Сплетение. Часть первая - Лита +43

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Heroes of Might & Magic

Основные персонажи:
Кха-Белех (Мал-Белет), Маркел, Раилаг (Аграил), Сайрус
Пэйринг:
Келлор/Лита, Мелис, в эпизодах Сайрус, Аграил, Кха-Белех, Маркел, Зехир и многие другие персонажи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Экшн (action), AU, Мифические существа, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП, Смена пола (gender switch), Элементы гета
Размер:
Макси, 81 страница, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Грядет Шестое Затмение. В Империи Грифона смута - император погиб, не оставив наследника. Демоны, выполняя волю своего всемогущего Повелителя, нападают нагло и открыто. В лесах Ироллана пробуждаются ото сна неведомые темные силы, эльфы просят Серебряную Лигу о содействии. Ведомые приказом и судьбой, маги отправляются в далекий путь.
Преданность и предательство, ненависть и вера, сражения, тени прошлого, горечь потерь и любовь, что сильнее смерти - что еще ожидает их на пути?..

Посвящение:
Любимому мужчине, названному брату, верному ветру - тем, кто всегда рядом со мной.
Благодарности: https://ficbook.net/readfic/3359294/8812269

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая часть трилогии. Дописана! Выкладывается по мере вычитки и правки.

Слово автора: https://ficbook.net/readfic/3359294/8812219
Приложения, пояснения, вбоквеллы: https://ficbook.net/readfic/3359294
Иллюстрации: http://sar-lita.diary.ru/p204687510.htm
Саундтрек: http://sar-lita.diary.ru/p204687504.htm

Нить седьмая - Ритуал

18 августа 2015, 14:13
Оставшиеся в живых иролланцы не пришли в восторг от предложения Мелиса и откровенно заявили, что он спятил. Во-первых, Алеля, только-только исцеленная друидами, еще не отдохнула после боя и ран, не пришла в себя, а о Лионеле и речи быть не могло – при всей искусности друидов до сих пор было не ясно, выживет он или нет. Во-вторых, очевидно было, что некромант хорошо укрепил и надежно защитил замок и взять его штурмом теми малыми войсками, что имелись в их распоряжении, не получалось. Тем более солнце садилось, а сражаться с нежитью в темноте было совсем уж сомнительным предприятием. По мнению Гильраэна, нужно было не рисковать больше, а оставить дозор, отправиться за подкреплением в город и потом вернуться сюда с большими силами. Тогда некромант никуда не денется, а замок удастся захватить, быть может, совсем без потерь. Что до Келлора, то глава экспедиции почти слово в слово повторил некогда сказанные Оссиром слова: очень жаль, но что поделать, отомстить сможете позже, своими солдатами я рисковать не намерен.
Лита, слушая его, гневно сжимала губы, пока они не превратились в тонкую бесцветную линию и, наконец, выпалила, прервав Гильраэна на полуслове:
- Трусы остроухие... Так и знала, что вся ваша пресловутая иролланская доблесть - ничто!
- В тебе говорят чувства, а я руководствуюсь доводами разума, - снисходительно сообщил Гильраэн. Лита смерила его полным ненависти взглядом и процедила сквозь зубы:
- Пойдем, Мелис. Пусть хоть в Шио провалятся, и без них справимся.
Как справляться без помощи эльфов, она представляла не очень, но не сомневалась, что они с братом что-нибудь придумают.
Маги, обмениваясь предложениями, но так ничего дельного пока не решив, уже дошли до своей изрядно потрепанной механической армии и почти закончили направлять големов и готовить горгулий к атаке, когда тусклое закатное солнце заслонила крылатая тень. В воздух, растревоженные взмахами огромных золотисто-зеленых крыльев, поднялись сухие стебельки травы и жухлые листья. Дракон опустился прямо перед ними и, открыв пасть, пронзительно, но добро зарычал.
- Забирайтесь скорей, ну же! - крикнула Исиль, спрыгивая со спины огромной твари. Алеля - а это была, конечно же, она - выпустила из пасти сноп дымящихся искр: мол, да, поторапливайтесь, маги.
- И Гильраэн тебе позволил?.. - пораженно спросил Мелис.
- А мы не спрашивали! - рассмеялась жрица.
- А ты, Алеля?.. Твои раны…
Драконица, взглянув мудрыми золотыми глазами на Литу, прошипела:
- Я-с-с не могу отдых-хать, глядя на-с-с агонию Лионеля и з-с-сная, с-с-счто Келлор-р тос-сже, быть мос-с-жет, умир-рает с-сейчас-с-с... А пр-рез-с-ср-ренный некр-романс-с с-сжив и з-с-сдор-ров… Я не с-с-смогу помочь-с-с вам в бою, но с-с-сил дос-с-ставить вас-с в башню мне-с с-схватит-с…
Лита, благодарно заулыбавшись и закивав, решительно вытерла туманившие глаза слёзы и приказала своей верной помощнице:
- Суула, показывай нужное окно! - и та, радостно захлопав в ладоши, тут же стала видимой и закувыркалась в воздухе у самой морды Алели.
Мелис, уже взобравшийся на дракона, подал руку и помог сестре подняться. Лита уселась у него за спиной, обняла его одной рукой за пояс, а другой вцепилась в золотистый гребень.
- Ты с нами? - спросил у Исиль Мелис. Та покачала головой:
- Нет, мы поможем иначе. Как ты предлагал в своем гениальном плане? Вы летите на драконе, находите и убиваете некроманта, а мы и ваши конструкты отвлекаем внимание, штурмуя главные ворота? Парочка безрассудных эльфов решили, что Гильраэн скучен и не прав, иролланская доблесть - не пустой звук, а план не так уж и плох, как кажется на первый взгляд.
- Спасибо, - благодарно кивнул Мелис. - Мы... не забудем этого.
- Уж постарайтесь! - заулыбалась Исиль и добавила тихо, так, чтобы двойняшки не услышали. - Если вернетесь живыми.
Мелис положил руки на широкие костяные наросты, украшавшие спину дракона, потянул на себя. Алеля расправила крылья, взмахнула ими - взметнулись листья, пыль и пепел, стоявшая рядом Исиль отвернулась и прикрыла глаза рукой - и, издав воинственный рёв, начала подниматься в воздух.
- В нас будут стрелять, - деловито заметил Мелис, вспомнив про костяных лучников.
- Не попадут, - уверенно ответила его сестра, сплетая защитные заклятья.
Управлять драконом не требовалось. Суула показывала дорогу, Алеля была разумна что в драконьем, что в человечьем обличье, и прекрасно понимала, куда лететь.
- До нужного окна мы доберемся, а что дальше? - Лита только сейчас сообразила, что у их плана явно маловато подробностей. - Как попадем внутрь? Алеля едва ли сможет долго висеть на одном месте и ждать, пока мы заберемся в окно...
- Ей и не придётся! - чтобы в царящем вокруг шуме сестра услышала его, Мелису приходилось кричать через плечо. - Вынесем окно к церберам и будем прыгать!
- Ты рехнулся? - возмутилась Лита. - Прыгать в окно с дракона, да еще и в темноте? Как ты себе это представляешь?!
- Я не понял, это твой ненаглядный там или мой? - рассмеялся тот в ответ. - Скажи Сууле, пусть передаст Алеле, чтобы постаралась пролететь как можно ближе к окну и помедленней махала крыльями.
Башни замка приближались. Мелис поднялся на ноги, в его ладонях уже разгоралось пламя.
- Я первый, - уверенным тоном заявил он, - а ты за мной, когда дракон зайдёт на второй круг.
Прежде чем Лита успела хоть что-то возразить, с его пальцев сорвалось набравшее силу заклятье и ударило точно в цель. Во все стороны полетели огненные сгустки, камни и битое стекло. Мелис, чьи короткие волосы задорно ерошил ветер, обернулся, подмигнул сестре... И побежал по драконьему крылу, плавно опускавшемуся вниз. Лита, открыв рот от удивления, восхищения и волнения, смотрела, как он разбежался, прыгнул в развороченный оконный проем, приземлился, перекатившись ловким кувырком по полу, и исчез из видимости.
- Невероятно! - прошептала она.
Алеля издала грозный рык, из пасти вырвался сноп дыма и искр - башня была не такой уж большой, Лите пора было шевелиться, если она собиралась проделать то же, что и ее брат. Девушка, опомнившись, поднялась на ноги. Воинственно прищурилась, глядя на темные стены замка некромантов:
- Раз смог он, значит, смогу и я!
Дракон снова что-то прорычала, а миг спустя Суула тихонько пропела Лите в ухо:
- Алеля говорит, что она может ненадолго задержаться у проема... Тебе не обязательно так прыгать.
Лита, кивнув, вздохнула с явным облегчением - повторять героически глупые выходки брата у нее не было ни желания, ни сил.


Мертвый маг, а вернее, сохранившееся тело недавно умершего мага было очень хорошей добычей для любого некроманта - из обладателя Таланта можно было поднять замечательного лича. Покорный воле хозяина, мертвый заклинатель мог принести очень много неприятностей врагам. Это тело было в великолепном состоянии: его обладателя всего-то пару раз проткнули мечом и как следует приложили по голове. Он даже еще дышал, когда верная нежить принесла его в замок, и умер совсем недавно.
Обычно маги не делали своим врагам таких подарков. Хитрые волшебники разработали простое заклинание, короткое и быстрое. Оно было первым, которому учили в академии, и каждый адепт знал его лучше, чем монахи Эльрата свою любимую молитву "Светоч наш". Произнесенное обреченным, оно действовало в момент смерти и заставляло выплеснуться всю ману, которой был полон маг. Сжигало плоть, превращая тело в прах. Глупцы считали, что страшная агония, провожавшая умершего таким путем к Асхе, была лучше, чем служение ей во благо... Впрочем, маги никогда не отличались особым умом и сообразительностью.
Маркел сверился с записями (он прекрасно знал ритуал наизусть, но любил точность и не хотел, чтобы досадная мелкая оплошность помешала поднятию), поставил предпоследнюю свечу на отведенное ей место и с улыбкой посмотрел на грядущее пополнение своего скромного войска, сильно потрепанного в недавней битве. Этому экземпляру повезло: во время нападения он потерял сознание и не успел вовремя прочесть мерзкое заклинание. Теперь у него были неплохие шансы сделать хоть что-то полезное. Увы, уже не при жизни, а в посмертии. Послужит на благо Асхе... и Маркелу, конечно.
До этого в небольшой армии некроманта были только зомби, призраки да скелеты. Для создания высшей нежити нужны были хорошо сохранившиеся тела, еще помнящие тепло души, причем души сильной, не первой попавшейся. А в здешних могильниках Маркел находил только древние кости да полуразложившиеся тела неудачников, что сунули в опасный край свой нос, не будучи достаточно подготовленными. Конечно, ему в руки попадалась парочка эльфов и несколько контрабандистов, но на личей они не годились, а вампиров, будучи живым, Маркел не поднимал - ему не нравилось, что те смотрят на своего хозяина, словно бы на пищу. Так что он поднял их призраками... А тут - такой подарок! Ему даже стало жалко на миг, что гости так редко заглядывают на огонек.
Некромант, в последний раз все тщательно проверив, встал на свое место, взял в руки свечу, что должна была замкнуть обрядовый круг, и приготовился начать. Но тут что-то за спиной взорвалось, вспыхнуло пламенем, посыпались, разлетаясь по комнате, осколки стекла и каменное крошево развороченной стены. Свечи погасли и разлетелись, самого Маркела, на беду стоявшего очень близко к злополучному окну, взрывом отбросило к дальней стене. Ошарашенный и оглушенный, он едва успел набросить на себя покров невидимости... Вовремя - в комнату кто-то проник. Через взорванное окно, находившееся на высоте почти двухсот локтей от земли! Кто это был, Маркел понял прежде, чем враг успел подняться на ноги, и он смог разглядеть традиционное для магов клинка одеяние. Кто еще, как не один из проклятых безбожников, додумается так проникать в крепость?!
Юноша, первым делом вытащив сабли из ножен, теперь внимательно оглядывал тонувший в сумерках чертог. Пока Маркел гадал, как ему удалось сюда попасть, дыру в стене закрыла тень, и в зал проник еще один маг. Вернее, проникла: вторым магом была девчонка. Не надо было взывать к Асхе, чтобы понять: явились за своим собратом. Но, увы, опоздали.
Вокруг царила тьма, уже почти сгустились сумерки, все зажженные Маркелом свечи погасли. К потолку взлетели и разбежались по чертогу светлячки-огоньки, созданные одним из захватчиков. Девчонка, разглядев в их свете тело на полу, которое Маркел уже мысленно считал своим личом, ахнула и бросилась было вперед, но мальчишка схватил ее за руку и покачал головой:
- Некромант!
Маркел почувствовал, как у него на голове зашевелились волосы - не от ужаса, конечно, а от неведомо откуда взявшегося в чертоге ветра. Тут же сверху посыпались трава, листья и прочий лесной мусор, а девчонка ударила развеивающим невидимость заклятьем.
Времени гадать, как маги узнали, что он невидим и где он, у Маркела не было. Уже почти пришедший в себя, он вскочил на ноги, рванул из ножен клинок и перерубил чародейские путы, которыми враги попытались его связать. То, что их двое, а он один, Маркела не волновало совершенно - маги были совсем детьми и едва ли представляли большую опасность.
Моментально расправившись с путами, он сотворил простейший щит от заклятий и выбрал целью девчонку. Но второй маг заступил ему дорогу, клинки скрестились... В лицо Маркелу неожиданно полетели песок и пепел, запорашивая глаза. Ослепленный, он отразил несколько выпадов мальчишки - тот так сопел и топал, что его вовсе не обязательно было видеть - а потом чужая магия содрала спасительный щит, стиснула его в огненных объятьях, впилась горящими иглами в плоть... Маркел, корчась от боли, в тот момент сильно пожалел, что не принимал яд Намтару, был живым и чувствовал все в полной мере.
- Лита, стой! Ты убьешь его! - закричал мальчишка. Послышался шум, словно бы маги боролись друг с другом, и агония прекратилась.
- Отпусти! Это я и собираюсь сделать! - гневно зашипел высокий девичий голосок.
- Нельзя! Он же некромант, его просто так не уничтожить! - маги возились довольно долго, и, прояснись зрение Маркела или будь он чуть менее потрепан заклятьем, им бы не поздоровилось.
- Да хоть некромант, хоть кто!
- Ты убьешь его и так, но Окончательной! Уф!
К огромному сожалению, юнцам удалось-таки прийти к согласию. Они защелкнули на запястьях Маркела артефакты, запрещавшие творить заклятья, - видимо, это были не случайно проходившие мимо маги, а специально посланный проклятой Лигой отряд - спеленали его всеми возможными и невозможными чарами, приказали неведомой Сууле - Маркел тут же заподозрил, что именно Суула виновата и в том, что его обнаружили, и в том, что глаза его до сих пор кололо от песка, - следить за ним, а сами принялись печалиться над злосчастным личом. Проморгавшись наконец и приглядевшись как следует, некромант заметил то, что и ожидал увидеть, - едва зримого воздушного духа. Ну еще бы, где выходцы дома Анима, там и духи, куда без них...
Ситуация складывалась удручающе и усугублялась тем, что снизу снова начали доноситься звуки боя. В положении Маркела управлять поднятыми войсками было затруднительно, а значит, замок был под угрозой... Конечно, за свою жизнь он по-прежнему не опасался, но перспектива потери надежного убежища и уничтожения всей собранной нежити ему совсем не нравилась.
Некромант грязно выругался - мысленно, разумеется. Проклятые маги, всю жизнь они встают на его пути!


Лита даже не стала плакать, просто опустилась на колени и замерла рядом с Келлором на полу. Мелис, глядя на нее, чувствовал себя крайне беспомощно и неуютно. Он ничем не мог помочь и ничего не мог исправить... И что сказать сестре, тоже не знал.
Чтобы не стоять столбом, он принялся оглядывать чертог. Хотя, в общем-то, разглядывать было особо нечего - зал был большим и почти пустым. По полу были разбросаны свечи, осколки стекла и камни - последствия взрыва, на стенах висели полуистлевшие гобелены, а из мебели всего-то и было, что пара скамей да небольшой стол, на котором валялась какая-то дребедень. Главным и самым приметным был ритуальный круг, начерченный на полу, в центре которого и лежал Келлор. Мелис передернулся при мысли о том, что послушайся они эльфов или промедли еще немного, столь любимый сестрой чародей, похоже, пополнил бы ряды нежити...
Не зная, куда себя деть, он подошел к столу и принялся разглядывать вещи, что там лежали. Чаша с чем-то отвратительным даже на вид... Маленький изогнутый кинжал, явно ритуальный... Какой-то свиток... Мелис взял пергамент в руки, развернул и поморщился: выведенная аккуратным почерком надпись гласила, что он держит в руках ритуал Вечной Ночи - тот самый, которым некроманты поднимали высшую нежить вроде личей и вампиров.
- Что это? - он и не заметил, как Лита выросла у него за спиной. Голос у нее был очень странный - возбужденный и болезненно-звонкий, словно она вот-вот была готова сорваться в истерику, но все еще сдерживалась.
- Некромантская дрянь, - сплюнул Мелис. - Ты уж, наверно, и так догадалась, что этот гад собирался...
Но Лита, разглядев надпись, вырвала пергамент у него из рук.
- Невероятно... - прошептала она, пока глаза торопливо бегали по строчкам. Мелису ее поведение совсем не понравилось.
- Это надо уничтожить, - он, нахмурившись, попытался отобрать пергамент, но Лита прижала свиток к груди, замотала головой и торопливо встала так, чтобы ее и Мелиса разделил стол. Выпалила, не давая брату себя поймать:
- Вот еще! Ты что, не понимаешь, что это за свиток? Это же некромантский обряд, он мертвых с того света возвращает! - в голосе ее зазвучали нотки надежды.
- Ты с ума сошла! - возмутился Мелис, все же пытаясь ее схватить. - Даже думать не смей!
- А о чем - сметь?! Что он мертв? Что все, больше никогда он ко мне не прикоснется, что я даже голоса его не услышу? Я не для того выбралась из Шио, чтобы вот так вот его потерять! - все-таки сорвалась девушка на крик.
- Ты уже его потеряла, Лита. Смирись, - выдержав небольшую паузу, сказал Мелис. Лита упрямо процедила:
- Нет, ни за что. Иметь такой шанс и не воспользоваться им?!
Мелис наконец поймал сестру, тряхнул за плечи:
- Какой еще шанс, опомнись! Это обряд некромантов, ты вон этого, что ли, - он кивнул в угол, откуда связанный пленник с интересом наблюдал за ними, - умолять будешь, чтобы закончил то, что собирался? Или сама за дело возьмешься? Ты в лучшем случае поднимешь нежить, а что в худшем, и думать не хочу. Как будто бы не понимаешь, что собираешься сделать!
Лита, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться и придать словам вес, сказала:
- Я не некромант, ты верно подметил. Я не собираюсь проводить ритуал Вечной Ночи. Я собираюсь взять его за основу и обратить к другому Дракону. Вернее, к тому же, к Асхе, но к иному ее аспекту, не тому, что заведует смертью и посмертием.
Некромант в углу замычал что-то явно издевательское и насмешливое, но маги его проигнорировали.
- Это же опасно. Ритуальная магия непредсказуема!
- Тысячи живущих обращались к Драконам до меня, и те исполняли их просьбы.
- Будь все так просто, все подряд бы возвращали умерших с того света!
Лита взяла руки брата в свои, пристально посмотрела ему в глаза и уверенно сказала:
- У меня получится. А если я даже не попробую, я никогда не прощу этого ни себе, ни тебе.
Мелис, недолго помолчав, сжал губы в тонкую линию и кивнул:
- Только, прошу тебя, будь осторожна. Если умрешь, я освобожу некроманта и он тебя с того света достанет, ясно?!
Было совершенно непонятно, шутит он или говорит серьезно. Лита едва заметно улыбнулась и, благодарно кивнув, обняла брата. Мелис крепко обнял ее в ответ. А потом подошел к некроманту, поднял его на ноги и потащил из зала. Лита попросила ему вслед:
- Проследи, пожалуйста, чтобы сюда никто не входил и не мешал мне.
- А что мне сказать эльфам? - спросил тот, стоя на пороге.
- Правду, Мелис, что же еще. Что я творю невероятно сложный ритуал воскрешения.
Мелис, покачав головой, отворил дверь, выглянул, держа оружие наготове - да, некромант в оковах, но мало ли какая дрянь может найтись в его замке? Не зря: у двери стояли на страже два скелета. Правда, не управляемые хозяином, они были не опасны, и Мелис расправился с ними в два удара. Покончив со скелетами, он вытолкал пленника из комнаты прочь, захлопнул дверь. Они оказались на небольшой площадке, освещенной холодным зеленоватым светом, вверх и вниз уходили высокие винтовые ступеньки. Закончив оглядываться, юноша обернулся и наткнулся на пристальный взгляд противника. Не злобный или враждебный, а полный странного удивления и интереса.
- Чего пялишься, живых давно не видел? - нахмурился он. Обошел некроманта сзади и, ткнув его в спину, приказал. - Топай вниз.


Убедить Мелиса было не так уж и сложно: склонный действовать больше, чем обдумывать и рассуждать, брат часто признавал правоту сестры, отдавая ей право принимать решения. Так что Лите осталось самое сложное: убедить саму себя.
Робкие волшебные огоньки трепетали на холодном ночном ветру, в огромном проломе в стене виднелся тоненький серп молодой луны. Келлор все так же лежал в центре ритуального круга. Лита осторожно подошла, опустилась рядом с ним на колени, отвела упавшие на глаза пряди... В царившем в зале полумраке не было видно, что его лицо тронуто печатью смерти, чародей казался спящим. И Лита подумала с облегчением: некромантия, обрядовая магия, смерть... Такие страшные слова и сложные вещи! А ей всего-то и нужно, что разбудить его, как всегда по утрам. Ведь Келлор спит крепко и не любит рано вставать...
Сказать по правде, Лита просто отказывалась верить в произошедшее. Где-то в глубине души скреблась горечь, но девушка гнала мысли прочь, не давала осознанию потери подняться вверх и излиться слезами, сковать себя беспомощностью и горем. Нужно было действовать быстро и решительно, и в действии Лита черпала силы. В надежде, что еще не поздно, не все потеряно, можно все исправить. Хотя бы попытаться.
Лита не была девушкой, не было влюбленной в тот момент. Она была магом. Исследователем, экспериментатором, уверенным в своих безграничных возможностях. Сар-Илам вон, заточил демонов в Шио, некроманты веками возвращают нежить с того света, так неужто ей не удастся такой простой ритуал?
Сказать по правде, опыта не то что создания, совершения обрядов у Литы не было. Ритуальная магия сильно отличалась от традиционной заклинательной и была ближе к жречеству, чем к той науке, что обучали в академиях. Заклинательная магия, используя внутренние силы, напрямую воздействовала на окружающий мир. А совершая обряд, субъект обращался с просьбой к одному из богов-Драконов, предлагая тому цену за исполнение "желания". Все заклинания представляли из себя четкую последовательность слов и жестов, имели заранее определенный результат и были, так или иначе, известны и давно занесены в библиотеки и гильдии. Обучиться им мог каждый, было бы желание и хватало бы сил. Обрядовая же магия была непредсказуема: никто не знал, отзовется Дракон на просьбу или нет. Божества порой выполняли прошения на свое усмотрение (поэтому редкий смельчак рисковал обращаться к переменчивой Малассе), порой попросту не отзывались, а порой и вовсе забирали жизнь просителя, если тот чем-то оскорблял их в процессе ритуала. Конечно, у обрядовой магии были общеизвестные правила; были даже распространенные и точно описанные ритуалы, вроде сотворения титана или того же обряда Вечной Ночи. Но их эффект все равно невозможно было достоверно предсказать. С другой стороны, у всех заклятий был предел возможностей... А у обрядов его не существовало. Все знали, что именно так Сар-Илам некогда сумел войти в пределы Мира Духов и прикоснуться к существу Асхи, и с помощью обрядовой же магии был сотворен Шио.
Жители Серебряной Лиги, во всем ценившие точность и научный подход, не слишком-то жаловали ритуалы, но основам обрядовой магии в академиях обучали всех. Знала их и Лита, и потому, всматриваясь в свиток, оставленный некромантом, видела все, что необходимо: приветствие... обращение... жертва... замок...
Мелис напрасно сказал, что каждый бы занимался воскрешением, будь это так просто. Про существование легендарного воскрешающего заклятья знали все, а сотворить его могли единицы. Так что одного знания было недостаточно... Да и обряды воскрешения никто не практиковал потому, что за все должна быть назначена соразмерная цена. А что может быть соразмерной ценой за жизнь? Не душа другого, как многим приходит на ум, - Драконов, что захотят и смогут вернуть с той стороны жизни человека таким же, как прежде, без изъянов, глубоко оскорбят подобные жертвы...
Закончив размышлять над схемой обряда, Лита огляделась в поисках пера и пергамента, но ничего не нашла. Брезгливо сунула нос в баночку с субстанцией, которой пользовался для начертания знаков некромант, - густая и вязкая, с резким запахом, она была неприятного черно-зеленого цвета. Лите не стоило особого труда догадаться, что главным компонентом этой дряни был яд Намтару. А ей нужно было совсем иное!
Рабочий кабинет отыскался в соседней, смежной с залом комнате. Там были и пергаменты, и перо с чернилами, и свечи, и чаша, и даже эфириевая пыль, и еще много чего, наверное, ценного или запрещенного, но не нужного ей. Примостившись на краешке стула, Лита шептала под нос слова, складывая строки, пока перо торопливо порхало по пергаменту. Почти всегда тексты обрядов писались в стихах - отчего-то на такие воззвания Драконы отзывались чаще. Ей даже не приходилось особо утруждаться, строки сами собой складывались в голове, наверное, то были отголоски иролланской гармонии... Текст был готов быстро, дело оставалось за малым. Захватив все, что нужно, она поспешила обратно, в полупустой чертог.
Взяв в руки кинжал, Лита помедлила секунду... И провела им по запястью, даже не вздрогнув от боли. Кровь торопливо побежала в подставленную чашу, заблестела синеватыми переливами звездного серебра. Маг стерла все руны и символы, начертанные некромантом, и заменила их своими. Бережно вывела серебристо-алую метку на лбу Келлора, поставила отпечаток там, где совсем недавно еще билось сердце, едва коснулась губ... А потом, избавившись от большей части одежды, нарисовала такие же знаки и на себе. Расставила свечи в нужном порядке, распустила длинные косы и, босая, ступила в круг. Помедлила, в последний раз взвешивая свою решимость... И поставила последнюю свечу на пол, замыкая рисунок и начиная обряд.
Осталась рядом с Келлором, внутри круга, словно жертва, а не снаружи, как надлежит заклинателю, что желает обезопасить себя.
Лита предполагала, какая цена окажется приемлемой... И готова была ее заплатить.


Мелис коротал время томительного ожидания, сидя на ступеньках башни и отвечая каждому эльфу, что намеревался подняться:
- Туда нельзя. Лита проводит обряд.
В голосе его звучала такая стальная решимость, что иролланцы понимали: если потребуется, он умрет, но наверх никого не пустит. Все они уже были в курсе, что нежить утащила одного из магов в замок. Поэтому, оставив союзникам право на их неведомое чародейство, они взяли на себя поиски и уничтожение остатков немертвых.
Некромант, притулившийся рядом, каждый раз после фразы Мелиса пытался промычать что-то явно насмешливое. Юный маг его настойчиво игнорировал, а один раз даже отвесил сердитую оплеуху. Не в правилах Мелиса было вымещать бессильную злость на том, кто не может на удар ответить, но ведь, по сути, именно этот проклятый некромант был во всем виноват: это его нежить посмела тронуть столь дорогого сестре чародея, это из-за него Лита там, наверху, наверняка совершала какую-то глупость, а Мелис сидел здесь, как ишак. Он уже сильно жалел о том, что не настоял на своем, не остановил сестру, не сгреб в охапку и не утащил подальше. Но теперь в его сожалениях не было проку: мешать обряду, задействовавшему неведомые божественные силы, все равно, что собственноручно убить заклинателя.
Наконец до него снизошел сам Гильраэн. Выглядел командир не слишком довольным: то, что его приказа ослушались, не добавило строгому эльфу добродушия. С другой стороны, замок взять им все-таки удалось: как только маги защелкнули на некроманте зачарованные оковы, тот потерял связь с немертвыми слугами, и разбить нежить эльфам и конструктам не составило никакого труда.
Так что Гильраэн, смерив мага холодным взглядом, сказал:
- Вам удалось. Признаться, я удивлен.
- Не стоит благодарности, - фыркнул Мелис. Гильраэн и ухом не повел в ответ. Указал на пленного:
- Отдадите его нам. Мы допросим некроманта и будем его судить перед лицом Силанны, - его тон был строг и отбивал всякую охоту возражать. Маг пожал плечами:
- Да пожалуйста. Только упокойте правильно, чтобы не пришлось снова его, уже немертвого, ловить.
- Друиды справятся.
- Не сомневаюсь.
Гильраэн кивнул на лестницу:
- Что там происходит?
- Лита проводит обряд.
- Это я уже слышал. Что она конкретно делает и отчего так долго?
- Обрядовая магия - это не заклинания, она требует времени... - пустился было Мелис в пространные рассуждения, но Гильраэн оборвал его:
- Я знаком с теорией. Что она делает?
Некромант многозначительно замычал. Наградив его тычком в плечо, Мелис сознался:
- Не знаю точно.
- К обрядовой магии ей пришлось прибегнуть потому, что ваш спутник уже мертв и обычная уже не поможет? - эльф подозрительно прищурил ясные ореховые глаза.
Маг соврал, не раздумывая:
- Жив он, просто ранен очень тяжело. Уже одной ногой в Небесных Чертогах. А Лита, во-первых, не сильна в исцеляющей магии Света, а во-вторых, почти всю ману выплеснула в бой.
Находись они среди Гармонии Ироллана, Гильраэн бы немедля распознал ложь. Но в этом проклятом месте дисгармония была слишком сильна и мешала эльфам чувствовать. Поэтому предводитель отряда мог опираться только на логику и здравый смысл:
- Отчего бы не прибегнуть к помощи наших друидов?
Мелис пожал плечами:
- Время, Гильраэн. Ждать больше мы не могли.
Некромант снова оживленно замычал. Гильраэн покосился на него и приказал:
- Вытащи ему кляп. Хочу послушать, что он скажет.
Пленник многозначительно закивал головой. Мелису такой поворот дел совсем не понравился. Но что возразить, он не знал. Попробовал очевидное:
- Лучше не стоит. Наколдует еще чего...
Но эльф оказался умен:
- Не сможет, вы же защелкнули на нем оковы. Да и ты рядом, заставишь его замолчать, если что.
Больше аргументов у Мелиса не было. Выразительно посмотрев на некроманта и надеясь, что тот прочел в его взгляде нужный посыл - "только ляпни чего, убью!" - он вытащил кляп и, снимая печать молчания, предупредил:
- Я бы не стал верить тому, что он наплетет.
- Я тоже, - кивнул Гильраэн. - Просто хочу послушать.
Маркел уже готов был сказать много чего интересного, как откуда-то сверху послышался ужасный... даже, скорее, не крик, а замогильный вой, что мешался с полным ярости рыком. Каждый, обладавший магическим даром, почувствовал движение неведомых сил вокруг - движение неожиданно разгневанное и полное опасного возмущения. Гильраэн нахмурился, Мелис побледнел, и даже некромант с интересом поднял глаза, глядя вверх. А потом наверху что-то грохнуло, с потолка посыпалась пыль, и все затихло.
Тут же ветер растрепал не вплетенные в косу пряди Гильраэна, тронул края платка Мелиса - Суула примчалась и зашелестела взволнованно:
- Она закончила и лежит! Скорее, смелый маг, пожалуйста!
Мелис торопливо запихал кляп некроманту в рот обратно и, приказав Гильраэну, ошалевшему от такой наглости: "Сторожи этого!" - помчался вверх по лестнице.
Распахнув дверь чертога, он не увидел ничего особенного и страшного: дорожка лунного света на полу, трепещущие огоньки свечей, все тот же круг... Вот только внутри лежало уже не одно неподвижное тело, а два. Маг, заметив это, похолодел: он не допускал даже мысли о том, что у сестры может не получиться. Торопливо погасив пару свечей и отшвырнув их ногой в сторону - круг следовало обязательно разомкнуть, - он склонился над Литой. Те эльфы, что тоже решили подняться наверх, стояли на пороге, не желая, в отличие от сумасбродного мага, входить в комнату, откуда явно веяло чем-то... нехорошим. Они смотрели на магов с явным подозрением и не предпринимали попыток помочь... Правда, и за луки пока не брались тоже.
- Она дышит, - пропела Суула у Мелиса над ухом.
- Я в порядке... Почти, - тихо прошептала девушка, не открывая глаз. Даже в темноте было заметно, что она необычайно, почти смертельно бледна.
- Я тебя просто убью, - облегченно выдохнул Мелис. Сердито оглянулся на эльфов, подобрал с пола плащ и укрыл им сестру. И лишь после поинтересовался: - Встать можешь?
- Едва ли... Сил совсем нет. У тебя вроде оставалось зелье для восстановления маны?..
Мелис торопливо отыскал в сумке нужный пузырек, поднес к губам Литы. Отметил про себя мимоходом, что губы чем-то странным, серебристо-алым, перепачканы, но не стал задавать вопросов. По крайней мере, сейчас.
Девушка, выпив зелье, открыла глаза. Выглядела она отчего-то удивленной.
- Благодарю, - сказала она. - А теперь помоги мне подняться. Я должна убедиться, что все получилось.
Мелис, разволновавшись за сестру, совсем забыл про второго мага. Он покосился на лежавшего рядом Келлора... и удивленно ойкнул - глаза того были открыты.
- Быть того не может... - протянул юноша.
Лита склонилась над возвращенным, заулыбалась, счастливая. Провела ладонью по щеке, поцеловала в губы... Мелис нахмурился: Келлор никак не реагировал на ее прикосновения.
- Эм-м-м... а ты уверена, что все прошло так, как ты задумывала? - осторожно спросил он и на всякий случай положил руку на эфес сабли - мало ли. - Он же молчит и не двигается?
- Он на меня смотрит, следит взглядом, - Лита приложила ладонь Келлора к своему лицу, потерлась об нее щекой. - Он теплый и дышит! У меня получилось!
И рассмеялась счастливо и радостно.


Запись из синего дневника:
(в дневник вложен листок, весь исчерканный, явно черновик)

Есть вещь, что сильнее смерти,
Есть ключ от любых замков...
Если надеяться, верить,
То всемогуща любовь.
Милый, меня ты слышишь?
Вернись дорогой мой, вернись!
Тени становятся ближе,
Дым воспаряет ввысь…
Ну же, душа, ответь мне!
Ты же не мог забыть,
Как был мой голос светел,
Как мы умели любить?
Вот, мне не жалко крови,
Вот моя прядь волос.
Милый, молю, вспомни,
Следуй дорогой из слез.
Вот, дорогой, выпей
Эту чашу до дна –
Тлен и преграда жизни
Будет тебе не страшна.
Пламени свеч багрянец,
Гибкая, словно ртуть –
Мой колдовской танец
Твой облегчает путь.
К жизни, на голос, к свету,
Скоро тело твое
Будет душой согрето.
Песню, что голос поет
Слушай, иди за нею,
Милый, вернись ко мне!
Ведь я люблю и верю,
Что любовь даже смерти сильней…

(к стихотворению нет никаких пометок, просто идет очередная запись:)

Это было... невероятно. Я сама не до конца верю и понимаю то, что произошло. Нужно записать все, пока детали не стерлись из памяти...
Начав обряд, я воззвала к двум аспектам Асхи. К привычной для некромантов Старице добавила Деву, дающую жизнь. Будучи готовой даже к тому, что К. вернется немертвым, я все же самонадеянно надеялась на то, что мне вернут его живым.
Вначале все шло, как я и задумала. Я звала и пела. Я поднесла чашу к его губам, и он отозвался, сделав глоток. А вторую половину крови, смешанной с эфириевой пылью, я выпила сама, и опустилась на пол в полном изнеможении.
Взор мой затуманился, и я очутилась в месте... в высшей мере странном. Это была, с одной стороны, та же комната, но в то же время и не та. Цвета ушли, тьма и краски поблекли, мир был сер и странно изменчив.
Передо мной была стена - антрацитово-черная и в то же время прозрачная. И по ту сторону был... он. Недвижимо стоял, прислонив ладонь к камню с другой стороны. Нездешний ветер легко перебирал его пряди, из страшных ран, не переставая, сочилась кровь, казавшаяся черной. На застывшем равнодушной маской лице жили только глаза - умоляюще смотрели сквозь преграду и неотрывно следили за мной.
Я шагнула вперед, но дорогу мне преградили двое. Молодая девушка - я сама, только прелестней лицом и в ином одеянии, и древняя сгорбленная старуха, опиравшаяся на мой посох, в черном платье и с наброшенным на голову капюшоном. Словом, те, к кому я взывала. Они не давали мне пройти. Я в отчаянии повторила, что предлагаю им, но обе несогласно закачали головой. Моя жертва была отвергнута. Мне указали на стену, словно бы давая понять, что с той стороны назад пути нет и у меня недостаточно ни знаний, ни сил, чтобы вернуть К.
Горечь и гнев обуяли меня. И тут я почувствовала... Словно бы чью-то помощь. Словно бы совсем иная сила встала за моей спиной, и она оказалась.. значительней. Сила была странной, но отчего-то знакомой мне природы, дикой, яростной и горячей. Она легко нашла отголоски в моем гневе... Небывалая мощь клубилась вокруг, и мне оставалось лишь направить ее. Духи, воздев в гневе руки, попытались остановить меня, но неведомая сила смела их в один миг. Стена посыпалась вниз осколками... Я схватила К. за руку и вытащила его, прижала к себе... И почувствовала страшную боль, совершенно неописуемую, ибо то была боль не тела, но духа. Словно бы меня раздирали на части... Так оно и было - нити духа протянулись вперед, к нему, облекая едва зримую суть в форму, подобную моей. И я, невзирая на боль, рассмеялась. Потому что все-таки взяла верх и получила желаемое...
А потом взор затмился, и я очнулась на полу чертога, внутри ритуального круга. Совсем обессиленная и без капли маны. Я думала, что жертва была все-таки принята... Но зелье, выданное Мелисом, восстановило немного волшебной энергии. И теперь я совсем ничего не понимаю...
Не знаю. Мне кажется, что моя душа теперь поделена пополам... И вторая часть живет у К. внутри. Если раньше я просто любила его, то теперь это что-то совсем иное. Лишь рядом с ним я ощущаю себя... целой.
Впрочем, все это не важно. Важно лишь то, что он снова рядом со мной.
Ах да, чуть не забыла! Там, в мире духов, или где я оказалась, ведя обряд, в самый последний момент я услышала чей-то вкрадчивый и тихий голос. "Ты знаешь, кого благодарить," - прошептал он на прощанье.
Но я, сказать честно, понятия не имею, что это было.
Примечания:
Песня-ассоциация к нити: http://sar-lita.diary.ru/p204687504.htm

Маркел: http://sar-lita.diary.ru/p204687510.htm?from=0#693667405

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.