Сплетение. Часть первая - Лита +43

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Heroes of Might & Magic

Основные персонажи:
Кха-Белех (Мал-Белет), Маркел, Раилаг (Аграил), Сайрус
Пэйринг:
Келлор/Лита, Мелис, в эпизодах Сайрус, Аграил, Кха-Белех, Маркел, Зехир и многие другие персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Экшн (action), AU, Мифические существа, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Смена пола (gender switch), Элементы гета
Размер:
Макси, 81 страница, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Грядет Шестое Затмение. В Империи Грифона смута - император погиб, не оставив наследника. Демоны, выполняя волю своего всемогущего Повелителя, нападают нагло и открыто. В лесах Ироллана пробуждаются ото сна неведомые темные силы, эльфы просят Серебряную Лигу о содействии. Ведомые приказом и судьбой, маги отправляются в далекий путь.
Преданность и предательство, ненависть и вера, сражения, тени прошлого, горечь потерь и любовь, что сильнее смерти - что еще ожидает их на пути?..

Посвящение:
Любимому мужчине, названному брату, верному ветру - тем, кто всегда рядом со мной.
Благодарности: https://ficbook.net/readfic/3359294/8812269

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая часть трилогии. Дописана! Выкладывается по мере вычитки и правки.

Слово автора: https://ficbook.net/readfic/3359294/8812219
Приложения, пояснения, вбоквеллы: https://ficbook.net/readfic/3359294
Иллюстрации: http://sar-lita.diary.ru/p204687510.htm
Саундтрек: http://sar-lita.diary.ru/p204687504.htm

Нить пятая - Охотники на демонов

28 июля 2015, 12:37
На первый взгляд гениальное решение - затесаться к эльфам в отряд - повлекло за собой массу сложностей. Выданная эльфами амуниция оказалась пошита явно не на людей: сидевшая на иролланцах, как вторая кожа, ни Келлору, ни Мелису она не пришлась в пору. Келлор был слишком высок и худ, а Мелис, наоборот, был шире любого эльфа в плечах. Что уж говорить о том, что облегающий крой одежды для магов, привыкших к просторным мантиям и широким шароварам, был крайне непривычен!
Но, как оказалось позже, одежда - это еще мелочи. Эльфы ездили верхом на оленях и не использовали седла. Эльфы бегали так быстро, что угнаться за ними было невозможно. Эльфы перемещались по лесу так тихо, что ни одна травинка не шевелилась, ни одна веточка не ломалась под тонкими подошвами кожаных сапог. Эльфы сражались, выслеживая врага и метко стреляя или поражая противников заклятьями из засад, предпочитая по возможности избегать открытого боя с демонами. Эльфы не разводили костров, спали на земле, укрываясь лишь плащом, сотканным из листьев, а то и вовсе на ветвях деревьев, да и тратили на сон куда меньше времени, чем люди. В конце концов, эльфы не охотились на лесных животных и не ели мяса, и это было, пожалуй, самым диким и сложным. Мелис ворчал, что они скоро начнут блеять, как козы, и Келлор, уныло глядя на корешки, ягоды и листья, что раздобыли им на обед, был с ним совершенно согласен. Эльфы вообще не тратили много времени на еду: пребывая в Гармонии с лесом, они как-то между делом хватали ягоды с кустов, плоды с деревьев, срывали травинки, на взгляд магов ничем не отличавшиеся от прочих и, не опасаясь отравиться, совали их в рот... Или доставали что-то из поясных мешочков и жевали так же, на ходу. Нормально питались эльфы только после пробуждения (вставали они, разумеется, с рассветом - Гармония с окружающим миром) и на привале, перед сном. Причем ели они все те же листья, плоды, грибы и коренья. Сырыми. Маги, привыкшие трапезничать три, а то и четыре раза в день, причем нормальной, по их мнению, пищей - то есть, приготовленной на огне - в таком режиме существовать попросту не могли. Да еще и, в отличие от остальных членов отряда, они не отличали съедобные растения от прочих. Иролланцы, сжалившись над ними, собирали для магов кое-что обед, но это не сильно меняло дело.
В общем, в эльфийском отряде Мелис и Келлор быстро поняли, почему во время союзов их государств войска не объединяются в единую армию. И что в знаменитых военных трактатах "О моральном духе войск" написана полная правда. Впрочем, несмотря на трудности, отступать от задуманного они были не намерены.

Мелис отыскал Келлора, там же, где и обычно - каждый вечер, перед тем, как лечь спать, тот сидел в лагере и зачаровывал стрелы, чтобы неизрасходованная за день мана не пропадала попусту. Подойдя, он сперва просто стоял рядом и наблюдал за работой. Чародей, взяв в руки очередную стрелу, сыпал на нее серебристо-синюю эфириевую пыль - даже щепотки драгоценного звездного серебра было достаточно, чтобы заклятье прижилось на предмете - потом брался за тонкий острый ножичек и начинал чертить на древке бороздки, что-то едва слышно нашептывая себе под нос. Бороздки одна за другой наполнялись чистым и теплым сиянием, которое постепенно затухало, словно бы впитываясь в древко. Эльфы, конечно, и сами могли зачаровывать стрелы, но в бою на это требовалось драгоценное время, а технология наложения отсроченных заклятий была для них, как и для большинства заклинателей, чересчур сложна и энергетически затратна. Так что навыки Келлора пришлись как нельзя кстати.
Отложив очередную готовую стрелу, Келлор поднял на Мелиса взгляд и поинтересовался:
- Соскучился и пришел повидаться?
- Я по тебе скучать не буду, даже если тебя демоны сожрут, - проворчал Мелис. Хотя это, конечно, было неправдой - в отсутствие Литы рядом он понял, что Келлор, в общем-то... ничего. Нормальный маг. Особенно этому способствовали общая цель, окружение повернутых на Гармонии эльфов и пара стрел, вовремя всаженных чародеем в мелисовых противников. Но у Мелиса к Келлору оставалось еще очень много вопросов, и их-то он и намеревался прояснить.
- Я по тебе тоже, - усмехнулся Келлор. Взял в руки очередную заготовку, кивнул на траву рядом. - Садись, не стой над душой.
Мелис сел, правда, не рядом, а напротив, по другую сторону волшебного огня - костры эльфы, разумеется, и сами не разводили, и магам бы не позволили - и с важным видом сказал:
- У меня к тебе есть пара вопросов.
- Ну, рискни огласить, - снова кивнул головой тот.
- Признавайся честно, какие у тебя в отношении Литы намерения? - сурово прищурившись, спросил Мелис.
Келлор кисло поглядел на него и ответил:
- Сейчас у меня в ее отношении всего одно намерение: вытащить из лап демонов.
- А потом? И вообще?
- Что толку загадывать? - пожал тот плечами. - Мы можем ее не спасти...
- Даже и не думай об этом, - пригрозил Мелис.
- ... Я могу в любой момент умереть, нам еще предстоит встретиться с некромантами... Рано строить какие-то планы. И, в любом случае, это не твое дело.
- Еще как мое! Она моя сестра и...
- Вот именно, - раздраженно перебил его чародей. - Она твоя сестра. Не жена и даже не дочь, сестра!
- Я о ней забочусь, - гордо сказал Мелис. - И защищаю.
Келлор хотел было сказать, что не очень-то плодотворный из Мелиса вышел защитник, но решил промолчать, иначе бы разговор совсем потерял конструктивное русло, как зачастую у них с Мелисом бывало.
- Весьма похвально. Но я не собираюсь никаким образом причинять Лите вред, так что можешь на мой счет не переживать.
Мелис бросил на него взгляд, полный скептицизма, но не отстал:
- Ладно. Тогда скажи хотя бы честно, любишь ты ее или нет.
Келлор, задумчиво вертя стрелу в пальцах, протянул:
- Если бы такой вопрос задала Лита, я бы ответил, что, конечно же, люблю ее и все такое прочее. Но раз уж ты не Лита и все время твердишь о честности... Я не знаю.
- В смысле - не знаешь?! - возмутился Мелис.
- Это же такое... емкое и важное слово, чтобы разбрасываться им попусту, - пояснил Келлор, отложив стрелу в сторону.
- Я так и знал, - сердито заявил Мелис и сложил руки на груди.
- Я тоже так и знал, что ты ничего не поймешь, - собеседник махнул на него рукой и полез за трубкой и кисетом. - Если тебя успокоит, я считаю твою сестру очень милой и приятной. Мне нравится и она сама, - он, поколебавшись, все же добавил, - и особенно то, каким я становлюсь в ее глазах. Как видишь, я готов пренебречь даже приказом Лиги и отправиться на ее поиски. Я готов даже есть траву и слушать эльфийские стихи день за днем! Но люблю я ее или нет, я пока не понял.
Мелис возмутился:
- Она по тебе столько лет сохнет! Да и ты с ней уже сколько, года полтора вместе, и так и не понял?!
- Вместе - это громко сказано, - усмехнулся Келлор, раскуривая трубку. - Сперва мы, целуясь украдкой, скрывались от остальных магистров, а потом от тебя. Разве это нормальные отношения, чего там поймешь?
- Ты ей кольцо подарил! - возмутился Мелис. - Со стихами, да еще и "любовь" на нем написано, я видел!
- Кольцо - самая лучшая форма для подобного артефакта, - с улыбкой пояснил Келлор. - Серьги парные, их, как правило, зачаровывают на разные свойства. Медальон или что-то, одевающееся на шею, можно потерять, артефакт, который просто носят при себе, потерять еще легче... А кольцо одел на палец, и всё, всегда при себе. Оно же без камней, удобное. Что до прочего - стихи не мои, я не рифмоплет. Не я придумал тот славный стих, а безымянный поэт времен падения Шантири... А "любовь" я написал потому, что чары требуют рельефа. Что, по твоему, там должно быть написано? Мое имя? "Жди меня, и я вернусь, только очень жди"?
- Ну... ты... - донельзя возмущенный, прошипел Мелис. Чародей рассмеялся:
- Да шучу я! - и добавил, посмеиваясь. - Я же сказал, тебе не о чем беспокоиться, ревнитель семейной чести и благополучия. Если тебя это успокоит, я собирался поговорить с тобой и так, но получил настойчивое приглашение от капитолия на эту чудесную прогулку, и беседа потеряла всякий смысл.
- Поговорить он хотел, как же, - проворчал Мелис. - Услышал бы я что-то подобное в Аль-Сафире, до всего... этого, в глаз бы дал, точно!
Келлор внимательно посмотрел на него:
- Ты не понимаешь разве, что я проявляю к тебе крайнюю степень уважения и говорю все честно, как есть? Я не вру, чтобы ты услышал, что хочешь, и отстал от меня со своими дурацкими вопросами... Если ты желал узнать, что Лита *та самая*, я люблю ее без памяти, готов всю жизнь прожить с ней вместе или еще что-то подобное из серии мечтаний наивных юных адепток, то уж прости, что разочаровал.
Мелис, немного помолчав и поразмыслив, согласно кивнул:
- Ладно. Возможно, ты оправдан. Но я еще не уверен точно.
- Вот спасибо... А теперь, если у тебя больше нет гениальных вопросов, я бы хотел вернуться к стрелам. Дело не слишком быстрое, требует концентрации, а ночью, представь себе, я планировал поспать, - сказал чародей, убирая трубку и кисет. Мелис уже развернулся, чтобы уйти, когда маг его окликнул:
- Постой-ка, чуть снова не забыл! Вот, возьми, давно хотел отдать. Тебе это пригодится.
Мелис посмотрел недоверчиво, не спеша брать свиток, что протягивал ему Келлор.
- Что это?
- Мое завещание. Отписываю тебе все мое скудное имущество.
- Чего? - Мелис все-таки взял пергамент, кончики его пальцев словно бы укололи тысячи мелких теплых иголочек. Так бывало всегда и с каждым магом при прикосновении к зачарованной вещи. Мелис развернул свиток... и, открыв от удивления рот, переспросил, словно бы не веря своим глазам:
- Святое слово?!
- Я подумал, это будет наиболее уместное заклинание, учитывая специфику наших противников.
- Это свиток Святого Слова! Как ты его сделал?
Келлор в ответ усмехнулся и кивнул на стрелы:
- Я чародей, если ты забыл. Я зачаровываю вещи. А свиток - это особым способом зачарованный пергамент.
- И ты отдаешь его мне?!
Его удивление было несложно понять. Свитки, конечно же, не были редкостью в Серебряной Лиге, скорее наоборот. Они были просты и удобны в обращении: пользоваться заранее заготовленной магией мог каждый, даже если не обладал необходимыми навыками в нужный школе магии. Но заготовок таких сложных и могущественных заклинаний Мелису еще не приходилось держать в руках. В принципе, зачаровывать предметы мог любой маг, но для того же Мелиса это стоило больших энергетических и временных потерь, работа была долгой и кропотливой, усилия не стоили труда. На ту ману, что тратилась при создании свитка, он мог сколдовать заклятье примерно трижды. А на отсроченную заготовку такого мощного заклинания у него бы попросту не хватило энергоресурса. Но чародеи на то и были чародеями, что, в отличие от прочих магов, умели лучше зачаровывать предметы: и быстрей, и искусней.
- А вдруг ты прочтешь его в нужный момент и жизнь мне спасешь? Бери, у меня еще есть, - Келлор похлопал себя по сумке, что висела на боку и добавил с толикой гордости в голосе. - Во время путешествия по морю сделал. Вы с Литой оружием махали, тренировались... А я готовился по-своему.
- И много их там у тебя? - поинтересовался Мелис.
- Не очень. В основном делал Лечение, оно всегда пригодится. Знал бы, что наш ариф погибнет, сделал бы больше свитков со святой магией... Есть еще немного атакующих заклинаний, но они тебе, наверное, ни к чему.
- Там у тебя целое состояние, - усмехнулся Мелис, который прекрасно знал, сколько стоили в лавках знаменитых чародеев свитки вроде Святого Слова, что он держал в руках. Келлор, правда, знаменитым чародеем не был, но ценность свитка от этого падала ненамного.
- На счет цены не волнуйся, отработаешь при случае, - и, глядя на то, как собеседник скривился, рассмеялся. - Пески пустынь, да шучу я... Просто пользуйся и не думай об этом.

Девка была упрямой и строптивой, и если бы не строгий и однозначный приказ Властелина - не убивать, не калечить, не насиловать - Атрок давно бы выместил на пленнице свой гнев. Сперва бы взял эту сучку-волшебницу силой, вы*бал хорошенько, чтобы аж визжала - должна же за его мучения быть хоть какая-то награда! Потом в удовольствие исхлестал бы плетью - не почти ласково пошлепал по спине, как приходилось из-за приказа, а чтобы прям живого места не осталось. Пожалуй, отдал бы прочим в отряде развлечься... А после бы скормил церберам. В идеале, еще живую, чтобы строптивая тварь прочувствовала все сполна.
Атрок в красках представил себе все эти приятные картины, чтобы немного успокоиться перед очередной попыткой, и решительно подошел к девке, что сидела под деревом. Ноги и руки ее были связаны, а рот заткнут кляпом. Иначе было никак - уже пару раз пыталась удрать, причем однажды ей это почти удалось. Мага караулили два беса, готовые при любой попытке чародейства лишить ее маны. Вот тоже глупость - держать девку не полностью бессильной... И какого дьявола, интересно, с ней велено так цацкаться? Впрочем, странные приказы Властелина в отношении человеческих женщин уже никого в Шио не удивляли. Может, он так рабынь себе отбирает, кто его знает? В любом случае, ни обсуждать приказы, ни, тем более, нарушать их и повторять судьбу Вейера Атроку не хотелось. Как ни крути - а даже если сдохнешь, все равно в Шио вернешься, и Кха-Белех воздаст за все сполна.
Схватив пленницу за шкирку, демон поднял ее над землей прорычал:
- В последний раз спрашиваю - подчиняться приказам будешь?!
Та замычала что-то, упрямо замотала головой. Видать, колдовать для демонов, помогая им своей магией, по-прежнему не собиралась. Сучка, видать, уже давно сообразила, что убивать ее не станут. Атрок выругался, встряхнул мага, как следует, и швырнул на землю. В Шио с ней было бы легче сладить, сама атмосфера подземелья подавляла волю и разум наземников. В Шио сила Ургаша, что плещется у мага внутри, быстро нашла бы выход - нет наземников, что могли бы устоять перед искушением Хаоса. Большая часть инкубов и суккубов - это такие вот пленные, захваченные демонами на поверхности и принявшие веру в Ургаша. Хаос находит созвучие во многих душах - алчностью, похотью, безумием, ненавистью, разрушением, болью... А как заставить ее повиноваться здесь, в Ироллане, да еще и когда эльфы на хвосте висят и вот-вот выйдут на след? Тут эта упрямица - не подмога, а скорее, обуза...
Пока предводитель отряда демонов думал, что бы ему такое сделать с этой мерзкой девкой, да еще и чтоб приказ не нарушить, произошло странное: гибкие плети корней поползли из-под земли, обвивая мага и привязывая ее к дереву.
- Мана! - рявкнул Атрок на бесов, которому такая самодеятельность совсем не понравилась.
- Уже! - пискнул один бес.
- Это не она! - заболтал головой вправо-влево второй... и упал на землю, конвульсивно дергаясь. Из его брюха торчала стрела с зеленым оперением. Вторая стрела чиркнула у самого уха Атрока.
- Остроухие! - яростно зарычал он. - К бою!
Впрочем, остальные демоны и без его приказа сообразили, что к чему: кто еще мог посылать меткие разящие стрелы, словно из ниоткуда? Первые огненные шары уже полетели в деревья, опалили кусты и траву...
- Кто добудет больше эльфячьих ушей, сможет выбрать, кого сожрать! - подняв цеп над головой, заревел Атрок, вдохновляя своих солдат. Демоны отозвались восторженным ревом и бросились туда, откуда летели стрелы. Атрок угрожающе рыкнул магу в лицо:
- С тобой я позже разберусь, - и поспешил в бой.

Эльфы ненавидели демонов, пожалуй, сильнее, чем все прочие расы. Немудрено: стоило адским тварям лишь ступить под сень листвы Ироллана, Гармония тут же оказывалась нарушена. Демоны оскверняли лес самим фактом своего присутствия. Даже если тварям не удавалось добраться до эльфийских поселений, они рубили и жгли деревья, убивали и мучили животных, ломали и портили все, к чему прикасались. И даже после того, как все демоны отправлялись на тот свет, еще много времени проходило, прежде чем из песни Ироллана исчезали горечь и боль.
Вот и сейчас ни один из солдат отряда Оссира не мог спокойно смотреть на поле боя. Да, благодаря сведениям магов, им удалось застать демонов врасплох и расправиться с адовыми тварями, обойдясь без потерь. Но лес пострадал все равно: трава во многих местах была выжжена, залита темной кровью, молодая поросль поломана... Повсюду лежали тела мертвых демонов, почти из каждого торчали стрелы со светло-зеленым оперением. Ироллан шумел раскидистыми кронами, скорбя о своих ранах и благодаря защитников трелями испуганных побоищем птиц.
Впрочем, лес однажды залечит раны. Главным было, что цели достигнуты: демоны перебиты, а девушка магов цела. Друиды в самом начале боя надежно привязали ее одному из деревьев гибкими плетями лозы и корней - несмотря на заверения магов, эльфы знали, на что способны приспешники Ургаша и не очень-то доверяли их пленникам. Правда, их сомнения были недолгими: когда воины Ироллана, добив последнего демона, наконец приблизились к девушке, они увидели, что та чиста, а ее присутствие не нарушает Гармонии леса. Сама она тоже поспешила им сообщить:
- Я не демон и не суккуб! Я была пленницей демонов и...
- Мы не тронем тебя, - успокоил ее один из эльфов, помогая освободиться. - Мы знаем, кто ты, Говорящая с Ветром.
- Говорящая с Ветром? Я не... О-о-о... - протянула Лита, сперва и не сообразив, что к чему и при чем тут ее мать. Но потом поняла, что из-за Суулы прозвище справедливо и для нее. На душе сразу стало радостно: значит, это не случайный эльфийский отряд, а, получается...
Она, выбираясь из пут, споткнулась о корни, но сильные руки подхватили ее и не дали упасть.
- Я... не знаю, как мне отблагодарить вас за спасение...
- Мы защищали Ироллан,
О почестях для нас забудь...
Благодари своих друзей,
Что указали верный путь, - продекламировал один из эльфов и кивнул вправо, туда, где уже собрались остальные иролланцы. Словно по негласной команде, они расступились в стороны, и Лита увидела, что к поляне спешат еще два эльфа. Или - ее сердце забилось взволнованно - не эльфа вовсе?
Келлор и Мелис были одеты так же, как и остальные иролланцы, в плащи из листьев, короткие туники цвета лесной листвы и странные узкие коричневые штаны, капюшоны скрывали волосы, а зеленые же повязки - лица. Но Лита их все равно узнала... И замерла на месте, не в силах сделать ни шага им навстречу.
Мелис подбежал первым, бросил прямо на траву оружие, что держал в руках, и стиснул сестру в крепких объятьях - Лита содрогнулась от боли и почувствовала, как открылись на спине раны. А брат, даже не заметив этого от радости, сорвал платок с лица и расцеловал Литу в щеки, нос и лоб, восклицая что-то восхищенное и совершенно несвязное. Лита, позабыв про боль, радостно смеялась ему в ответ, она тоже была безумно рада и брату, и спасению, и тому, что ее долгожданное освобождение, наконец-то, состоялось. Только мысли о том, что все это не вечно, что Келлор и Мелис знают, где она и непременно ее выручат, давала ей силы сопротивляться и нападкам демонов, и вкрадчивому, манящему шепоту силы Ургаша, что во время посещения Шио наполнила ее незримые вены.
Наконец, Мелис немного угомонился, обернулся и сердито у Келлора, стоявшего совсем рядом и с улыбкой наблюдавшего за ними, спросил:
- А ты чего стоишь, ишак? - и, переместившись тому за спину, толкнул его вперед, прямо к Лите. Чародею даже пришлось схватиться за плечи девушки, чтобы устоять на ногах. Тысячи вариантов слов, которые следовало бы сказать, пронеслись у Келлора в голове... Но он просто притянул Литу к себе, склонился и бережно и коротко поцеловал ее в губы. Суула закувыркалась в воздухе и захлопала в ладоши, суровые иролланские воители тоже закричали что-то довольное и одобрительное. А Лита, крепко прижавшись к Келлору и спрятав лицо у него на груди, расплакалась: от счастья, восхищения и облегчения - словом, от того, что все ее мучения закончились, и она снова с любимыми вместе.
Общего ликования не разделял разве что Мелис. Он, конечно, все еще довольно улыбался... Но уже чувствовал, как что-то черное, злобное и колючее, что каждый раз возникало, когда он смотрел на этих двоих, снова просыпалось внутри.

Ручей с небольшой заводью отыскался совсем близко от лагеря, разбитого эльфами. Заводь была неглубокой, а вода прохладной и чистой настолько, что купаться в ней казалось кощунством. Но Лите больше всего на свете хотелось смыть с себя прикосновения лап адских тварей, боль плетей и саму память о демонах. И раз уж эльфы сами указали ей на это место, значит, ее купание здесь не сильно нарушит гармонию леса.
Осторожно, так, чтобы еще больше не разбередить раны, Лита стянула с себя тунику, с отвращением отбросила их в сторону. Одежда, выданная демонами пленнице, воняла адом, болью и кровью. Вода обожгла босые ступни холодом, но девушка, не обращая внимания, сделала шаг в глубину заводи, еще один... Опустилась в воду и, откинув голову на корни дерева, что росло у самой заводи, восторженно вздохнула и прикрыла глаза. Прохладная вода забирала боль, грязь, кровь и все то плохое, что с ней творилось в последнее время. Все окончено, все хорошо, она снова с Мелисом и Келлором вместе. Лита довольно улыбнулась, чувствуя, как медленно, но верно восполняется мана внутри - привычная, светлая и чистая сила Асхи, а не та отдающая темным огнем и безумием дрянь, что дарует своим последователям Ургаш.
Она уже вышла из воды, когда послышался звук приближавшихся шагов. Лита ахнула, торопливо подхватила с земли тунику и едва успела ей прикрыться, когда из-за деревьев появился Келлор. Увидев замершую девушку, он остановился на почтительном расстоянии:
- О, прости, я не рассчитывал, что ты уже... всё. Мы подумали, ты захочешь переодеться. Женщин в эльфийском отряде нет, так что честь принести тебе вещи выпала мне, - он положил на траву светло-зеленый сверток, но уходить не спешил.
- И Мелис что, даже не был против? - смущенно улыбнулась покрасневшая Лита.
- Он готов был геройски принести себя в жертву, но я убедил его, что и так уже все видел, - хитро улыбнулся чародей. - Мелис страшно разгневался, но что возразить, не нашел.
Улыбка Литы померкла, она попросила тихо:
- Ты... уйди пока, пожалуйста, ладно?
- Что такое? - нахмурился тот.
- Все в порядке. Я просто... Дай мне две минуты, чтобы одеться, прошу тебя.
Сказать ему прямо: "Нет, ты видел не всё!" - Лита не могла, но Келлор был достаточно проницателен, чтобы все понять и так.
- Демоны что-то с тобой... сделали? - осторожно спросил он, делая шаг вперед. Лита замотала головой, отступила назад, в ручей, но Келлор уже подошел достаточно близко, чтобы увидеть следы на ее плечах. Он схватил ее за руку, вытащил на траву, властно развернул к себе спиной... И ошарашенно протянул:
- Пески пустынь...
Лита тихо вздохнула. Келлор осторожно и бережно коснулся одного из совсем свежих рубцов:
- Тебе больно?
- Я... привыкла, - тихо сказала Лита.
Вся ее спина была исполосована следами плетей - демоны не оставляли надежды выбить из мага упрямство и заставить повиноваться. Как старыми, уже почти зажившими, так и совсем свежими, открывшимся после крепких мелисовых объятий... И едва ли это было приятным и соблазнительным зрелищем.
- Жаль, что твари встретили смерть легко и быстро, - мрачно процедил Келлор. Отпустил ее плечо, положил на спину ладонь и прочел самое мощное исцеляющее заклятье из тех, что умел. Боль утихла, свежие отметины исчезли, затянувшись тонкой розовой кожей, но часть шрамов все равно осталась - магия лечила, но не убирала следы старых ран.
- Благодарю... У меня все еще не хватало сил. Собиралась дождаться, пока восстановится мана и сделать все сама.
- Хотелось еще чуть-чуть помучиться напоследок? - судя по интонациям, маг явно был рассержен.
- Я... не хотела, чтобы кто-то видел... И уж, тем более, ты, - вздохнула Лита.
- Почему?
- Потому что это... ужасно.
Келлор глубоко вздохнул и повернул ее к себе лицом. Лита стояла, потупившись, и все еще глупо прижимала старую тунику к груди. Он обнял ее за плечи, поцеловал в макушку и сказал:
- Ужасно было бы, если бы ты умерла. А это... мелочи.
Лита, обняв его за талию и уткнувшись в его плечо, ощутила себя абсолютно счастливой.
- Зато теперь у твоей спины очень приятный рельеф, - он провел пальцем по одному из шрамов, от плеча, через лопатки, скользнул вниз по спине уже полной ладонью...
Где-то за деревьями, в той стороне, где был лагерь, раздалась пронзительная птичья трель.
- Как всегда, - сказал Келлор, с явным сожалением убирая руку. - Это эльфы, велят нам поторапливаться. Я принесу твою одежду.
Но Лита не разомкнула объятий:
- А сделать вид, что мы этого не слышали, нельзя?
- У эльфов все очень строго с выполнением приказов, - серьезно сказал Келлор, но глаза его смеялись. - Хотя, полагаю, один раз мы можем рискнуть и немного их ослушаться.

Редкий неразумный осмеливался отвлечь Кха-Белеха от его дел, какими бы незначительными они со стороны не казались. Все знали, что глядя на обычную реку лавы, что течет в глубине расщелины, на пожирающего добычу Червя Бездны или читая свиток, Повелитель видит не то, что все прочие, а что-то иное, известное ему одному. Он смотрит глубже, видит больше, проникает в саму суть вещей, и хоть говорит с любым собеседником на языке понятном и доступном, но никому и никогда не постичь его. Кха-Белех - сплошная тайна; никто не знает не только, как он выглядит, но и даже демон он, или нет. Что уж говорить о том, чтобы понимать ход его мыслей и причины поступков! Впрочем, подчиненных это не смущает - демоны больше склонны делать, а не размышлять, и их вполне устраивает, что за них думает кто-то другой.
Так что Аграил ждал довольно долго. Владыка Шио стоял на балконе и созерцал, как резвятся и грызутся молодые церберы во дворе. Зачем он наблюдал за возней щенков, что видел, темный эльф не знал и знать не желал. Наконец, когда Кха-Белех соблаговолил заметить его и кивнуть - мол, можешь говорить - Аграил приветствовал Повелителя почтительным поклоном и отрапортовал:
- Докладываю. Отряд, посланный в Ироллан по вашему приказу, был разбит эльфами. Все демоны убиты, не спасся никто. Ценная пленница жива, эльфы ее освободили.
К его удивлению, бури не последовало, Кха-Белех просто кивнул, принимая информацию к сведению. Темный эльф никогда не обсуждал приказы Повелителя, хоть и не всегда понимал их. К чему было все это, с такими усилиями и условностями ловить мага, а потом отпускать на поверхность с небольшой охраной, да еще и в Ироллане, словно бы специально, чтобы дать возможность сбежать? Впрочем, он давно знал - Кха-Белех никогда и ничего не приказывает случайно. Из незначительных, казалось бы, действий, распоряжений и событий, он создает одному ему известную картину мира. И в отличие от средств достижения, помыслы и цели Повелителя ясны и понятны: он хочет разрушить барьер, что создал Сар-Илам, сломать стены Шио, чтобы подвластные ему орды демонов захватили Асхан. Бросить мир, созданный Асхой, к подножию трона Ургаша... Действуя активно во время затмений и тихо, исподволь, между ними, Кха-Белех с каждым годом все ближе и ближе к цели. Даже неудачи, вроде смерти невесты Николаса, которую было приказано оставить в живых, его, казалось бы, не смущают. Вспышка гнева, громкие и страшные, даже для обитателей Шио, показательные казни - чтобы знали, что бывает с теми, кто не исполняет приказы... И он снова планирует что-то, создает обстоятельства, влияет на судьбы, тянет за ниточки, создавая картину, понятную ему одному.
Вот и в этот раз у Аграила создалось впечатление, что Повелитель вовсе не стремится тщательно охранять пленницу. Темный эльф был очень недоволен последним приказом и не понимал, за что впал в немилость. Почему бы снова не поручить диверсии в Ироллане ему? Глупцы из отряда, наверное, думали так же и решили, что Повелитель дарует им шанс и доверяет важную миссию... А на деле оказалось, что их участь уже была предрешена. Недаром отряд, которому Аграил передал пленницу, в основном состоял из демонов, которых Кха-Белех не очень-то жаловал в последнее время.
- Прикажете напасть и вернуть ее? Или оставить, как есть, и просто следить и за этой тоже?
- Это ни к чему. Хаос и пламя Шио коснулись ее, этого достаточно.
Голос, доносившийся из-под шлема, звучал глухо, но грозно. В нем слышалась непоколебимая уверенность в том, что все идет, как и было запланировано.
- Она почувствовала силу Ургаша. Когда придет время, она это вспомнит.
Аграил, согнувшись в поклоне, покорно ждал - Кха-Белех либо отдаст очередной приказ, либо отпустит его. Правда, особо на то, что придется прохлаждаться без дела, он не надеялся: в преддверии затмения сеть событий и обстоятельств, за годы покоя сплетенная и раскинутая Кха-Белехом, приходила в движение, и кто-то должен был дергать за ее ниточки, четко, выверено, точно, дабы события складывались так, как угодно его Господину.
Так оно и случилось. Кха-Белех после недолгого молчания приказал:
- Отправляйся в Игг-Шайл. Убей вождя клана Заклеймленных Тенью. Тихо и чисто. Дождись, пока жрицы объявят испытание и заяви свои права. Ты должен одержать в испытании верх, возглавить клан и сделать все, чтобы он слился с Велдрин Шиэль.
Если Аграил и был удивлен, то не подал виду. Только рассудительно заметил:
- Даже если я сниму броню, жрицы поймут, кто я такой, как только увидят, - имея в виду огонь Шио, что пылал в его глазах.
Кха-Белех, словно бы ожидая такого вопроса, бросил демонопоклоннику что-то, хотя секунду назад его руки были пусты. Аграил одной рукой поймал то, что отдал Властелин. Это оказался браслет, выполненный в лучший темноэльфийских традициях: черненое серебро, аметисты, непонятно, словно щупальца безликих, переплетенный металл. Браслет был холоден, даже несмотря на жару, царившую вокруг. И, несомненно, зачарован.
- Не поймут, - пророкотал Кха-Белех. И добавил: - Исполняй, - давая понять, что приспешник свободен.
Примечания:
Иллюстрации к нити: http://sar-lita.diary.ru/p204687510.htm#693135309

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.