Pills and Syringe +2

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Жанры:
Психология, Songfic
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Нецензурная лексика
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В конце концов и дождь может стать солнцем.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мысль пришла после этой песни->Lindemann "Skills in Pills"

1.17.68.364.

11 октября 2015, 09:33
«If you want to die
Or if you want to chill
Even if you want to get high
Whatever happens - take a pill»

Одна таблетка. Всего одна чертова таблетка. Одна чертова, мать её, таблетка, сука. Почему я так волнуюсь? Я ведь всего лишь хочу успокоиться. Да, я купила её не в аптеке. Да, я купила её у какого-то пацана, похожего на наркомана. Да, доверия она не внушает. Но я же не собираюсь подсаживаться. Хочу хотя бы на время забыть о реальных проблемах. Работа, долги, тупой начальник. Не о такой жизни я мечтала в детстве. Всё. Хватит. От одной ничего не будет!

«The first I take against depression
The second is pure energy
The green one for my self-aggression
And the red one — Ecstasy
Ecstasy sy sy sy»

Я и подумать не могла, что это так здорово! Жаль, что противозаконно. Пришлось даже взять липовый больничный, чтобы не раскрыли. Идиоты! А тот парнишка оказался довольно милым. Отдаёт таблетки за половину. Говорит, что для прекрасных особ готов пойти на некоторые уступки. Мне же лучше. Не хотелось бы тратить всё на таблетки. Таблетки. Такие разные. Разные по вкусу, разные по цвету, разные по форме и назначению. А я ведь даже не собиралась становиться наркоманкой. А наркоманка ли я? Не знаю. Может да, может нет. Главное, что мне хорошо.

«All the left is right
All the black is white
All the fast goes slow
All the loose is tight
All the heat is snow
All the high was low
All the grief is fun
All in all, the rain is sun»

Вот если я включаю свет, должно быть светло, так? Так. Но почему становится темно? А если я выключаю свет, становится светло. Это какой-то побочный эффект? Или я путаю действия? То есть, когда я включаю, на самом деле я выключаю? Очень интересно. А еще я видела единорога. Мама всегда говорила, что их нет. Но я верила, твердила ей, что они есть. Но эта старая шлюха ничего не желала слышать. А вчера он появился в моей квартире. Такой белый, блестящий, с радужной гривой! С такими живыми глазами. Я таких глаз никогда не видела. Не зря говорят, что глаза — зеркало души. Единороги, единороги, единороги! Такие милые, добрые, красивые! Хотела бы я их снова увидеть! И я их увижу! Обязательно!

«A white one for my whatever pain
In the end I start to cry
So I take the first again
I have a last one
And I hope to die»

Скучно. А ведь было так весело. Но сейчас все такое серое и монотонное. Надо идти признаваться. Меня уже на работе хватились. Могут дома лишить. Какой я была идиоткой. Хотела успокоиться и расслабиться, а в итоге впала в депрессию. Надо хоть на улицу выйти, уже год солнца не видела.

Одинокая фигура бредет по улице. Сальные волосы скрывают лицо, мешковатая толстовка буквально висит на плечах. При взгляде на него в мозгу возникает лишь одно слово - «серый». Навстречу Серому человеку ковыляет парниша наркоманской наружности. Вдруг парень хватает за руку Серого и говорит:

- Приветик. Нужно ещё?
- Да. Но мне нужны не таблетки. Мне нужно нечто большее.
- Большее? Чё, от старого не втыкает?
- Нет.
- Какие мы строгие. Ладно. Держи. Только осторожнее, - парень протянул Серому какую-то пачку.
- Сколько?
- Бесплатно. Судя по всему, капусты у тебя немного.
- Ты прав. Но как только появятся, все верну.
- Ловлю тебя на слове, детка.

Парниша отпускает Серого и разворачивается. Серый лишь смотрит ему вслед. «Черт. Слабачка. Гнида», - откинув капюшон, сказала про себя девушка. - «Я же хотела пойти в клинику. Вот почему он шел мимо?! Я же могла отказаться. Могла послать его куда подальше. Слабачка. Лучше сдохнуть, чем так жить!»
Девушка тяжело вздыхает. Ей уже ничего не хочется. Хотя… Есть кое-что.

Сломя голову девушка бежит домой. Она не замечает ни прохожих, ни оскорблений. Она уже решила, что произойдет сегодня вечером.

Платье, купленное год назад. Туфли, которые сегодня она надела в первый раз. Впервые она позволила себе ярко накраситься. И всё для того, чтобы не умирать как жалкая крыса.

- Столько пафоса. Совсем на меня не похоже. Но ведь человек может меняться? - говорит девушка и берёт уже открытую чёрную коробку, которую отдал ей парень. - Он рассказывал когда-то о том, как пользоваться. Надеюсь, не забыла.

Она достаёт из коробки шприц и подносит его к свету. Содержимое переливается яркими цветами. Трудно поверить, что это необыкновенно опасная дрянь. Да, дрянь. По-другому не скажешь.

«Итак. Ты готова? Не знаю. Может, не надо? Надо. Уже ничего не вернуть. Всё. Я уже решила», - мысли судорожно крутятся в её голове. Руки трясутся. Но она должна это сделать.

- Я должна хоть раз сделать то, что хочу.Таблетки не считаются. Начальник предложил попить успокоительного, а потом уже началась вся эта галиматья. Я поступила в тот институт, который выбрала мама. Жила так, как хотела мама. И все для того, чтобы не злить маму, - бормочет девушка. Она садится на кровать и вводит иглу в вену. По телу проходит лёгкая дрожь. Наконец, шприц пуст. Девушка глубоко вздыхает и ложится. Остаётся только ждать. Больше ничего не будет.

«And I hope to die…»

В одинокой квартире горит свет. Для прохожих ничего необычного. Но не для неё. Она решила свою судьбу. И после будут лишь сообщения на автоответчике:

«Мам, привет. Я хочу извиниться за всё. Мне очень жаль».

«Привет, папа. Надеюсь, ты не забыл меня. Хочу сказать, что люблю тебя».

«Привет. Жаль, что у нас ничего не получилось. Это в основном моя вина. Но я прошу только об одном. Приходи на мои похороны».