Это не твоя вина. +6

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Shingeki no Kyojin

Основные персонажи:
Ривай Аккерман (Леви), Саша Блаус
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, Элементы гета
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Разведывательный отряд отправился на задание, чтобы проверить территории на окраине леса. Задание сложно относительно того, что людям легче выжить среди деревьев, чем там, где их нет.
Несчастный случай заключает двух людей в закрытое пространство. Им нужно выбраться из этого места, точнее дождаться утра. Но так томительно и жутко сидеть в тени. Молча... Страх сковывает тело. В голову лезет кошмарная мысль — вдруг это конец?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сама работа задумывалась, как некоторое откровение персонажей с самими собой.
Как часто мы корим себя за то, чего не совершали. Как часто мы стараемся вернуть, что невозможно.

Первая и последняя глава.

30 августа 2015, 02:09
Деревья в лесу огромные и крепкие. Их корни наверняка очень длинные и такие же мощные, они не позволяют деревьям упасть даже после того, как в них врезаются титаны. Деревья помогают людям из разведывательного отряда пролетать над тварями, что едят людей. Там, где нет деревьев сложнее. Там, где пустые холмы, где лысые горы.
Именно окраину леса — где начинается местность без деревьев — нужно было разведать засланным людям. Эта новая часть для карты, это новый горизонт. Из-за невысоких холмов видны пара-тройка титанов, которые идут в сторону людей из отряда. Люди, словно белки-летяги, перескакивают с дерева на дерево, попеременно вонзая клинки в туши чудовищ. Бойцы не выходили из леса, потому что им нужно было лишь "дойти" до конца леса и оглядеть то, что находится за лесом. А за лесом холмы и горы, в них кое-где вырыты пещеры. Непонятно лишь то, почему они здесь? Они природного происхождения? Или их кто-то вырыл? Это не важно.
Сейчас люди "летали" и оборонялись, чтобы их жизни не закончились сегодня.

— Жан, оглянись! — Прокричал Конни, перескакивая с одной ветки дерева на другую.

Обернувшись, молодой человек направил свой полёт в противоположную сторону от открытой пасти титана, чуть не ставшей его могилой. В это мгновение Ханзи перерезала плоть этого титана, отчеканив самую важную часть. Девушка получала удовольствие, просто наблюдая за этими жуткими созданиями. Она бы и сейчас была не против просто смотреть и записывать их действия, но ей не позволяют этого люди, за которых она в ответе. И Леви Аккерман. Мужчина, как будто в порыве ярости, легко и стремительно проводит лезвиями по шее монстров. Он убил много, но они ещё идут. Капрал торопится и в буквальном смысле летит, нет, он скользит по воздуху без помощи устройства. Взмах — упал. Ещё раз — и титан падает на землю, рядом с другим.

Лёгкая одышка и Аккерман останавливается на одной из веток, чтобы отдохнуть и по возможности оглядеть местность. Он увидел, что титаны теперь идут со стороны леса и, кажется, среди них есть аномальный, но уверенности нет. Они выше и крепче тех, с которыми они "заканчивают". Ещё несколько плетутся с холмистой местности. Теперь он замечает, что кое-где есть пещеры, но это сейчас не важно. Решение возникает само собой в головах Леви и Ханзи. Нужно вернуться. Нельзя рисковать. Теперь нельзя рисковать. Ни способностями человека-титана, ни жизнями, которых осталось мало.

— Отступаем! — Послышался голос майора Ханзи.

Услышав приказ, Микаса забирается на ветку выше и выискивает взглядом Эрена, чтобы быть рядом с ним, чтобы вернуться вместе с ним. Все целы и готовы уходить, не попрощавшись. Капрал решает немного "расчистить" путь отряду, спустившись на ярус ниже, привлекая внимание титанов. Он уводит их к концу леса, где почти нет деревьев. Отделившись от мужчины, члены отряда уходят. Ханзи и подчинённым старания Леви не особо помогли, потому что титаны новой волной оказались на их пути.

— Браус! Вернись и передай капралу, чтобы он не старался там, — Майор обращает взгляд в сторону девушки. — потому что он нужен здесь!

— Поняла! — Та послушно меняет свой путь.

Браус не особо сильна, но она быстра. Поэтому она уже видит старшего по званию и готова передать сообщение Ханзи. Тем временем Леви уже заметил фигуру в форме и смекнул что к чему. Он понимает, что нужно вернуться, но нужно убить ещё несколько.

— "Мне нужно торопиться." — Проносится в голове мужчины.

— "Мне нужно торопиться." — Говорит голос Браус.

Она торопится так сильно, но не видит того, что небольшой титан подпрыгивает, раскрывая пасть. Она отцепляется от одного дерева, только выпускает свои "вторые руки", чтобы вцепиться ими в другое дерево, и успевает. Всего лишь на миг она замечает краем глаза приближение кого-то.

Вопль неожиданно и резко вонзается в уши мужчины. Он порывисто оглядывается и видит, как рядовой висит на нитях устройства, а её ногу оттягивает вниз титан.

— "Торопись." — Раздался знакомый и спокойный голос в ушах.

Капрал в одно мгновение подлетает к рядовому. Он прикидывет длину культяпки, что будет заменять часть ноги и также быстро взмахивает лезвием. Недостаточно сильно, поэтому с удвоенной силой он повторяет попытку. Крик оставляет в ушах мужчины лёгкий звон. Лицо Саши выражает всю боль и мучение. Мозг девушки подаёт сигнал рукам, и та заменяет клинки, точнее просто скидывает их на землю, оставив только "рычаги управления".

— Держись за меня, Браус. — Ровным голосом говорит Леви, но та лишь скрипит зубами в ответ, пытаясь погасить желание кричать.

Поняв, что сейчас его слова неясны рядовому, он кое-как подхватывает её и взлетает почти на самую верхушку дерева, которую качает ветер.

— Браус, ты слышишь меня? — Мужчина даёт лёгкий шлепок, чтобы девушка слушала его. Она лишь слегка качнула головой в ответ и издала что-то вроде "угу".

Жуткая боль овладела разумом девушки и не покидала его. Саша держалась. Она больше не кричала. Слёзы хлынули не сразу, а через пару минут, после случившегося. Потоком лились не только слёзы. Кровь покидала её тело. Аккерман пожертвовал свой зелёный плащ, разрезав его и перевязав ногу рядового чуть ниже колена. Крепко затянув ткань, он обмотал ногу оставшейся частью Адама и ещё раз перевязал. Дерево качнуло сильнее. Титаны нашли нужное.

— Рядовой Браус! — Требовательно сказал капрал. — Обхвати мою спину и держись, как за свою жизнь! Поняла!? — Он подсадил рядового и, почувствовав крепкую хватку, спустился с того дерева.

Неудобнее и тяжелее, чем обычно, но его сил достаточно, чтобы нести ещё одного человека на спине. Кровь, хоть и остановилась, но пропитала ткань и немного испачкала одежду мужчины. В душе появилось чувство отвращения. Да, ему было противно, как и от любой крови, что появлялась на его одежде.

Впереди титаны. Он не слышал голосов отряда и лязга лезвий. Только топот. Будь он один, то вернулся бы без особых проблем, но с грузом на спине нет такой уверенности в силах. Капрал решает вернуться и спрятаться в те пещеры, которые он смог заметить. Да, это казалось глупым. Но что-то вело его туда, несмотря на все другие возможные варианты побега.

Он проносился среди деревьев, в поисках ближайшей пещеры. И он нашёл её. Прямо рядышком, с одним не особо крепким деревом. Это удача? Чьё-то убежище? Что это? Неважно. Пещера в большой горе имела небольшой проход снаружи, но этого было вполне достаточно, чтобы человек смог оказаться внутри. Не заметив, что он довольно далеко ушёл от места бойни, Леви немного удивился тому, что здесь не видно ни одного титана. Он приземлился возле того самого дерева, сломав его тем, что использовал в качестве столба для устройства маневрирования.

— "Снова удача?" — Невольно произнёс он в своих мыслях, проходя внутрь пещеры.

Солнце почти скрылось.

Посадив рядового возле стены, капрал направился к выходу. Он подошёл к дереву, осмотрев сломанное растение.

— "Они найдут нас, если я оставлю здесь клинок." — Аккерман воткнул лезвие в дерево. В своих рассуждениях он не сомневался, поэтому, приметив небольшой камень, который был опорой для камней поменьше. Он быстро рассчитал траекторию его падения и последующих.

Через несколько минут он потянул за трос устройства, который опоясывал тот небольшой булыжник, и камни закрыли проход, оставив чуть выше бывшего прохода небольшую брешь.

— "Это будет безопаснее. Если что, — Он глянул на камни вокруг, что были в "помещении". — то я смогу закрыться изнутри."

Закрыться изнутри. Почему-то эти слова отдались эхом в голове Леви, словно в пещере. Действительно ли он хотел спасти рядового? Может, ему давно хотелось вот так "закрыться изнутри"? Мужчина громко вздохнул и сел недалеко от Браус.

Кровь остановилась, и Саше стало легче переносить боль. До этого она не обращала особого внимания на окружение, но теперь её зрение могло нормально сфокусироваться, и Саша осмотрела пещеру. Было темно. Слабый свет, видимо ночной, едва освещал укрытие. Она боялась повернуться в сторону капрала, который сидел рядом на земле, как и она. Она боялась увидеть ужасный взгляд и пожалеть о том, что её спасли.

— "Я... Если бы я не была так беспечна..." — Комок подступал к горлу. — "Будь я внимательнее. Почему? Почему я никогда не обращаю внимание на то, что действительно важно? Капрал меня ненавидит... Он точно хочет меня задушить своими руками." — Слёзы снова выступили росинками, но причина этих слёз была не боль.

Это были слёзы сожаления? Слёзы беспомощности? Или же ненависти к себе? Наверно, всё сразу. Девушка стала всхлипывать, едва слышно.

Леви сидел, закрыв глаза, пытаясь разобраться в причине своего поступка. Зачем спасать рядового, когда он не смог спасти своих товарищей? Чего стоит жизнь обычного бойца? Нет, любая жизнь достойна быть в мире.

— "Не стоит так рассуждать, иначе нет смысла вообще сражаться с титанами." — Мужчина снова тяжко вздохнул и открыл глаза, направив взгляд на серую стену пещеры. — "Что же двинуло моё тело вперёд?" — Он слушал тишину, сквозь которую были слышны очень тихие всхлипы.

— "Здесь тихо и спокойно." — От этой мысли он удивился сам себе.

Почему сейчас было ощущение, что рядом с его спиной прошёл сквозняк? Неужели сейчас он чувствовал спокойствие? Почему? Он устал от своей работы? Или он устал убивать? Рука невольно сжималась в кулак, теперь уже от злости. Почему он злится? От непонимания? Непонимания причины ушедшего спокойствия. Он злится на себя за то, что ему было спокойно. За то, что он может "закрыться изнутри". И за то, что хочет этого.

— "Трусость?" — Спокойно произнёс внутренний голос. — "Нет, не она. Что же это?"

Леви Аккерман перевёл взгляд на Браус, которая была готова разреветься прямо здесь и расшибиться в лепёшку о любую стену, чтобы не сидеть тут и не испытывать таких неприятных чувств. После он посмотрел на её замотанную в плащ ногу. Почти ногу.

— Болит? — Холодным и уставшим голосом спросил Леви девушку.

— Нет... — Почти писком ответила она и отрицательно помотала головой.

— Тогда не хныч. Если болит, то плачь. — Промолчав с минуту-две, добавил он и снова закрыл глаза. Браус перестала.

Неприятные, очень неприятные чувства усилились в десять раз. Она стала ненавидеть себя ещё больше, её стыд за свою беспомощность стал больше, чувство бесполезности стало настолько огромным, что чуть не заставило сердце девушки остановиться.

— "Ты дура, Саша Браус! Ты набитая дура, которая не имеет никаких желаний, кроме того, чтобы набить своё брюхо! Я тебя ненавижу." — Эти слова крутились в голове девушки. — " Ты отвратительна! Из-за тебя капрал не вернулся обратно. Думаешь, что тебе подобное сойдёт с рук? Когда ты вернёшься, то тебя вздёрнут на виселице!" — Судорога резко отдалась волной по телу Саши.

Как же она себя ненавидит. Ей хочется выбежать отсюда, навстречу гигантам. Или упасть с обрыва. Или взять отцовское ружьё. Ведь оно никогда не давало осечки? Да, никогда. Ей плевать на ногу. Это самая малая плата.

— Пр...те... — Слышится со стороны Саши. Она сжимает руки в кулаки и не смеет смотреть даже на ноги старшего по званию.

— Что? — Спокойно спросил тот, приподняв веки.

— Простите... — Повторила девушка, не смея подтянуть свисавшую капельку с носа. Тишина была ответом Саше, которая укрепила её мысли о том, что мужчина жалеет о том, что спас её, и ненавидит.

— Пожалуйста, простите меня! — Громче выпалила она. — Если бы я не была таким ужасным бойцом! Хотите, скажите, чтобы я вышла наружу, к титанам! Я выйду и...

— Не ори. — Тот же тембр, словно ледяная вода. Браус понимает, что совершила глупость, повысив голос.

Тишина. Они сидят тихо, лишь дыхание выдаёт присутствие двоих людей. Становится холоднее и ещё тише. Не слышно шагов, словно они не в этом мире, где есть титаны. Они просто сидят. Они не спят. Проходит примерно полтора часа. В молчании.

— "Кажется, я понял..." — Снова вздох со стороны Аккермана. — "Я понял, почему я это сделал."

В неприятные чувства Саши добавилось ещё одно — чувство страха. Ведь они завалены камнями. Если никто их не найдёт? А что будет, если найдут? Что они ей скажут? Она не знает, что случится. Вдруг это её последний день? Вдруг откуда-то появится титан? Смешанное чувство самоненависти и нежелания умирать заставляет её сердце разрываться на части.

— Это не твоя вина, Браус. — Неожиданно раздаётся голос Леви, отчего Саша вздрагивает и только теперь искоса смотрит на сидящего рядом. Свет падает со стороны мужчины, что делает его профиль более резким.

— Я... Я правда сожалею, что... — Она запнулась. — Вам стоило вернуться вместе с отрядом.

— Я сам решаю, что мне стоит делать. — Леви Аккерман сурово глянул на Браус и вновь перевёл взгляд на стену. — Я не злюсь, можешь не бояться и не трястись.

— Вы не злитесь... — Грустно промямлила Саша. — Пожалуйста, не притворяй...

— Если я сказал, что не злюсь на тебя, то это значит, что я не злюсь на тебя. — Перебил он. — Перестань извиняться, меня это раздражает. — Капрал немного согнул ноги в коленях и опёрся локтями на колени, свесив руки в сторону стены.

— Просто, я действительно сожалею и...

— Я же сказал...

— Мне страшно. — Закончила фразу девушка. Неловкое молчание. Саша вздохнула для того, чтобы извиниться, вновь.

— Не извиняйся, или выкину отсюда. — Спокойно, как всегда, сказал Леви.

Страшно. Почему-то он вспоминает себя в возрасте Браус. Первая вылазка, где он впервые убил титана. Где он потерял друзей. Теперь перед глазами мелькают кадры детства. Ему было страшно когда-то, но не теперь. Он вспоминает, когда он боялся и чего он хотел больше всего. Ему хотелось слышать кого-то, говорить с кем-то. Поддержка. Рука. Мужчина убирает правую руку с колена и опускает на землю — внутренней стороной ладони вверх, ближе к Саше.

Она испугалась — подумала, что убьёт. На секунду, даже меньше, она подумала схватиться и просто держать руку, чтобы не было страшно. Но от этой мысли ей стало стыдно оттого, что она так думает о капрале, что она — рядовой разведывательного отряда — как маленькая девочка хочет подержать чью-либо руку. Но почему? Почему мысли о счастливых временах, что непременно настанут, не спасают от страха. Она снова мельком взглянула на руку капрала. Он её не убрал.

Стараясь не дрожать сильно, она разжала кулак и положила руку рядом. Рядом с другой рукой. Уже теперь ей было не так страшно.

— Либо убери руку, либо возьми. — После этих слов, Саша поспешно вцепилась в холодную ладонь Леви, такой же холодной ладонью.

— "Тёплая."

— "Тёплая."

Мгновение, когда мысли пробежали одновременно.

— "Я сделал это, чтобы искупить вину перед теми, кого не спас." — Он разжал пальцы, переплетая их с пальцами Браус. — "Как глупо. Ведь я не смогу вернуть то, чего уже нет."

— "Мне не страшно. Потому что я знаю, что капрал не злится на меня." — Браус не противилась и разжала пальцы. — "Нога болит. Я хочу есть..."

Тишина. Они просто сидят и держутся за руки. Просто так не страшно .