Проверка +108

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Нико ди Анджело/Лео Вальдес, упоминаются Перси Джексон и Калипсо, Нико ди Анджело, Нико ди Анджело, Лео Вальдес
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Hurt/comfort, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Просто сцена не вошедшего в книгу поцелуя.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Продолжение: https://ficbook.net/readfic/3856088

Написано на Фандомную Битву 2015 для команды Перси Джексона
31 октября 2015, 13:11
Вздохнув, Нико перевернулся на спину. Ему дали всего пару часов на то, чтобы подготовиться к путешествию по теням с огромной статуей, и самым правильным было бы заснуть, но сон не шёл. Хотя, казалось бы, с учётом его измотанности он должен был бы отключиться, едва коснувшись головой подушки.
Кошмарам, впрочем, было всё равно, где его преследовать — во сне или наяву.
Дверь тихонько приотворилась, и чья-то тень легла на стену. Хейзел?
— Я не сплю, — проворчал Нико.
Тень проскользнула в комнату, притворив за собой дверь, и приблизилась к его кровати.
— Извини, — смущённо пробормотала она, оказавшись вовсе не Хейзел, а Лео. — Я не хотел тебя будить. Просто… ты сейчас уходишь на одну самоубийственную миссию, а я — на другую, и, может, мы больше никогда не увидимся, а я должен спросить…
— О чём? — удивился Нико. Они вроде нормально общались с Лео, но у них не было каких-то точек соприкосновения, и ему и в голову не приходило, что он мог чем-то его заинтересовать.
Кроме того, знай он, что это не его сестра, он бы притворился спящим. Ему не хотелось никаких разговоров.
Лео поёрзал, садясь на краешек кровати.
— Вы с Джейсоном были у Купидона. И ещё… ходили слухи, что ты влюблён в Аннабет…
— Что?!
— Джейсон сказал, что это не так, но он вообще очень туманно рассказывает о происшедшем, а я… я вроде как… встретил кое-кого.
— При чём здесь я? — не понял Нико.
— Я просто хочу знать, как понять, настоящая ли это любовь.
Нико даже сел от изумления.
— На этом корабле, — неверяще произнёс он, — две влюблённые пары. Почему ты не спросишь о любви кого-то из них? Своего лучшего друга, например?
— Потому что я так понял, что Купидону зачем-то нужен был именно ты. Я и подумал…
Нико страдальчески вздохнул. Ещё не хватало, чтобы его принимали за любимца этого жестокого бога.
— Он просто хотел поиздеваться, — сказал он. — Хотел, чтобы я признался вслух, что влюблён в Перси.
Сейчас сказать это было почему-то проще. Может, из-за того, что, как выразился Лео, их обоих ждали самоубийственные миссии. Может, во второй раз всегда проще. Может, это всё поддержка Джейсона. Может, дело было вообще в другом.
— А, — просто сказал Лео.
— Ты всё ещё здесь? — раздражённо спросил Нико.
— Ты всё ещё не ответил, — возразил Лео. — А я всё ещё не хочу говорить об этом с Джейсоном, у которого в глазах сердечки. Как ты понял, что твои чувства к Перси настоящие?
Нико тяжело вздохнул.
— Я ничего такого не понимал, — сказал он. — Я не думаю, что они настоящие. Это была просто влюблённость.
— Ну ладно. Как ты понял, что это влюблённость? Вижу по твоему взгляду, что ты хочешь спросить, говорили ли мне, что я ужасно раздражаю. Да, говорили. Так что?
Тут у Нико в голове что-то щёлкнуло.
— Ты пришёл ко мне потому, что речь о моей сестре?
Лео отпрянул, чуть не рухнув с кровати.
— Нет! — в ужасе воскликнул он. — Если бы… я бы ни за что не… чтобы ты меня убил на месте?
— Не думаю, что я сейчас в состоянии кого-то убить, — проворчал Нико.
— А скоро тебе наверняка придётся, — серьёзно заметил Лео.
Нико отвёл взгляд и, пока Лео не спросил, уверен ли он, что готов отправиться в безумное путешествие по теням, задал вопрос сам:
— Так кого ты тогда встретил?
Лео вздохнул.
— Её зовут Калипсо. И она вроде как бессмертная нимфа, и она ужасная и раздражающая, и мы сначала совсем не поладили, но потом приплыл плот, понимаешь?
— Мм, — уклончиво ответил Нико.
— И она меня поцеловала. Знаю, сложно это представить, я ведь весь такой обаятельный, но раньше я не целовался ни разу. И я хочу понять… я влюблён, или это просто кажется потому, что я наконец-то кому-то понравился? Чувства это или просто из-за одного поцелуя? То есть… она вроде чудесная… но я не хочу, чтобы она была единственной, кого я поцелую, потому что вдруг что, а это, наверное, неправильно, да?
— Ну, — сухо сказал Нико, — это легко проверить.
— Да? — удивился Лео, поворачиваясь к нему, и застыл, потому что Нико резко подался вперёд и коснулся его губ своими.
В этом поцелуе, наверное, не было никакой романтики; откуда? Нико просто не хотелось умирать, не поцеловав вообще никого, а Лео не хотелось жить, поцеловав лишь одного человека.
Кроме того, они оба не очень-то умели целоваться. Вернее, не умели совсем.
Но, несмотря на это, поцелуй вышел… приятным. Лео, к удивлению Нико, не отпрянул в ужасе, а напротив, подался вперёд, размыкая губы и пытаясь ответить. Нико собирался лишь на пару мгновений коснуться его губ своими, но поцелуй неожиданно оказался более глубоким и продолжительным; только ощутив ладонь Лео на своём плече, Нико осознал, что они вдруг оказались очень близко друг к другу, и отпрянул.
Лео таращился на него широко и изумлённо распахнутыми глазами, и Нико откашлялся.
— Вот тебе и пища для размышлений, — кисло сказал он. — Подумай об этом, если успеешь перед смертью. А теперь, если ты не против, я всё-таки отдохну.
Он опустился на кровать и лёг к Лео спиной.
Уснул он так быстро, что не услышал, когда Лео ушёл; когда его разбудила Рейна, в комнате, конечно, уже никого не было.