Deception (обман) +31

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Pet Shop of Horrors

Основные персонажи:
Граф Ди III, Леон Оркотт
Пэйринг:
Леон/Ди
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Мифические существа
Предупреждения:
OOC, Зоофилия
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Леон приобретает в магазинчике графа самое ценное - его самого. Одержимый страстью, мужчина не сразу замечает, что хитрый китаец вместо себя подсунул детективу девятихвостого лиса, которого влюбленный полицейский принимает за графа.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Если б не писала уже довольно крупную работу по другому фэндому, развернула бы эту зарисовку в более полноценный фанфик. Может быть, если будут силы, сподоблюсь на нечто вроде сиквела.
29 августа 2015, 18:08
Солнце, едва выглядывающее из-за горизонта, с любопытством следило за человеком, курившим на балконе одной из серых многоэтажек. Мужчина, обнажённый по пояс, зло мял в руках пустую пачку из-под сигарет. Судя по консервной банке возле его ног, опустела она совсем недавно.

С трудом сдерживаясь, чтоб не швырнуть с балкона и пачку, и пепельницу, мужчина похоронил последнюю сигарету в консервной банке и взъерошил светлые волосы. Вернувшись в комнату, Леон Оркотт около минуты следил за китайцем, мирно спавшим в его постели. Блестящие чёрные волосы разметались по подушке в мнимом беспорядке. Лицо молодого человека сияло улыбкой, которая постороннему могла бы показаться счастливой или, как минимум, довольной. Однако светловолосый мужчина не видел в ней ничего, кроме насмешки. Насмешки над самим собой.

Пробурчав себе под нос нечто нечленораздельное, Оркотт приблизился к кровати и грубо ткнул гостя кулаком в грудь. Глаза молодого человека приоткрылись под тихий недовольный стон.

- Мистер детектив… - закончить азиату не дали.

- Не смей меня так называть, - с какой-то тайной болью потребовал Леон. Перед почти фарфоровым лицом китайца возник лист бумаги. Щёлкнула зажигалка. Дождавшись, когда огонь вдоволь налакомится контрактом и судорожно сжимавшими его пальцами, детектив стряхнул пепел на грудь своему гостю.

В очередной раз скользнув глазами по лицу молодого человека, Леон страдальчески охнул и поднялся с пола, на который незаметно для самого себя успел опуститься.

- Я-то думал, смогу увидеть тебя настоящим, - разочарованно пробормотал мужчина, - я аннулировал этот чёртов контракт. Выметайся из моего дома, паршивая лиса!

***



Это было самое обычное задание, которое Оркотт как всегда умудрился превратить в суицидальное. Ему не раз приходилось смотреть в глаза человеку, который собирался его прикончить. Раньше, когда детектив оказывался под дулом пистолета, перед глазами мелькали лица дорогих ему людей: мамы, тёти, брата, редко насмешливые глаза Джилл. Однако сегодня в голове сложился чарующий образ молодого азиата с длинными ногтями и загадочной улыбкой.

Впервые, перед тем как войти в зоомагазин графа Ди, Оркотт постучался. Ответа не последовало, но, вдохновлённый табличкой «Open», Леон всё же решился зайти. Не успел мужчина приблизиться к дивану, на котором проводил почти каждый свой выходной, как ему в ноги ткнулся енот.

- Пон-чан, не видела графа? – подхватив зверушку на руки, осведомился детектив. Чертыхнувшись и отругав самого себя за разговор с неразумным животным, мужчина устроил Пон-чан на диванчике и приблизился к двери, ведущей в дальние комнаты магазина.

Леон был уверен, что граф дома. Не сбывает восточные наркотики и не натравливает очередную зверюгу на очередного ни в чем не повинного американца. Оркотт знал, что обязательно отыщет Ди. Ему вовсе ни к чему было заглядывать в каждую из таинственных комнат. Хвалёная интуиция советовала мужчине двигаться дальше и не обращать внимание на лай и мяуканье, раздававшиеся с разных сторон.

Мысль, бившаяся в голове после сдачи отчёта о поимке особо опасного преступника, оказавшего сопротивление и так далее, никак не хотела приобретать более конкретные очертания. О том, что именно он скажет графу, когда отыщет его в этом запутанном лабиринте, Оркотт старался не думать. В голове беспорядочными вихрями метались тысячи и тысячи слов, но детективу не хватало сил произнести хотя бы одно из них так, чтоб остальные не вырвались наружу.

- Мистер детектив? – на секунду Леону показалось, что он ослышался. И всё же, развернувшись всем корпусом, Оркотт распахнул ближайшую дверь, чуть не вырвав плетёную ручку. В полумраке сидел граф. Глаза молодого азиата приветливо светились, руки мирно покоились на коленях. Поза казалась принуждённой, но Ди выглядел вполне расслабленно.

Оркотту хотелось спросить, почему хозяин не предлагает ему чая. К сожалению, ответ был слишком очевиден, чтобы добиваться его от графа. Ди знал, зачем детектив пришёл к нему сегодня. Этот скользкий китаец всегда обо всём знал заранее. Даже о том, что плохого может случиться (и обязательно случится!) со многими клиентами его зоомагазина. И за одно это уже, по мнению Леона, следовало бы упечь Ди за решётку.

Машинально обшаривая глазами комнату, мужчина наткнулся на журнальный столик, находившийся в полуметре от кресла, в котором сидел хозяин зоомагазина. Как только детектив отошёл от двери, последняя беззвучно закрылась. Вниманием Оркотта завладел лист бумаги. Стандартная форма контракта на покупку животного. В глаза бросилась жирная буква «D», заранее поставленная в самой нижней части листа.

Мягкой, неслышной поступью граф подкрался к мужчине и протянул шариковую ручку. Нервно сглотнув, Леон размашисто расписался и, сложив листок пополам, спрятал во внутреннем кармане куртки.

Дальнейшее помнилось смутно, хотя отдельные кадры происходящего вырисовывались довольно чётко. Вот Леон, не говоря ни слова, вытаскивает Ди из его магазина, ловит такси, водитель несёт какую-то чушь про нынешнего президента. Здесь детектив почти силком вытаскивает азиата из машины и волоком тащит к подъезду своего дома. Уже в лифте мужчина замечает, что руки у него дрожат, а спину неприятно покалывает.

Дома чуть ли не на руках заносит свое новоприобретённое сокровище в спальню и нежно, словно боясь разбить, укладывает на кровать эту хрупкую фарфоровую фигурку. Стараясь не наваливаться на графа, Леон застенчиво пробует на вкус эту сахарную кожу. Когда Оркотт нащупывает на шее бьющуюся жилку, мысли в голове начинают путаться. Руки беспорядочно бродят по телу графа, легко угадывающемуся под свободным чеонгсамом.

Вдруг настырный язык неожиданно натыкается на препятствие в виде плотно сомкнутых губ. В груди узлом скручивается страх, перебивая возбуждение. Леон испуганно смотрит в чересчур спокойные глаза Ди.

Обречённое «Ты не хочешь?» не успевает вырваться из сознания детектива, потому что молодой человек под ним немного приподнимает бедра, прижимаясь самой чувствительной частью своего тела к чужим джинсам. Издав нечеловеческий рык, Леон выпутывает графа из китайского халата и освобождается от собственной одежды. Второе даётся куда легче первого.

Нежно поцеловав партнера в живот, мужчина отстраняется, чтобы немного полюбоваться на это совершенное тело, которым так хочется обладать. Идеальные плечи тихонько дёргаются, сахарная кожа покрывается мурашками. Оркотт проклинает себя последними словами и как можно сильнее прижимается к графу, чтоб поскорее согреть свое сокровище.

В постели Леон ожидал от этого неженки девчачьих стонов, но Ди и здесь провёл детектива. На его возбуждение указывало лишь чуть сбившееся дыхание и бешеное сердцебиение. Кровь словно кипела внутри графа, заставляя последнего непрестанно дергаться, то и дело прикусывая собственные губы.

Обратив внимание на эгоистичную пассивность партнера, Леон резко перевернул графа на живот и потянул на себя. Когда детектив ласково водил членом по чужим бедрам, случилось невероятное. Ди как-то по-особенному изогнулся и самостоятельно насадился на разрывающийся от желания член.

Взвыв по-звериному от наслаждения, мужчина принялся вдалбливаться в азиата с огромной скоростью. В мутную от возбуждения голову закралось воспоминание о сомкнутых губах. В этот момент Леон почувствовал себя последней скотиной. Прижавшись как можно плотнее к Ди, детектив склонился над чужой спиной и покрыл поцелуями каждый из выступающих позвонков.

Судя по всему, ласка пришлась брюнету по вкусу, так как через несколько мгновений молодой человек медленно, но уверенно сам принялся подмахивать детективу. Опьянённый наслаждением, Оркотт резко вышел из Ди к вящему неудовольствию последнего. Обильно излившись ему на спину, Леон рухнул без сил.

Очнулся мужчина то ли через несколько минут, то ли через несколько часов. Проверять не стал. С трудом дотащив своё онемевшее тело до ванной комнаты, Леон попытался принять душ. Руки и ноги почти не слушались, голова гудела словно растревоженный осиный рой.

Малодушно вспомнив о том, что Ди тоже следует вымыться, Оркотт на цыпочках вернулся в спальню. К его величайшему изумлению, ни на простыни, ни на самом азиате не было ничего, что требовалось бы счистить.

Туманный взгляд остановился на брошенной в угол куртке. Порывшись во внутренних карманах в поисках зажигалки, Оркотт обнаружил мятый контракт. Жадно вчитавшись в текст, Леон с трудом подавил рык гнева и разочарования. Этот чёртов китаец опять его провёл.

Подавив в себе желание мгновенно в клочки порвать контракт, детектив извлек искомую зажигалку и скрылся на балконе.

***



В зоомагазинчике графа Ди пахло травяным чаем и сдобой. Хозяин помещения наслаждался редким пирожным в компании своих любимых зверюшек. Среди них был и Тэн-чан. Вид у лиса был несколько утомлённым:

- Впервые в жизни меня возвращают с таким скандалом, - уныло жалуется девятихвостый весёлой компании, - не везёт мне с этой семейкой.

- Да уж, граф, лучше б ты меня ему продал, - лениво огрызается Тотэцу, - я бы его съел.

- Ох уж эти люди со своими мелочными желаниями. Глупые собственники, нуждающиеся не в друзьях, а покорных слугах, - изящно пригубив чай, Ди прикрывает глаза, - мне никак не удаётся понять, отчего вы готовы пойти на всё ради своих эгоистичных хозяев, - немного грустная улыбка, тронувшая губы графа, исчезает, когда слышится скрип открываемой двери.

- Сейчас кому-то будут предъявлять претензии за поддельный товар, граф, - когда Тэн-чан заметил, кто именно пришел в магазин, всю его усталость как рукой сняло, и откуда-то появились силы язвить, - ты с ним будь поласковее, он совсем ручной.

Вильнув одним из своих хвостов, Тэн-чан, прихрамывая (сказывались последствия бурной ночи) скрылся за дверью, ведущей в дальние комнаты магазина.

Ди торопливо отодвинул к стене столик с чаем и пирожными. Мелкими, но быстрыми шажками граф вернулся к дивану, на котором сидел. В голове мелькнула пословица, услышанная когда-то от одного клиента: «Лев нападает свирепо, но хватает мягко». Тот мужчина приобрел последнего из пятнистых львов мароци, истребленных в тридцатые года прошлого века.
Примечания:
Мароци, или пятнистый лев - Panthera leo maculatus - редкий подвид африканского льва, был распространён в горных лесах Восточной Африки, куда не заходили обычные львы. Он имел размеры меньше, чем лев, и больше, чем леопард. Грива у самцов отсутствовала. Животные держались небольшими группами, чаще – парами. Известно, что все львы рождаются с пятнами в виде розеток, но по достижении половой зрелости эти пятна у них выцветают.