Небесный Сеул +106

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Block B

Пэйринг или персонажи:
Zico\P.O
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Драма, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чёрный и Белый. Верх и Низ. Выживание и Жизнь.
Два мира, которым никак не пересечься.

Посвящение:
моему зико

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Чихун ходит во всём белом :3
24 августа 2012, 03:57
I have never been clever,
Because need it never. (с)

Что делать уличному пацану с вечно разбитыми губами рядом с аккуратным, чистеньким, умненьким мальчиком из хорошей семьи?
Когда денег хватает на жалкий минимум, к этому минимуму просто привыкаешь и считаешь его нормой. Когда сил с лихвой хватает на драки, но никак не на признание. Когда всё вот так, а у него белоснежные джинсы и дорогущий телефон в кармане - впору выть на уличный фонарь под окном, за неимением луны.
Что делать, когда вся одежда в шкафу чёрного цвета и подобрана для всё тех же драк, когда кожа на кулаках почти не заживает, а язык почти не ощущает вкуса от постоянных сигарет; когда у него всё белое-белое, как снег, ухоженные ручки в перчатках мягчайшей кожи, тонкий вкус в музыке и дорогом кофе. Что делать?
Взять всю волю в кулак и отречься.
Только такие, как он - не отрекаются.
Казнить себя можно только за то, что ещё можно изменить, остальное - бессмысленно. В девятнадцать лет поздно дёргать себя за дреды и спрашивать у небес "за что", или "ну почему". Он сам выбрал свой жизненный путь, эту засранную крохотную квартирку, в которой даже осенью холодно так, что приходится звать друзей и спать в обнимку, что и говорить о зиме. Он сам выбрал улицу вместо чистых университетских коридоров. Он сам выбрал сигареты, дешёвое пиво и настоящих друзей, вместо уютной постели и бестолкового кофе.
Он. Всё. Выбрал. Сам.
Он любит каждую минуту своей жизни, потому что каждая из этих минут может оказаться последней. В совершенно прямом смысле. Но и драться, и подыхать - никогда не было страшно. Живи красиво, умри молодым.
А теперь - страшно. Страшно до такой степени, что хочется запереться в своей картонной квартирке, спрятаться под все одеяла, свернуться в комок и просто жить, жить дальше и дальше.
Почему?
Всё просто. До смешного, до обидного, по-детски просто: голос у него такой низкий, бархатный и глубокий, что хочется вешаться. А ещё лучше - просто стоять и слушать, слушать, пока голова не закружится. Ему потрясающе идёт белый цвет, его розовые кроссовки, смешно выбеленные на концах волосы - всё идёт, суке. Чихо никогда не встречал кого-то, кому так идеально подходит всё, из чего он состоит.
Но.
Всегда находится это чёртово, неумолимое "но". Для Чихо "но" - это ответ на вопрос "что делать уличному пацану, у которого вечно разбиты губы и денег не хватает практически ни на что - рядом с таким хорошим, образованным и воспитанным мальчиком?"
Ответ слишком очевиден для того, чтобы не замечать его, но Чихо не замечает, с дьявольским упрямством смотрит куда угодно, но не на этот ответ.
У Чихуна - пластичные, очень мягкие на вид ладони, подвижные пальцы. Чихо закрывает глаза и видит, как тёплые подушечки этих пальцев скользят по дисплею телефона, набирая номер. Он набирает в грудь воздуха и принимает вызов. Принимать вызов - это то, что он делает постоянно.
Зачем Чихун звонит ему, вот уже две недели, почти каждый день - он не понимает.
Рукав кожаной куртки скрипит, когда Чихо подносит трубку к уху. Куртка пахнет дождём, пылью, и почти совсем незаметно - кровью. Хотя, быть может, это запах металлических клёпок - Чихо не задумывается.
В начале каждого разговора его так и тянет язвительно спросить: "принцу стало скучно и он решил поиграть с уличным вором?". Но он молчит, закрывает глаза и просто слушает этот густой, как подгоревшая карамель, голос. Никогда не вдумывается в слова, просто хмыкает время от времени, чаще всего попадая в нужный момент.
Чихун треплется безостановочно, успевая рассказать несколько историй за минуту, говорит обо всём: о школе, выходных, планах, просмотренных фильмах, новых розовых кедах, новых рифмах и строчках, услышанных где-то.
Чихун всегда звонит "на чашечку кофе". Это значит, что разговор будет длиться ровно столько, сколько глотков чёртового кофе в очередной чашке. Чихо больше всего любит "капучинные" разговоры, потому что кружки там, на другом конце города - объёмные, кофе горячий и Чихун пьёт его долго.
Когда Чихун треплется, Чихо делается горячим. Горячим, нервным и майка липнет к спине. Он кусает губы, хмыкать становится всё тяжелее. Он счастлив, что этот дорогой мальчик, такой бестолково-хороший - на другом конце города. Чихо рад, что даже не знает, где именно. Он закрывает глаза, слушает голос и представляет, что Чихун рядом. Лежит вот тут же, на футоне, смотрит в желтоватый потолок, и смеётся. И болтает, болтает, и мягкие, пластичные пальцы иногда мелькают перед лицом. Чихо жмурится плотнее и представляет, как повернулся бы, сжал в пальцах пухлые щёки, заглянул в почти чёрные глаза, и прорычал "Заткнись, заткнись, умоляю. Ещё одно слово, и я тебя трахну, клянусь". И Чихун сначала немного пугается, потом улыбается и медленно, с издёвкой что-то выговаривает.
Фантазии всегда заканчиваются одинаково. "Ну.. Я допил кофе, мне пора бежать. Спасибо, что поболтал со мной".
Чихо слушает короткие гудки, лёжа на полу, и рука неприятно ноет от долгого статичного состояния.
Вся его одежда - чёрная и пригодная для драк. У Чихуна - белая или разноцветная, пригодная разве что для прогулок по подиуму.

Чихо бесится, выворачивается наизнанку, бьёт стены и чьи-то лица - без разбору. Это очень тяжело - впервые в жизни влюбиться в девятнадцать, и влюбиться безнадёжнее, чем в принцессу из книжки. Чихо получает очередную ссадину на нижней губе, в комплекте с рассечённой бровью - бонусом.
А потом звонит Чихун и зовёт гулять. Чихун - он такой глупенький, хоть и образованный. Он глупенький и наивный до неприличия. Можно подумать, что им можно вот так запросто гулять вдвоём: чёрный и белый, хозяин подземных катакомб и житель последнего этажа самого высокого небоскрёба, жизнь ради выживания и жизнь ради удовольствия.
Чихо молчит, сковыривая подсыхающую корочку на губе, и злится. Злится на грёбаные обстоятельства. На то, что, за каким-то чёртом, бог поиздевался над ним, и создал несколько миров в одном. Миров, которым не пересечься при всём желании. Тем более - при желании только одного из этих миров.
Он, конечно же, говорит "да".
Это третий раз, когда он видит Чихуна, а не просто слушает. Чихун - бестолковая дурища - трындит, прикасается, шутливо толкается, начитывает какие-то строчки, безбожно путая слова и сбиваясь с ритма.
Чихо читает для того, чтобы дышать дальше. Чихун читает для того, чтобы было весело.
- А ты мне очень нравишься.
Чихо просто закрывает глаза, сжимает кулаки в карманах и идёт дальше. Чихун никогда не думает о том, что несёт. Просто треплется, ради трёпа. Слов в нём больше, чем молекул, и все они дребезжат, теснятся, вырываются наружу. Чихо не думает о смысле сказанного, он идёт дальше и представляет, что станет с Чихуном, если ему зашить рот. И ещё о том, что бы Чихун говорил, окажись он под Чихо и без одежды.
- Эй! Ты чего, не слушаешь меня?
- Не слушаю. - Чихо кивает, остановившись на шаг впереди этого белоснежного домашнего идиота, - Потому что ты говоришь чушь.
- Ну, знаешь ли.
Чихо прилетает в спину, не сильно, конечно, но очень обиженно. Чихун толкает его ещё раз, и уходит вперёд.
- Я не думал, что ты такой. Тогда я передумал - не нравишься. Совсем не нравишься.
Чихо замирает и смотрит в спину тому, в кого влюблён уже три недели.
Чёрный и Белый. Принц и уличный вор. Умница и бестолочь. Выживание и жизнь. Они никогда не пересекутся.
Чихо вытягивает вперёд руку, хватает Чихуна на запястье и видит, как они отличаются даже в этом: у Чихуна кожа светлая, мягкая, ухоженная, а у Чихо - обветренная и грубая.
- Чего тебе?
Чихун любит дуться, кажется, точно так же, как смеяться. Он вообще любит.
- Правда?
- Нет.
- Что "нет"? - Чихо не понимает, ну вот нихрена не понимает этого дурня, - "нет, не нравишься", или "нет, не передумал"?
Чихун оборачивается, смотрит как-то беспомощно, даже брови жалобно заламывает.
- Поцелуешь меня?

OWARI

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.