Когда ты поймешь, все станет проще. +60

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
SHINee

Основные персонажи:
Ким Джонхён, Ли Тэмин
Пэйринг:
ДжонТэ
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Хен, я знаю, что ты все еще хочешь меня. Теперь я хочу тебя тоже. Так, может быть, не будем усложнять друг другу жизнь и займемся уже сексом?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну вот и мои первые ДжонТэ.
22 сентября 2015, 00:16

+++


- Хен, я знаю, что ты все еще хочешь меня. Теперь я хочу тебя тоже. Так, может быть, не будем усложнять друг другу жизнь и займемся уже сексом?

С этой фразы жизнь Джонхена начала лететь в какую-то огромную пропасть, на дне которой огромными буквами было написано: «Джонхен, тебе конец. Он оставит тебя в покое только если ты переедешь на другую планету. И то не факт, что он до тебя не доберется». С некоторых пор Джонхена пугала эта перемена в поведении младшего. Он привык видеть Тэмина нежным, невинным барашком, который скачет по общежитию с кружкой какао в руках и разливает его по углам. Привык видеть, как Онью ходит за ним следом с тряпкой в руках и бормочет что-то о том, что живет в свинарнике. Но Тэмин всегда лишь солнечно улыбался и скакал дальше. Еще младший раньше ходил по общежитию в бесформенной пижаме, растянутой на локтях и на коленках, завязывал на голове полотенце, как тюрбан и периодически засыпал на чужих кроватях. Сейчас же Тэмин ходит по дому медленно, как гепард, выслеживающий свою добычу. Он появляется из-за углов тихо и неожиданно, смотрит в глаза пристально и испытывающее. А походка у него тяжелая, но размеренная, посылающая в голову Джонхена какие-то пошлые намеки. Пижама теперь тоже закинута в дальний ящик. Вместо этого Тэмин прикупил себе леггинсы. Как будто бы Джонхену было недостаточно лицезрения зада Тэмина на тренировках, ведь младший в танцах чаще всего стоял впереди. И засыпал Тэмин теперь только на кровати Джонхена. Масла в огонь подлило еще и то, что после переезда в новое общежитие трое предателей отказались делить с Тэмином комнату. Аргумент: «Он твой донсен, ты с ним и разбирайся» напрочь решил Джонхена дара речи. Как будто им он донсеном не приходится. И пока Джонхен приходил в себя, Тэмин уже затащил свой и джонхеновский чемодан в их, теперь, общую спальню.

«Потрясно, теперь он меня точно изнасилует» - эта мысль всплыла в голове Джонга, когда он увидел, с каким счастьем на лице, Тэмин продавливает коленями кровать, проверяя ее на прочность.

- Хен, эта кровать просто замечательная, да и вторая тоже, так что не важно, где мы будем…

- Мне нужно умыться с дороги, - Джонхен решил не дослушивать речь Тэмина до конца, поэтому перебил его на самом интересном месте. Тэмин только нахмурился и сложил руки на груди.

Холодная вода не помогла Джонхену прийти в себя. Мысль о том, что теперь нужно учиться спать только одним глазом не давала ему покоя.

- Этот извращенец совсем в себя поверил после Internet war. И ведь нам еще предстоит выступать с этой песней. Изначально планировалось сделать это только пару раз, но кому-то пришла в голову идея включить этот номер в постоянную концертную программу. Плюнуть бы в руку тому, кто предложил эту идею… - Джонхен пару секунд поразмыслил, гладя в зеркало, - так это же был Тэмин. Как я мог забыть.

Джонхен уставился в зеркало немигающим взглядом, собственное отражение расплылось серой дымкой, явив вместо себя тот самый момент, когда все началось…


- Выступление прошло на ура! Вы оба были потрясающими! – в восторге лепетал менеджер, пока Джонхен, дрожащими руками открывал наручники, пытаясь отодвинуться подальше от, пышащего жаром, тела рядом.- Зал просто с ума сошел!

А Тэмин просто стоял и смотрел на, подрагивающие плечи Джонхена и на его мокрый от пота торс. Взгляд его то и дело скатывался вниз, на его белые штаны, которые выпирали в самом интересном месте. Тэмин понимал, что на этом выступлении позволил себе немного больше чем обычно, просто захотел как-то разнообразить выступление, но вот такой реакции от старшего он не ожидал. И от понимания того, что Джонхен возбужден от этих прикосновений, Тэмину не было противно или страшно. Просто интересно.

- Хен? – Джонхен, так и не совладавший с наручниками, вскинул голову. То что он увидел в глазах младшего и знание того, что Тэмин особо не фильтрует речь, когда разговаривает, кинуло Джонхена в дрожь и заставило его бросить попытки открыть наручники.

- Давай сам, а? – Тэмин покрутил в пальцах маленький ключик, а затем легко и проворно вскрыл замок. Джонхен тут же убежал к зеркалу, чтобы вытереться полотенцем.

- А вы сами-то как? – а менеджер все не унимался.

- Отлично, - ответил за двоих Тэмин, - этот номер, правда, был так хорош?

- Еще как! – менеджер даже руки вскинул к потолку.

- А, может, тогда, вступим с этим номером еще на паре концертов? – это невинное предложение вызвало в Джонхене столько ужаса, что он застыл, неверяще глядя в зеркальное отражение Тэмина.

- Хм, это было бы интересно. А ты, Джонхен, не против?

А Джонхен и слова вставить не успел.

- Он всеми руками за. И не только руками.

- Ну, вот и отлично. Тогда я пойду потолкую с организаторами концерта. Думаю, что они тоже будут не против.

Менеджер выпорхнул за дверь, а Джонг швырнул полотенце на пол.

- Что ты делаешь? Я не давал своего согласия!

Тэмин медленно, вразвалочку, подошел к Джонхену, по пути стащив с себя пиджак.

- Только не говори мне, что тебе это не нравится, - и у Джонхена звезды в глазах заплясали, когда Тэмин вжался в его бедра своими.

Это происшествие было для Джонхена настолько унизительным, что он даже сказать в свое оправдание ничего не сумел.



Джонхен встряхнул головой, пытаясь сбить наваждение. Стыд новой, бурлящей волной накрыл его с ног до головы. Его маленький, милый донсен превратился в хищного, похотливого пройдоху. И все из-за того, что кое-кто не смог удержать кое-что в штанах. Джонхен хотел лишь заботиться о Тэмине, ведь он видел, как тяжело ему было вдали от семьи, он помнил то время, когда вытирал слезы со щек Тэмина по вечерам, когда свет софитов и ободряющие крики фанатов оставались позади. Когда тишина и темнота общежития как никогда напоминали о том, что в этом мире полно одиночества. Он всего лишь хотел его защитить, и в конце концов Джонхен не заметил, как забота переросла во что-то еще. Тэмин со временем все больше раскрывался, расцветал, из хрупкого мальчишки превращался в красивого, цветущего юношу. Такого цветущего, что один только взгляд на него заставлял Джонхена забываться от волнения. Потом забота о Тэмине приобрела какой-то маниакальный характер и даже на сцене Джонхен не смущаясь прикасался к младшему. Первое время Тэмин смущался, но вскоре принял все как данное. ЭтДля него это была всего лишь забота, а вот для Джонхена…


- Хен, и давно это у тебя? – Тэмин поймал Джонхена, когда он выходил из студии звукозаписи.

- Что? Запись? Со дня нашего дебюта, - попытался отшутиться Джонг.

- Нет, хен, - сказал Тэмин глубоким, твердым голосом, - ты же знаешь о чем я.

Джонхен решил прикинуться валенком.

- Да я понятия не имею, чего ты там лопочешь.

- Я про наше выступление, - уже более робко ответил Тэмин.

- А, - Джонхен замер на выдохе, мысли резко вылетели из его головы.

- Хен, прости меня, я был тогда слишком резок. Я не хотел, - Тэмин попытался взять Джонхена за руку, но тот убрал свои руки за спину. Внятные мысли в голову так и не приходили.

- Хен, я хотел сказать, что в этом нет ничего страшного. Ну, в том, что ты так отреагировал. Я тогда немного перегнул палку с игрой на сцене.

- С игрой… - повторил Джонхен на автомате. Эта фраза немного отрезвила Джонхена, будто вылив на него ведро ледяной воды, - да ты не принимай это так близко к сердцу. Это всего лишь физиология. Любой, даже самый натуральный парень возбудится, если такой красавчик как ты будет об него тереться и хвататься за ремень. Это почти то же самое, как если бы ты мне в трусы рукой залез. Но ты бы не сделал такого с хеном, правда, малыш? Это была просто случайность. Вот и забудь об этом, тебе еще рано о таком думать.

Джонхен рассудил, что лучше сразу высказаться резко, до конца потерять совесть, но дать Тэмину понять, что он совсем не извращенец, а просто невинно обвиненный человек. Ответа от младшего он дожидаться не стал. Просто обошел его и пошел к выходу из студии.

Но ответ Тэмин все-таки дал, когда совсем изменился. Джонхен не знал, что в его словах так задело Тэмина и почему вообще задело, ведь можно было все спустить на тормозах, отмотать назад и вернуться к их крепкой, невинной дружбе. Но Тэмин, теперь, напрочь отказывался возвращаться к дружбе.



- Тогда-то все и началось. Все эти перемены. Этот малец почувствовал власть, потом в нем забурлила обида, а теперь крутит мной, как хочет, - Джонхен выплыл из воспоминаний, насухо вытерся полотенцем и вышел из ванной. На пороге его встретил Тэмин.

- Ну, что, хен, передернул? А чего меня не позвал? – с издевкой в голосе спросил Тэмин.

- Если ты тоже хочешь передернуть, то ванная свободна. И вообще, - Джонг встал перед Тэмином, - откуда ты таких слов нахватался?

- Ты все время забываешь, что мне уже не пятнадцать лет. Я вполне зрелый, чтобы…

- Ты никогда не будешь достаточно зрелым, чтобы так разговаривать со мной, уяснил? – он ткнул младшего указательным пальцем в лоб и побрел в комнату.

- А ты, никогда не будешь достаточно храбрым, чтобы признать, что ты хочешь меня!

Кибом, который в это время поимел несчастье выйти из своей комнаты, которая была около ванной, и услышавший это признание, лишь на секунду опешил. Джонхен, который тоже опешил, но чуть больше, попытался найти в Ки хоть какое-то подобие поддержки, но был опрокинут одной лишь фразой.

- Не впутывайте меня в свои гейские разборки, я скоро найду себе девушку с большими сиськами и задницей.

После этих слов он снова ушел в комнату, решив, что можно отложить на потом то, зачем он выходил.

- Вот видишь! – Джонхена слегка разозлило все это, - почему я не хочу ничего признавать!

- Мне все равно, - ответил на это Тэмин и подошел к дери в комнату Ки поближе и добавил достаточно громко, - Кибом хен вообще из нас пятерых больше всего красится.

Джонхен даже умилился тому, как этот ребенок защищает всю эту глупую ситуацию. Можно было подумать, что он хочет защитить именно Джонхена, не свои извращениские фразочки.

- Если ты будешь меньше слушать всяких там Кибомов, то все станет гораааздо проще. И вдвойне проще все станет, когда ты поймешь, что я уже не ребенок, - сделал Тэмин этот вывод и удалился.

- Так вот что его так зацепило…

+++



Джонхен попытался отвлечься от колких фразочек Кибома и у него это даже почти вышло, но проще все равно ничего не стало. Даже наоборот – запуталось так, что у Джонхена голова кругом шла. Он всегда знал, что Тэмин упорный парень, ведь на тренировках он выкладывался на сто и еще немножко процентов. Вокал он тренировал так, что даже Минхо позавидовал его стремлению к победе. Но к вот тому, сколько усилий прилагал Тэмин для того, чтобы расколоть скорлупу Джонхена, никто не был готов. Теперь, на репетиции Internet war никто не приходил. Хореограф держался до последнего, но и он, в конце концов, сдался. Последняя опора и надежда Джонхена рухнула. На концертах Тэмин в соблазнения погружался больше, чем в выступления, заигрывал с Джонгом больше чем надо, а Джонхен не мог отказать, потому что фанатки аж верещали от радости при виде их фансервиса.

Их общая комната стала просто пыточной, потому что там Тэмин без зазрения совести расхаживал в одном набедренном полотенце и время от времени «случайно» ронял его. Спал он исключительно на кровати, которую Джонг обозначил как свою. Вторую кровать Тэмин нарочно засыпал горами одежды и всякого хлама, чтобы Джонгу после выступлений или репетиций было лень все разбирать. Иногда ему было, действительно, лень, поэтому он все же ложился около Тэмина, а просыпался от того, что в штанах нестерпимо ныло. Несколько минут Джонхен прислушивался к чужому, размеренному сопениию за спиной, ощущал на затылке чужое теплое дыхание, от которого по телу мурашки бегали, а потом уходил в ванную – делать всякие грязные делишки. А Тэмин всегда просыпался поздно и в пустой кровати.

А тренировки наедине с Тэмином Джонхен начал считать карой за свои нечистые мысли. Как то раз, после сотой попытки Тэмина соблазнения во время репетиции, Джонхен попытался продвинуть в массы мысль о том, что выступление с Internet war и так въелось ему в кожу так, что он ничего из него не забудет, но никто не внял этой мысли. Все дружно глянули на Тэмина, и Джонхен понял, кто тут принимает решения.

- Завтра у нас концерт, поэтому сегодня занимаемся до победного, - а Тэмин еще и отомстил за эту мысль.

Когда все покинули зал, Тэмин медленно прошелся до музыкального центра.

- Хен, ты сегодня чаще обычного путался в движениях.

- Да, - честно ответил Джонхен, - ведь ты постоянно занимал собой все пространство вокруг меня. Из-за этого я не знал, что делать, поэтому ошибался.

Вместо тяжелых звуков Internet war, которые Джонг ожидал услышать, вдруг негромко заиграла легкая, мелодичная музыка.

- Это уже в который раз говорит о том, что тебе лучше перестать избегать того, что рано или поздно случится. И пора принять одну простую истину.

- Ничего не случится, если ты не будешь так настойчив. Я же как то столько лет, потерплю и еще…ой, - Джонхен осекся, поняв, что болтнул лишнего, - то есть…

- О, не надо оправдываться, хен, я давно должен был обо всем догадаться. Прости мне мою наивность. Я всегда был так занят своими заигрываниями, что не заметил, как ты перестал играть, - с этими словами Тэмин скинул с себя толстовку и кеды. Он остался в тонкой майке и спортивных штанах на шнуровке, - это моя вина в том, что ты воспринимал меня как ребенка и до сих пор считал, что чувства ко мне – грязные.

- Чувства? – кажется, Джонхен, был удивлен.

- Ага, чувства, - теперь Тэмин подошел к нему вплотную и положил одну руку на плечо, а пальцами коснулся затылка и опустил их ниже – на шею, - было ошибкой думать, что ты просто хочешь меня. Ведь тогда бы ты не отталкивал меня, когда я сам предложил тебе свое тело. Я почувствовал тут что-то другое.

Тэмин всем телом, в такт музыке, вжался в тело Джонхена, а второй рукой подцепил сзади его футболку и потянул вверх.

- Я не знаю, осознаешь ты это или нет, но твои чувства ко мне уже давно хотят быть высказанными. И ты знаешь, я не против того, чтобы это случилось.

Джонхен не знал против он или нет, но сил сдерживаться уже почти не осталось. Да, в памяти Джонхена Тэмин все еще был маленьким, хрупким мальчишкой, слишком худым и немного нескладным. Эти остаточные воспоминания застилали ему глаза и он не хотел видеть того, что Тэмин уже давно вырос и мог испытывать чувства, подобные чувствам Джонхена. И сейчас прикосновения Тэмина так его разжигали, а музыка медленно сплетала их тела вместе, что Джонхен постепенно отпускал все свои «неправильно» и «нельзя». А будь, что будет…

Еще один факт был в том, что именно сейчас Джонхен готов был признаться во всем, согласиться со всеми идеями Тэмина – настоящими и ложными. Готов был до утра тренировать этот треклятый номер, только бы это чувство раскрепощенности в груди горело еще сильнее. А Тэмин ощущал, что идет в правильном направлении, поэтому начал медленно опускаться на пол, увлекая Джонга за собой. Когда Тэмин осознал, что, после стольких усилий, наконец, уложил Джонхена в горизонтальное положение, тут же забрался к нему на бедра, боясь потерять такое достижение.

Но Джонхен, кажется, и не собирался вставать. Он руками медленно, но с нажимом, оглаживал бедра младшего, иногда скользил руками вверх, задирая его футболку.

- Ты добился своего, доволен? – Джонхен не был на сто процентов уверен, что через секунду не вскачет на ноги и не унесется на соседний континент, когда осознает, как все это неправильно.

- Да, - улыбнулся Тэмин, - мне нравятся твои руки, да и все твое тело тоже. Я уже много раз думал, о том что секс с тобой будет потрясающим.

Джонхен тут же залился краской.

- Не мог бы ты быть не настолько прямолинейным?

- Нет, не мог бы, - хитро улыбнулся младший, - но, прежде чем мы начнем наше шоу, позволь кое-то поменять.

- Что? – Джонхен думал, что сейчас Тэмин достанет из карманов веревку или наручники, оттащит его к стене зала и пристегнет к батарее, но тот просто встал и ушел к музыкальному центру.

Когда из динамиков полились звуки той самой песни, Джонхен не поверил своим ушам.

- Нет, прошу тебя, только не она.

- Но я же говорил тебе, что мы будем заниматься до победного, - Тэмин тут же снова оседлал Джонхена и низко наклонился, прошептав ему на ухо, - до победного будем заниматься сексом.

Прямолинейность Тэмина когда-нибудь доведет Джонхена до безумия.

- Ну как скажешь, - Джонхен резко сел и Тэмин скатился с его бедер, - если уж это случится, то вести буду я, а не ты. И, надеюсь, что ты не очень дорожишь этой майкой.

Вопрос «а почему» отпал сам собой, когда Джонхен подхватил пальцем лямку майки и потянул ее вниз, оставив вторую лямку на плече. Майка тут же растянулась, не в силах противостоять такому напору.

- Мне нравится эта ткань, - выдохнул Джонхен, - эротичная.

- А может ну ее, просто снимем и…

- За что боролся, на то и напоролся, знаешь такое? – перебил младшего Джонг.

- Да, - младший кивнул.

- Вот и терпи тогда.

- Зачем терпеть если можно просто взять и заняться сексом?

- А вот зачем, - Джонхен мягко толкнул Тэмина в плечи, заставив его отклониться назад, оперевшись на руки. Наклонившись к груди Тэмина, он сначала нежно коснулся губами его соска, а затем мазнул по нему языком.

- Ооо, - Тэмин задрожал всем телом, - давай дальше.

А дальше Джонхен пустил в дело зубы. Тэмин протяжно простонал, когда Джонхен закусил его сосок зубами и оттянул немного вверх, отпустил и тут же всосал его губами и отпустил вновь. Руки Тэмина задрожали и он опустился на пол. Джонхен опустился следом и вновь припал к его соску. Глухой стон Тэмина разнесся по залу и слился со звуками тяжелой музыки. Когда одного соска Джонхену стало мало, он опустил вторую лямку майки Тэмина и принялся второй сосок, а другой, раскрасневшийся и горячий, он зажал в пальцах и немного оттягивал, заставляя Тэмина сходить с ума еще больше.

Internet war играла на повторе, но ни Тэмин ни Джонхен этого не замечали. Тэмин замечал лишь то, что его телу уже не терпится почувствовать на себе страсть Джонхена. Джонг, видимо, это тоже остро ощущал, поэтому опустился вниз по телу Тэмина, спустив вместе с тем его штаны и трусы.

- Если на следующем фанмитинге я скажу, что отсосал тебе голому на полу танцевального зала, то у нас станет на пару сотен фанаток меньше, потому что вся их кровь вытечет через нос.

- А ты это сделал? – еле выдавил из себя Тэмин.

- А то, - ответил Джонхен и раздвинул ноги Тэмина, согнув их в коленях.

Джонхен взял в рот головку его члена так жарко, что Тэмин неверяще замотал головой. Если сейчас так, то что же будет дальше? А дальше его возбужденный орган на всю длину оказался в горячем рту старшего. Джонхен взял его член, сжав губы в тугое кольцо. Тэмин выдал такой красивый стон, что со стороны бы показалось, что он взял новую ноту, которую раньше взять не мог, а не просто стонал от того, что хотел кончить. А кончить он хотел, но не мог, потому что Джонг то и дело сжимал его член у основания, прерывая все попытки к скорой разрядке. Он слизывал с головки его члена вязкие капельки и водил губами по стволу. Несколько раз он заглатывал член Тэмина и быстро водил головой вверх-вниз, чем вызывал в животе Тэмина почти болезненные спазмы, а в горле гортанные стоны, перемешанные с мольбами «поскорее, хен». Но Джонхен не хотел давать Тэмину разрядиться так просто. Он перестал терзать его орган и быстро стянул с себя всю одежду. Затуманенным взглядом Тэмин следил за тем, как Джонг, стягивает с себя нижнее белье и как оттуда показывается то, что сейчас он ощутит на себе в полной мере. И он не был уверен, что это в него поместится.

- Эй, хен, - начал было Тэмин свои прямые речи, но Джонг остановил его одним движением руки. Движением руки в его задницу.

- Все будет хорошо, ты просто расслабься, - Джонхен одной рукой гладил живот младшего, а двумя пальцами второй растягивал его, - ну чего ты такой узкий-то. Прекрати зажиматься или будешь всю жизнь ходить со стояком.

Эта угроза подействовала лучше, чем Джонхен предполагал. Тэмин глубоко выдохнул и расслабил живот.

- Вот так-то лучше.

Когда три пальца уже чувствовали себя свободно, Джонхен перевернул Тэмина и поставил на коленки.

- Хен, мне завтра еще танцевать надо.

- Да, мне тоже, - только и ответил Джонг, после чего Тэмин прогнулся в спине и снова застонал оттого, что Джонхен ввел в него свой член, - и танцевать ты будешь лучше чем обычно, ведь думать ты будешь только о танцах и пении, а не о том, как бы совратить меня.

Тэмин хотел что-то на это ответить, но не смог, потому что резкие и глубокие толчки перекрывали доступ к связной речи и кислороду. Рот он открывал только для того, чтобы разнести по залу очередной довольный стон. Кончил Тэмин уже после пары толчков, но ощущение того, что Джонг еще полон сил и возбуждения, продлили ощущения восторга от оргазма еще на несколько минут. Джонхен не сбавлял темпа и, казалось, готов был терзать задницу Тэмина всю ночь без остановки, поэтому Тэмин всем телом лег на пол, оттопырив вверх только задницу. Но Джонхена это не устраивало, поэтому он вышел из Тэмина, повернул его на спину, закинул его ноги себе на плечи и с новой силой вошел. Терпения у него становилось все меньше и меньше, поэтому двинув бедрами еще пару раз, он кончил, вжавшись в Тэмина, а потом без сил упал на него же. Пару минут оба молчали, а потом Тэмин подал голос.

- Теперь каждый раз, когда мы будем выступать с этой песней, ты будешь вспоминать, как мы под нее занимались сексом. Здорово правда?

- А ты не боишься, что я перепутаю сцену с этим залом и повторю с тобой то, что сделал сейчас?

Тэмин задумался.

- Ну, тогда у нас будет полный зал крови из носа и еще минус пару десятков тысяч фанатов, и бонусом разозленный Онью.

- Почему именно он? – удивился Джонг.

- Потому что я невинный макне, который никогда ни в чем не виноват, а ты сильнее чем Онью. И все зашло слишком далеко, потому что Онью не уследил. Он же лидер, он должен держать все под контролем.

- С тобой хрен поспоришь, - засмеялся Джонг тихо, - даже я этого не смог сделать.

- Ты же знаешь, я всегда добиваюсь своего, хен, - мурлыкнул Тэмин в ответ, - я ведь уже достаточно взрослый для того, чтобы быть с тобой, правда?