Чужая судьба 8

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Кирка\ Арис, Геуст, другие маги и люди
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Психология, POV
Предупреждения:
Насилие, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 139 страниц, 27 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Молодая колдунья Кирка долгое время прожила вместе со своей наставницей в лесу, вдали от остальных людей. Но наставница умерла, её дальние родственники взяли ученицу к себе. А вскоре выяснилось, что родители Кирки оставили ей нехорошее наследство...

Посвящение:
ya.RInA, Элен.,Maryana Miss Beauty, Сияние Лунного Света. Потому что вы очень хорошие люди)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Идея крутилась в голове уже довольно давно, но тут вдруг меня что-то понесло, и решила попробовать написать наконец)
Забыла учточнить - действие происходит в том же мире, что и "Хранительница драконов", только позже по времени, но события никак не связаны)
В некотором роде эксперимент. За скачки с первого лица на третье извиняюсь, у меня просто некоторое уже в ходе написания поменялось, знала бы, попробовала бы целиком в третьем лице писать)(
Тут чудесные рисунки от Элен: http://vienfairy.diary.ru/p209676122.htm?oam#more1
Тут я мейкерами баловалась: http://vienfairy.diary.ru/p208128706.htm?oam#more1
Тут я сама калякать пыталась: http://vienfairy.diary.ru/p207345093.htm?oam#more1

Глава 6. Совет.

30 сентября 2015, 23:42
Прибежавшие с опозданием люди помогли и пожар потушить, и нас троих в больницу отправить кто-то вызвался, даже в экипаже. Нашлись и «очевидцы», расписавшие произошедшее стражам порядка без нашего участия.

Наши ожоги Геуст сумел немного подлечить по дороге. Сам он зато практически не обжёгся и даже меня похвалил:

- Молодец, я про воду-то сразу подумал, но у меня почему-то не вышло.

- Да у меня тоже не сразу, - пожала плечами я.

Геуст вздохнул и уткнулся лицом в ладони.

- Геу, ты чего? – тут же забеспокоился Арис, который сам уже отошёл от шока и вёл себя как ни в чём не бывало.

- Сглупил-то жутко, - глухо ответил старший. – Ведь заметил же всё. И людей рядом не было практически, и воды тоже… Наивный глупец. Хорошо хоть, что не заснул.
И замолчал. Арис растерянно глянул на меня, но я лишь пожала плечами, сама не знала, что говорить. Да я даже толком и не поняла, как всё произошло.

Геуст вздохнул и откинулся на спинку сидения, при этом прижав ладонь ко лбу. Рукав белой рубашки скатился вниз, обнажив длинный бледный шрам, тем самым невольно привлекнув моё внимание и заинтересовав. Арис-то был беспокойной личностью и боевой, поэтому небольшой шрам у него на щеке рядом с ухом меня совсем не удивил, а Геуст-то казался слишком спокойным для чего-то, где можно получить увечья. Хотя, может, и члены Совета участвуют в каких-нибудь сражениях. И у меня впервые промелькнула мысль, что и хромота у него может быть не от рождения. С виду-то ничего не поймёшь.

Да и даже сейчас Геуст единственный из нас был одет нормально, просто чуть более по-домашнему, в рубашку и брюки, да и на ногах мягкие домашние туфли. Да и на шее болтался медальон на серебряной цепочке, который доктор часто носил, просто прятал под одеждой.

В больнице и меня, и Ариса осмотрели довольно бегло, только обработали ожоги, да ещё какие-то добрые люди подыскали нам одежду. А вот Геуста куда-то уволокли сразу же, но, похоже, даже больше для того, чтобы выяснить, что случилось, чем из-за повреждений.

Меня и Ариса оставили в коридоре.

- Ну дела, - задумчиво протянул парень.

Я немножко прошлась вперёд-назад. Платье оказалось коротковато, а вот туфли, напротив, болтались на ноге.

Арис подошёл к двери, за которой скрылся Геуст с несколькими другими врачами, и замер, прикрыв глаза.

- Слышно? – тихо поинтересовалась я.

Арис пожал плечами, а через несколько минут вздохнул и привалился к стене.

- Ничего толком не понятно, - пробурчал он. – Они уже о чём-то своём говорят. А пожар искусственный – по крайней мере, в начале был.

- Геуст говорил про какое-то заклинание, - припомнила я.

- Заклинание, которое применять в подобных целях – незаконно, - сердито закончил распахнувший дверь Геуст. – Итак, больше точно ни у кого жалоб нет?

Он оглянулся на кого-то в кабинете, и этот некто что-то тихо сказал. Геуст кивнул. На ногах он без трости стоял нетвёрдо и потому опирался на дверной косяк.
- Да вроде нет, - ответил Арис, придирчиво оглядев себя.

- Тогда мы как-нибудь пойдём, - вновь обернулся Геуст к кому-то. – Сколько сейчас уже, шесть? Ну и отлично. Будем надеяться, что нас никто не подожжёт по дороге. До свидания, благодарю за помощь.

И закрыл дверь, объявив:

- Здесь я взял на неделю выходной. А теперь учтите, что вам двоим придётся со мной пойти на заседание Совета. Во-первых, не рискну вас теперь нигде оставить, во-вторых… А, ладно, разберёмся, - он раздражённо махнул рукой. – Сейчас надо только в мой кабинет на секундочку зайти.

Кабинет оказался чуть дальше по коридору. Геуст опять оставил нас ждать, а сам в это время переобулся – как выяснилось, запасная обувь у него имелась.

- А что с ногой-то было? – не удержалась и спросила я.

- Ерунда, просто спрыгнул неудачно, - отмахнулся он. – Ладно, нам дальше недалеко идти. Нас уже умудрился найти Джон. Как же хорошо, что здесь в такое утро почти все спят. А то увидели б... сапожника без сапог, - и усмехнулся.

Мы пошли вроде бы к выходу, но один раз Геуст остановился и заявил:

- Нет, не могу. Подождите минутку, - и завернул в один из коридоров.

- Он куда? – не поняла я.

- К кому-то из «своих» больных, - хмыкнул Арис. – Как же иначе-то.

Геуст вернулся минут через десять, улыбаясь.

- Теперь – точно пошли, - усмехнулся он.

Джон и впрямь уже оказался здесь, нервно расхаживал перед зданием и, увидев нас, тут же кинулся к нам.

- Я, как услышал, сразу вас искать стал, - протараторил он. – Как же так вышло-то?

- Сам бы хотел получше знать, - пробормотал Геуст. - Отвезите нас до дворца, пожалуйста.

Лошадь с каретой, как выяснилось, Джон тоже привёл с собой. На ней и довёз нас до замка.

- А ещё не рано? – поинтересовался Арис.

- Сойдёт, - беззаботно отозвался Геуст, уже казавшийся не таким нервным.

В замке мы увидели лишь главный коридор, не менее роскошный, чем в заброшенной резиденции. Только там всём было пыльное, а здесь – отполированное до блеска. Охрана стояла лишь у входа и нас легко пропустила, поприветствовав Геуста.

Подождать мне и Арису немного пришлось, Геуст же куда-то ушёл, заявив, что нам покажут, куда идти. Мы остались в небольшой комнате, уселись на диван. Я поёжилась – в комнате было прохладно - и принялась разглядывать висящие на стене напротив дивана портреты королей и королев. Тут все лица незнакомые, хотя и было какое-то семейное сходство между ними.

- Крайний справа – тоже зачарованный, – недовольно пробормотал Арис. – Что у твоей родни за мания скрываться?

- Наследственное, - хмыкнула я. – Вон и я прожила всю жизнь в лесу и даже не знала, что скрываюсь.

Арис громко рассмеялся, и в этот момент в комнату заглянул сердитый мужчина. Несколько секунд он неодобрительно разглядывал нас из-под насупленных бровей.

- Проходите, - наконец сказал он.

Зал Совета, похоже, когда-то был тронным залом. Только теперь тут были не троны, а стол и десять занятых кресел. По-утреннему ласковый солнечный свет проникал сюда сквозь огромное окно.

Я нашарила взглядом Геуста – он сидел между пожилым мужчиной и женщиной средних лет. И действительно был здесь самым молодым. Впрочем, в обычном своём виде он вряд ли особо от всех отличался, но сейчас казался по-детски растерянным. А при виде нас привстал и представил:

- Мой брат Арис, рыцарь Ордена и маг третьей степени…. И Кира, она же – предполагаемая принцесса Кларисса.

Я сердито уставилась на доктора. А ведь наверняка бы и так меня сюда затащил, просто пожар подкинул удобный предлог. Если, конечно, он не сам его устроил, но это было бы чересчур.

- Они были со мной, - добавил Геуст. – Ночью пожар начался с двери квартиры, это наверняка. И огонь, подгоняемый заклинанием, быстро перекинулся на всю квартиру.

Он, похоже, продолжал прерванный разговор. Про нас на время забыли, все слушали Геуста.

- Откуда вы взяли, что огонь возник из заклинания? – резко спросил смуглый мужчина с гладкими чёрными волосами, барабаня пальцами по столу.

- Я специалист по распознаванию запретных и нежелательных заклинаний, - спокойно отозвался Геуст. – Я разбудил их, - он кивнул в нашу сторону, - И мы выбрались через окно. Воду направить туда сразу не удалось, это тоже явно подстроили. И людей не было почти, нам просто повезло, что мы спаслись.

Мужчина фыркнул и сердито вперился в меня взглядом. Да и остальные члены Совета поглядывали на меня или с любопытством, или с недоверием. Я уже стала к этому привыкать.

- Или наоборот, вам всего лишь очень не повезло, - заявил тот же мужчина. – Между прочим, из осмотра уже стало ясно, что и от упавшей лампы был огонь.

- Уже и осмотр провели? – лицо Геуста осталось беспристрастным, но я заметила, как его пальцы нервно стиснули подлокотник кресла. - Там – да, следствие моей неуклюжести. Но в коридоре был другой огонь. И он возник не сам. Кроме того, в коридоре у нас никаких ламп нет.

- Уверены? – приподнял брови тот мужчина.

- Потише, Рамзес, Геуст вряд ли ошибается, - примирительно произнёс пожилой маг, сидевший справа от брата Ариса.

- Значит, маленькая колдунья устроила, - раздражённо заявил Рамзес, кивнув на меня. – Решила пойти по стопам родителей и добить всех. Посадить, и дело с концом.

Геуст встретился со мной взглядом. Потом неожиданно произнёс:

- Она спала. Против неё пока нет никаких улик, и её нельзя обвинять.

Это было даже неожиданно. Я скорее думала, что он скажет совсем наоборот. А Геуст скользнул взглядом по брату и уставился на свои руки, которые уже сложил на столе.

- Но пожар совершенно точно был кем-то устроен, - добавил он. – Непонятно только, кем и зачем.

- Ты дорогу никому в последнее время не перебегал? – поинтересовалась одна из женщин.

- Мне её трудновато кому-то перебежать, - невесело пошутил Геуст.

- Между прочим, Рамзес, у нас до сих пор нет доказательств, что Медея воспитывала королевскую дочурку, а не деревенскую сироту, - язвительно заметил забавный невысокий человечек с зеленоватой кожей и огромными голубыми глазами.

- К сожалению, есть, Йдон Се, - вздохнул Геуст.

Я искоса рассматривала необычного человека, которого сначала даже и не заметила, поэтому чуть не пропустила слова доктора мимо ушей. Просто никогда не видела таких существ.

Геуст же достал маленькую золотистую пуговицу. Многие члены Совета подались вперёд, стараясь её разглядеть.

- Нашёл в доме Медеи, - сообщил Геуст. – На ней – королевский герб. И она маленькая, с детской одежды. От остального, скорее всего, избавились, а эта, может, оторвалась и уцелела. Медея скорее всего считала, что, что случилось, то случилось, и потому эту пуговицу оставила.

И я знала, что в этом её суеверии он был прав. К сожалению. Это придавало его словам вес в моих глазах. Похоже, мне и впрямь придётся со всем этим смириться.

- Надо заметить, что подобные пуговицы встречались и у детей аристократов, - добавил Геуст. – Но пропавших детей среди них не было. Многие просто скрывались, но судьбы каждого сейчас известны. Так что… - он пожал плечами и вновь посмотрел на брата.

Арис нервно переминался с ноги на ногу. Нам-то сесть никто не предложил. А взгляды остальных членов Совета теперь были прикованы ко мне, только пожилой мужчина рядом с Геустом вежливо отводил взгляд. И держался он дружелюбнее всех.

- Предполагаю, на сегодня хватит, - тихо произнёс он. – Будем вести расследование по этому делу, пожар и впрямь не мог начаться сам. А вам, Геуст, желательно сейчас вернуться домой и отдохнуть.

Доктор кивнул и встал. Остальные тоже поспешили к выходу, шумя стульями. Рамзес смерил меня напоследок сердитым взглядом и первый вышел из зала.
Геуст подхватил нас под руки, пробурчав:

- Пошли уж.

На меня он старательно не смотрел. Я так и не поняла особого смысла этого собрания, кроме того, что ему явно очень хотелось показать меня остальным.
Арис неожиданно притих и всю обратную дорогу почти не разговаривал. Но один раз не выдержала и заговорила я:

- То есть на меня всю жизнь будут косо смотреть?

- Предполагаю, - холодно отозвался Геуст.

- Очаровательно, - фыркнула я, скрестив руки на груди. - А я даже толком не понимаю, что мои «родители» такого сделали. Почему никто не думает судить меня по Медее?

- Потому что о Медее слышали все, но она была нелюдимой и скрытной, - хмуро ответил доктор. – Про неё ничего толком не известно. А Эйван с Мирабелль всё время были на виду. Пусть Мирабелль и давно в тюрьме и точно не могла тебя ничему научить, но…

- Она жива?! – я подскочила на сидении.

- В тюрьме, - твёрдо повторил Геуст. – Но уже не одно поколение правителей вело себя отвратительно по отношению к народу. Просто последние правители перешли все границы, когда начали даже детей пытать за поступки их родителей.

Он замолчал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.