Аперитив для взрослых +36

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец (кроссовер)

Основные персонажи:
Мериадок Брендибак (Мерри), Перегрин Тук (Пиппин), Фродо Бэггинс
Пэйринг:
чета Брэндибэков и стайка неугомонных хоббитят
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, PWP
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У разных возрастных категорий населения Шира разные способы нагуливать аппетит перед обедом…

Посвящение:
Взрослым и детям

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Текст написан для команды JRRT на Фандомную битву 2015.

Огромное спасибо Glololo и Змею за редактуру!
28 октября 2015, 01:45
— Эй, ты! Сын булькнутых водолюбов!
— Но-но, ты там полегче с водолюбами-то! — оборвал друга юный Брендибэк.
Объект насмешки удивленно посмотрел на Мерри и после краткого размышления сказал, ни к кому особо не обращаясь:
— Меня зовут Фродо.
Пиппин и Фредди смущенно переглянулись. Обычно племянник мистера Бэггинса проходил мимо и даже ухом не вел, но по сжатым кулакам и нахмуренным бровям шутники в точности угадывали, какие чувства обуревали их жертву. Нынешний поворот событий был для них полной неожиданностью.
Мерри, самый острый на язык, первый нашелся с ответом. Он упер руку в бок, выставил ногу, словно драчливый петух, и изрек с подчеркнутой вежливостью:
— Фродо, не будешь ли так любезен разрешить наш маленький спор?
Фродо насторожился, справедливо подозревая подвох.
— Какой спор?
— Мы тут спорим, правда ли мистер Бэггинс, пока бродяжничал, за гнома замуж вышел.
Фредди и Пин прыснули и отошли назад, освобождая товарищу пространство для драки. К их удивлению, Фродо хоть и насупился, но ответил:
— Не знаю. Я никогда не спрашивал.
— Э-э-э… — слова у Мерри кончились, дальше предполагалось исключительно махать кулаками, но племянник мистера Бэггинса почему-то не спешил это делать.
Фродо же внутренне возликовал, глядя на его озадаченную физиономию.
— Потому что я не спрашиваю у дяди всякую бредятину, — закончил он и обвел противников торжествующим взглядом.
Те с неудовольствием признали, что драку тут затевать не из-за чего, а лезть втроем на одного нечестно. Отпускать Фродо победителем тоже как-то не хотелось, поэтому все четверо неловко замолчали.
Выручил Фредди, самый добродушный из компании сорванцов Заскочья:
— Может, и бредятина, только говорят, бывает такое — чтобы мужик с мужиком…
— Бывает, точно, — Фродо драться не любил и охотно поддержал беседу. — Я у дяди такую книжку нашел, там много чего описано.
Авторитет его в глазах остальных моментально взлетел до небес.
— Книжку? С картинками? — загорелся Мерри. — А покажешь?
Фродо очень не хотелось ронять свое достоинство, но чувство самосохранения взяло верх.
— Нет, показать не смогу, дядя ее прячет даже от меня. Но могу рассказать.
Пин, уже с минуту крутивший пальцами перед собой, складывая их так и эдак, поднял на Фродо растерянный взгляд.
— Расскажи, а? Как это — мужик с мужиком?.. Ну, свадьба — понимаю, но говорят, после свадьбы…
Остальные трое хором заржали.
— Мал ты еще!
— Что ручонками-то машешь?
— В жизни не догадаешься!
— Да ну вас, — обиделся юный Тук. — Вот расскажу матушке Брендибэк и мистеру Бэггинсу, о чем вы тут болтаете!
— Ябеда-корябеда, — высунул язык Мерри. — Ладно, не дуйся, я и сам не очень понимаю, если честно. Фродо, расскажи, а?

Так и получилось, что папаша Брендибэк нашел в амбаре среди мешков с зерном четверых юных хоббитов, увлеченно рисовавших что-то палочками на рассыпанной по полу муке. Мука явно была похищена у матушки Брендибэк, а содержание картинок не оставляло сомнений в теме беседы мальчишек — папаша орал так, что слышно было на другом берегу Брендидуина, а то и в Хоббитоне. Оттаскав мальцов за уши, он выгнал их на улицу, гаркнув улепетывающему Мерри, чтобы к вечерней порке не опаздывал.
— Ну этих взрослых к Старому Вязу в подкоренье, — высказался Мерри, потирая пострадавшее ухо. — Самим уже неинтересно, а нам не расскажут, еще и зад надерут.
— Да вообще скучно, — разочарованно вздохнул Пин, размазав под носом налипшую пыль и утерев слезы. — У Фредди есть воздушный змей, айда запустим!
Пока мальчишки обсуждали, что интереснее — телесные забавы взрослых или воздушный змей, папаша Брендибэк добрался до дома, исполненный праведного гнева.

Матушка Брендибэк как раз домыла посуду и протерла стол, готовясь раскатывать тесто для мясного пирога. Увидев огорченного супруга, она захлопотала. Над очагом повис тяжелый чайник, нашелся лучший табак для трубки и, конечно, стаканчик грога…
Папаша, сконфуженный ее заботами, буркнул раздраженно, что собирался тюковать сено, да вот погода подвела. Мудрая матушка охотно согласилась, что сено, разумеется, подождет лучшей погоды, чем солнечный летний полдень.
Слово за слово, она вытянула из успокоившегося супруга всю историю с мальчишками. Поразмыслила, задумчиво помешала угли в очаге:
— Слышь, отец… Почитай, скоро от Мерри внуков ждать надобно.
— С чего бы вдруг? — изумленно воззрился на нее папаша, но тут она наконец-то поднесла ему любимую большую чашку.
Он почти допил в самую меру заваренный чай, когда приметил, что жена явно расстроена.
— Ты чего это, мать, нос повесила?
Она со вздохом потеребила завязки передника.
— Старые мы стали, отец…
К папаше Брендибэку стремительно возвращалось обычное благодушие вместе с желанием утешить жену. Он вынул трубку изо рта и шлепнул супругу по обширному заду.
— Брось, мать! Ну, любопытство мальцов одолело, а мозгов у них покамест — что у телков. Да и диво ли, что им любопытно: целыми днями крутятся то с собаками, то с овцами, чего только не навидались! Но какие внуки-то? Ты в окошко глянь, вон они в огороде змея запускают, потрепались и забыли…
Матушка кивнула, но улыбнулась все-таки принужденно.
— А ведь когда-то я была ничего…
— Ты и будешь ничего, — твердо сказал папаша Брендибэк. Поглядел оценивающе на распахнутый ворот блузки и низкий вырез ее сарафана. — А сейчас ты и вовсе — ух!
Она трепыхнулась, совсем по-девичьи залившись краской. Метнула озорной взгляд из-под ресниц и хихикнула.
— Врешь, поди, мерин старый…
— Это я-то мерин? — взревел папаша и сгреб ее за руку. — А ну иди сюда!
— Ой! Ты что творишь, мальчишки ж вернутся!
— Беды не будет, — буркнул он, лапая знакомые округлости. — Ух, ты и мягкая! И теплая!..
Застегнутые штаны начали немного мешать, и папаша Брендибэк встал, заодно притянув жену поближе. Игриво зашептал в порозовевшее ушко:
— Мать, а ты не рано ли про внуков задумалась? Вроде, ты девку еще хотела, так может, того?.. Постараемся?
Она смущенно отвернулась, глянула коротко на каминные часы и тут же — в окно, за которым дети играли в догонялки между грядок.
— Вот я вам! — крикнула она. — Капусту мне потопчете! А ну, ступайте на лужайку, и чтоб до обеда духу тут вашего не было!
Хоббитята радостно заверещали — и испарились, только калитка хлопнула.
Папаша Брендибэк, оценивший находчивость супруги, тщательно задернул легкие занавески, чтобы в окно было не подглядеть. Матушка шаловливо подмигнула и тут же склонила голову набок, стоило мужу взяться за шнуровку сарафана на спине.
— А обед-то есть? — уточнил он, стянув с круглых плеч супруги шерстяные бретельки. — Эти огольцы набегаются, потом барана упишут…
— Есть, как не быть, — она подставила шею под пахнущие табаком поцелуи, зажмурилась. — Полный чугунок рагу в печке… Разве что пирог поставить хотела, так успеть надо…
— К карасям пирог, — проворчал папаша, нагибая ее к столу и по-хозяйски задирая воланы нижних юбок. — Холодной ветчины поедят. А ты, мать, ух и горячая… Нежная… — он гладил ее по необъятному крупу, мял другой рукой освобожденную от корсажа пышную грудь. — Кругленькая…
— Старый ты… Ах!.. Петух…
— В суп не гожусь, — согласился он, притягивая ее к себе за бедра. — Но такую курочку потоптать…
— М-м-м… — она запрокинула голову, уперлась локтями в стол. И тут же метнула гневный взгляд через плечо. — Смотри с курочками, я тебе таких покажу!..
— Дура ты, — он качнулся вперед, с удовольствием слушая ее тихий вздох. — Ты ж моя курочка…
— Курочка, м-м? — мурлыкнула она, прогибаясь и закидывая руку ему на бедро.
Он вытащил шпильки, расплел тугие косы, рассыпал густые волны волос по незагорелой спине и гладким плечам, с которых как раз стащил блузку.
— Ты ж моя пышечка…
— Ах…
— Ты моя заинька…
Она подалась назад, качнула бедрами из стороны в сторону.
— А еще?
— Торопишься, мать… Я ж не мальчик!
— А-а-ах… По мне — так и в самый… раз… Ох! Девку, говоришь, сделаешь?
Протестующе скрипнул старый стол.
— Надо… Починить бы…
— За-а-аткнись… Еще… ах!.. про столы подумай…
— Не буду… Лучше… о тебе… Ох, мать!

Мерри с Фродо, не выдержав жара в кончиках ушей, отползли от окна. Оба смущенно хихикали и старались не смотреть друг на друга.
— А ты говорил — им неинтересно! — на безопасном расстоянии Фродо заржал в голос. — Будет теперь у тебя сестренка!
— Да уж… — Мерри почесал затылок и фыркнул. — Ну и хорошо, если им хорошо! А сестренку тоже можно научить змея запускать. Пошли, что ли?

Матушка Брендибэк сладко потянулась, подставила через плечо губы для поцелуя. Потом поспешно привела себя в порядок и начала раскатывать тесто. Папаша вновь набил трубку и уселся допивать чай, изредка поглядывая на жену и лукаво усмехаясь.

В раскрытое окно долетел счастливый визг с лужайки: Фредди дал Пину подержаться за нитку воздушного змея.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.