О том, как нолдор корабли построили +50

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Основные персонажи:
Амрод и Амрас (Питьяфинвэ и Телуфинвэ, Амбарто и Амбарусса), Карантир (Морифинвэ, Карнистир), Келегорм (Туркафинвэ, Тьелкормо), Куруфин (Куруфинвэ, Атаринкэ), Маглор (Канафинвэ, Макалаурэ), Маэдрос (Нельяфинвэ, Майтимо, Руссандол)
Пэйринг:
Куруфин, Маэдрос, Маглор, Келегорм, Карантир, Амрод, Амрас, Финвэ, Нерданэль, жена Куруфина, Фингон, Финголфин, Финарфин, Келебримбор
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, AU
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Итак, кое-что в истории пошло иначе - в Форменосе убит Феанор, а не Финвэ. А вот что за этим последовало...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Внимание, присутствуют легкие элементы стеба, которые могут кого-нибудь оскорбить.

Имя Лаириэль дано жене Куруфина автором фанфика. У Толкина она осталась неназванной.
27 июня 2015, 16:38
— Кто-то скачет!
В неверном свете факелов, разгонявших павшую на Валинор тьму, проступили очертания всадника.
Взмыленный гонец сполз с коня и, бросив поводья ближайшему из эльдар, встал перед Финвэ навытяжку.
— Феанаро погиб! — сообщил он.
Король покачнулся. Присутствующие здесь же на празднике сыновья Мастера онемели.
— Как это произошло? — спросил его, выступив на шаг вперед, Макалаурэ.
Взволнованный юноша начал рассказывать. Он поведал, как явился сразу после отъезда отца и сыновей Феанаро Мелькор. Стены Форменоса не удержали Валу. Принц, еще не оправившийся от полученных недавно на охоте тяжелых ран, был убит прямо в своей постели. Он даже не смог оказать сопротивление. Пытавшиеся защитить его двое верных также пали от руки врага. Сильмариллы были похищены из кладовой Форменоса, а тело владельца их, ярко вспыхнув, сгорело дотла и рассыпалось прахом.
По толпе эльдар прокатился рокот. Послышались шепотки.
— Наконец-то.
— Кажется, теперь этот Феанаро не будет никому больше отравлять жизнь.
— Туда ему и дорога.
Нолофинвэ, с трудом скрывая блеск в глазах, удовлетворенно ухмыльнулся. Арафинвэ покачал головой и печально вздохнул.
— Проклятая тварь! — прорычал Морьо.
Турко и Курво сорвались с места и бросились к лошадям.
— Постойте! — окликнул их обоих Майтимо.
Братья остановились. Старший смерил с ног до головы всех шестерых младших братьев суровым взглядом.
— Ни с чем подобным мы прежде никогда не сталкивались, — проговорил он, —, а потому сейчас легко ошибиться и наделать глупостей. До тех пор, пока мы не разберемся в происходящем, вы будете слушаться меня. Вы поняли?
Все, кто с большей охотой, кто с меньшей, согласились с ним. Каждый из них стоял и думал о чем-то своем.
— В Форменос возвращаться сейчас нет смысла, — продолжал Майтимо. — От отца не осталось даже горстки пепла. Надо ехать к матери, она наверняка еще ничего не знает. Сообщим ей, посоветуемся, а потом уже решим, что делать дальше.
Макалаурэ медленно поднял свой потухший взор.
-Да, ты прав, — отвечал он брату.
Турко и Морьо в знак согласия склонили головы.
— Кажется, вам были нужны Сильмариллы отца? — Крикнул Курво, обращаясь к Валар, и голос его дрогнул от подступивших слез. — Так идите и попробуйте теперь забрать! — И сделал неприличный жест рукой. Майтимо против воли ухмыльнулся.
И братья, не говоря больше ни слова, вскочили на лошадей и отправились в дом Махтана к своей матери.
А что Финвэ? Он все так же продолжал неподвижно стоять, закрыв ладонью глаза, и из-под пальцев его текли слезы. Арафинвэ, подойдя к отцу, молча обнял его, прижав голову к своей груди, и тоже заплакал.

— Ну что Валар? — спросил Макалаурэ.
Майтимо прошел к огню и, скинув плащ, опустился в кресло и устало вздохнул.
— Они хотят подождать.
Турко и Морьо переглянулись.
— Чего же?
— Они хотят попробовать восстановить Древа, а кроме того, прежде чем идти с войной в Эндор, защитить Аман.
Повисло молчание. Никто не знал, как реагировать на эти слова.
— Моргот зашел слишком далеко! — воскликнул Амбарто. — Наш отец погиб!
Майтимо зябко повел плечами.
— Они и не отрицают этого. Более того, Финвэ уже обращался к ним с подобной просьбой, но слово их окончательно. Нужно время, чтобы завершить дела.
— А Моргот тем временем будет преспокойно жить у себя в Ангбанде? — послышался ехидный голос Курво. — Ну уж нет!
— Атаринке! — испуганно вскрикнула Лаириэль.
А тот, прислонившись плечом к косяку и скрестив руки на груди, продолжал:
— О смерти отца мы не должны забывать, будто ее и не было. Я предлагаю, — Курво сделал паузу и медленно обвел взглядом остальных братьев, — забрать своих верных и отправиться в Эндор. Попробуем пощекотать пятки Морготу, чтоб не расслаблялся и, если получится, ослабим его силы.
С этими словами Атаринке, подойдя к жене, обнял ее и, прижав к сердцу, дрогнувшим голосом прошептал:
— Я знаю, родная, о чем ты подумала, но успокойся — я не безумен и не мечтаю о невозможном.
В комнате ненадолго воцарилось молчание.
— Передовой отряд? — задумчиво потерев подбородок, спросил Макалаурэ. — До подхода Валар?
Курво обернулся к нему:
— Вот именно. А Стихии со своим войском, когда придут в себя, пусть нас догоняют.
В очаге затрещал, взвившись особенно высоко, язычок пламени.
— А на чем ты доплывешь туда? — спросил тем временем у брата Морьо скептически.
Атаринке беспечно пожал плечами.
— Не знаю. Попросим у телери их лодки.
— Так они тебе их и дали, жди. Ты же не Арафинвэ.
— Мы попробуем, а там видно будет.
Взоры всех обратились к Майтимо.
— Аммэ, — обратился тот к молча сидевшей у очага в углу Нерданэль. — Ты поедешь с нами?
Женщина убрала с лица выбившиеся из прически пряди и медленно покачала головой.
— Мой муж убит, — прошептала она. — Я останусь здесь, чтобы ждать его возвращения.
— А ты? — обратился Курво к жене.
Та прищурилась и, склонив голову к плечу, отвечала лукаво:
— Да куда ты от меня денешься?
Просиявший Атаринке порывисто поцеловал супругу.
— Идите, дети, — сказала сыновьям Нерданэль.- Я благословляю вас.
Младшие братья подошли в старшему и посмотрели на него в ожидании.
— Мы идем, — ответил он им. — За отца!

Ольвэ еще раз отрицательно покачал головой.
— Мы не дадим вам наши корабли. Они нам не менее дороги, чем вам ваши камни.
— Наши камни теперь у Мелькора, — ответил ему Майтимо. — Думаю, там же могут оказаться и ваши корабли, если будете отсиживаться в стороне. Или еще что похуже.
Но властитель телери был непреклонен.
— И все же вы их не получите. Валар говорят нам, что отправляться сейчас в Эндор — безумие. Мы будем им послушны.
Карнистир вышел на шаг вперед.
— А если мы их сами возьмем?
Кто-то из свиты короля прокричал:
— Попробуйте!
Воздух внезапно накалился между присутствующими.
— Спокойно, братья, — оборвал начавшую разгораться ссору неожиданно насмешливый голос Курво. — Оставьте их. Мы сами построим для себя корабли.
Все оглянулись на него и посмотрели, как на безумного.
— Сами? — переспросил Турко. — Но мы не умеем. Никто из нас. И ты в том числе.
Атаринке повел бровью.
— Если уж телери построили, так тем более разберусь и я. Возможно, не с первого раза, но я уверен, что у меня получится.
Стоящие рядом с братьями нолдор, согласившиеся идти с ними в Белерианд, задумались.
— А если через Хелькараксэ? — спросил кто-то.
Куруфинвэ махнул рукой.
— Задницы отморозить мы там всегда успеем. Пошли, ребята!

Однако первый построенный ими экземпляр камнем пошел ко дну. Куруфинвэ вновь развернул свои чертежи, нашел ошибку в расчетах.
Снова поставили стапеля и построили новый экземпляр. Спустили на воду.
— Держится, но как-то неуверенно, — прокомментировал увиденное Макалаурэ. — Первая же крутая волна смоет его, и нас с ним вместе.
Курво кивнул.
— Ты прав. Надо как-то заделать щели между досками.
Снова вытащили корабль на берег, оставили его для просушки.
Глаза Атаринке горели энтузиазмом.
— Думаю, мы уже смело можем строить остальные суда, — сказал он, обращаясь к братьям. — Больше сюрпризов быть не должно.
И они, повинуясь указаниям Искусного, послушно взялись за дело.
Круглые сутки, постоянно сменяя друг друга, работали нолдор, и под их руками один за другим вырастали суда, не похожие ни на один из тех, что бороздили эти воды прежде. Не слишком большие, но вместительные и где-то даже изящные, обретали они свои очертания. То и дело над импровизированной верфью из конца в конец летели веселые крики и громкий смех. Тьелперинквар лазил вверх и вниз по остовам кораблей как кошка, подавая рабочим то молоток, то гвозди, то веревку.
— Отец! — кричал он, забравшись на самую верхушку мачты.
И тот, весело прищурившись, махал ему рукой в ответ.
Готовые корабли законопатили, засмолили со всех сторон. И вот настал день, когда первый из них вновь спустили на воду.
— Ура, плывет! — прокричал кто-то, глядя, как небольшое суденышко важно лавирует вдоль берега.
— И хорошо плывет, — ответили ему.
Майтимо и Курво переглянулись.
— Ну, с почином нас, — проговорил Турко. — Пусть женщины теперь сделают паруса, а еще мы добавим к ним весла, чтобы плавать в безветренную погоду. И в путь.
— Ты молодец, Курво! — воскликнул решивший присоединиться к их походу Финдекано и обратил к кузену свой восхищенный взгляд.
Куруфинвэ, задумавшись о чем-то, кивнул, соглашаясь то ли со словами братьев, то ли со своими собственными мыслями.
— Чтоб доплыть до Белерианда, этого вполне хватит, — проговорил, наконец, он. — А там я доработаю их и превращу эти скорлупки в настоящий флот. А Валар, как оправятся от своего шока, пусть нас догоняют.
— А как же отец? — спросил Питьо.
На него оглянулись.
— А что отец? — пожал плечами Макалаурэ. — Если он возродится, то приплывет вместе с Валар.
— Если захочет.
— Вместе с Финвэ, — Финдекано посмотрел на Майтимо. — Дед обещает привести на грядущую войну войско нолдор, и, если получится, уговорить к тому же и ваниар. Мы недолго будем в Эндоре одни.
— Вперед, братья!

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.