Синдром дефицита объятий +282

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Haikyuu!!

Основные персонажи:
Тобио Кагеяма, Шоё Хината
Пэйринг:
Кагеяма/Хината
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Повседневность
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кагеяма помешан на прикосновениях к Хинате, у него даже есть "хитрый" план, как их получить, не вызвав подозрений.
Он "то ли он заболел, то ли свихнулся, то ли влюбился." И что из этого хуже, он еще не решил.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на драбблобитву в Дежурке.
12 августа 2015, 16:12
- Вот черт! – рявкнул Кагеяма, от души стукнув кулаком по паркету. Они все-таки проиграли.
Вот черт.
Рядом с ним рухнул запыхавшийся Хината, у которого все еще бешеным огнем сверкали глаза, а волосы у корней потемнели от пота. Кагеяме показалось, что он на самом деле видит марево, лениво обрисовывающее фигуру Хинаты, чувствует этот жар, и невольно потянулся ближе к нему. Хината мучительно простонал что-то малоразборчивое, кажется, тоже оплакивая их проигрыш.
- О-о, что это? Ты слышишь? – Кагеяма мрачно прожег взглядом нависшего над собой Цукишиму. С его лба крупными градинами скатывался пот, некрасиво растекаясь по стеклам очков, но Цукишима был на седьмом небе от счастья, широко ухмыляясь. – Кажется, какой-то звякающий звук. Словно чья-то корона слетела с головы и покатилась по полу, да? Или это было разбитое самомнение?
- Цукишима, временами ты просто пугаешь, нельзя быть таким плохим, - Дайчи, жизнерадостно улыбаясь, легко похлопал по плечу замершего Цукишиму. А потом перевел взгляд на Кагеяму. - Эй, все в порядке? Ты что-то сильно расстроился.
- Его Величество тяжело переживает поражение даже на тренировке, - фыркнул Цукишима и исчез под сеткой, уходя на свою сторону площадки, где к нему тут же подлетел взбудораженный победой Ямагучи. Кагеяма не мог разобрать, что он говорил и чем хвалился, то ли Цукишимой, то ли своими ударами.
Хината пошевелился и рывком сел, уставившись на Кагеяму. Они несколько мгновений буравили друг друга долгим взглядом, а потом Хината снова застонал и запустил пальцы в волосы. Кагеяма со всей силы сжал кулаки, стараясь как можно отчетливей почувствовать каждый врезавшийся в ладонь ноготь.
"Его отпустило", - отстраненно подумалось Кагеяме. Дикий бешеный огонь в глазах Хинаты все еще дрожал где-то в глубине зрачков, пульсируя в такт грохочущему сердцу, но уже не так пугал. И не так восхищал. Момент был упущен.
- Вот блин, я думал, у нас получится! - проныл Хината, утыкаясь лицом в колени и с такой силой водя ногтями по голове, что Кагеяма слышал скрип волос.
Дайчи присел перед ними, глядя на Кагеяму.
- Все в порядке? - повторил он.
Хината тут же прекратил истязать свою голову и снова посмотрел на Кагеяму. Серьезно и одновременно удивленно насупившись. Тупой у него, в общем-то, был вид. Кагеяма поджал губы и, не сдержавшись, отпихнул рожу Хинаты подальше от себя, а потом перевел взгляд на Дайчи:
- Да, извините… Думал, что мы победим.
- Ка… Кагеяма, сволочь, пусти! - сказал Хината перед тем, как Кагеяма с силой сжал пальцы на его щеках, на время затыкая. Дайчи меланхолично выгнул бровь, продолжая смотреть только на Кагеяму, словно не замечая возмущенно брыкающегося рядом Хинату.
- Проигрывать тоже надо. К тому же в первый сет вы не оставляли нам и шанса. Наконец-то у нас начало получаться, не будь таким жадным, - Дайчи улыбнулся, прикрыв глаза и чуть склонив голову на бок. - Успокаивайся, у нас перерыв.
Дайчи легонько хлопнул Кагеяму по руке, которой тот удерживал брыкающегося Хинату. Пришлось выпустить его на свободу.
Хината обхватил ладонями свои горящие щеки, злобно надувшись и стреляя слезившимися глазами.
- Козел, совсем офигел?! На драку нарываешься?!
- Ты раздражаешь!
- Ты! Раздражаешь! – Хината даже подпрыгнул на месте от возмущения. – Что с тобой не так? Ты реально странный. Ты же не собрался заболеть?
Кагеяма отвел взгляд. Когда Хината так пытливо на него смотрел, руки чесались схватить его за майку и перекинуть его через голову за сетку. Прямо в затылок придурка Цукишимы, чтобы у того очки отлетели. И сказать еще что-нибудь в его стиле, так же противно растягивая словам, типа: «Как тебе такой пас?», только в несколько раз остроумней. Жалко только, что в голову ничего не лезло кроме желания дотронуться до Хинаты.
Хинату очень хотелось схватить, скрутить в захвате, пошире оттянуть ему щеки. Или с силой прижать его к себе, утыкаясь щекой в склоченные влажные волосы и глубоко вздыхая. Кагеяма нервно сглотнул и поспешил уползти от него подальше.
Чертов Хината!
- Я пойду, умоюсь, жарко, - отрывисто буркнул Кагеяма, вставая и решительно направляясь к двери. Подумав, добавил: - Придурок.


На улице Кагеяма поглубже вдохнул свежий приятно-прохладный воздух и от всей души врезал себе по щекам, так что глаза заслезились от боли. Кажется, он перестарался, щеки жгло, как обожженные. Зато в голове немного прояснилось. И бешеное раздражение от проигрыша сменилось тоскливой обидой. Вот черт, не мог быть внимательней и обмануть очкарика. И теперь приходится страдать от злости к себе в одиночестве, а не ликовать на площадке, изо всех сил прижимая к себе горячего Хинату.
Обниматься после победы это нормально, так делают даже профессиональные игроки. Кагеяма изучал этот вопрос, некоторые даже целовались, но для поцелуев нужен повод посерьезней. Например, победа и выход из префектуры. А пока хватало и объятий. Ничего подозрительного. Абсолютно нормально, всего лишь проявление радости. Совсем ничего подозрительного. Лучшая возможность схватить одуревшего от победы Хинату и безнаказанно держать в руках столько, чтобы хватило на пару дней. Надержаться вдоволь и отпустить до следующей победы. Идеальный план. Который он, как полный кретин, провалил, слив игру. Идиот.

Все началось черт пойми когда, возможно, даже в их первую встречу: сейчас Кагеяме казалось, что ему всегда хотелось трогать Хинату. Руки так и тянулись к нему, стукнуть, пихнуть или погладить – не важно. Хината же сам напрашивался, вечно раздражая и мельтеша рядом, не отлипая. Говорил всякие глупости и кое-как играл с мячом. Болван. Поэтому – стукнуть.
Это превратилось в привычку, которую он только сейчас заметил, когда стало совсем плохо. Потому что теперь Кагеяме хотелось не просто пихать и встряхивать Хинату, но и обнимать его. Пылающего, после хорошо проведенной атаки, всего потного и взъерошенного, вибрирующего в руках от зашкаливающего адреналина. Сонного и помятого с утра, с мягким взглядом и резким отпечатком «молнии» на щеке. Мокрого и скользкого после душа – любого Хинату, даже если они не играли в мяч, а плелись после тренировки домой, вяло перебрасываясь словами. Хинату хотелось обнимать всегда, даже, когда он просто пробегал мимо. Схватить за шиворот, остановить и прижать к себе, как будто Хината не в столовую несся, обгоняя всех на свете, а в чужой клуб, менять форму. Какое-то странное, щемящее сердце чувство тревоги и раздражения. И Кагеяма вдыхал поглубже и начинал бежать еще быстрее, чтобы не видеть его спину, а лететь рука об руку.
Это какое-то сумасшествие. Он точно рехнулся, абсолютно помешался на Хинате. Никогда еще никто не вызывал в нем таких чувств и желаний. Единственное, что всегда хотелось трогать Кагеяме – волейбольный мяч. Но Хината совершенно не походил на мяч! Он был, скорее, похож на коробочку с запертым внутри клоуном на пружине. Одно движение - и из безобидной с виду коробочки выскакивала хохочущая рожа, и даже привычный вздрогнет от неожиданности. Эта скрытая сила завораживала. Все знали, что в маленькой коробочке что-то припрятано, но никто не мог к этому приготовиться. И Кагеяма чувствовал невероятную гордость, держа эту коробочку в руках.
- Какую к черту коробочку?! – взревел Кагеяма, останавливаясь возле пристройки с уличными кранами и с размаху ударяясь об нее лбом. Сухая облупившаяся краска больно врезалась в кожу, и это еще сильнее разозлило Кагеяму. О чем он вообще думает? Почему только он один так помешан на прикосновениях к Хинате? Что с ним не так? То ли он заболел, то ли свихнулся, то ли влюбился. Влюбляются же как-то так?
Но больше всего сейчас злило и давило осознание, что теперь у него не получится обнять Хинату.
Придется терпеть до следующего удачного раза. А ведь завтра выходные!
Вот же черт!
- Эй!
Кагеяма замер, крепко стиснув зубы: он так испугался, что его сердце чуть не выпрыгнуло из груди от неожиданности и осталось тревожно биться в горле.
Стоило Хинате подойти ближе, как желудок Кагеямы превратился в ледышку и сжался: чем ближе был Хината, тем сильнее чесались руки его обнять.
Тяжело сглотнув трепыхающийся ком в горле, Кагеяма медленно отлепил голову от стенки и хмуро посмотрел на Хинату. Тот замер рядом, пытливо и немного напугано глядя на него снизу вверх.
Мелкий и такой яркий, что в глазах щипало, как при взгляде на горящую лампочку. Долго смотреть на него не получалось, и Кагеяма отвел взгляд, хмурясь. Лоб саднил, по носу скатывались крошки отпечатавшейся краски. Ну почему Хината такой?
- Ты… зачем… головой-то? – озадаченно пробормотал Хината, наклоняясь так, чтобы поймать взгляд Кагеямы. Когда он чуть ли не вплотную подлез, Кагеяма не выдержал: слишком уж велико было искушение. В крови все еще кипел адреналин после игры, разливаясь ядовитым раздражением и желанием, а Хината сам будто напрашивался!
«Держи себя в руках!» - подумал Кагеяма, но решил подержать в руках Хинату. Схватил его за грудки и чуть приподнял над землей, вбиваясь своим лбом в его, до искр из глаз.
- Ай! Охренел?!
- Чего ты пристал, болван?!
- Да какого черта с тобой творится? – Лицо Хинаты было слишком близко, Кагеяма мог рассмотреть самые мелкие крапинки на его радужке. И светлый шрам в форме ромба на лбу. Сердце будто разом набухло во всех венах, колотясь в рванном ритме и заглушая все звуки вокруг. Хотелось прижаться к Хинате, щека к щеке, и постоять так немного, как будто они опять победили, и он имеет на это право. – Ты целый день на взводе, играешь нервно, а сейчас вообще стучишься головой о стены! И… и не смотри на меня так!
- Как?!
- Как будто хочешь сожрать меня целиком!
Кагеяму словно окатили холодной водой. Плохо, совсем плохо, он слишком разозлился.
Отпихнув от себя Хинату, он с силой потер лицо. Кажется, он расцарапал лоб, может остаться ссадина.
- Меня Суга-сан попросил за тобой сходить, вот, полотенце, - Хината мрачно помахал полотенцем, явно обиженный. Ну и ладно, Кагеяме плевать. Ему может тоже обидно.
- Зачем за мной ходить, болван? Я же сказал, я хочу умыться.
Хината гневно раздул ноздри и нахмурился, сжимая полотенце в кулаках. И Кагеяма точно псих, если глядя на такого Хинату еще сильнее хотел обнять его. Совсем рехнулся.
- Слушай, ты вообще-то мой… партнер. И когда ты начинаешь беспричинно злиться и убивать всех вокруг своим жутким взглядом, мне тоже не по себе! - Хината неожиданно снова оказался очень близко, глядя все так же хмуро, но обеспокоено. Кагеяма занервничал. Могло ли так получиться, что он на самом деле влюбился в Хинату? Какой вариант лучше: быть влюбленным в своего болвана-товарища или быть тактильным маньяком?..
По телу будто электрический разряд прошел, одновременно ледяной и обжигающий. Хината положил руку ему на плечо, встряхивая.
- Ты слушаешь? Я говорю, что если тебе что-то не нравится, то говори мне об этом в лицо. Давай, пожалуйся мистеру Хинате, кто тебя обидел? Ой, или у тебя что-то случилось дома? Черт, скажи, что дома все нормально, иначе я веду себя, как придурок!
Кагеяма устало откинулся спиной на пристройку, задумчиво смотря на разволновавшегося Хинату. Надо же, он действительно беспокоился. Такой искренний дурак. Как же хочется его обнять.
- Ты ведешь себя, как придурок, - хрипло выдавил Кагеяма, и тут же добавил: - Дома все нормально. Я просто… расстроился. Неважно.
Хината осторожно кивнул и опустил голову, суматошно оглядываясь и неловко перекручивая несчастное полотенце в тугой жгут беспокойными руками. Сейчас улизнет, трусливый коротышка. Кагеяма прикрыл глаза, все же посматривая на него из-под ресниц.
Все-таки интересно, раздражение или нежность сейчас перекручивало ему кишки и болталось в районе солнечного сплетения. Как люди разбираются во всей этой чертовщине и не сходят с ума?
Кагеяма так задумался, что не сразу заметил движение Хинаты. А когда опомнился, Хината уже заставил его согнуться и поддаться вперед, уверенно потянув за футболку на себя. Вытянул руки, крепко обхватил Кагеяму за голову и с силой вдавил в свою грудь, кажется, пытаясь проделать удушающий. Кагеяма только успел с отчаянной злостью проклясть подлую натуру Хинаты, как по его голове, оглаживая, прошлась ладонь. И еще раз.
Хината гладил его, крепко удерживая согнутым и прижатым к себе. Как большую собаку или ребенка.
Кагеяма испуганно ухватился руками за футболку на боках Хинаты, изо всех сил сжимая ее и шумно дыша сквозь сжатые зубы. Черт подери.
- Ну-ну, Кагеяма-кун, ну-ну! Если тебе грустно, твой старший товарищ всегда утешит тебя. Великая сила обнимашек, - сказал Хината будто издалека, потому что за грохотом крови в ушах, Кагеяма почти ничего не слышал. Наверное, Хинату стоило перекинуть через плечо за омерзительный тон взрослого, но эта мысль вспыхнула и тут же угасла в бешенном водовороте ядовитого желания. Хината был в его руках. Он сам обнимал и гладил Кагеяму, сам прижимал его к себе, без видимой причины, без победы за плечами и зашкаливающего адреналина в крови, на который всегда можно списать любое безумство. Это было так непривычно, не драться, не толкаться, а просто обниматься. Кагеяма судорожно вздохнул, почти всхлипнул, и грузно навалился на Хинату, зарываясь носом в его шею.
- К… Кагеяма? - рука Хинаты соскользнула и обожгла ему шею.
Кагеяма еще сильнее прижал к себе Хинату, до скрипа сжимая его футболку на спине.
- Еще немного, - он сам не узнал собственный голос, но плечи Хинаты все-таки расслабились.

Кагеяма не знал, помешался он или влюбился, ему в общем-то было плевать. По всему телу разливалось долгожданное тепло, до краев заполняя счастьем и спокойствием. А в голове лениво болталась заманчивая мысль на будущее о том, что победы могут быть не единственным оправданием объятий. Но он обдумает свой идеальный обнимательный план позже. Потому что прямо сейчас он достаточно успокоился и пришел в себя, чтобы все-таки перекинуть Хинату через плечо.

Никаких подозрений. Всё абсолютно нормально.