you are my angel with benefits +1117

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Автор оригинала:
monochr0macy
Оригинал:
http://www.asianfanfics.com/story/view/199827

Основные персонажи:
Ву Ифань (Крис), Пак Чанёль
Пэйринг:
Крис/Чанёль
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, AU
Предупреждения:
Групповой секс
Размер:
Макси, 321 страница, 28 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Самое сильное, что я читала» от Яой-Джина
«Слезы только от мыслей о фф;"с» от hotaru_mori
«Самая любимая работа <3» от Янка-обезьянка.
«Досвидули моим нервам <3» от hotaru_mori
«Это было волшебно.» от willliana
«Не просто отличная. Она лучшая» от willliana
«Отличная работа!» от willliana
«Офигенные КрисЁли♡» от aSeKa
«Я плакал и улыбался. Спасибо. » от Enrike99
«Я плакал и улыбался. Спасибо. » от Enrike99
... и еще 4 награды
Описание:
История дружбы между Человеком с разбитым сердцем и сексуально озабоченным Ангелом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 15. Неожиданная встреча.

17 декабря 2012, 20:52

Включаем и читаем.
http://www.youtuberepeater.com/watch?v=b_7v-VUa32c




Чанёль стоял напротив зеркала и пытался хоть немного охладить воспалённые глаза холодными пальцами. У него было такое чувство, что его тело из тёплого и уютного мирка превратилось в сплошную глыбу льда всего за двенадцать часов. Пустота в груди затрудняла дыхание, а он всё пытался сглотнуть комок, застрявший в горле и упрямо не желавший оттуда исчезать. Он решил сконцентрироваться на физической боли, только чтобы не думать о причинах, её вызывающих.

Чанёль прибыл в их квартиру с Бэкхёном около четырёх утра. Путь был долгим, частично из-за того, что сумки были неимоверно тяжёлыми, а частично потому, что ему приходилось останавливаться время от времени, чтобы глубоко вдохнуть и наполнить лёгкие живительным кислородом, чтобы суметь продолжить путь. К счастью, Бэкхён спал, когда он, наконец, добрался до дома. Чанёль знал, что старший бы не на шутку испугался, увидев его мокрое от слёз лицо и влажные от пота волосы, висящие спутанными клоками.

Он не знал, как ему вообще удалось заснуть на своей кровати, потому что с утра заметил тонкий запах Криса, почему-то до сих пор идущий от простыней. Он быстро поднялся и судорожно стянул простыни с кровати. Он буквально кинул их в корзину для прачечной. Но когда открыл крышку, на него накатила дикая волна паники, и он достал простыни из корзины и почти аккуратно сложил их на полу. И сейчас старался всячески избегать взгляда на груду тряпок, пытаясь придать своему лицу нормальное выражение, чтобы не напугать своего соседа.

Чанёль крепко прижал руки к животу и попытался улыбнуться своему отражению. Лицо исказилось в болезненной гримасе, и Чанёль понял, что одурачить Бэкхёна у него не получится. Сосед точно поймёт, что с ним что-то не так, так что Чанёлю оставалось лишь успокоиться и придумать ответы на животрепещущие вопросы, которые, он знал, посыплются на него сразу же.

Мы расстались прошлой ночью. Но я в порядке, не волнуйся. Это будет самым простым ответом, но это будет ложью. Они не могли расстаться, потому что не встречались в нормальном понимании этого слова, и он уж точно знал, что далёк от того, чтобы быть «в порядке».

Тут случилось кое-какое дерьмо, и мы решили больше не видеться. Это больно, но я справлюсь, так что не волнуйся. Вот, теперь звучит более точно. По крайней мере, он всей душой надеялся, что справится. Его сердце кровоточило, но оно ведь уже было разбито вдребезги, так что скоро он будет в порядке. Он очень старался не думать о том, что на этот раз всё по-другому, и теперь справляться ему придётся одному. Но он ведь как-то жил раньше, так что он будет в порядке. Чанёль повторил это про себя, как мантру, решительно кивнул и твёрдым шагом вышел из спальни.

Разговор прошёл точно, как и планировал Чанёль, перед тем как подготовленная фраза слетела с губ и начала эхом отдаваться в сознании. Когда Чанёль произносил её мысленно, он не чувствовал ровным счётом ничего, но когда он сказал то же самое вслух человеку напротив, настоящий смысл слов больно ударил прямо в сердце.

Он почувствовал, как защипало глаза, а откуда-то снизу начала подниматься волна чувств, грозящая разрушить его тщательно построенное спокойствие. Бэкхён поднялся с места и сделал шаг к нему, но Чанёль сорвался со стула и быстро вернулся в тишину и безопасность своей комнаты, пытаясь убедить их обоих, что ему всего лишь нужно немного времени, чтобы собраться с мыслями.



♦ ♦ ♦





Крис повернулся на диване и прижал кулаки к глазам. Последние два дня после того, как Чанё… после той самой ночи, Крис провёл на диване. Он никак не мог заставить себя просто войти в спальню, не то что лечь на кровать. Даже смотреть на неё было больно, и он всё сильнее понимал, насколько сейчас потерян.

Он всё пытался вспомнить, как проводил свои бесконечные дни до встречи с Чанёл… до всей этой ситуации. Эти два дня тянулись отчаянно медленно и долго. Сегодня он даже решил после работы вернуться к своему обычному способу развлечения. Но, дотронувшись до одного человека и буквально захлебнувшись от накатившей боли и горечи, он развернулся на пятках и сбежал в тишину своей квартиры.

Крис потерялся в своей жизни, и ему надо было сделать с этим хоть что-нибудь. Ему нужно было идти дальше. Он пообещал себе завтра же достать брошюры нескольких туристических агентств, чтобы хотя бы там найти идеи, чтобы начать жизнь с чистого листа. Снова. Или, может, ему стоило вернуться на Небеса, если он не может больше касаться людей, не чувствуя при этом, как его сердце разбивается на куски.



♦ ♦ ♦





Был вечер субботы. Чанёль развалился на диване, а Бэкхён как раз ушёл на кухню, чтобы найти новую бутылку соджу. Несколько часов назад старший настоял на том, чтобы провести «вечер, который заберёт с собой грусть и излечит разбитые сердца». Чанёль удивился этому множественному числу и возразил, когда вспомнил, что Бэкхён расстался со своей девушкой больше месяца назад и сейчас уж точно не страдал и не горевал, а Бэкхён в свою очередь лишь махнул на него рукой и попросил не занудствовать. У них разразилась шуточная перепалка и спор на тему притворно разбитого сердца Бэкхёна, и всё закончилось громким смехом и пиханием друг друга на диван.

Две недели прошло с той печально известной последней ночи с Крисом, и Чанёль даже преуспел мастерски скрывать всю боль и снова научился нацеплять на себя счастливую маску, про которую уже успел позабыть, будучи с Крисом. Ёнджэ, Дэхён и Бэкхён были рядом и делали вид, что всё в порядке, но Чанёль видел их обеспокоенные взгляды, украдкой бросаемые на него, когда они думали, что он не видит. Его друзья вели себя просто как шёлковые все эти недели. Занимали все его вечера, но в то же время давали ему достаточно пространства для самого себя, чтобы заново начать жить.

Чанёль даже начал думать, что здорово справляется со всей этой ситуацией, особенно если учесть то, в каком состоянии он пришёл домой тогда, две недели назад. Он знал, что, в конце концов, сможет собрать себя по крупицам, если не до конца, то хотя бы наполовину, пусть сейчас это казалось совершенно невозможным. В жизни разное дерьмо случается, ему просто нужно это пережить и двигаться дальше, несмотря ни на что.

Парень поднял взгляд с джинсов, которые царапал ногтём, когда услышал тихое бормотание Бэкхёна, которое быстро приближалось с кухни.

- Нашёл, наконец-то! Каким тупоголовым кретином надо быть, чтобы запрятать её в шкафу над холодильником?

Чанёль налепил на себя яркую улыбку.

- Не в первый раз твоя тупость поражает даже тебя самого, хён.

Бэкхён фыркнул и уселся рядом с Чанёлем, пряча бутылку в руке.

- Отлично! Тогда я выпью всё один, раз тебя так беспокоит мой интеллект и рассудок!

Чанёль ухмыльнулся и крепко схватил хёна за предплечье, пытаясь дотянуться до бутылки. Бэкхён начал извиваться и вытянул руку с соджу как можно дальше, но младший легко перехватил её своими длинными руками. Чанёль взъерошил волосы своего надувшегося хёна перед тем как открыть бутылку. Он наклонился к низкому столику и плеснул напиток в стаканы.

Чанёль почувствовал нежное прикосновение к своей шее, когда тёплые пальцы ласково погладили кончики его волос. Легкое касание послало кучу мурашек по позвоночнику. Его рука с бутылкой дёрнулась, и он разлил соджу по всему столу. Он пробормотал извинение, неуклюже вытирая стол рукавом старого свитера.

Тактичный Бэкхён решил сделать вид, что ничего не произошло, когда заметил, как замешкался Чанёль, и тихо произнёс: «Ты так давно не стригся, волосы очень отросли».

- Да, я… Он сказал… Так что я решил не стричься. Надо сходить в парикмахерскую на следующей неделе, - пробормотал Чанёль, смущённо отбрасывая волосы назад. Он сделал глоток соджу, а затем опрокинул в себя остатки залпом, протягивая соседу стакан для следующей порции. Глаза Бэкхёна были тёплыми и влажно мерцали в приглушённом свете, на губах играла улыбка.

- Правда? Тебе не стыдно будет отрезать такое богатство? Тебе очень идёт, - мягко сказал Бэкхён, подмигнув ему. – Прекрасно обрамляет твои женственные черты лица.

Чанёль громко захохотал и сильно сжал плечо Бэкхёна, когда тот чуть не поперхнулся большим глотком соджу.



♦ ♦ ♦





Крис провёл рукой по плавному изгибу спины человека прямо вниз – к упругой заднице, и одобрительно сжал её. Мальчишка молча ему улыбнулся, щуря глаза-полумесяцы. Крис ухмыльнулся ему в ответ и почувствовал, как тот игриво двинул бёдрами под его прикосновениями, и ангел крепче прижал к себе податливое тело. На секунду он заколебался в замешательстве, когда голова человека прижалась к его лицу ниже, чем он невольно этого ожидал, но ангел резко задвинул мысль на задворки сознания и начал яростно тереться о пах парня.

Парень обвил руками шею ангела и притянул его в медленный глубокий поцелуй. Крис закрыл глаза и просто отдался на волю шустрого языка, пытаясь игнорировать жалобное нытьё сознания, которое было не в силах найти нужный вкус. Бёдра плавно прижались к его собственным, вместо того чтобы резко и судорожно начать тереться о его пах, и Крис сказал себе, что, конечно же, ему так нравилось гораздо больше. Именно это тонкое и гибкое тело для него было гораздо желаннее, чем какое-то там долговязое и нескладное.

Ворчливый голос второго «я» был невольно подавлен, но ангел всё равно вздрогнул, когда мальчишка предложил им переместиться в туалет клуба. Нет. Нет, нет и ещё раз нет.

- Нам нужно найти более… укромное местечко, чтобы продолжить, - промурлыкал Крис парню на ухо. Конечно же, ему претила мысль о том, чтобы трахнуть парнишку в туалете только потому, что это было безумно неудобно. И, конечно же, он не вздохнул с облегчением, когда человек предложил поехать к нему домой вместо отеля. Конечно, нет.



♦ ♦ ♦





Чанёль углубил поцелуй, нежно притягивая к себе своего хёна ещё ближе. Бэкхён задрожал и позволил шустрому языку скользнуть в свой рот. Младший целовался просто потрясающе, наверное, лучше всех, с кем когда-либо целовался Бэкхён. Он был почти уверен, что его высокая модель сыграл в этом большую роль. Бэкхён скользнул руками по груди Чанёля к его рукам и сжал твёрдые бицепсы, накачанные бесконечными часами игры на барабанах. Он удивился тому, насколько приятно было дотрагиваться до мужского тела; чувствовать себя маленьким и хрупким было безумно здорово и возбуждало до чёртиков.

Глаза Чанёля были закрыты, когда Бэкхён начал целовать его подбородок и скользнул языком дальше – к уху, покусывая мягкую мочку. Младший задрожал, с губ слетел судорожный вздох, и Бэкхён, наконец, почувствовал, как в бедро упирается твёрдый член. Он легонько двинул бёдрами, приноравливаясь к новым ощущениям. Он столько раз представлял Криса на этом месте, столько раз фантазировал, что теперь всё то, что они делали с Чанёлем, было словно закономерностью, и не пугало его так, как он этого боялся.

Он начал дразняще двигать бёдрами и тереться об него, посасывая основание длинной шеи Чанёля. Он увидел, как двинулось адамово яблоко, когда Чанёль сглотнул, и две руки крепко обхватили старшего за талию, останавливая. Бэкхён отклонился назад. Чанёль сидел, нахмурив брови и плотно зажмурив глаза. Грудь тяжело вздымалась, рот был раскрыт, губы блестели от их слюны, а розовый шустрый язык медленно водил по нижней губе, заставляя Бэкхёна хотеть наклониться и лизнуть влажный мускул.

Что он и сделал, и Чанёль низко гортанно застонал, когда их языки соприкоснулись. Но вскоре Чанёль отклонил голову назад и отвернулся от Бэкхёна так, что тому было не достать. Бэкхён наклонился, чтобы поцеловать открытую шею. Он чувствовал вибрацию на своих губах, когда Чанёль заговорил.

- Хён, я не думаю, что это хорошая и…

Бэкхён вздохнул и потянул Чанёля на себя, не давая словам сорваться с губ. Чанёль не ответил на поцелуй, так что старший сдался и умоляюще взглянул на него, шепча прямо в губы: «Значит, не думай, тебе вредно».

Глаза Чанёля были такие грустные, что на пару секунд Бэкхён чётко увидел все те чувства, что младший пытался скрывать за своими вечными счастливыми улыбками. Глаза закрылись, чувства пропали, а Бэкхён вздрогнул, словно его только что вытащили на берег из пучины тоски и страданий.

- Мне бы очень хотелось этого, но я не могу. Он здесь – в моей голове, постоянно. Я не могу просто взять и перестать думать о нём. Не могу, хён. Я просто не могу. Прости меня.

Дрожащий голос младшего и отчаяние, буквально сквозившее в каждом слове, заставили Бэкхёна притянуть парня в крепкие объятия.

- Не извиняйся. Это мне стоит попросить прощения. Я слепой глупец. Я должен был понять раньше, - прошептал Бэкхён и почувствовал, как длинные руки обхватывают его за талию, крепко прижимая к себе, словно позволяя утешить разбитого лучшего друга. Бэкхён судорожно вздохнул, сильнее обнимая Чанёля.



♦ ♦ ♦





Крис укусил нежную кожу шеи человека, всё сильнее убыстряя толчки. Длинные ноги обвили его за талию, крепче прижимая его к податливому телу и заставляя ещё глубже и сильнее входить в горячую тесноту. Непривычные и такие незнакомые стоны парня сбивали его с ритма, так что он просто перевернул его на живот. Крис крепко схватил жёсткие, густые и чертовски непривычные волосы, вжимая парня лицом в подушку и заглушая очередной громкий стон.

Человеку даже нравилась жёсткость Криса, и он начал ещё сильнее подаваться назад, насаживаясь на резкие толчки, напрягаясь и дрожа всем гибким телом. Наслаждение волнами перетекало в мысли Криса, и ангел попытался смешать его со своим физическим удовольствием. Он нахмурился и звонко шлёпнул по упругой заднице, вызывая задушенный стон у парня. Ангелу было пусто. Глупо было надеяться получить моральное удовлетворение только лишь физическим контактом, мозг ни в какую не хотел воспринимать поток сладких чувств, давящих на сознание. Криса раздражал всё, даже чёртов презерватив на члене, и он начал выплёскивать своё разочарование в резких толчках и жёстком отношении. Прежде такой тихий и спокойный, парень начал хныкать и скулить под ним от удовольствия, и вскоре Крис почувствовал, как упругие мускулы сжимаются вокруг его члена. Он даже не смог остановиться или хотя бы замедлиться, чтобы дать человеку отдышаться после бурного оргазма. Ангел просто продолжил вбиваться в горячую тесноту, тщетно пытаясь скомпенсировать отсутствие морального удовлетворения физическим.

Через некоторое время он почувствовал приближение оргазма. Парень снова кончил несколько секунд назад – гладкая молочная кожа блестела от пота. Крис сильнее рванул бёдрами вперёд последние два раза, напрягся и кончил, сильно сжав зубы. Сразу после он вышел из парня, сел на колени и стянул с себя презерватив, бросив его в сторону мусорки.

Крис просто молча сидел на месте, его мысли словно заволокло туманом. Он ждал обычной вялости, какую всегда испытывал после секса. Но всё, что он получил – это чувство вины и какого-то грязного обмана. Крис устало провёл ладонью по лицу перед тем как подняться с кровати и начать одеваться. А парень всё так же лежал на кровати и спокойно следил за ним полуприкрытыми глазами. Когда Крис застегнул последнюю пуговицу на рубашке, человек поднялся с кровати и что-то долго искал в тумбочке, перед тем как протянуть мужчине маленькую белую карточку.

Крис нахмурился, но бумажку взял, мельком глянув на неё. На ней витиеватой вязью было напечатано О Сехун, шрифт буквально вопил о достатке и высоком статусе, равно как и просторная квартира, слишком шикарная для обычного мальчишки.

Парень тихо засмеялся над выражением лица Криса: «Эй, я ведь не прошу тебя стать моей новой игрушкой. Просто предлагаю способ развлечься. Или, скорее, выплеснуть всю свою боль и разочарование. Будут проблемы – звони. Видно, что рана на сердце у тебя совсем свежая.»

Спокойные глаза равнодушно уставились на Криса, и ангел понял, что парень прекрасно знал о его плачевном состоянии еще до того как затащить его в постель.

Эмоции, промелькнувшие во взгляде Криса дали парню понять, насколько он был близок к правде. Он снова лёг на кровать, перекатился на живот и пробормотал в подушку: «Добро пожаловать в клуб разбитых сердец, большой мальчик».

Крис невольно застонал – людей, читающих его, как открытую книгу, внезапно стало слишком много. Он чувствовал себя обнажённым и безумно уязвимым, так что он быстро сунул карточку в карман и вышел из квартиры.



♦ ♦ ♦





Крис быстро шёл по пустынным улицам, глубоко задумавшись и не замечая редких прохожих. Он всё откладывал и откладывал решение вопроса о смене места жительства. Ему нужно было уехать отсюда очень далеко. Навсегда. Сейчас он чувствовал это страшное чувство потери, ему казалось, что он совершил самую страшную ошибку за всё время своего существования, но он знал, что сделал всё верно. Он просто защищал себя и Чан… того мальчишку от беды. Он ведь не мог позволить Чанё… никому рисковать своей жизнью и тратить драгоценные годы своей жизни на любовь, которая заранее обречена. Итогом будут лишь слёзы, боль и сплошное разочарование. Он бы никому этого не пожелал… Да к чёрту это всё. Он бы не пожелал такого ЧАНЁЛЮ. Его человек заслуживает больше. Его человек вскоре оправится от этой любви, от предыдущей ведь как-то получилось отлучиться.

Когда он заново убедил себя, что сделал правильный выбор, мозг подкинул очередную проблему. Все эти две недели он пытался вернуться к своему обычному образу жизни. Видит Бог, очень пытался, но всё заканчивалось тем, что он заново утопал в раздумьях и размышлениях, на тему того, чем же он занимался раньше – до того как подобрал бездомного щенка, успешно забравшего всё его время и мысли. Сейчас ему даже не хотелось почувствовать дневную дозу человеческих прикосновений. Он перестал ими наслаждаться так, как делал это раньше. Он начинал думать, что его зависимость медленно переросла в нечто более избирательное. До этого ему достаточно было коснуться любого источника и получить свою дозу удовольствия, сейчас же только один единственный высококачественный продукт мог удовлетворить его. И к превеликому сожалению ангела, именно он сейчас был ему недоступен.

Он всё сильнее начал склоняться к идее возвратиться обратно на Небеса. Ангелы не были настолько гибкими, как люди, когда дело касалось воспоминаний, и у Криса было мало шансов забыть всё, что было, и начать жить как прежде, так зачем же продолжать мучить себя бессмысленной жизнью на Земле?

Внезапно Крис в кого-то врезался. Этот кто-то только что вышел из клуба в не совсем трезвом состоянии и теперь валялся на земле, столкнувшись с ангелом. Крис услышал звонкий голос, когда вышеназванный объект поднялся с земли и зло набросился на него.

- Смотри, куда идёшь, идиот! У тебя глаза на затылке, что ли, тупица?

Крис просто молча уставился на парня. Что-то в его глазах заставило человека побледнеть и сбежать оттуда, бессвязно бормоча себе под нос.

Крис фыркнул перед тем как перевести взгляд на его спутника, который теперь спокойно смотрел ему вслед. Мужчина пожал плечами и повернулся к Крису, изучая его проницательными тёмными глазами. Криса передёрнуло от внезапного осознания, и он слегка склонил голову.

- Мои извинения. Твой человек, видимо, убежал из-за меня, - сказал Крис на языке, который использовал последний раз лет десять назад, спокойно смотря на мужчину перед собой.

Мужчина ответил низким рыком, в котором Крис распознал мягкий смешок: «Всё нормально, он мне уже надоел. Думаю, мои критерии несколько снизились – давно я в люди не выбирался. К тому же, не сказать, что он был мне сильно нужен. Просто захотелось освежить в памяти старые воспоминания, только и всего».

Низкий гортанный голос заставил Криса вздрогнуть. Он был гораздо ниже того, по которому он скучал всей душой, но странное тепло всё же разлилось где-то в районе грудной клетки.

Крис буквально чувствовал изучающий взгляд тёмный глаз, и уставился на мужчину в ответ. У него были резкие, но приятные черты лица. Мужчина излучал уверенность и мудрость многих лет жизни, хотя Крис предполагал, что они с ним одного возраста.

- Прошло столько лет, - тихо проговорил новый знакомый Криса, и ангел кивнул, прекрасно понимая, о чём тот говорит.

- Не хочешь пройтись? – продолжил мужчина, кивком головы указывая на улицу. Крис снова кивнул, и оба двинулись с места в спокойной убаюкивающей тишине.

Через десять минут они вошли в маленькую уютную квартиру. Крис снял обувь и прошёл за вторым ангелом вглубь комнат. Он нахмурился, остановившись в дверном проёме гостиной.

Комната сама по себе была маленькой и довольно захламлённой, хотя в ней и были только диван да телевизор. Так что ничего необычного. Что озадачило Криса, так это незнакомые вещи, разбросанные по всей комнате. Он перевёл взгляд на то место, где только что стоял другой ангел, уже успевший скрыться на кухне, и медленно переступил через порог, заходя внутрь комнаты. Неприятное чувство начало зарождаться у него в животе, когда он заметил приоткрытую дверь, ведущую из гостиной.

Зайдя внутрь, Крис оказался в ещё меньшей комнате и включил там свет. Он медленно вошёл внутрь и огляделся вокруг. В углу стояла маленькая кровать, заваленная кучей разнокалиберных игрушечных зверей. На небольшом столике лежал ворох каких-то бумаг и много красочных цветных карандашей, а на стене над ним висел большой рисунок с тремя улыбающимися лицами, прижатыми друг к другу щеками. Маленькое личико было нарисовано между двумя побольше, одним из больших лиц определённо был мужчина, сейчас стоявший в дверях и изумлённо изучающий смущённое лицо Криса.

Крис обернулся и взглянул на ангела с немым, но явным вопросом в глазах, не в состоянии нормально его сформулировать. К счастью это было не нужно, его новый знакомый слегка кивнул и подошёл к нему, вставая напротив рисунка. Мужчина протянул к картинке руку и указал на первое лицо.

- Это я. Заметно, думаю. Рисунку примерно полтора года, так что я не изменился. Вот этот малыш – мой сын, Чунхон, хотя в последнее время ему отчего-то приспичило, чтобы его называли Джело, - ангел тихо засмеялся перед тем как продолжить. Его голос изменился, стал теплее и нежнее, когда он провёл кончиками пальцев по лицу последнего человека на рисунке. – Это Химчан. Моя вторая половина.

Крис нахмурился ещё сильнее, заставив мужчину снова засмеяться и похлопать его по спине перед тем как повернуться к двери.

- Пойдём на кухню. Сядем и поговорим нормально, как ты смотришь на это?

По пути из гостиной на кухню, ангел представился, и Крис ответил на рукопожатие, но добавил: «Называй меня лучше Крис. Я больше не чувствую, что могу называть то имя своим».

- Значит, ты можешь называть меня Бан Ёнгук, - тепло улыбнулся ему мужчина.

Они уселись за стол, когда Ёнгук поставил между ними две бутылки со сладкой газировкой. Крис даже не взглянул на них, сразу же набрасываясь на второго ангела с вопросами.

- Ты сказал, что он твой… сын, верно? Как… но ведь это…?

Ёнгук кивнул и сделал глоток напитка, перед тем как медленно ответить: «Да, я сказал, что он мой сын, и нет, он не ангел».

- Тогда как…?

- Ну, вообще, он сын Химчана, но я заботился о нём почти с самого его рождения, так что я привык называть его своим сыном, а он меня – отцом. Мать Чунхона… Она совсем не была готова иметь детей, так что Химчан с радостью согласился позаботиться о ребёнке, он не хотел, чтобы она делала аборт. Как бы то ни было, это была всего лишь одна нелепая ночь между ними. И это всё было до того, как я встретил Химчана.

Крис заметил, как менялся голос Ёнгука каждый раз, когда он говорил об этом Химчане.

- Твой сын сейчас с ним? – спросил Крис, вспомнив пустую спальню.

- Нет, Чунхон сейчас у моего друга. Он вернётся через… - Ёнгук мельком взглянул на часы на стене, - шесть часов.

Крис кивнул и наклонил голову, пытаясь воссоздать полную картину из тех мелких крупинок, что давал ему другой ангел.

- И Химчан человек. Он твой… Ты живёшь с ним?

Ёнгук покрутил бутылку в руках, перед тем как тихо ответить: «Жил раньше. Он… его больше нет. Он умер больше года назад.»

Ёнгук нахмурился, пристально вглядываясь в переливы жидкости в бутылке. Когда он перевёл глаза на Криса и слегка улыбнулся ему, ангел понял, что год – это слишком мало, чтобы смириться со смертью кого-то столь дорогого.

Они тихо сидели, успокаивая вновь открывшиеся раны. Мозг Криса был буквально взорван, и ему правда надо было спросить кое-что, хоть он и знал, что ответ причинит второму ангелу боль. Но он должен был.

- Он узнал, кто ты есть на самом… - Крис не стал заканчивать предложение, когда Ёнгук покачал головой.

- Нет, это была обычная авария. Он просто как-то утром пошёл в университет, как обычно, и больше никогда не вернулся. В течение всех трёх лет, что мы были вместе, он ни разу ничего не заподозрил, - с губ Ёнгука сорвался горький смешок. – Если начистоту, он никогда не был особо проницательным, да и я далёк от тех представлений об ангелах, что люди сейчас имеют. Так что я особо не волновался.

Крис опустил глаза и уставился на гладкую столешницу.

- Ты собирался уйти от него до того как он заметит, что ты не меняешься?

Ёнгук некоторое время молча изучал его лицо перед тем как тихо ответить: «Я не хотел в самом начале решать, что я буду делать, и, как видишь, в конце концов, мне оказалось это и не нужно. Жизнь здесь, на Земле, настолько непредсказуема, что я не хочу терять своё драгоценное время, волнуясь о чём-то, что может и не произойти. Я просто знал, что хотел быть с ним и знал, что он хотел быть со мной, и этого было более чем достаточно. Всякие «если» и «бы» совершенно не нужны и бессмысленны, если ты хочешь быть счастлив».

Крис нахмурился и покачал головой.

- Но что если он стал бы зависим от тебя? Привязался бы к тебе настолько, что захотел бы быть с тобой всю оставшуюся жизнь? И тут ты ушёл. Ему ведь было бы плохо. Очень плохо. Равно как и тебе самому.

- Ты хочешь сказать, что было бы лучше, если бы я совсем не принимал его в свою жизнь? Что я должен был повернуться к нему спиной с самого начала только чтобы потом, в гипотетическом будущем, нам бы не было больно? – спросил Ёнгук, приподнимая брови.

- Ну… если ты хочешь для него самого лучшего, не попытался ли бы ты дать ему жить самой счастливой жизнью? Если бы ты знал, что в конце останется лишь боль, и ваши отношения ничем хорошим закончиться не смогут, не лучшим ли было для него найти кого-то, с кем он будет действительно счастлив? – упрямо возразил Крис.

Ёнгук опёрся локтями о стол и твёрдо посмотрел на Криса.

- Давай представим, что ты нашёл человека, и ты заботишься о нём больше чем о ком-либо другом. Ты всей душой хочешь, чтобы он был счастлив, и тебе даже кажется, что с тобой ему хорошо. Но ты знаешь, что однажды тебе придётся покинуть его или даже стать причиной его смерти. И ты решаешь оставить его одного с самого начала только чтобы защитить от этого. Ты об этом говоришь, верно?

Крис кивнул, и Ёнгук продолжил: «И на что ты опираешься, поступая так? Его счастье? Нет, единственный способ убедиться, что он живёт счастливой жизнью – это быть с ним и давать ему это счастье сполна. Конечно, он мог бы влюбиться заново. Это нормальный ход жизни. Но как ты можешь быть уверен, что с этим человеком он будет счастливее, чем был с тобой? Ты ведь не можешь, не так ли? Отношения между людьми тоже могут приносить боль. Разве это решение гарантирует счастье? Чёрт возьми, нет. Отталкивая дорогих тебе людей, ты проведёшь всю свою жизнь один, с тобой останутся лишь мысли и догадки о том, какой могла бы быть твоя жизнь. Думаешь, это всё ради него? Нет, случиться может всё, что угодно, и ты никогда не можешь быть уверен в том, увидит ли он следующий день. С тобой или без тебя».

Крис покачал головой и открыл было рот, чтобы возразить, но второй ангел сделал это быстрее.

- Дай мне закончить, - резко сказал Ёнгук. – Никому от этого решения хорошо не будет. А что случится, если ты останешься с дорогим тебе человеком? Ты сможешь сделать всё, что в твоих силах, чтобы осчастливить его и заботиться о нём так, как он того заслуживает. Вместе с ним и ты будешь счастлив. Конечно, он может умереть, потому что это жизнь, и с этим ничего не поделаешь. И в конечном счёте ты будешь должен покинуть его. Но и это тоже жизнь. Пары постоянно расстаются. Это ведь не значит, что нужно заканчивать всё, даже толком не начав. Конечно, тебе будет больно. Так больно, как не было никогда раньше, но у тебя хотя бы будут воспоминания. Память. Ты сможешь оглянуться назад на свою жизнь и гордиться ею. И сможешь усмирить боль хоть немного мыслью о том, что ты дал ему всё, что мог. Ты дал ему счастье, а не боль.

Крис моргнул и снова открыл рот, но тут же закрыл. Он не знал, что сказать. Мысли были словно в тумане, а в животе снова разлилось отвратительное чувство. Ёнгук тепло смотрел на него, будто понимая всё, что творится сейчас у него в голове.

- И даже несмотря на то, что я потерял Химчана после всего лишь трёх лет и мне до сих пор больно точно так же, как и тогда, я ни о чём не жалею. Те три года были для меня словно захватывающие американские горки. Куча эмоций – вниз, затем резко вверх; куча воспоминаний, которые останутся со мной на всю жизнь. И тот факт, что это чудо закончилось столь быстро, не заставляет меня хотеть, чтобы этого никогда не случалось. С Чунхоном то же самое. Однажды я должен буду оставить его, но до этого момента я буду наслаждаться каждой минутой, проведённой с ним. Быть отцом просто невероятно, и я собираюсь быть лучшим отцом в мире. Я уверен, что время, проведённое вместе, каждому из нас даст что-то, чего уж точно бы не было, если бы я отдал его в детский дом после смерти Химчана. Даст что-то настолько ценное, что будет стоить всей той боли, что мы, возможно, испытаем потом.

Крис молча смотрел на решительного ангела напротив. Его мозг собрал всё, что мужчина сказал ему, в кусочки паззла, но Крис был не в состоянии собирать полную картину прямо сейчас. Через несколько минут Ёнгук откинулся на кресле и скрестил руки на груди. Понимающая улыбка тронула его губы, и он снова мягко заговорил.

- Думаю, нам стоит продолжить эту тему в другой раз, правда ведь? Нам ещё о многом стоит побеседовать. Вот, выпей. Тебе станет лучше. Итак, как давно ты живёшь на Земле?

Крис облегчённо кивнул и быстро глотнул предложенного напитка, пытаясь не обращать внимания на его вкус. Он был уверен, что их ждала длинная и интересная ночь, так что ему понадобится для этого много сил.



♦ ♦ ♦





Чанёль аккуратно пару раз сжал закоченевшую руку в кулак, чтобы увеличить поток крови внутрь неё, стараясь не разбудить спящего рядом парня. Несколько часов назад они легли на кровать Бэкхёна. Старший быстро заснул, прижавшись к груди Чанёля, а на младшего сон накатывал волнами. И сейчас голова Бэкхёна, покоящаяся на его руке, заставила его полностью проснуться от мерзкого покалывания.

Чанёль вздохнул, и волосы Бэкхёна затрепетали под потоком воздуха. Тепло парня успокаивало, но в то же время слегка тревожило. То же самое, что случилось и в гостиной. Чанёль не знал, почему это закончилось именно так. Он помнил, как они начали напиваться, и старший признался, что однажды видел, как они с Крисом занимаются сексом. Простая мысль об этом до сих пор заставляла Чанёля краснеть. Затем Бэкхён сказал, насколько это было прекрасно, и что он, должно быть, наслаждался процессом, что заставило Чанёля закрыть лицо руками от смущения. Бэкхён тогда ещё спросил, каково это – заниматься сексом с мужчиной. И Чанёль всё никак не мог понять, что заставило его дать настолько подробный ответ.

Это невероятно. То чувство, когда он медленно входит в тебя, заполняя целиком, не описать словами. Оно заставляет тебя забыть обо всём, забирает всё твоё внимание, и это так странно, но в то же время так прекрасно, потому что ты знаешь, что и ему тоже хорошо. Это восхитительно – знать, что ты можешь принести партнёру удовольствие. Вы словно соединяетесь в одно целое, двигаетесь в унисон, и эта потрясающая точка, что заставляет тебя стонать и извиваться, и… Это так расслабляет. Ты не можешь думать ни о чём, кроме восхитительного члена внутри, скользящего по стенкам; не можешь думать ни о чём, кроме того чувства обнажённости, когда ты полностью открыт перед ним, и ты отдаёшь всего себя ему, только ему… И одно удовольствие на двоих – это… Ах, черт, это не описать! Это – что-то такое, что ты должен испытать сам.

Глаза Бэкхёна замерцали, и он внезапно оказался сидящим у Чанёля на коленях, шепотом спрашивая у него, не хотел бы он помочь своему хёну испытать это. Чанёль предложение отклонил. Тогда Бэкхён просто крепко обхватил его руками, и после они лишь лежали на диване несколько часов, обнимаясь и целуясь. Через некоторое время они пошли спать в комнату Бэкхёна; Чанёль просто не мог позволить спать в своей кровати кому-нибудь кроме Криса.

Парень тяжело вздохнул и закрыл глаза. Он попытался снова заснуть, но его усталый и затуманенный алкоголём мозг зацепился за тот объект, что сейчас лежал у него в верхней полочке прикроватной тумбочки. Когда он пришёл домой от Криса, то заметил, что забыл оставить там его набор ключей. Они невинно покачивались рядом с его собственными несколько дней перед тем как Чанёль нашёл в себе силы снять их с кольца. Он решил спрятать ключи в тумбочке, до того как отдать их Крису. Чанёль был уверен, что тот не захочет снова видеть его, так что нужно было придумать другой способ, чтобы вернуть ключи владельцу.

Почему всё так сложно. Чанёль снова вздохнул, сильнее прижался к Бэкхёну, надеясь, что на этот раз сон сморит его быстро. По крайне мере, в своих снах он до сих пор имел право находиться рядом со своим любимым ангелом.