My immortal +26

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
World Wrestling Entertainment, Inc. (WWE), Рестлинг (кроссовер)

Основные персонажи:
Дин Эмброус (Джонатан Гуд), Пейдж (Сарая-Джейд Бевис), Роман Рейнс (Джозеф Лити Аноа'и)
Пэйринг:
намек на Роман/Дин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фантастика, AU, Мифические существа
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мир игры WWE Immortals. Роман и его напарница Пейдж находят старую заброшенную психбольницу с аномалией, блокирующей сканеры. Они понятия не имеют, что или кто ожидает их в её потрескавшихся стенах.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Давно очень хотелось написать что-нибудь по этой замечательной игре, ведь это фактически официальная АУ-шка по WWE.
Действие описывается от третьего лица, но глазами Пейдж. Основной акцент всё-таки сделан на Рейнса и Эмброуза.
27 октября 2015, 02:38
Примечания:
Во избежание путаницы: прозвища в игре: Роман - Хаунд оф Джастис (Пёс справедливости), Дин - Лунатик Фриндж.
Песок скрипел под ногами. Песок скрипел на зубах. Он забивался в волосы, в экипировку и попадал бы даже в глаза, если бы на Пейдж не было желтых полупрозрачных очков-сканера. Девушка сделала ещё пару шагов и начала внимательно оглядываться вокруг, сканируя через очки каждое здание. Полуразрушенные дома, само собой, пустовали. Никто не прятался, затаив дыхание от ужаса, в занесенных песчаной бурей руинах.

- Богом забытое место, - пробормотала Пейдж, заметив краем глаза приблизившегося к ней Романа.

- Здесь давно уже не было никого из Бессмертных, - согласился пёс справедливости.

- Не только Бессмертных – вообще никого. – Уточнила дива.

- Всё равно что-то в этом городке мне не дает покоя. – Роман внимательно посмотрел на Пейдж, ожидая, что она скажет по этому поводу, но его боевую подругу отвлекло нечто другое, от чего она дважды зажмурилась, затем осторожно сняла очки и надела их вновь.

- Этот дом. - Пейдж указала на трехэтажное блочное здание неподалеку от них. – Там как будто… Не пойму, есть ли там кто-то или что-то или нет. Может, глюк сканера?

- Раньше твой сканер не глючил, – бросил Рейнс через плечо, уже шагая к серому зданию.

Блочный дом сохранился лучше, чем окружающие его постройки, но всё же грязный обшарпанный фасад с выбоинами давал знать о возрасте сооружения. Входной двери уже давно не было, и Роман осторожно шагнул через порог, рефлекторно проверяя висящее на поясе оружие. Пейдж немного помедлила, но всё же двинулась за Рейнсом.

Где-то глубоко в здании капала вода. Эхо от звука капель разносилось по всем коридорам: ни одной двери, открытой или закрытой, не было видно. Только безликие и бесконечные дверные проемы. Пейдж стало не по себе. Роман же, видимо, чувствовал себя в такой обстановке весьма комфортно, иначе он бы никогда не додумался предложить разделиться и разойтись по двум уводящим в противоположные стороны коридорам. Несмотря на мерзкое ощущение в груди, Пейдж не испытывала страха и не боялась остаться одна в этом жутковатом месте, поэтому на предложение товарища лишь коротко кивнула и решительно двинулась направо.

Разбитая, а кое-где и раскрошенная почти до кашеобразного состояния плитка омерзительно хрустела под ногами. Пейдж раздражал этот звук настолько, что она пожалела об отсутствии у себя способности передвигаться, не касаясь пола. Комнаты, в которые она заглядывала, были совсем не похожи на жилые: никакой мебели, кроме пары железных кушеток и единственной табуретки. Всюду на стенах потрескавшийся кафель или грязная и с виду мокрая вата, будто остатки изодранной в клочья детской игрушки. Интерьер мало менялся от комнаты к комнате, поэтому сердце Пейдж тяжело заколотилось от неожиданности, когда в одной из таких комнат она заметила на полу живое существо. Ей потребовалось хорошенько присмотреться, чтобы понять, что перед ней человек. Сгорбившийся, сидящий на полу человек. Ярко-оранжевые брюки свободно болтались на нем, слегка оголяя низ живота, торс обтягивала черная безрукавка, обуви на ногах не было, а предплечья обвивали толстые цепи, идущие от тяжелых металлических оков вокруг каждого запястья. Человек сидел, опустив голову на согнутые колени, и не двигался. Отсюда Пейдж не смогла бы разглядеть его лицо. Нужно было подойти ближе, но сперва… Отработанным движением активировав сканер в очках, девушка нахмурилась. Даже сейчас сканер барахлил, затрудняясь определить прямо перед собой живое существо, на секунду видя его, затем снова обнаруживая пустоту. Выходит, те странные помехи, что Пейдж увидела ещё с улицы… Это был он. Человек или Бессмертный – из-за таких сильных помех было не определить, но адреналин уже пульсом бился в висках Пейдж, и она шагнула вперед. Скрип кафельной крошки не потревожил обитателя комнаты, но на секунду Пейдж показалось, что он что-то пробормотал. Стараясь соблюдать приличную дистанцию, дива слегка наклонилась, чтобы лучше рассмотреть незнакомца, но стоило ей это сделать, как тот резко вскочил во весь свой немаленький рост. Девушка едва успела отпрянуть к противоположной стене и инстинктивно выставила перед собой руки для самозащиты, поэтому не сразу обратила внимание, что существо, как ни рвется вперед, больше не в состоянии к ней приблизиться. Опустив руки, Пейдж заметила на противоположной стене намертво вмурованные в бетон цепи: две вели к рукам незнакомца, ещё две, переплетаясь, сходились позади его шеи на толстом металлическом ошейнике. Каждый раз, когда Бессмертный – а это, очевидно, был он – бросался вперед, цепи лихорадочно звенели, но не давали ему сделать ни шагу дальше. Это было определенно хорошим решением, но лишь на какое-то время. «Если он и правда один из нас, цепи его долго не удержат» - подумала Пейдж и громко позвала Романа. Не имея представления о том, что перед ней за боец, сражаться с ним в одиночку она считала неразумным.

Незнакомец рычал и дергал головой то влево, то вправо, словно думая, что это поможет ему избавиться от явно надоевшего ошейника. Только теперь, немного успокоившись, Пейдж поймала себя на мысли, что движения этого существа скорее напоминают звериные, чем людские – слишком дерганые, инстинктивные, неосмысленные. И его хищный рык… Хотя, вероятно, это был единственный звук, который этот высокий мускулистый мужчина мог издавать из-за металлической маски, прикрывающей весь низ его лица от подбородка до носа. Что скрывалось за этой маской, Пейдж оставалось лишь догадываться. Впрочем, у нее будет шанс посмотреть, когда она успокоит бойца. Девушка собрала в кулак весь свой адреналин и… ничего. Её способность ослаблять противника не сработала. По крайней мере, незнакомец всё с той же силой продолжал пытаться разорвать цепи. И медленно, но верно у него начинало получаться: бетонная крошка сыпалась с трескающейся стены. Нужно было придумать, что делать, когда…

- Ты его так не остановишь.

Дива вопросительно подняла глаза на стоящего в дверном проеме пса справедливости, ожидая объяснений. Но вместо этого Рейнс жестом приказал ей не двигаться и медленно вышел на середину комнаты лицом к незнакомцу. Тот при виде Романа яростно ринулся к нему. Цепи зазвенели тревожнее прежнего, но не поддались. Ещё раз. И ещё. Роман же не двигался с места, глядя прямо в бешеные синие глаза существа. Одна из цепей на предплечье незнакомца звякнула о броню Пса справедливости, но и тогда он не отступил. Напротив: Роман сделал шаг навстречу цепному зверю. Медленно, но очень уверенно. Бессмертный псих, увидев это, остановился, но наклонился вперед, всем своим видом показывая, что готов броситься на нарушителя своего спокойствия в любую секунду. Цепи стихли, наступила тишина, и Пейдж снова услышала эхо капающей везде и нигде воды. Только к звуку капель примешивалось что-то ещё едва различимое. Прислушавшись, дива поняла, что этот глухой прерывистый звук – не что иное, как тяжелое дыхание загадочного Бессмертного по ту сторону железной маски. Рейнс медленно вынес вперед левую ногу для следующего шага. Незнакомец предупреждающе зарычал, но по-прежнему медлил, следя прищуренными глазами за каждым движением длинноволосого мужчины. Пейдж поймала этот взгляд – ещё секунду назад полный бешеного животного безумия, сейчас он был холодным и расчетливым. По телу дивы невольно пробежала дрожь: и этот Бессмертный умнее, чем кажется на первый взгляд. Будь он просто тупым животным, его легче было бы убить, чем сажать на цепь. Но раз некто предпочел второй вариант, значит, первый было осуществить не так-то просто…

Точно угадав мысли напарницы, Рейнс тихо проговорил:
- Спокойно. Я не собираюсь тебя убивать.

К тому времени он уже оказался от незнакомца на расстоянии вытянутой руки, или даже ближе – но никто из мужчин не решался это проверить, и Пейдж не понимала, почему Роман бездействует. Он уже подошел достаточно близко, чтобы нанести удар. А теперь даже слишком близко… Зачем?

Незнакомец всё это время не двигался, пристально наблюдая за малейшим движением Романа, не сводя с него взгляд, изначально агрессивный и леденящий душу, но теперь уже… Какой-то совсем другой. С каким любопытством этот опасный взгляд скользил по Роману, осматривал его с ног до головы, всматривался в его лицо… Стоя за спиной напарника, Пейдж не могла сказать, как смотрит Роман в ответ. Сейчас она не решилась бы предугадать его обычно довольно предсказуемое выражение лица. Но всё-таки любопытство начало одолевать и её, пересиливая былой страх. Медленно и плавно, как умеют одни лишь дивы, Пейдж переместилась к дверному проему, ведущему прочь из комнаты и перешагнула порог. Здесь, в коридоре, полутьма скрывала всё вокруг дальше пяти метров от неё. Отсюда было прекрасно видно, что происходит в более хорошо освещенной комнате. Только теперь Дива могла увидеть взгляд Романа… Таким она его не видела никогда. Спокойные серые глаза смотрели на зверя сверху вниз из-под тяжелых век, будто бесконечно повторяя ему: «Что бы ты сейчас ни сделал, я готов к этому. Тебе ничем меня не удивить». Слепая уверенность и ни тени гнева, ни тени агрессии, которой загорались глаза Рейнса всякий раз, когда он встречался взглядом с потенциальным противником. Роман спокоен, слишком спокоен, будто знает наверняка, что Бессмертный не бросится на него. Вот только разве может он это знать?...

Незнакомец выпрямляется и тянется к Роману. Ближе, ещё ближе… Пока нос Пса справедливости не упирается в железную маску. Цепной зверь резко и шумно втягивает воздух через проделанные в железе отверстия для дыхания. Его кадык перекатывается под кожей шеи, когда он сглатывает, и вдыхает воздух ещё раз… на этот раз не так резко, а по чуть-чуть, обнюхивая Романа, перемещаясь от его лица к шее и волосам. Брови незнакомца приподнимаются, лицо теряет напряженное выражение, и он медленно опускает голову, признавая победу соперника.

- Узнал наконец? – Роман по-доброму ухмыляется и кладет руку мужчине на затылок, ероша его и без того всклокоченные волосы. – Я тебя обыскался, Дин.

Зверь ничего не отвечает, лишь качает головой и довольно жмурится, пытаясь тереться макушкой о большую теплую ладонь Романа. Рейнс не может скрыть самой искренней улыбки, которую Пейдж так редко приходится видеть в последние недели. Одной рукой он обнимает Дина за плечи и прижимает к себе, а второй пытается отстегнуть его ошейник от вмурованной в стену цепи.

- Эй, мне нужна твоя помощь! – Обращается Роман к Пейдж, которая наблюдает всю эту картину в оцепенении. Перед ее глазами на очках надоедливо мигает текст «Дин Эмброуз. Лунатик Фриндж. Уровень: 50. Ранг: VII»
Опомнившись, дива осторожно приближается к парочке и осматривает крепление на ошейнике чуть ниже затылка Дина. Дин, почувствовав чужое прикосновение, поворачивает голову, чтобы посмотреть на Пейдж, и дива впервые видит его так близко. Грязно-золотые кудри свисают на его глаза, которые из темно-синих сделались теперь светло-голубыми, и дива не понимает, как могла испугаться взгляда этих наивных и любопытных глаз.

Они с Романом отстегивают цепь от ошейника и сбрасывают с рук Лунатика ещё две цепи. Тот тут же начинает трясти головой, словно пытаясь сбросить ещё какие-то невидимые оковы, и Роман, пользуясь случаем, снова ерошит волосы друга.

- Всё хорошо. – Шепчет он Дину на ухо своим приятным низким голосом. – Теперь ты с нами.