Escape abroad of possibilities 35

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Джунэ/Чжинхван, Ханбин/Чжинхван, Юнхён, Донхёк, Ким Ханбин, Сон Юнхён, Ким Донхёк, Ку Чжунхэ, Ким Чжинхван
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Миди, 42 страницы, 9 частей
Статус:
заморожен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Дарк Драма Психология

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Обещанный бонус к "Among the sounds of obsession". Цена золотого билета, как правило, обратно пропорциональна имеющимся в арсенале возможностям. Оставшись на перепутье с пустыми карманами, держи его крепче и постарайся не упустить единственный шанс.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Будет здорово, если сначала вы прочитаете "Among the sounds of obsession": https://ficbook.net/readfic/3658366 х)

Часть 4

2 декабря 2015, 00:49
Шум автомобилей, проезжающих где-то неподалёку, ничуть не мешал фантазии рисовать незнакомые, но почему-то до боли родные места на внутренней поверхности опущенных век. Собирая по недвижимым крупицам запомнившиеся с детства пейзажи, запечатлённые на старых фотографиях, Джунэ самостоятельно дополнял их всё новыми и новыми подробностями, вселяя движение и жизнь в изначальную статичность воображаемых картин. Автомобильный гул постепенно отдалялся, уверенно создавая впечатление, что ближайшая проезжая часть находится по другую сторону широкого поля, а вовсе не за резным металлическим забором, ограничивающим территорию учебного заведения. Большой город не знает проминающейся под ногами зелени бескрайних полей и небольших просёлочных дорог, в пыли которых можно разглядеть отпечатки, оставленные велосипедными колёсами и босыми ногами беспризорных детей. Слушая долгие рассказы, Джунэ мечтал когда-нибудь полностью прочувствовать на себе эту необыкновенную атмосферу, всю жизнь казавшуюся синонимом свободы и самого настоящего счастья. Но годы шли вперёд, не оставляя за собой возможности отдохнуть и ненадолго уехать из дома ради кратковременных воспоминаний о дорогих сердцу моментах. Родители, погружённые в работу, с большой радостью использовали выпадавшее свободное время, чтобы просто отдохнуть и, как следует, выспаться. Мальчишка всегда понимал их желания и старался не просить о поездке, даже когда мама снова начинала рассказывать о своём детстве, улыбаясь тем прекрасным мгновениям, оставшимся в прошлом, и грустно вздыхая по поводу их безвозвратности. Лужайка, расположенная на заднем дворе школы, как правило, принимала гостей лишь во время субботников и практических занятий по биологии, а в остальное время пустовала, тайком приглашая к себе тех, кто предпочитает хоть иногда побыть в одиночестве. Пожалуй, Джунэ был единственным из всего класса, кто не спешил втихаря доставать сигарету, пока вокруг не видно строгих преподавателей, не примыкал к одной из небольших групп, на которые сам собой разбился коллектив, и не очень-то любил делиться с кем-то своими интересами, полученными знаниями и минутками свободного времени. Вот и сейчас, закончив лабораторную работу раньше всех остальных, он был великодушно отпущен пожилым учителем физики с последнего урока и решил потратить оставшиеся пятнадцать минут на то, чтобы просто посидеть на траве, глубоко запуская в лёгкие пленительный аромат замечательной весенней погоды. Неважно, что в этот самый момент на него завистливо смотрят одноклассники и другие ученики, время от времени поглядывающие в окна соседних кабинетов. Ведь именно сейчас никто не осмелится сбежать на улицу и потревожить парня, а после звонка он и сам уйдёт с лужайки, чтобы ненадолго заскочить домой, сделать незначительную часть уроков и, по привычному обыкновению, отправиться на работу. - Как поживает мама? – тихо и ненавязчиво спросил учитель, когда Джунэ подошёл к его столу, отдавая тетрадь с выполненным заданием. Мужчина нередко интересовался её здоровьем, потому что был единственным, кто знал о настоящем положении дел и резком ухудшении зрения. Похоже, все остальные, включая директора, по-прежнему уверены в достоверности легенды о хорошем предложении со стороны какой-то частной школы. Учительница, в течение многих лет пользовавшаяся уважением со стороны коллег и старшеклассников, не имела ни малейшего желания признаваться в собственной слабости, из-за которой продолжает страдать по сей день. Она не хотела никакого сочувствия, жалости и добрых писем от бывших учеников, которым вполне было по силам окончательно разорвать опечаленное сердце, пускай и ненамеренно. Она действительно любила свою профессию и в обеих школах, где довелось поработать, успела зарекомендовать себя в качестве прекрасного педагога. - Нормально, - так же тихо ответил Джунэ и слегка улыбнулся, хоть и увидел во взгляде мужчины откровенное неверие и то самое ненавистное сочувствие, которое всеми силами хотелось обойти и забыть навсегда. Сейчас он, наверняка, украдкой посматривает в окно и вспоминает суетливую женщину, убирающую стопку тетрадей в светло-коричневую сумку на длинной лямке. Быть может, учитель испытывал некие тайные чувства, поэтому как-то умудрился перейти вслед за ней в новую школу из той, где они вместе работали раньше, однако на что-то большее рассчитывать не смел из-за существенной разницы в возрасте. После развода женщина решила быть ближе к сыну, к тому же, тратить время и деньги на общественный транспорт с тех пор не пришлось. Парень вовсе не боялся насмешек со стороны одноклассников и старался радовать маму примерным поведением и хорошими оценками, что, впрочем, далеко не всегда получалось в силу весьма задиристого, свободолюбивого характера, с какой-то целью доставшегося от природы. Весна цветёт разнообразными манящими запахами, оттенки которых так приятно изучать во время глубоких вдохов. Чёрно-белые картинки, нарисованные воображением на внутренней поверхности опущенных век, постепенно начинают оживать и наполняться яркостью широкой цветовой палитры, с головой погружая в атмосферу чего-то родного, но доселе невиданного. Казалось, что где-то поблизости сидят и громко болтают две малолетние девочки, сплетая красивые венки из сочных трав и цветов, чтобы потом принести их домой и подарить своим матерям. Одна из них, впрочем, была не уверена в том, что родители оценят самодельные подарки и будут хранить ароматные венки хотя бы один день. В бедном доме, полном скандалов по любому поводу, крайне редко обращали внимание на подрастающего ребёнка, которому отчаянно хотелось любви и заботы со стороны старших. Лишь подруга умела скрасить боль за близких людей, хоть и повезло ей в плане семьи намного больше, несмотря на отсутствие отца. Впервые услышав о том, сколь сильно подруга хотела бы видеть мужчину в доме, девочка уверенно взяла её за руку и, подведя к окну со стороны улицы, тайком показала, что творится в её собственной семье. - Такого папу ты хочешь видеть каждый день? – на полном серьёзе спросила она, и в ту же секунду из кухни послышался треск разбитой посуды вперемешку с громкой руганью, а на глазах ребёнка выступили неподдельные слёзы. Никто не знал, как сложится дальнейшая жизнь, однако мечтать о чём-то прекрасном и тянуться к заветным целям не могли запретить ни родители, ни деньги, которых либо не хватало, либо вовсе не водилось в карманах, да и выбираться из этого места, как ни крути, рано или поздно пришлось бы. Место, ненавистное кем-то одним и любимое всем сердцем другим, встало в ряд неудержимых желаний для кого-то третьего, кто самозабвенно сидит на аккуратной школьной лужайке, воображая ароматы весны, прямо сейчас витающие в свежем воздухе далеко за пределами города. Взять бы такси вместо изрядно надоевшего автобуса или железнодорожного транспорта, усесться поудобнее вместе с мамой на заднем сиденье, лихо расплатиться с жадным до денег водителем, не думая ни о каких непозволительных тратах, и на денёк отправиться к старому дому, наверняка, очень сильно изменившемуся внешне благодаря заботливым рукам новых хозяев. Побродить по тропинкам, увидеть, что уж они-то по-прежнему точно такие же, как на тех немногочисленных фотографиях, бережно хранящихся в семейном альбоме… Но школьный звонок прозвенел, как обычно, не вовремя, разбив собранную картину на тысячу отдельных осколков и волей-неволей заставляя Джунэ подняться с травы, щедро обогретой теплом весеннего солнца. Покидая территорию школы, он ненароком обратил внимание на знакомую фигуру, застенчиво околачивающуюся поблизости. Похоже, мальчишка заприметил случайного знакомого, когда тот сидел на лужайке, и не смог просто так пройти мимо, а потому терпеливо дожидался у ворот, но никак не решался приблизиться. В тот момент Джунэ больше всего на свете хотел бы проявить крайнюю степень невежливости и отправиться своей дорогой, как будто никого и не видел, однако что-то невнятное заставило его притормозить и всё-таки взглянуть в сторону больших круглых очков. Наверное, они выглядели чересчур забавно и… может быть, мило?.. Поэтому парень усмехнулся и тут же закашлял, пытаясь спрятать улыбку? А впрочем, для долгих бесед по-прежнему не имелось соответствующего настроения, а уж свободного времени – и подавно. Однако Чжинхван был явно не в курсе, поэтому воспринял мимолётное внимание к своей персоне как добрый знак и возможность неплохо провести время в сомнительной компании малознакомого человека. Настал тот период, когда ему окончательно надоели домашние задания, посягательство на собственное будущее со стороны родителей и бесконечные занятия с репетиторами, постепенно выжимавшими из ученика все соки. Сколь жёстким ни был бы контроль со стороны семьи, отец и мать слепо доверяли своему ребёнку в вопросе регулярного посещения школы и дополнительных занятий, что позволило ему пару раз отпроситься у преподавателей, буквально на ходу выдумывая уважительные причины. Никто ничего не узнает, а мальчишка наконец-то сможет просто погулять вдали от дома, где никто не застанет врасплох. Уже второй раз ноги сами собой приводили его к автобусной остановке, возле которой недавно попросил остановиться заносчивый парень по имени Ку Джунэ. Изучая окрестности, он то и дело подходил к школе, являвшейся самым обычным, бесплатным учебным заведением, где ежедневно обитали такие же обычные ребята, многим из которых наверняка чужд излишний достаток в семье. Уж лучше так, чем на последнем издыхании тащиться на очередное занятие ради поступления в какой-то престижный институт, напичканный сверкающим высокомерием. Либо родиться в обеспеченной, но куда более лояльной семье, уважающей не только своё беспрекословное мнение. Как бы там ни было, о чём-то подобном мечтать поздновато, да и неправильно, учитывая одежду, мобильный телефон, еду, крышу над головой и всё прочее, имеющееся благодаря старшим. По крайней мере, именно такие мысли доселе удерживали мальчишку от решительных порывов побега из дома. - Привет, - подойдя ближе и поправив рюкзак, закинутый на одно плечо, Чжинхван улыбнулся, как ясное солнышко, отчего случайный знакомый моментально впал в отяжеляющее душу уныние. Теперь от этого примерного мальчика просто так не отвяжешься, а посылать его на все четыре стороны после столь радостного приветствия не позволят остатки забитой в угол совести. Джунэ вовсе не трудился над созданием образа беспардонного хама: это происходило случайно в связи с соответствующими чертами характера, но почему-то весьма привлекало наивных девчонок, учившихся классом пониже. Даже сейчас, проходя мимо, они пожелали парню хорошего дня и тут же тихонько хихикнули, заметно краснея. Глупота… - Ого, да ты популярен! – восхищённо подметил Чжинхван, который по умолчанию не имел права тратить время на прогулки под луной и прочую романтику. Такие обстоятельства, к слову, не очень-то омрачали жизнь, однако сам факт их присутствия ощутимо давил на желание птенца поскорее покинуть гнездо. Пожалуй, он с радостью согласился бы разбиться о ветер или насмерть замёрзнуть под открытым небом, лишь бы успеть пожить для себя самого, во имя неозвученных желаний, по сей день томившихся где-то внутри. - Сдалась мне такая популярность, - недовольно ответил Джунэ и, не обращая внимания на внезапного собеседника, направился в сторону дома. Идти совсем не далеко, а значит, минут через десять мальчишка отстанет, не получив вежливого приглашения зайти на чай. Не будет же он требовать чего-то ещё от незнакомого человека, у которого, вообще-то, и без того дел полно. Разговор не задался с самого начала, и потому все неловкие попытки Чжинхвана зацепить парня какой-нибудь интересной темой пресекались на корню хмурым видом, излишне короткими ответами или вовсе равнодушным молчанием. А времени с каждым шагом оставалось всё меньше и меньше. - Я видел, как ты танцевал, скрываясь за школой после уроков, - внезапно произнёс мальчишка и, похоже, впервые умудрился задеть собеседника за живое, в результате чего тот отодвинул собственные размышления на задний план, с неприкрытым возмущением взглянув на Чжинхвана. Какого чёрта этот пацан тайком наблюдал за чьей-то импровизацией и теперь пытается об этом поговорить? И кого из них, в таком случае, действительно можно назвать беспардонным?! - А… ну… я… - Джунэ мысленно прикинул, сколько косяков успел заметить мальчишка, но тут же сообразил, что новый знакомый, наверняка, ничего не смыслит в танцах, а значит, можно расслабиться. - Очень круто, - Чжинхван улыбнулся и окончательно обезоружил собеседника, изрядно подогрев его нуждающееся в тепле самолюбие, - Я внимательно смотрю выступления любимых групп, когда родителей нет… дома… - на последних словах он ощутимо замялся, не желая выдавать в себе послушного сына, - Ты ведь тоже хочешь когда-нибудь выступать на сцене, да? Или это обыкновенное хобби? Удар пришёлся, пожалуй, в одно из самых больных мест, и Джунэ далеко не сразу подобрал нужные слова для ответа. Разумеется, парень с детства мечтал о сцене, не идущей ни в какое сравнение с той, что имелась в школьном актовом зале, однако и там он охотно принимал участие в различных постановках, так или иначе связанных с вокалом и танцами. Вот только необходимых возможностей для чего-то большего по сей день не имелось, и вряд ли они появятся в ближайшем будущем. Впрочем, это вовсе не повод унывать и расслабляться, ведь неизвестно, когда именно представится подходящий случай для воплощения в жизнь заветных желаний: через год, два, три или на следующей неделе. Необходимо быть готовым к внезапному повороту событий и, оказавшись на перекрёстке, не упустить из рук свой золотой билет в желаемый пункт назначения. Такая установка позволяла дышать полной грудью в ожидании чего-то прекрасного и наслаждаться маленькими победами, невзирая на ежедневные трудности. Чжинхвану, наверняка, всё давалось намного легче. С другой стороны, Джунэ прекрасно помнил короткий разговор со строгим отцом, представлявшим собой какое-то подобие холодной, неприступной крепости. Мальчишка, похоже, и правда, всерьёз увлекался музыкой и тоже допускал в свою голову смелые мечты о большой сцене. Почему, в таком случае, никто его не поддержит и не окажет морально-материальную помощь, разрешив попробовать себя в чём-то новом? Застарелый стереотип, согласно которому, такие увлечения не приносят хороших денег, кажется, давненько себя изжил благодаря видимым успехам тех или иных музыкантов. Либо родители Чжинхвана настолько дикие, что и знать не хотят о чём-то подобном, либо ориентируются исключительно на кричащие истории полнейших провалов, не желая своему сыну столь смутного будущего. Тем не менее, время, проведённое в дороге до дома, пролетело чересчур незаметно, а Джунэ, как и предполагалось в самом начале, не спешил звать случайного попутчика в гости. Это естественно, и надеяться на нечто обратное было бы глупо, однако мальчишка по-прежнему разрывался изнутри, горя желанием скрасить непозволительные прогулы в компании этого немногословного типа. Гулять больше не с кем, по крайней мере, здесь, да и школьные знакомые вполне могут проболтаться учителям или даже родителям об отсутствии уважительных причин для пропуска целого учебного дня. Точнее, двух… Не обращая внимания на эмоции загрустившего отличника, Джунэ молча махнул рукой на прощание и скрылся в полумраке подъезда, в очередной раз стараясь выкинуть из головы внезапную встречу с Чжинхваном.