Пьяное солнце +97

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Даркфик, Songfic, ER (Established Relationship), Омегаверс
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда надо спасти султана, можно и ребенком пожертвовать. Если последний согласится.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
№8 в жанре «Даркфик»
№18 в жанре «Songfic»
№27 в жанре «ER (Established Relationship)»
№30 в жанре «Фэнтези»
№31 в жанре «Омегаверс»

Спасибо за поддержку!
20 ноября 2015, 09:27
Он помнил все, хотя, хотел бы все забыть. Для того, чтобы начать все сначала, чтобы постараться исправить. Но поможет ли ему это незнание? Ведь он нашел того, кого любил, любил с детства, в котором не было места этой любви. Со своих пяти лет, когда впервые омега попал в самый потрясающий дворец мира. Даже по прошествии более десятка лет он все еще помнил те ощущения, когда впервые увидел шехзаде Джалиля - свою истинную пару. Наследник синего дома уже тогда знал, что никогда не будет супругом наследника красного дома, ведь у них разные пути, разные кланы, разные миры. Но вдруг это все изменилось? Разве нужно забывать такое?

Сделав шаг на край скалы, он взглянул на казавшийся пламенным закат и песчаную степь внизу. Кто бы мог подумать, что придёт время, когда семь кланов позволят ненависти и жадности поселиться в своих сердцах. Почему потребовалось так мало времени, чтобы человеческое желание воевать взяло верх? Зачем надо убивать себе подобных ради призрачной власти? Ради абсолютной власти.

"Мне сказали, что мой возлюбленный забыл меня, мой султан устал от меня. Сослал в пещеры, чтобы больше не видеть. Теперь пределы этой горы моя тюрьма."
Юноша положил руку на уже большой живот.
"Нет, это все ложь! Меня просто заставили так думать. Никто из врагов не даст моему малышу родиться! А враги тут не только гарем, но еще и глава оранжевого дома, вместе со своим кланом наемников. А я беременный омега, как я мог забыть о том, кто я, за всей этой слезливостью и материнскими инстинктами."

Наследник султана должен родиться очень, очень скоро и это будет альфа - первенец его господина. Почему даже сейчас, в момент опасности он думает прежде всего о ребенке? Ведь всегда было иначе, он боевой, а вовсе не гаремный омега. Багряное солнце медленно катилось за горы, делая закат совсем зловещим. Там, в облаках, казалось, полыхал пожар, так и должно быть, ведь наверное, в этот самый момент его господин умирает. А это место так прощается с главой красного дома.

в прошлый раз, ещё дома, когда умер отец, природа тоже отреагировала на такое горькое событие - пошел сильнейший ливень, что, пожалуй, и спасло омегу.

"Я, Адель Михрад, законный супруг султана Джалиля, я наследник синего дома! Я должен сделать выбор, какую жизнь спасти прежде всего!"
Юноша поднял руку, и изо всей силы вцепился зубами в вену, прокусывая ее сначала на одной руке, потом проделал то же самое на другой. В этом месте ради спасения одной жизни нужно погубить другую, а еще нужна жидкость.

Уже не раз он проходит сквозь множество "стен": непонимание, недоверие, вражда, попытка уничтожить, пройдет и сквозь эту. Омега оглянулся, кровавый закат был со всех сторон, или это горит город? Неужели глава оранжевого дома опустился до того что решил сравнять город с землей?

"Я не хочу смотреть назад" - подумал он, смотря на вскрытые вены.
Кровь медленно текла на горячие камни, непрерывным, как мед, тягучим потоком. Чтобы спасти любимого, надо сделать выбор.

- Прости, Ахмед, - прошептал он, поглаживая живот. - Мне нужна будет вся жидкость моего тела.

- Адиль! - крик прервал его прощание с ребенком, к нему бежал один из верных ему калф - Бальта, а за ним несколько евнухов-охранников, они отправились в это изгнание вместе с ним.

Наследник, вероятней всего, не желал умирать! С пронзительным криком омега упал на колени, упираясь руками в камни, спину и живот пронзила тупая боль.

- Адиль, что ты делаешь? - Бальта сжал его запястья, стараясь остановить кровь но она продолжала течь сквозь пальцы.

- Уйди! - прошипел юноша решительно. - Я должен спасти моего господина!

- Ты должен спасти наследника!

- Тогда спасай его, пока он сам этого хочет!

Он снова закричал, ребенок двух домов решил, что хочет выжить, и был решительно настроен на это. Евнухи пришли на помощь калфе, пережимая запястья омеги.

- Он очень торопится, - прошептал юноша, переворачиваясь на спину. - У нас у обоих очень мало времени.

Из глаз Адиля сорвались пара слезинок, он слишком сильно любил султана, чтобы позволить ему умереть, и надеялся, что малыш так же сильно любит своего отца, чтобы помочь спасти его.

- Рот... закройте мне рот, - прошипел он сквозь стиснутые зубы. - Нельзя кричать, нас могут услышать раньше времени.

Один из евнухов с силой зажал ему рот рукой, и Адиль вцепился в нее зубами, мыча на следующей схватке. Омега лишь мельком взглянул на Бальту, который пытался стянуть с него шаровары, тут же снимая с себя халат, чтобы было во что завернуть ребенка.

Схватки нарастали с огромной скоростью, что означало, что роды лишат Адиля почти всех его сил.

- Воды... - прошептал он осмысленно смотря на Бальта. - Мне нужно пить много воды, внизу же есть подземная река.

Юноша зажмурился, ведь вода его стихия, значит ему хватит сил пробить сюда воду, ради спасения всех. Он напрягся, глаза его распахнулись, зрачки горели синим огнем, а мимо плыло, казавшееся пьяным солнце. Скоро оно уйдет и уже не вернется, до следующего утра, а это значит что ночью, когда здесь будет больше влаги, он станет сильнее, но сможет ли пережить это Джалиль, ведь он-то как раз ночью становится слабее, значит, его могут сломать.

Каменная глыба под ними задрожала, загудела. Подземная река отвечала ему, вода стремилась наверх, к тому, чьего повелевания над собой желала. Одно мгновение между двумя схватками словно растянулось, замерло, словно время остановилось. А мимо него люди и птицы, одни несли жизнь, другие послание. Огромный орел словно замер над ними давая тень и облегчение.

- Головка появилась! - радостно возвестил Бальта.

Адиль застонал. Камни под ними гудели. Он чувствовал нутром как вода стремится к воде, как его кровь притягивает кровь земли.

- Вот они! - послышались голоса, к ним спешили наемники.

Адиль снова закричал, младенец словно выскользнул из него, прямо в руки калфы, омега видел, как люди в черном вскинули автоматы, и в это мгновение из-под земли вырвался столп воды, скидывая врагов со скалы.
Евнухи отпрянули от него, Бальта тоже поднялся, прижимая к себе плачущего наследника. Вода окатила Адиля с головой.

"Мимо нас, мимо нас пьяное Солнце.
Оно уйдёт и больше не вернется.
Ну, что же ты молчишь, не поднимая глаз?
Мимо нас... " - почему в голове всплыли слова этой старой песни? Как предупреждение? Он должен поторопиться!

- Позаботьтесь о наследнике, - произнес он, поднимаясь.

Как же много силы было в голосе простого омеги, так мог говорить только султан, но не омега, которому пришлось пережить в гареме и гонение, и отравление, и издевательства.
Юноша стоит смотря на солнце, из ран на запястьях медленно течет кровь, но уже не как кровь. Две непрерывные ленты начинают извиваться от самой земли, превращаясь то ли в буквы, то ли в знаки. Адиль сжал кулаки, и струи превратились в плети.

- Теперь я должен спасти своего супруга, - сказал он тихо и вступил в водный поток, который тут же поднял его в воздух.

Трое рабов смотрели на него благоговейно. Бальта знал, что его подопечный обладает силой так же, как и их султан, но видел ее впервые. Евнухи же просто остолбенели от увиденного, еще вчера они собирались убить этого омегу в угоду первого супруга султана, а теперь были рады, что не столкнулись с такой силой.

Родная стихия несла Адиля ко дворцу, где глава оранжевого дома держит его возлюбленного.

"Я ведь всегда мечтал быть сильным, чтобы другие видели мою силу, чтобы знали, что омега тоже может быть защитником."

Он был силён. Он был хранителем синего алмаза, был главой синего дома, он шел чтобы спасать, а ведь еще год назад он со страхом всматривался в свое будущее, плывя на корабле работорговцев как подарок на день рождение нового султана возрожденной Османской империи.





Примечания:
песня: Пьяное солнце - Alekseev (Никита Алексеев)