Падай

Слэш
R
Завершён
2407
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2407 Нравится 62 Отзывы 595 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Падение на доверие» - игра, которая часто используется на различных тренингах. Суть состоит в том, что человек должен упасть спиной вперед на руки знакомому (или незнакомому) человеку. Им по девять, они ещё учатся в Академии. Ирука тепло улыбается своим ученикам - те недоверчиво поглядывают в ответ. - Это же детская игра! Как она поможет нам стать шиноби? - Ино задаёт вопрос, озвучив мысли большинства. - Доверие - один из важнейших элементов командной работы. Вы должны быть уверены в своём напарнике на сто процентов, а для этого должны полностью доверять ему. Поэтому - разбиваемся на пары! - не терпящим возражений тоном заявляет учитель и хлопает в ладоши, давая старт. Дети нехотя слушаются, ища себе напарника - того, кому, как им кажется, могут доверять. Парочки получаются как ожидаемые - Чоуджи с Шикамару, которые дружат с раннего детства, так и внезапные - Ино с Сакурой, которые столь же долго воюют за внимание Учихи. А вот сам Саске стоит в стороне и даже не смотрит на одноклассников. Маленький злобный волчонок после столь жестокого предательства потерял веру в людей, ведь его доверие стёрли в пыль в том возрасте, когда он ещё не мог защититься от душевной боли. Ему эти упражнения нужны больше, чем всем остальным. Ирука переводит взгляд на Наруто - тот мечется между одноклассниками, но никто не хочет быть с ним в паре, а Киба уже взял себе в пару Хинату, и учителю приходится признать, что у Узумаки не осталось шансов. На самом деле, он удивительный мальчик - сотни людей ежедневно отворачивались от него, обжигая ненавидящими взглядами, но он не сдался, нет. Он просто-таки фонтанирует этой жаждой заслужить чужое доверие - и довериться в ответ. А когда весь класс разбивается на пары, они вдвоём остаются поодиночке: Наруто, которому никто не хочет доверять, и Саске, который никому не может довериться. - Учиха, Узумаки, в пару, - объявляет Ирука, уже чуя подступающую бурю. Следующие несколько минут он выслушивает гневную тираду Наруто в сторону Учихи и выдерживает тонну презрения, которым тот молчаливо сочится в ответ. Но это всё не отменяет простого факта - этот дуэт оптимален для выполнения задания. - Ребята, посмотрите на остальных, - говорит учитель, когда словарный запас гадостей Узумаки иссякает. - Все блестяще справляются, это не так уж и сложно. Ирука осознанно давит на слабое место обоих, «берёт на понт», как говорится, и не промахивается - Учиха недовольно поджимает губы и кидает едкое: - Давай, придурок, - после чего разворачивается к Наруто спиной и разводит руки в стороны. - Сам ты придурок! - не сбавляя голоса, кричит Узумаки. - Ну, падай! А Учиха замирает, стискивая пальцы в кулаки. Всё тело напрягается против воли, по позвоночнику сбегает щекочущая капелька пота. Саске оборачивается, проверяя, готов ли Наруто, и сталкивается с его взглядом - решительность пылает синим пламенем, ноги чуть согнуты в коленях и расставлены на ширину плеч для большей устойчивости, руки напряжены так, что становятся видны хилые бицепсы. Саске закрывает глаза и медленно выдыхает. Это ведь несложно, надо просто расслабиться и упасть... Но всё внутри кричит о том, что Узумаки не удержит, Саске просто разобьёт голову об утоптанную до состояния камня землю полигона, вот сейчас он доверится, а спустя мгновение придёт боль... Учиха чуть откидывается назад, но тут же делает шаг и снова выпрямляется, резко оборачиваясь к Наруто. - Я не буду этого делать, - тихо говорит Саске. - Ну и ладно, тогда - лови! Узумаки улыбается, в его глазах - летнее небо, в волосах - солнце, а в улыбке - невыносимая горечь. Он знает, он точно знает, что Саске не собирается его поддерживать. Об этом даже говорить не нужно, и Учиха лишь проходит мимо, собираясь вернуться в Академию. А Наруто раскидывает руки в стороны так, словно хочет обнять весь мир, и без заминки падает назад. Лишь молниеносная реакция Учихи спасает белобрысую башку от неминуемого сотрясения, хотя, Саске уверен, что сотрясать там нечего. Идиот ведь видел, что он ушёл! Так какого же чёрта?! Хочется орать ему эти слова в лицо, но Саске молчит. Он сидит на разбитых в кровь коленях, одной рукой сжимая футболку Узумаки на груди, а вторая ладонь саднит, зажатая между твёрдой землёй и дурной головой. Сидит, молчит и смотрит в ошарашенные, донельзя удивлённые синие глаза. Смотрит на запутавшиеся в светлых ресницах, но так и не пролитые слёзы. Смотрит на широкую улыбку, что горше полыни, и понимает - Наруто был уверен, что его не поймают. Но всё равно попытался... - Идиот, - выдыхает Саске не своим голосом, и выдёргивает пострадавшую руку из-под его головы. Костяшки пальцев ноют и уже начинают синеть - треснись Узумаки башкой с такой силой, загремел бы в госпиталь. - Саске, идём быстрее, надо приложить лёд, - кудахчет чем-то сильно довольный Ирука. - Ребята, все молодцы, возвращаемся в класс! Они уходят с полигона, тихо костеря Узумаки за то, что из-за него пострадал Учиха, и даже не замечают, что предмет их недовольства не следует за ними. Наруто так и лежит на земле, раскинув руки в стороны и глядя в безоблачное синие небо, и слёзы всё же срываются из уголков глаз, скользят по вискам, противно заливают уши, но он не может остановиться. Где-то глубоко внутри, в груди, расцветает счастливый смех, но наружу вырываются лишь всхлипы. Это чертовски похоже на истерику, но Наруто всё равно. Он всё ещё не может поверить в то, что кому-то на него не наплевать. Им по тринадцать, они уже Команда №7. Дурацкая миссия - помогать на стройке, они ведь шиноби! Воины, а не строители! Саске не скрывает своего недовольства, уверенно, словно кот, прохаживаясь по балке на самой высоте. Дом строят на обрыве, до земли метров двадцать, но чакра крепко удерживает на узкой поверхности. Рабочие уже разошлись, а Учиха любуется солнцем, ползущим к горизонту - вид открывается потрясающий. В первую секунду он даже не понимает, что происходит, просто на автомате отклоняется в сторону, когда прямо перед ним с диким криком пролетает чайка. Контроль чакры сбивается лишь на мгновение, но этого достаточно, чтобы ноги соскользнули с балки. Уже в падении он выхватывает из набедренной сумки сюрикен на леске и, крутанувшись в воздухе, кидает его вверх - звёздочка опоясывает балку в несколько оборотов, другой конец лески обвивает запястье и впивается в кожу так сильно, что Учихе кажется, будто ему отрезало кисть. Он сжимает зубы, сдерживая крик, и высвобождает чакру, пытаясь ослабить давление лески, но кровь продолжает стекать по руке, заливая синюю футболку. Ладно, это поможет ненадолго, но что делать дальше? Внизу - бетонное крошево и строительный мусор, даже если он сгруппируется, то прыгнув с такой высоты переломает себе все кости. Стены дома слишком далеко - начни он раскачиваться, чтобы дотянуться, то лишится руки, и тогда о карьере ниндзя придётся забыть... - Саске-кун! - слышится надрывный перепуганный крик откуда-то снизу. Наруто и Сакура - два ярких цветных пятна на сером фоне бетона. Нет, не два, четыре... Чёрт бы всё побрал, от потери крови и высоты кружится голова. - Иди за Какаши-сенсеем, - говорит Узумаки Сакуре, а та стоит неподвижно, побледневшая почти до синевы, и смотрит вверх, пока Наруто не встряхивает её за плечи. - За Какаши, быстро! - орёт он ей в лицо, и Харуно чуть заторможено разворачивается, прежде чем с молниеносной скоростью рвануть в сторону их временного дома. Ну прекрасно, теперь они собираются все вместе спасать его из смертельно опасной ситуации, в которую угодил по собственной глупости. Хотя, что сделает Какаши? У него на призыве собаки, они летать не умеют. Крови натекло столько, что уже не впитывается в промокшую насквозь ткань. Наверняка вены задело. Шрамы останутся идиотские, как у самоубийцы какого-нибудь. Если только руку не оторвёт полностью. Если он вообще выживет... Саске снова смотрит вниз и недоверчиво щурится - а, нет, это не в глазах множится, это теневые клоны. Огромное оранжево-жёлтое шумное море, копошащееся на земле. Что задумал идиот? Учиха отводит взгляд - опускать голову неудобно. К горлу подкатывает тошнота, в голове болью стучит пульс. Чакра кончается. Недолго ему осталось, и соображать уже нет никаких сил. Даже страха нет. - Саске! - кричит снизу Узумаки, и только когда его крик врезается в уши, Учиха понимает, что едва не отключился. - Падай! Я поймаю! Саске хочет обозвать его идиотом, он снова опускает взгляд - и слова застревают в горле. Клоны внизу выстроились высокой пирамидой метров шесть в высоту, встав друг на друга на четвереньки, и Учиха рассмеялся бы, увидев подобную картину, но не в тот момент, когда Узумаки делает это ради спасения его жизни. Саске неотрывно смотрит в глаза Наруто - настоящего Наруто, который стоит на вершине этой пирамиды и протягивает к нему руки, - и понимает, что сейчас достанет кунай и обрежет леску. Не потому, что у него нет другого выбора, а потому, что Наруто поймает. Несколько секунд падения растягиваются для Саске в бесконечность. Он чувствует, как сильно Узумаки вцепляется в него. Слышит треск чужих костей. Ощущает, как замедляется его полёт, а внизу с непрекращающимися хлопками развеиваются клоны. Со стороны же всё смотрится совсем иначе: Учиха врезается синей стрелой в верхушку оранжевой пирамиды, и та за мгновение рассыпается облаком густого сероватого дыма. Какаши и Сакура врываются в эту завесу, а когда дым рассеивается, бросаются к неподвижно лежащим парням. Проверяют пульс - бьётся у обоих, только у Саске медленнее, у него вся одежда пропиталась кровью из разрезанных леской вен. Наруто лежит под ним, тоже без сознания - принял удар на себя, а руки изогнуты так, что и без врача понятно, там открытые переломы. Но оба живы, и Какаши выдыхает с облегчением. Им по шестнадцать, они только что блестяще прошли экзамен на чунина. - Офигеть, мы теперь совсем взрослые! - радостно орёт Узумаки, отпивая ещё глоток саке прямо из бутылки. Саске мог бы сказать, что они повзрослели уже давно, когда только выпустились из Академии и стали сами зарабатывать себе на жизнь, но он молчит. Пусть придурок радуется, раз считает разрешение на употребление алкоголя признаком зрелости. Наруто продолжает восхищаться каждой обыденной мелочи, а ноги сами несут Саске на дальний тренировочный полигон. Вдали от жилых домов и светлых улиц ночь вокруг становится тихой и бархатной, состоящей из стрекота цикад, запаха свежей весенней листвы и мерцания далёких звёзд. Узумаки умолкает, поймав настроение Саске, и с любопытством впитывает очаровавшую его атмосферу. Хорошо. Почти идеально. Почти. - Давай спарринг? - спрашивает вдруг Учиха, чувствуя, как знакомое ощущение будоражит кровь. Это похоже на зуд на кончиках пальцев, будто от разрядов чидори. Оно покалывает и губы, отчего Саске постоянно их облизывает, и искрится в груди, сбивая дыхание, и стекает горячим потоком в низ живота, возбуждая и частично отключая мозг. Но почему-то Наруто не откликается, как обычно, с неудержимым энтузиазмом, нет, он смотрит на Саске в упор, и в глазах его отражается чернильно-звёздное небо. - А давай без прелюдий? - непривычно серьёзно спрашивает он в ответ, и Учиха абсолютно не понимает, о чём толкует идиот. Какие ещё прелюдии? Ему просто хочется спустить пар, как они делали это уже сотни раз. - Ты снова несёшь чушь, - выносит вердикт Учиха. - Испугался драться - так и скажи. Но провокация вдребезги разбивается о стену самоуверенности и даже какой-то надменности, что Узумаки не свойственно в принципе, и Саске невольно начинает чувствовать себя дураком, отчего бесится ещё больше. Сердце разгоняет ритм, и желание почесать кулаки возрастает в геометрической прогрессии. - Это ты чего-то боишься, Саске, - и вот тут засветить бы придурку в глаз, но звук собственного имени, сорвавшийся с его губ, будто пришпиливает к месту. - Помнишь «Падение на доверие»? Закрой глаза. И Учиха повинуется, потому что давно усвоил - Наруто поймает его. Всегда. Прикосновение губ к губам не робкое, не изучающее и не спрашивающее. Наруто уверен, что найдёт отклик - и получает его сразу, как до Саске доходит. Почти мгновенно. Так вот что это за чувство такое - желание. Чистая жажда чужих прикосновений, которую до этого утоляли в борьбе, укладывая друг друга на лопатки, прижимаясь всем телом и стискивая пальцами до боли. Сейчас почти также, только вместо точных ударов - поцелуи, и ноги также слабеют, но не от боли, а от удовольствия. Как он пропустил такое? А ещё гением зовётся... Саске и представить не мог, что так бывает. О сексе вообще не думал, а когда гормоны драли сознание в клочки - вытаскивал Узумаки на спарринг. Или просто доводил его до белого каления, и тогда яростная битва шла почти всерьёз, но и удовлетворение от неё было больше. Но сейчас Учиха не представляет, чем всё закончится. - Саске... Падай, - шепчет Наруто, и тот полностью расслабляется, позволяя опустить себя на мягкую прохладную траву. Так жарко, так больно и так хорошо - до умопомрачения просто. Наруто держит крепко, стискивая руками прижатые к бокам предплечья и обнимая за спину. Двигается плавно, мощно, в едином ритме. Тяжело дышит, уткнувшись лицом куда-то в шею, и иногда кусает в одно и то же место так сильно, что у Саске от боли глаза закатываются. Он в жизни не чувствовал себя более беззащитным перед другим человеком, и в то же время защищённым - им же. Наруто пьёт его дыхание прямо с губ и подменяет его своим. Проникает так глубоко, что, кажется, вот-вот пронзит насквозь, полностью заполнив собой. И шепчет хрипло на ухо такие слова, что Саске хочется рыдать от переизбытка эмоций - ведь он верит, верит непогрешимо, что он нужен, необходим, что его любят, и не за силу или громкую фамилию, а просто за то, что он есть. Со всеми своими недостатками, ублюдочным характером и чёрной проклятой душой: для Наруто он - весь мир. Он так и кончает - с широко распахнутыми, полными слёз глазами, ощущая себя средоточием любви, для которой в человеческом языке нет определения. Им по двадцать, год назад они впервые примерили форму АНБУ. - Лис и Сокол - элитные бойцы спецотряда АНБУ. Работают в паре, берутся только за миссии ранга S. Вдвоём уничтожили преступную организацию Акацки, включая их бывшего члена - Орочимару. Хладнокровные убийцы, не провалившие ни одной миссии. Идеальные ликвидаторы, - строго говорит Цунаде. - Учиха и Узумаки - просто влюблённые до безумия мальчишки! Их взаимозависимость сродни наркотической - порознь они опасны для себя и окружающих! Возможность самоубийства одного в случае смерти другого - сто процентов! Все психологические тесты завалены напрочь - их лечить надо, а уж точно не доверять важнейшие миссии! - ярится советница Кохару, чувствуя молчаливую поддержку Хомуры. Но Цунаде настроена как никогда решительно, и за этих мальчиков готова стоять до конца. - Я понимаю, вас расстраивает то, что они ликвидировали Данзо, но его вина в необоснованном геноциде клана Учиха была доказана. - Да как ты смеешь?! - тут уже не сдерживается Хомура. - Ты ничего не знаешь о Данзо, наглая девчонка! - А вы ничего не знаете о Наруто и Саске, - пришпиливая советников стальным взглядом, цедит Цунаде. - И я вам не девчонка, я - Хокаге, глава Конохи, выбранная её жителями. Мои приказы не обсуждаются. Я лично беру на себя ответственность за действия Учихи и Узумаки. Это всё. С этими словами Цунаде покидает кабинет, напоследок приложив дверью так, что та срывается с петель. Она всегда верила в Наруто, и он ни разу не подвёл её. И Учиха под его влиянием ведёт себя вполне сносно, если сравнивать с остальными, теперь уже почившими, членами этого проклятого клана. Главное - не разлучать их, иначе всё действительно полетит к чертям. «Сейчас» - Саске подаёт безмолвный сигнал, и Наруто выбегает на открытую поляну. Его тут же осыпает градом кунаев и сюрикенов, но Узумаки не обращает на них внимания - каждый снаряд встречается с сенбонами чидори и отлетает в сторону, не достигая цели. Наруто - контактник, ему нужно подобраться к врагу вплотную, чтобы охерачить расенганом, а Саске прикрывает его спину, пока тот не сократит дистанцию. Едва первый нукенин оказывается вбит в землю на добрые полметра, остальная банда скопом бросается на бойца в маске Лиса, и тут Сокол тоже вступает в бой. Они сражаются спина к спине, но противникам всё же удаётся разделить их, и пока Саске добивает своих, остальные теснят Наруто к краю обрыва. Учиха зол, как сам Дьявол, он безжалостно прорубает катаной путь к напарнику, щедро орошая землю чужой кровью, но не успевает самую малость. В последнее время он всё чаще забывает, что Узумаки - идиот, но вмиг вспоминает об этом, когда Наруто шарахает огромным расенганом оставшихся врагов. Маска разбилась в пылу боя, и Саске видит его широкую улыбку. А после видит, как под его ногами из-за взрыва крошится земля, и Наруто срывается вниз, в пропасть, где, судя по карте, должна протекать неглубокая бурная горная река. Саске не раздумывая сигает за ним с обрыва, отталкиваясь с помощью чакры и придавая себе ускорения. Он обхватывает Наруто руками, и лишь перед самым столкновением с водой успевает призвать фиолетовый скелет Сусаноо. Тот, впрочем, рассыпается искрами чакры, когда двое парней врезаются в неистовый поток ледяной воды, а Саске, сильнее прижав Наруто к своей груди, принимает на себя весь удар о каменистое дно. Теряя сознание, он не беспокоится за свою жизнь - знает, что Узумаки вытащит их обоих. - Да чёрт бы тебя побрал, ублюдок! - кричит Наруто, ударяя кулаком в грудь так сильно, что Саске чудится треск собственных костей. Его буквально выворачивает наизнанку, и он едва успевает повернуться на бок, чтобы выплюнуть из себя пару литров воды. А едва откашлявшись, снова задыхается - теперь уже в крепких объятьях Узумаки. Он мог бы съязвить о том, что Наруто откачал его лишь для того, чтобы придушить собственноручно, но Узумаки трясёт, как перепуганного кролика, и Саске гладит его по спине, пытаясь успокоить неистовую панику. Он сам себя ведёт не лучше, когда придурок играючи переступает грань жизни и смерти одной ногой, так что не ему судить. - Живой, живой, господи-боже, как же я тебя ненавижу! - шепчет лихорадочно Узумаки, а сам прижимается ухом и щекой к груди, и слушает, слушает, как снова колотится недавно молчавшее сердце. Руки нервно пробегают по телу, дрожащие пальцы на автомате расцепляют застёжки-пуговки, тянут липнущую к коже мокрую одежду, заменяя её холод нездоровым жаром своего тела. Саске жадно смотрит в эти безумные глаза, в которых сгустилась вся синь небес и океанов, и будто энергетический вампир питается этими сумасшедшими в своей силе эмоциями. Не сдерживает крика от болезненно-сухого, резкого проникновения, и сильнее стискивает коленями бока Наруто, желая получить ещё больше. Желая забрать себе всё и полностью отдаться взамен. Всю боль, всё наслаждение, всю ненависть, страх и любовь - на двоих, поровну, чтобы существовать только друг для друга. Ведь это самое сладкое и самое мучительное чувство: смотреть, касаться, жаждать до темноты перед глазами - и неизменно получать своё. Наруто безумно долго, исступлённо любит его, отчаянно сдирая белую спину об острую прибрежную гальку, и Саске, забывшийся в ощущениях, не сразу понимает - Узумаки не может кончить, слишком напряжён, слишком зажат, и мышцы на его спине твердеют крепче стали, а вены на руках вздуваются от ошалелого ритма сердца, работающего на пределе. Он не замечает нежности родных прикосновений, даже, наверное, не понимает, что с кончика его носа вместе с потом на щёки Саске падают слёзы. - Наруто, - зовёт Учиха, но всё бесполезно, Узумаки затерялся где-то в своём страхе остаться в одиночестве и не слышит его. Звонкая пощёчина более-менее приводит его в чувства, и Саске, заметив проблеск сознания в неистовой синеве его глаз, нежно обнимает лицо Наруто, гладя шрамы на щеках, и шепчет в самые губы: - Падай... И Наруто падает - падает в Саске, в самую душу, в самое сердце. И он точно знает - его поймают.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты