Один удачный возврат +148

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Автор оригинала:
Джордан Кастилло Прайс
Оригинал:
https://www.goodreads.com/book/show/5260436-many-happy-returns

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
(PsyCop #2.2) Эта короткая история о Кеннете, подрабатывающем в «СейверПлюс», чтобы подкопить денег на компьютер поновее. Ему просто хочется доделать свою работу и уйти домой. Но сексуальный белобрысый покупатель требует, чтобы его обслужили, и не желает слышать «нет» в качестве ответа.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Данный текст предназначен для лиц, достигших 18-ти летнего возраста.

* * * * *

1. "С изнанки" - http://ficbook.net/readfic/2457189
2. "Среди живых" http://ficbook.net/readfic/2457206
3. "Оттепель" - http://ficbook.net/readfic/2479715
4. "Крест-накрест" - http://ficbook.net/readfic/2520887
5. "Высекая искры" - https://ficbook.net/readfic/3736018
7. "Читающий мысли" - https://ficbook.net/readfic/3736117
8. "Тело и душа" - https://ficbook.net/readfic/3827771
9. "Ровно в полночь" - https://ficbook.net/readfic/4941124
10. "Полки" - https://ficbook.net/readfic/5379765
11. "Секреты" - https://ficbook.net/readfic/5379874
2 ноября 2015, 08:23
Кеннет пришпандорил пластиковую бирку к шву уродливого свитера. Он не понимал, для чего вообще утруждаться. Уж точно не из-за свитера, который возвращали, по меньшей мере, третий раз. Брака, как такового, в нем не было. Просто он был таким уродливым, что никому не был нужен.
Но Кеннет торчал тут только затем, чтобы накопить денег на новый компьютер. Временная подработка на неполный день выглядела довольно безобидно, по крайней мере, так должно было быть в тот день, когда он согласился пополнить собой штат сотрудников самого странного стола возвратов в подвале широко известного универмага «СейверПлюс».
Цепляя пластмассовый ярлычок к бейсболке, он размышлял, какой человек мог вернуть кепку. Тот, у кого чересчур большая голова или наоборот, очень маленькая? И решил, что слишком много думает. Постоянно.
Лязгнули часы. Это была ширпотребная штамповка выпуска года эдак 1953, которая была слишком древней, чтобы просто тикать. Восемь пятьдесят девять. Он оглянулся и окинул взглядом груды одежды, накопившиеся за смену.
Самое время сложить уродливый возврат и отметиться в табеле учета.
Сорок два года, а он все еще отмечает время. Кеннет пытался не скатываться в туманную дымку жалости к себе, отвлекаясь на другие мысли, пока его мозг настроен на размышления.
Плоский монитор. Беспроводная клавиатура. Расслабиться. Вздохнуть.
Резкий звук колокольчика раскидал осколки видения новой компьютерной системы по краям разума Кеннета. Он оглянулся на стол возвратов и вздрогнул, обнаружив там мужчину в кожаной куртке и торчащими светлыми волосами, который стоял у прилавка, оперевшись на него локтями и пережевывая жвачку. Он улыбнулся Кеннету. Скорее дьявольской улыбкой, чем с выражением искренней радости.
- Мы закрыты, - сообщил ему Кеннет. – Уже погасили вывеску.
Посетитель оглянулся через плечо, словно к нему мог кто-то подкрасться, пока он пытался привлечь внимание Кеннета.
- Точно, - сказал он. – Но, может, ты все-таки сделаешь мне одолжение?
Кеннет еле сдержался, чтобы не закатить глаза. Он с трудом представлял, что могло бы заставить его делать одолжение совершеннейшему незнакомцу, особенно в этом чистилище труда и к тому же в одну минуту десятого вечера.
- Эта рубашка, - заявил посетитель, помахав пакетом. – Мне нужен размер побольше.
Кеннет выдохнул через нос и протянул руку к упаковке. У него и без этого было довольно внушительная гора возвращенных вещей. Если у него найдется рубашка побольше, он отсканирует бирку, поменяет их и отправит жующего покупателя восвояси.
Он положил упаковку на стол. По мнению Кеннета, это была единственная приличная рубашка, из тех, что продавались в «СейверПлюс». У него самого было таких три.
- Эй, - сказал посетитель, ткнув пальцем. – На тебе точно такая же.
Уперевшись ладонями в прилавок, он перегнулся через стол, влезая в личное пространство Кеннета.
- Она довольно откровенная. Ты так не считаешь?
- У нас нет такой же большего размера, - сказал Кеннет. – Черной, во всяком случае.
- Но мне нужна черная. Это подарок от мамы. И ей покажется странным, если я не надену ее на следующую встречу.
- Мне жаль, сэр…
Посетитель фыркнул.
- Зови меня Крэш, - он покосился на бейджик Кеннета, - Кенни.
Кеннет принялся читать успокаивающую мантру. Беспроводное устройство. Пишущий DVD-привод. Жесткий диск на пятьсот гигабайт.
- Такие черные рубашки большого размера распроданы. Они поступили еще в ноябре. Если вы хотите такую же только кофейного цвета, то я могу оформить обмен, но…
- Дай мне свою.
Кеннет хлопнул глазами.
- Что?
Крэш продвинулся по столу еще ближе. Он был высоким и стройным, с очень длинными руками. Уставившись Кеннету в глаза, он потянулся к нему и потеребил воротник рубашки. У него были потрясающие глаза – светло-светло-зеленые.
- Твоя рубашка, - напомнил он. – Она, вроде бы, большого размера. Я мог бы тебя отблагодарить.
- Вы не можете забрать мою рубашку.
Крэш склонил голову на бок и провел штангой в языке по кромке нижних зубов.
- У всего есть цена, Кенни. Какова твоя?
Кеннет с усилием сглотнул и уже собрался послать Крэша к черту – это было не совсем в духе праздничного напутствия «СейверПлюс», но он все равно был только временным работником, - когда Крэш поставил колено на прилавок и начал забираться на стол, приближаясь к Кеннету.
- Вы спятили?
Крэш широко ухмыльнулся, сверкнув пирсингом в языке.
Кеннет почти решился вызвать охрану. Почти. Ведь поведение Крэша не было особо угрожающим. Он полз через стол возвратов, как стриптизер, и все это время взгляд его светло-зеленых глаз был прикован к лицу Кеннета. А добравшись до дальнего края столешницы, он продолжил движение, слезая и опускаясь на колени прямо между ног Кеннета.
- Тебе так дорога эта рубашка? – спросил он, расстегивая ремень Кеннета.
Кеннет вцепился в край стола, пытаясь унять дрожь в коленях. Его брюки свалились лужей вокруг лодыжек раньше, чем он сообразил, что же такое вообще происходит.
- Мне просто не верится, что ты собираешься…
Крэш провел ладонями по бедрам Кеннета. На каждом пальце у Крэша было надето по серебряному кольцу, и нагретый металл плавно скользил по коже Кеннета.
- Что, неужели никто раньше тебя не домогался? Ты ведь симпатичный парень.
Если быть объективным, то, может, и домогались. Но Кеннет неизменно удачно распространял вокруг себя флюиды «не беспокоить» и в итоге, как правило, оставался одинок.
Крэш сдернул трусы Кеннета до колен.
- И ты совсем опустил руки, - сказал он. Лицо Крэша было настолько близко, что Кеннет почувствовал на своих яйцах отголосок его теплого дыхания.
Кеннет поспешил ухватиться за прилавок и второй рукой, чтобы остаться в вертикальном положении, пока ноги его не подвели, но вместо этого обнаружил, что прижимает ладонь к голове Крэша, перебирая пальцами похрустывающие шипы из волос и обводя серебряные гвоздики и колечки в ухе Крэша.
Крэш положил обе руки Кеннету на бедра. Подался вперед и вжался лицом в паховую складку, на что член Кеннета отозвался пульсацией, быстро набухая. В кратчайшие сроки встав перпендикулярно телу Кеннета, он задел щеку Крэша.
Кеннет охнул от горячего, влажного прикосновения языка. Он мог поклясться, что чувствует, как маленький металлический стержень проходится вдоль вен по нижней стороне члена. Пальцы Кеннета, лежащие на голове Крэша, растопырились, прижимаясь к сухожилию челюсти, пока обжигающий, мокрый язык двигался по всей длине вверх и обратно.
- Хочешь почувствовать себя внутри моего горла? – насмешливо спросил Крэш, подняв лицо и глядя снизу вверх, задевая носом стояк Кеннета.
Кеннету было трудно сформулировать ответ. Даже односложный.
- Ты собираешься отдавать мне свою рубашку?
Кеннет кивнул.
Крэш выгнул бровь.
- Тогда снимай ее.
Кеннет бросил взгляд через прилавок. Стол возвратов почти полностью был виден из коридора. И находился в темном закутке, который годами не красился и десятилетиями не ремонтировался. Если вытянуть шею, то можно было увидеть часть торгового зала.
И охранники никогда раньше его не беспокоили, оказываясь поблизости. Некоторые кричали ему «до завтра», идя по коридору к выходу.
Язык Крэша забрался между яиц, и Кеннет сжал зубы, чтобы не заорать.
- Рубашка, - напомнил Крэш, выдыхая слова в мошонку.
Кеннет снова посмотрел через стол, в направлении темного зала.
- Волнуешься, что кто-то увидит? – спросил Крэш. – Я страшно заведусь, если это случится, - он наклонил голову и обнял губами одно из яичек Кеннета, втягивая его в рот и дразня кончиком языка.
Кеннет выгнулся. Его член был почти болезненно напряжен, яйца поджались. Если он сейчас так сильно возбужден, то каким же изумительным будет ощущение, если он полностью войдет в этот шаловливый рот?
Кеннет одним движением содрал с себя рубашку, бросив ее на пол рядом.
Крэш улыбнулся, а потом полез пальцами в рот и вытащил комок жевательной резинки. Обернулся и прилепил ее под столешницу.
- Отличный выбор, - сказал он, и, повернувшись назад и снова поймав взгляд Кеннета, долгим медленным движением языка облизал губы.
Руки Крэша скользнули по задней поверхности бедер Кеннета, схватились за его задницу, сжали ягодицы, подталкивая бедра, чтобы член Кеннета погрузился глубоко-глубоко в жаркий и скользкий рот.
Крэш пару мгновений удерживал его в таком положении. «Как же приятно», думал Кеннет, до побелевших костяшек вцепившись в столешницу.
Роскошный минет был в самом разгаре и грозил закончится тем, что Кеннет распластается на куче некрасивых, неподходящих по размеру или просто непонравившихся подарков.
Язык Крэша двигался, неторопливо скользил, мучительно проезжаясь гладким шариком штанги исключительно по низу твердокаменного члена Кеннета.
- О, боже.
Крэш хмыкнул в ответ. Кеннет подумал, что судя по тому, как это прозвучало, тот очень собой доволен.
Крэш начал сосать, и мир Кеннета налетел на свою ось. Ноги начали подрагивать, легкая по началу дрожь довольно быстро переросла в полноценный тремор. Крэш сжал его задницу сильнее, глубже впиваясь пальцами в плоть, точно направляя ствол Кеннета в глубину своего горла. Нижней частью чувствительной головки Кеннет ощутил мягкость, почувствовал, как Крэш мурлыкнул и сглотнул, используя все свои уловки, чтобы заставить Кеннета взорваться.
Кеннет задвигал бедрами, входя и выходя изо рта Крэша, член до самого корня скрывался в глубине и снова обнажался полностью, снова и снова, поблескивая от слюны.
Кеннет глубоко вдохнул, хотелось схватиться за затылок Крэша, ощутить в горсти эти жесткие колючие волосы, протиснуться как можно дальше и трахать рот Крэша до тех пор, пока плотину не прорвет, и он не кончит прямиком в эту талантливую глотку. И хотя хотел он этого больше, чем чего-либо еще на свете, Кеннет остановился. И держался при этом очень спокойно.
Крэш оторвался от члена Кеннета с громким хлюпаньем, которое прозвенело чуть ли ни на весь подвал. Высунувшись из-под прилавка, он оглянулся посмотреть, не подглядывает ли кто-нибудь за ними.
- Что? – прошептал он.
Кеннет бросил взгляд на вход в торговый зал, чтобы убедиться, что никто их охранников их не подслушивает.
- Покажи мне свой член.
Хитрая ухмылка снова расползалась по лицу Крэша. Ухватив Кеннета за талию, он утянул его вниз, на пол у прилавка. Ковер был потертым и грязным, но на разбросанных повсюду горах одежды было вполне себе мягко.
Джинсы Крэша были очень старыми и тесными, и идеально обтягивали длинные ноги и стройные бедра и не нуждались в поддержке ремнем. Встав на колени лицом к Кеннету, Крэш рывком расстегнул ширинку.
Сцапав Кеннета за руку, он приложил его ладонь к своему паху.
Крэш приспустил свои тесные джинсы, и его полностью эрегированный орган вырвался на свободу. Крэш сплел пальцы с пальцами Кеннета и смотрел ему в глаза, пока они вместе наглаживали этот член.
Для Кеннета это было слишком. Ему было необходимо отвести взгляд. Он покосился вниз, на свой собственный стояк и, обхватив его второй рукой, начал дрочить рядом с членом Крэша.
Крэш высвободил свою руку и оставил Кеннета наедине с двумя членами, предоставив ему гонять в кулаках один мокрый и один сухой ствол. Под столешницей нашлась бутылка дешевого лосьона для рук. Крэш вытащил ее и щедро плеснул жидкости Кеннету на руки.
Ощущения подскочили от приятных до невероятных, стоило лосьону просочился сквозь пальцы Кеннета. Крэш обнял Кеннета за плечи и прижался лбом к его лбу.
- Вот так, - просипел он, - отдрочи мне.
Где-то в зале позвякивали ключами охранники, совершая свой первый ночной обход. Над столом Кеннета все еще горели лампы, но это не было чем-то необычным. Иногда у него случались небольшие трудности с их выключением.
- Счастливо, - крикнул охранник, проходя мимо коридора.
Кеннет взглянул поверх прилавка. Он на мгновение остановился, хотя, конечно, если бы их застукали, то и без двигающихся туда-сюда скользких рук ситуация получилась бы весьма компрометирующей.
Кошмарно долгий момент до него доходило, что надо бы нормально ответить, и он крикнул: «Тебе тоже», думая о том, что его голос звучит как чужой.
Он снова перевел взгляд на лицо Крэша, глаза их были чересчур близко, чтобы можно было что-то как следует рассмотреть.
Улыбка у Крэша была чуть ли не с милю шириной. Он наклонил голову и впился губами в рот Кеннета.
- Заставь меня кончить, - пробормотал он Кеннету в рот.
Близость Крэша подавляла. Кеннету хотелось отступить, но бежать было некуда. И от ощущения губ Крэша член Кеннета напрягся еще больше. Он быстрее задвигал руками, и Крэш начал хватать воздух ртом. Было приятно отобрать у него контроль, пусть даже и в такой мелочи.
Кеннет сосредоточился на своих руках, делая движения четче и равномернее, прислушиваясь к дыханию Крэша у своего лица. Ему хотелось сделать так, чтобы это дыхание стало прерывистым. Хотелось заставить его стонать.
Кеннет сдавил член Крэша чуть сильнее, и Крэш будто бы растекся по нему. Их губы вдавились друг в друга, и пирсинг проскользнул Кеннету в рот. Бедра Крэша напряглись, и он выдохнул освеженный мятой воздух.
Оторвавшись от губ Кеннета, Крэш уткнулся лицом ему в шею. Тесно прижимаясь и обжигая своим дыханием ключицу, он забормотал Кеннету в плечо: «Да, о-да, м-м-м, да-а».
Крэш охнул и дернул бедрами. Кеннет почувствовал у себя на животе влагу горячего и липкого семени. Замедлив движения на собственном члене, он сконцентрировался на задаче сделать их идеальными, купаясь в ощущении от объятий мужчины, тяжело и удовлетворенно сопящего ему в плечо.
Одна из рук Крэша упала с плеча Кеннета, скользнула между их телами и огладила мошонку Кеннета. Яйца сильно поджались, и постепенное приближение к грани вылилось в неожиданный прорыв.
Кеннет почувствовал, как первая волна удовольствия плеснула в пах, и губы Крэша снова впились в его рот.
Кеннет прижался к Крэшу, его руки влажные от лосьона и липкие от чужой спермы, сплелись выдаивая пульсирующий член. Кончал Кеннет долго, его семя смешивалось с семенем Крэша между их животами. Он застонал Крэшу в губы, и тот приветствовал этот звук, крепче притискивая к себе Кеннета свободной рукой, превращая их тела в стонущую, извивающуюся путаницу с лосьоном и спермой.
Крэш не разжимал объятия до тех пор, пока бедра Кеннета не перестали содрогаться, а после отодвинулся и присел на корточки. Губы у него распухли, а футболка была уделана темными кляксами лосьона и отчетливо видными тягучими нитями эякулята.
Крэш улыбнулся и встал, протягивая руку Кеннету.
- Я чувствовал, что тебе будет весело, - сказал он.
Кеннет не знал, что на это ответить. Он был голым, если не брать во внимание брюки вокруг лодыжек и липкую мешанину семени, подсыхающую и стягивающую кожу на животе.
Крэш застегнул ширинку и намылился уходить.
- Погоди минуту, - окликнул его Кеннет. – Твоя рубашка.
Крэш взглянул на валяющийся на полу комок черной ткани.
- А, это. Я просто хотел заставить тебя ее снять.
- Но… Твой пакет.
- Я снял его с первой попавшейся вешалки. Моя мама никогда бы не купила мне черную рубашку. Она считает, что моему гардеробу не хватает разнообразия цветов, - Крэш подмигнул Кеннету, одарив еще одной улыбкой, и двинулся по темному тесному проходу, насвистывая себе под нос. Он вышел в тускло освещенный торговый зал нижнего этажа «СейверПлюс».
Кеннет дождался, когда стихнет вдали свист, и обвел взглядом печальные горы невостребованной одежды на полу, застегивая штаны и затягивая ремень. Ему осталось работать еще как минимум час до закрытия стола возвратов. И ему придется выбросить все, что оказалось «случайно» забрызгано лосьоном или кое-чем похуже. Он попытался вызвать в памяти картинки шикарного монитора с плоским экраном и устройства с принтером и сканером, которые отвлекали его на время, и понял, что у всего этого железа вряд ли получится сохранить мысленные образы, теснящиеся в эту секунду у него в голове.
Светло-зеленые глаза, торчащие колючки светлых волос и штанга в языке были совсем из другой истории. Кеннет поднял с пола свою черную рубашку, прижал ее к щеке и вздохнул.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.