чем женщины, ведь наличие…
- Ты сегодня замолчишь, Касл? Что-то я сомневаюсь в твоей способности к стрельбе. Или ты думал, что я не помню наш поход в тир?
- Я надеялся, - кисло улыбается Касл, - ты ведь тогда выпила.

***

Беккет ненавидит открывать глаза и видеть перед собой белый потолок. Чувствовать отвратительную симфонию запахов из лекарств и хлорки; ощущать под спиной жесткий матрас больничной койки.
Впрочем, утешение у неё есть - в виде Касла, сидящего на дешевом стуле, с цветом лица, как простыня, на которой она лежит. А на тумбочке стоят ярко-желтые, как солнце…
- Цветы? – спрашивает она, едва слыша собственный голос.
Касл вскидывает голову, ошеломленно моргает.. а потом улыбается – так тепло и радостно, что сердце у Кейт на секунду замирает.
- Я же мужчина, Кейт. А еще, - он запинается, - твой друг. Как ты?
- Пуля в плечо – не самое, признаться, лучшее завершение дня. Но я жива. И не надо на меня смотреть, как на умирающую, Касл.
- Зачем ты заслонила меня? – у него удивительно серьезный тон, от которого Беккет больше всего хочется малодушно спрятаться под одеяло.
- Мы напарники, Касл, - смеется она, тем не менее, пряча глаза, - ты бы сделал для меня то же самое.
Он пересаживается на краешек кровати, почти невесомо прикасаясь к руке. И его пальцы так нежно скользят по коже, что Беккет почему-то хочется расплакаться. Но она все-таки детектив, взрослая женщина, а потому просто вздыхает, но руку убрать не пытается.
- Напарники? – негромко спрашивает Касл, и Кейт понимает – это тот самый момент, когда можно все пустить по-иному, изменить, поднять на новый уровень… Но тут же понимает, сколько проблем это принесет, сколько того, от чего легче спрятаться под непониманием, чем принять…
- Да, - отвечает она, когда пауза затягивается, и тут же ругает себя за сдержанность.
Он улыбается – спокойно, грустно, но не удивленно. Словно знал, когда спрашивал.
- Поправляйся, Беккет.
Касл делает пару шагов к выходу, но вдруг оборачивается, и на его лице такая улыбка, что очарование момента слетает, словно сухая листва, и Кейт настораживается.
- А еще ты, кажется, назвала меня Риком, когда заслонила собой, - он поднимает глаза к потолку, и принимает невинный вид, - в первый раз за три года знакомства, наверное, а?
Он озорно улыбается, и сбегает за дверь, прежде чем метко кинутая подушка успевает достичь цели.

***

- Обними меня, Касл, - шепчет Беккет, прижимаясь к нему ближе.
- Я же мужчина, Беккет, - шипит он в ответ, – еще чуть ближе, и ты точно познакомишься со мной в новом ключе. Не то, чтобы я против, но нам еще работать вместе.
Если бы не отточенное годами самообладание, Кейт бы покраснела. Их цель – мужчина танцующий с партнершей через две пары от них, главный подозреваемый в убийстве, и им необходимо продержать его в поле зрения до приезда подкрепления.
- Знаешь, Беккет, я знал, разумеется, что ради работы ты готова на многое, но это… Расскажи мне, почему я? Почему не Эспозито?
- Он, если помнишь, с Лэнни встречается.
- Ага, вот значит о Лэнни ты заботишься, а о моей личной жизни даже не спрашиваешь.
- Потому что она у тебя полностью отсутствует.
Танцевать им вместе было не впервой, были и танго, и вальс, и современные танцы… А вот бачаты до сегодняшнего дня не было.
Кейт чувствует, что умирает от желания уйти отсюда, и забыть навсегда этот день.
Забыть жаркие прикосновения Касла, его горячее дыхание на шее, от которого мурашки разбегаются по всему телу, и пальцы, жгущие талию через тонкую майку. Забыть, что его руки лежат на её теле совсем легко, невесомо, но уверенно…
Забыть, как двигаются их тела: четко, слаженно, вместе. И насколько правильным ей это все кажется прямо сейчас. И как самые хрупкие кирпичики стены окончательно разваливаются под обжигающим и таким родным теплом его ладоней…
- Беккет, - шепчет Касл совершенно непривычным тоном, от которого слабеют колени, а низ живота сводит от невероятного желания.
Она поднимает глаза, уже готовая сказать кое-что очень важное, и в этот момент музыка теряется в визге сирен. Подкрепление.
Касл отстраняется.

***

Стоять перед его квартирой Кейт может долго, собираясь с духом и пытаясь подобрать нужные слова для очень-очень важного разговора. Но чем дольше она стоит, тем меньше в голове мыслей, и тем сильнее желание сбежать прямо сейчас.
Дверь открывается сама, выпуская из квартиры Марту, которая приветственно улыбается и тут же зовет Касла.
- Беккет? – удивляется Рик. – Что ты тут делаешь?
И она понятия не имеет что говорить. Он явно удивлен, но не шокирован, и даже, кажется, рад.
- Может, пригласишь меня выпить? – невпопад спрашивает Беккет. – У меня есть информация по делу.
Информация у неё и правда есть, она озвучивает её, как только получает в руки округлый бокал с виски, да только это совершенно не то, что нужно говорить. В ответ на её сбивчивый (и наверняка совершенно несвязный) рассказ о новом подозреваемом, Касл кивает, но сильно заинтересованным не выглядит.
- Да, наверное, стоит проверить его на…
Его слова не доходят до сознания вообще, Беккет лишь осознает, что он, кажется, толкает очередную дурацкую теорию о преступлении, судя по ехидной улыбке… Но мысли слишком далеко, чтобы вникать.
Нужен ли этот разговор начистоту прямо сейчас?
Ведь делать шаг вперед, впускать его в свою жизнь... это тяжело. Хочется ли ей этого? Еще десять минут назад она была твердо уверена, что так и есть, но сейчас... Как она вообще решилась просто так придти и просто поговорить? Или лучше подождать подходящего момента?
Но тут Беккет понимает, что ждать этого момента можно очень долго. Ведь она по сути и занимается этим последние пару лет их знакомства. Ждет. А может, пытается отсрочить его как можно дальше, потому что делать шаг вперед иногда бывает очень страшно. Ведь что там, впереди, непонятно, сложатся ли их отношения во что-то большее или рухнут в самом начале развития? Стоит ли? Ведь, если подумать, и на этой стадии не все так плохо. У них есть дружба, и общие интересы, а еще редкие моменты, от которых её сердце бьется чаще и сильнее... Но достаточно ли этого?
Беккет пропускает момент, когда Рик прекращает говорить, зато не пропускает, когда его руки притягивают её к себе, и она наконец-то чувствует его губы на своих. Это похоже на ураган, конец света; в голове у Беккет не остается никаких мыслей.
Поцелуй именно такой, каким должен быть: чувственный, сильный, с невероятным оттенком эротичности и сладко-горького ожидания, которое так долго томило их обоих.
Касла совершенно не волнует, что она там себе думает об их возможных отношениях, как оно будет и будет ли вообще... Он просто делает сам шаг вперед, увлекая её за собой в неизвестность.
И Кейт понимает, что совершенно этому не удивлена. Он же мужчина. Её мужчина.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.