Дурачьё +210

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Все же нормально было, я же не поцеловал...

- Вот именно! - крикнул он, швыряя в Андрея мокрую губку, теряя последнюю толику самообладания. - Я что, урод или... или... - губы его дрожали, а глаза наполнились слезами. - На столько противно? Я что, на столько хуже всех твоих дырок? Или просто тебе отвратителен? Если я так тебе мешаю, если я так тебе не нужен, зачем мы вместе стали хату снимать? Поэтому уйду! Уеду! От тебя, подальше!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
23 ноября 2015, 06:28
Компания как всегда была шумной. Шесть парней и две девушки сидели и пили пиво в зале, который по совместительству был комнатой Марка. На маленькой кухне съемной двушки они всё равно бы не поместились, даже если бы вели половую, то есть линолеумную жизнь, а комната Андрея была намного меньше, и туда бы тоже вся орда не влезла.
Смотря на весёлых друзей, которые резались в карты, Марк не знал, как пережить этот вечер. Глядя на каждого из парней и девушек, он привычным движением сдувал блондинистую челку и с тоской смотрел на очередной стакан пива, придется ведь выпить и не отвертеться, народу-то мало.

С Андреем эту квартиру они снимали уже больше года, какая же это каторга для него. Он так давно влюблен в своего соседа. Раньше ему казалось, что жить вместе, видеть любимого каждый день ему будет достаточно, но на деле оказалось очень больно. Ощущать присутствие прекрасного шатена каждый божий день, украдкой любоваться его спортивным телом и иногда заглядывать в зеленые глаза, становилось все невыносимей.

Найденов часто таскал сюда девчонок. Зная, что кто-то придёт, Марк предпочитал сваливать еще до их появления. Хотя, к нему девчонки тоже приходили, потому что их приводили Илья или Саня, на всех! И нельзя же показать, что ты не такой, приходилось играть роль натурала. Как хорошо, что сегодня они сидят тесной компанией, а из девушек только Маша, жена Ильи, и Таня - девушка Сашки. Ещё были Семён и Федор, они разбавляли компанию парочек.

Марк поднял глаза, смотря поверх карт на своего соседа. Больше всего он западал на резко очерченные скулы и прямой нос, ну еще конечно на щетину. Очень уж хотелось поскрести по ней ногтями, сам Самохвалов брился тщательно, потому что не так уж он был волосат, в отличии от друга, что тоже очень возбуждало.

Андрей, поймав этот взгляд, пьяно улыбнулся. И как всегда утонул в расплавленном янтаре глаз Марка. Он давно, заглядывая в глаза соседу, барахтался в притягательной золотистой глубине, как муха в меду, увязая все больше, но не показывал своего желания. Несколько раз, замирая у кровати друга, смотря на него спящего, хрупкого, прекрасного парня, шатен ловил себя на желании лечь сверху, вжать его в матрас, а потом резко уходил... в ванную, дрочить.

Креплёное пиво делало своё дело, в паху Марка растекалось тепло, постепенно оно перерастет в жар и начнёт отдавать болью в ломящем от желания члене. Блондин уже мечтал о том, чтобы съехать, и сегодня он обязательно скажет об этом Андрею. А пока, они вдвоём проиграли и остались в дураках последними, а последние исполняют желания победителя.
Вредная, а на пьяную голову дважды невыносимая Таня сидела, хихикая, а потом выдала желание:

- Поцелуйтесь!

Она, конечно, всегда безбашенной была, но это уже ни в какие рамки не лезло!

- Совсем охуела? - взревел Андрей, вскакивая. Выполнить это желание очень хотелось, но потом же он, просто, не сможет остановиться, и Марк перед тем, как свалить, изобьет его до полусмерти, он хрупкий и нежный, но иногда в нем сущий дьявол просыпается, терять друга он не хотел.

У Марка все надежды, родившиеся в это мгновение, в одночасье рухнули. Он посмотрел на Найденова почти с ненавистью. Сегодня он точно скажет, что уйдет, а лучше уедет в другой город. Ему не раз уже предлагали более выгодную работу, а он отказывался, чтобы быть рядом, теперь точно согласится, чтобы забыть Андрея, выкинуть из своей головы навсегда.

Отказавшийся от желания выпивал 100 грамм водки без закуски. Андрей выпил, посмотрел на девушку со злостью, потом перевёл взгляд на Марка. Парни встретились глазами, и шатен вздрогнул, такого взгляда, полного ярости, холода и ненависти, он никогда у друга не видел. Тот иногда мог злиться, молчать сутками, хотя, Андрей не понимал отчего это происходит, в чем он провинился, но вот так вот ненавидеть...

- Идите уже домой, - сказал он поникшим голосом, всю эту шоблу видеть расхотелось, лучше уйти в свою комнату и написать Мише, или Сергею, а Даня так и вообще завтра приедет потрахаться. Главное наплести Марку про девушку, и он снова уйдет к сестре.

Взгляд Марка не предвещал ничего хорошего. Вот что он опять сделал не так? Ведь не поцеловались же, хотя очень хотелось. За этот год, что они живут вместе, Найденов постоянно боролся с желанием прикоснуться к другу, зажать на кухне у раковины, когда тот моет посуду, просто подойти сзади, обнимая за талию, и потереться членом о задницу. Или обнять в ванной, когда Андрею приходилось вставать рано и чистить зубы в маленьком помещении, прикасаясь плечом к плечу блондина. Пока они не стали снимать хату на двоих, он и не думал о Марке, как о своей паре, а потом стал ловить себя на очень нелицеприятных мыслях и намерениях.

Но Марк встречался с девушками, всегда уходил, стоило лишь Андрею заикнуться, что он кого-то приведёт. Не мог он лишиться друга из-за своих мечтаний, не хотел его терять, хоть и сходил с ума от желания овладеть этим прекрасным телом.

Друзья собрались быстро. На часах было почти три, бывало и всю ночь сидели, но тут-то ясно было, всему виной переборщившая с желанием Таня. Пока Андрей закрывал за друзьями дверь, Марк, поджав губы, мыл посуду.

- Это последний месяц, что мы живём вместе, - выпалил он не оборачиваясь, когда сосед зашёл на кухню с остатками посуды.

Парень вздрогнул, два стакана и тарелка со скорлупой от фисташек выпали из рук и разбились, всё разлетелось по линолеуму.

- Ты чего? - удивлённо спросил Найденов.

Марк повернулся к нему медленно, он был на грани истерики, но старался не выказать своего состоянии, хотя, кажется, безуспешно. Как можно жить с человеком, который даже по пьяни и на спор поцеловать не может. На что он вообще надеялся?

- Все же нормально было, я же не поцеловал...

- Вот именно! - крикнул Марк, швыряя в Андрея мокрую губку, теряя последнюю толику самообладания. - Я что, урод или... или... - губы его дрожали, а глаза наполнились слезами. - Настолько противно, что лучше к пиву водки выпить, вместо того, чтобы поцеловать? Я что, настолько хуже всех твоих дырок? Или просто тебе отвратителен? Если я так тебе мешаю, если я так тебе не нужен, зачем мы вместе стали хату снимать? Поэтому уйду! Уеду! От тебя, подальше!

Андрей стоял и смотрел на него ошалело. И что это значит? Марк гей? Вовсе не против быть с ним? Хочет целоваться с ним? Или просто пьяная истерика? Ему было по фигу, когда плакали девушки, а вот слёзы в глазах соседа, на его щеках, подталкивали к безумству.

- Воду закрой, - заявил он блондину, находясь пока еще в здравом сознании. - Перельется...

Макс, как всегда, сгрузил всю гору посуды в раковину, закрыв какой-то тарелкой слив, если не проконтролировать сейчас, потом прибегут соседи снизу.

Переступив через кусок тарелки, он толкнул Самохвалова к кафельной стене, на что и так держащаяся на соплях плитка затрещала. Андрей прижался к другу всем телом, чтобы тот деру не дал, и припал к его губам, в первые мгновения вспоминая, о каком поцелуе с Марком он мечтал. Были и страстные, и неистовые, но первый... Первый должен быть нежным.

Марк всхлипнул, пискнул, отвечая некоторое время, глаза закрыл, ловя эти потрясающие ощущения, а потом оттолкнул.

- Теперь-то что не так?- удивился Андрей.

Блондин сегодня был просто сам не свой, и если раньше он читал соседа, как открытую книгу, то сейчас... Сейчас оказалось, что ни фига Самохвалов не разрешал читать скрытые главы.

- Не надо делать мне одолжение, - зашипел он зло.

Шатен снова навалился на него, по фигу на хруст плитки. Марк уперся руками в его грудь в попытке оттолкнуть, на что Андрей схватил того за руки, поднимая их и сжимая пальцами над головой в скрещенном виде, так сильно, чтобы блондин не сопротивлялся, и снова поцеловал его, на этот раз уже неистово, пьяно, терзающе. Свободной рукой он обнял парня за талию, рывком прижимая к себе, отрывая задницу от стены, прижимая пах к паху. Марк лишь пискнул в ответ и протяжно застонал, а вот плитка, лишенная поддержки нижней части тела, рухнула вниз. Только кому было до этого дело.

- Уйду... - заявил Марк после поцелуя.

- Сейчас-то что?- простонал Андрей, убирая с лица друга светлые пряди, смотря ему в глаза с нежностью.

- Завтра ты будешь меня презирать. Всем расскажешь, что я гей.

- Дурачьё! - ответил Андрей, кусая его нижнюю губу. - И сегодня, и завтра я буду тебя хотеть, а еще буду трахать, всю ночь, выбью из тебя всю истерику и дурь.

Рука парня скользнула на задницу, сжимая ягодицу, в очередной раз прижимая пах Марка к своему колом стоящему члену.

- Чувствуешь?

Марк кивнул и облизнулся. Сердце решило выпрыгнуть из груди, он сильно покраснел от смущения и желания.

- Давай выбираться отсюда.

Стоило оторвать блондина от стены, как остальная плитка посыпались вниз.

- На хрен её. Хозяйка обещала, что найдёт, кто сделает, осторожно переступай, а то знаю я тебя, как всегда наступишь, порежешься.

Марк смутился. Друг знал его как облупленного, хотя он редко, что скрывал слишком тщательно.

- В душ надо, - сделал блондин попытку позаботиться о личной гигиене перед тем, что произойдёт в остаток ночи.

Андрей остановился, прижимая его к двери в ванную комнату, снова страстно поцеловал в губы.

- Ладно. Вместе.

Марк улыбнулся, смутился, кивнул, а когда Найденов отпустил его, ушёл за сменным бельем.

- Зачем? Я все равно его с тебя снимать буду.

Не дожидаясь возражений или же согласия, парень стал стягивать с него одежду, которая включала в себя футболку, джинсовые шорты и носки. Марк не возражал, ведь и правда же снимет. Он просто стоял посреди своей комнаты, поглаживая Андрея по плечам и голове.

Раздевание перемежалось с поцелуями, алкоголь стрелял в голову и становилось почти плевать на гигиену. Но Андрей помнил, что Марк ужасно чистоплотен, что он, сука, чистюля хренова и перфекционист с педантом в одной упряжке.

- Сам помою тебя, до скрипа натру. - Обещал он, шепча слова в аккуратное ушко.

Неужели все его фантазии начинают воплощаться в реальность? Куча мыслей в голове родились, но когда Самохвалов переступал через шорты, шатен увидел кровь на линолеуме.

- Это, твою мать, что? - процедил он, толкая парня на диван. - Порезался таки?

Марк закусил губу и опустил глаза. Да, все как обычно, он 333 несчастья. Андрей поднял его ногу, снимая носок, осматривая порез на ступне на наличие стекла.

- Твою ж мать, Марк! Ты это... такой ты!

Он пошел в кладовку за аптечкой. Притащив коробку из-под колонок, которая хранила все лекарства, он достал перекись водорода, вату, зеленку и лейкопластырь, стал обрабатывать рану, дуя и целуя аккуратную узкую ступню 40 размера, когда Самохвалов морщился и шипел. Пожалуй, при виде этой ножки можно обкончаться. Андрей оближет каждый палец, потом.

- Глубокий порез... чудо ты мое. Чего под ноги-то не смотрел?

Друга стало жалко. Он же теперь ни стоять, ни ходить не сможет, а если Андрей его в ванне поставит к стеночке.... Стоп!

- Ты стоять то сможешь? - спросил он заботливо.

Они оба пьяны, плохо соображают, чувствительность понижена, но даже кровь не остановилась еще.

- Слушай, да все в порядке. Пойдём уже.

Найденов предложил в качестве опоры своё плечо. Так и добрались до ванной.

- Сначала я в туалет! - Марк нырнул в маленькое помещение, закрывая дверь перед самым носом соседа. - Ванну почисти! - крикнул он, усаживаясь на унитаз.

Истерика и все прочие негативные эмоции ушли. Настроение было просто отличным. Они оба оказались дурачьем, хорошо, что оба.

Андрей притащил в ванную планшет, музыку врубил. Романтик! Все складывалось отлично. Шатен для себя решил, что порвет со всеми своими любовниками, теперь в его жизни будет лишь Марк. Прекрасный, желанный парень, представляя которого, Найденов дрочил в этой самой ванне. Присев на край, парень закрыл пробку, стал набирать воду. С ванной им повезло, если туалет был малюсенький, то в эту комнату влезла ванна длиной 180 см, что сильно облегчало посиделки вдвоём. Но всяко её расширили за счёт кухни и коридора.

- Ты скоро? - спросил Андрей, прислоняя ухо к двери туалета, ему ничего не стоило открыть дверь, но это же Марк! Начнёт орать, что он тут гадит, воняет... А, по фиг!

Найденов приоткрыл дверь, которая на защелку никогда не закрывалась, и просунул голову. Почти в лицо ему уставилась пимпочка освежителя воздуха.

- Уйди! - прокричал парень нервно. - А то брызну!

- Что такого-то?

- Уйди, не буду я при тебе задницу вытирать.

Ну да, в этом весь Марк! Шатен снова скрылся в ванной комнате.

"Хотя, я бы и сам ему задницу вытер... Это ведь такая задница... М-м-м..."- парень закатил глаза, плюхаясь назад в ванну, разбрызгивая воду.

Марк пришёл минут через пять, скептически посмотрел на ленивый дрочинг в исполнении Андрея, слегка изумленно подняв бровь.

- Это я мечтаю, - заявил тот. - Давай, залазь ко мне.

Самохвалов улыбнулся и с грацией кошки залез в ванну, поморщился, когда вода попала в рану, потом сел, прижимаясь спиной к груди Андрея.

- Я давно мечтал об этом, - признался шатен.

Хоть для двоих ёмкость и была маловата, но это неудобство с лихвой перекрывали ощущения от прикосновений к телу Марка. Сидели они недолго, время было уже предрассветное, да и уснуть могли в любую минуту.

- Дашь мне тебя промыть? - спросил Андрей, просовывая руку между ног Марка и начиная водить пальцем по самому желанному месту на этом теле.

Самохвалов тихо застонал, выгибаясь.

- Это... Это не мыть... - шептал он с надрывом, а когда один палец скользнул внутрь так и вообще вскрикнул.

- Разве тебе неприятно?

- Приятно, - в ответ прошептал блондин.

- Я мою тебя приятно.

Палец скользнул глубже, и Самохвалов, вцепившись рукой в бортик ванны, прерывисто задышал. Андрею это доставляло особое удовольствие, и он продолжал, посасывая мочку уха парня, играть, то есть мыть его внутри. Хотя, он даже не понимал что там мыть. Марк был очень чистоплотен, а в туалете даже влажные салфетки лежали.

- Давай с мочалкой я тебя потом потру, - не выдержал Андрей, а вот мытьем уже вставшего члена в окружении коротких курчавых белых волосиков решил заняться, причём, намывая и весь ствол, и головку, отодвигая крайнюю плоть, ведь он собирается подарить Марку внеземное блаженство сегодня. Друг сидел, не шевелясь, лишь прерывисто дышал, иногда выгибаясь.

Андрей прекрасно понимал его сейчас, но не то, чтобы помучить хотел, просто нравились ему и эти тихие стоны, и то, какой Марк гибкий. Но все его действия были чреваты разрядкой, а это пока что в планы Андрея не входило.

- У тебя или у меня? - спросил Найденов выбираясь из ванны.

- У тебя кровать скрипит.

- А на твоём диване ты от меня в угол сбежишь.

Марк задорно рассмеялся. Как же здорово, что они все выяснили.

- Есть надувной матрас! - вспомнил блондин.

- Лопнет, - отозвался друг.

- Тогда зачем предложил право выбора?

- И то верно!

Андрей вытер его и, взяв за руку, увел в свою комнату. Марково сердце постепенно набирало обороты. Чем ближе они подходили, тем сильнее он краснел, запинался, дыхание срывалось. Иногда, когда Андрея не было дома, блондин лежал на его кровати, уткнувшись носом в подушку. Сейчас не надо делать это украдкой.

Найденов толкнул его на тоскливо скрипнувшую кровать и встал коленями на матрас, смотря на блондина сверху вниз. Да, тело было прекрасным, Андрей видел его не раз, но в трусах или в полотенце вокруг бедер, сейчас же он с наслаждением созерцал полную картину, останавливая взгляд на члене, лежащем слегка набок. Еще мгновение назад он был вялым, но под пристальным взглядом Андрея стал, подрагивая, подниматься.

- Мне нравится это зрелищ, - прошептал он, наклоняясь и целуя соседа в губы.

Марк ответил так, словно это был самый желанный поцелуй в мире, хотя, таким он и являлся. Страсть и нежность слились тут воедино, сначала это было лишь прикосновение губ, потом они проиграли в захват и закончили танцем языков.

- Твои поцелуи опьяняют, - прошептал Андрей и стал исследовать губами желанное тело, то просто касаясь, то пощипывая.

Как же блондин был прекрасен, как же сильно шатен хотел овладеть им. Поцелуи стремились вниз, так же, как и руки. Пальцы прошлись по члену, поглаживая его по всей длине, от основания до головки, и снова вниз до яичек, сжимая их ладонью. Марк выдохнул, с губ его сорвался тихий прерывистых то ли стон, то ли всхлип, пальцы ушли дальше, туда, где томилась в ожидании, как казалось Андрею, девственная дырочка. Когда подушечки прошлись по ней, слегка надавливая, Самохвалов в очередной раз выгнулся и прерывисто задышал. В это же мгновение Найденов лизнул аккуратную головку тонкого, семнадцати сантиметрового красивого члена, посасывая ее, в надежде услышать ещё один сладкий стон блондина. Марк вероятнее всего стонал, но беззвучно, и стало очень интересно узнать, почему, и добиться более ярких проявлений удовольствия.

Самохвалову в эти мгновения было невероятно хорошо, он бы хотел сам поласкать Андрея, но смог добраться только до головы шатена и шеи, поглаживая их, иногда потирая и сжимая уши, он бы попросил парня поцеловать его, но в моменты блаженства голос просто пропадал, и он мог только хватать ртом воздух, как рыба выброшенная на лед. Девчонки обычно обижались, говорили что ему не понравилось, коль он молчит, а он не молчал, он кричал, но этого никто не слышал.

Прикосновения блондина были чудесными, всего лишь пару раз проведя по шее, он нашел то место, от прикосновения к которому, по спине бежали мурашки, потом он умудрился найти точки на ушах, и от их ласк Андрей кончил. Что было само по себе невероятным, потому как кончать с партнером, он начинал после пары месяцев тесного "общения" в кровати. А в этот раз, стоило Марку поласкать его уши(!), и он уже готов. Другие же тоже ласкали...

Андрей замер после оргазма, тело подрагивало, но обычной усталости не было. Наоборот, хотелось продолжить. Губы его снова опустились на член, а палец проник в анальное отверстие, начиная медленно поглаживать гладкие, горячие стеночки. Как там должно быть приятно, когда Марк будет сжимать его, напрягая мышцы, ведь будет же, даже чисто инстинктивно. Самохвалов выгнулся, но не напрягся, снова выдохнул с шумом, потом втянул воздух носом, значит ему нравится, значит очень хорошо. Захотелось сделать больше!

Когда Марка перевернули на живот, ставя на колени, сердце забилось сильнее, ни поза, ни то, что это первый раз, сейчас не волновали. Ему было очень хорошо, и он уж точно не думал, что его красивую, безусловно, задницу, об этом говорили все его девчонки, обзывая мечтой актива, начнут нежно целовать. Парень вцепился зубами в подушку, чтобы не дать себе кончить, но любовник был другого мнения, он как раз сжал член в кольце объятий и пару раз двинул рукой. Блондин кончил с еле слышным мычанием.

- Кажется, после мы поменяем кровати. - Прошептал Андрей ему на ухо.

Шатен почти лег на него сзади, чтобы сделать это, и от мысли, что сейчас должно произойти, у Самохвалова ноги стали расползаться в разные стороны. Но нет, Андрей стал целовать его позвоночник, лаская спину одной рукой, второй поддерживая Марка на четвереньках. Найденов не хотел, чтобы все свершилось очень быстро. Этим телом, которым он так долго мечтал овладеть, надо наслаждаться. Поцелуями он снова спустился до аппетитной задницы и стал покусывать булки.

Теперь уже конкретно начал возникать вопрос, как же поместить в эту задницу свои восемнадцать совсем не тонких сантиметров. Благо в тумбочке завалялся лубрикант с расслабляющим и охлаждающим эффектом, приобрел его Андрей, когда с одним из своих решил попробовать себя в пассивной роли, надеялся, что может тогда кончит. Не вставило, хотя ему, конечно, вставили, и задница потом день болела и еще неделю напоминала о том, каких приключений он нажил на эту точку. А вот Марку, захоти он побыть сверху, Андрей бы позволил и не раз, и удовольствие скорее всего получил бы, потому что блондин был любимым.

Все это время он продолжал ласкать задницу парня, но просто поглаживаний, поцелуев, покусываний было мало, и, разведя ягодицы, Андрей прошелся кончиком языка между ними, чувствуя, как вздрогнул Марк, когда язык погладил по анальному отверстию, а когда скользнул во внутрь, Самохвалов и вовсе выгнулся, снова громко задышал. Да, пожалуй, такого он бы не сделал никому другому. Но Марк был особенным.

Андрей был первым, Марк и не думал до этого, что будет плавиться, как воск от того, что ему вылизывают задницу, что немного грубо мнут ягодицы, даже когда Найденов выдавил немного смазки прямо на сжатое кольцо мышц, а потом проник во внутрь пальцем, он лишь глубже провалился в сладкую истому. Да, он страстно желал, чтобы Андрей овладел им, он просто до безумия хотел принадлежать шатену. И момент истины приближался. Когда в него вошел второй палец, Марк выгнулся и еле слышно вскрикнул, но этот звук потерялся в подушке. Как же было хорошо. Чертовски хорошо.

Андрей продолжал разрабатывать своего новоиспеченного любовника, ведь он хотел доставить ему как можно меньше боли. Очень скоро ко второму пальцу присоединился и третий. Найденов чувствовал, как Марк сильнее прогнулся в спине, но не напрягся. Терпеть уже было просто не выносимо, и Андрей перевернул парня на спину, подкладывая ему под задницу небольшую подушку.

Закусив губу, Марк смотрел на парня в полумраке, негромко играла специально поставленная шатеном приятная музыка, которая очень располагала к сексу. Андрей лег на него сверху, удобно устраиваясь между ног и потерся членом о член, сполз немного ниже, начиная поглаживать пальцами уже слегка разработанный вход. Самохвалов смотрел на него закусив губу, шатен в свете монитора выглядел таинственно. Парень провел по короткой стрижке и приподнялся. Андрей подался вперед и поцеловал его в губы.

- Не бойся, хороший мой.

Марк с радостью сказал бы что-то в ответ, но голос по-прежнему не вернулся, и когда Андрей стал медленно входить в него, он лишь выгнулся зажмуриваясь и вцепился парню в плечи. Губы уже просто не закрывались, он прерывисто дышал, надеясь, что Андрей не видит слез катящихся из уголков глаз. Как же это было больно! Смазанные и расслабленные мышцы впускали член обволакивая его, обтягивая, но с такой болью, которой в том месте он никогда не испытывал. Но об этом он Андрею сказать не мог, потому что вообще потерял способность говорить. Первая боль, самая сильная боль в области сфинктера постепенно сменялась другим чувством, не только всепоглощающей заполненностью, от которой, казалось, что прямая кишка вот вот порвется, но и странная истома начинала разливаться по телу, притупляя боль.

Главное не напрягаться, не сжиматься, чтобы не повредить самого Андрея, но боль вернулась, как только шатен стал двигаться, и слезы брызнули из глаз. Почувствовав, что с любимым что-то не так, Найденов остановился, Марк сжался да с такой силой, что соверши он еще пару движений, то наверняка порвал бы уздечку на члене. Но с другой стороны, если ему больно, почему он молчит? Андрей внимательно всматривался в его лицо, в уголках закрытых глаз поблескивали слезы. Оставалось непонятным, почему он позволяет все это делать. Когда Андрей попытался выйти из него. Марк обнял его руками и ногами, прижавшись к нему, и по-прежнему молчал.

- Марк скажи, что происходит с тобой? - взмолился Найденов, Но в ответ услышал лишь прерывистый вздох. - Тебе больно? - Марк кивнул. - Мне прекратить? - парень отрицательно помотал головой. - Я продолжу, только когда ты расслабишься. - Снова кивок согласия.

Андрей стал покрывать поцелуями расстроенную мордашку, мокрые глазки, приоткрытые губы, просунув руку между их тел, он стал ласкать обмякший член, надеясь, что сосед вспомнит, как хорошо ему было только что.
Боль проходила, притуплялась, возвращались нега и чувство наполненности, умелые ласки заставили расслабиться, Марк снова прерывисто дышал, выгибаясь, стараясь устроиться по-удобней. Член снова стал наливаться кровью, блондин расслабился и начал свой полет в страну блаженства.

Шатен подался назад, совсем чуть-чуть и вперед, проверяя реакцию парня, не встретя препятствий, повторил движение, потом снова и снова. Спустя какое-то время, Марк уже во всю подавался ему навстречу, громко дышал и, кажется, совсем забыл о боли.

Андрей часто менял манеру движений. Он то брал парня стремительно, то медленно и глубоко, словно смакуя сам процесс, он ждал когда же Марк разрядится, и когда любимого настиг оргазм, на свое собственное удивление он взорвался внутри тоже. Потом посмотрел на Самохвалова уже совершенно иными глазами, Марк был теперь не просто другом, он был любимым, был тем, кого шатен познал после стольких мучительных ожиданий. Оно стоило того, чтобы ждать, и чтобы кончить вместе. Правы были любовники, он смог кончить быстро только вместе с любимым.

- Я тебя очень люблю, - прошептал Андрей, убирая светлую челку с мокрого лба, целуя его нос, губы.

Блондин молчал по-прежнему, но Андрей и без того знал - друг тоже любит его, и теперь все изменится. Они отдохнули совсем немного, шатен вытер влажными салфетками, которые всегда были под рукой себя и Марка.

- Пойдем спать к тебе.

Уже когда они, взявшись за руки, запинаясь на ровном месте, шатаясь в темноте, перебирались в другую комнату, Самохвалов тихо произнес:

- Я тоже люблю тебя.

Андрей остановился и, прижимая любимого к стене, обнял его, страстно целуя в губы. После они все же рухнули на диван и уснули "без задних ног", обнявшись.

***



На настойчиво и отвратительно громко трезвонивший домофон не хотелось отвечать. Проснувшись, Марк пошевелился и застонал, морщась. БЫЛО БОЛЬНО, и это меньшее из зол, болели нога и задница, вторая болела сильнее. Андрей спал как убитый, в принципе, как всегда. Домофон заткнулся, но лишь для того, чтобы затрезвонить снова. Пришлось с трудом подняться и, завернувшись в покрывало, поковылять открывать.

Соседи часто звонили к ним с просьбой открыть дверь, блондин даже не спрашивал кто, потому что свои обычно звонили и предупреждали, но стоило ему лишь добраться до дивана, как в дверь затарабанили. Застонав, проклиная прошлую ночь, Марк повернул назад. Обещая себе, что убьет того, кто посмел их будить в такую рань... Взгляд упал на электронный будильник, стоящий в коридоре на одной из полок прихожей. 12:20, а не так уж и рано. Поправив сползающее покрывало, Самохвалов открыл дверь.

- Ну, наконец-то... - раздался раздраженный голос. - Я уже хотел уйти домой, но блин холодно.

Бесцеремонно отодвигая его, в квартиру забурился какой-то незнакомый Марку чувак, который явно чувствовал себя тут как дома. Парень включил свет, разулся, достал из рюкзака тапочки. Совершенно не обращая внимание на непонимающе хлопающего глазами Марка.

- Эй, ты вообще кто? - спросил блондин хмурясь.

- Я, Данил, - отозвался парень, он слегка нервно пригладил растрепанные волосы и пошел на кухню. - Черт, тут что, пьяная драка была?

Пока Марк продолжал тихо таращиться, тот, кто назвался Данилой, достал веник из туалета, совок, и стал сметать осколки, осторожно отставляя целую плитку к стене.

- Ну вы и алкашня!

Блондин медленно открыл рот, чтобы высказать все, что думает об этом, но лишь произнес:

- Андрей тебя трахает?

Даню аж передернуло.

- Мы любовники, а ты, стало быть, Марк. Так вот, сосед, мы собираемся жить вместе. Андрей разве тебе не сказал?

У Самохвалова глаз задергался. Вот это была подстава! Что же, выходит Андрей просто использовал его? Хотя, он же сам этого хотел, значит, это был просо секс. А к чему тогда слова про любовь?

Марк развернулся и пошел в свою комнату. Андрей спал, развалившись на диване, но сейчас его просто хотелось придушить. Превозмогая боль, которая из-за злости отошла на дальний план, он открыл шкаф, достал из "темнушки" большую спортивную сумку и стал складывать необходимые на первое время вещи. Что же, он не будет ждать, когда Андрей что-нибудь скажет, просто уйдет, оставляя этих двоих в квартире. Остается только написать Павлу Федоровичу, что его заинтересовало поступившее предложение о работе, и он готов начать немедленно, к тому же квартира предоставляется. Он оделся, собрал свои принадлежности в ванной и начал разбирать компьютер.

Андрей проснулся от возни в комнате, не сразу понял, что происходит, Марка рядом не было, и сначала он подумал даже, что все ему приснилось, но потом оказалось, что лежит он не на своей кровати, а на диване блондина. Приподнявшись на локте, он увидел любимого, одетого, возящегося у своего компа.

- Ты чего встал так рано? - спросил он, подходя сзади и поглаживая аппетитную задницу. Самохвалов замер, потом выпрямился, злобно сверкая глазами, а потом засветил кулаком прямо в глаз парню.

- Ты задницы не попутал? - зло процедил он сквозь зубы.

- Андрюш, ты встал! - послышался радостный вопль, и в комнату впорхнул Даня.

- Твою ж мать... - простонал шатен, опускаясь голой задницей на линолеум.

- За остальными вещами я позже приду, - холодно произнес блондин, утаскивая в коридор монитор.

Он силился, очень силился, чтобы не заплакать, на душе было мерзко и противно, он хотел забыть прошлую ночь, хотя, все тело напоминало об этом, а он даже помыться не успел и, казалось, от него все еще пахло Андреем.

Найденов опомнился мгновенно, оттолкнул кинувшегося к нему Данилу, проскакал голый в коридор и там сграбастал в объятия Марка, прижимая его руки к телу, чтобы больше не получить в глаз.

- Марк, дай мне все объяснить.

- Твоя дырка уже все объяснил, - продолжал шипеть блондин. - Ты вместо доброго утра решил сказать мне, что жить вместе с ним собрался?

- Я... что? - ступил Андрей. - Ни с кем я жить не собрался.

- Ну этот-то ведет себя здесь весьма по-хозяйски.

- Марк, я тебя люблю, ты мне нужен и больше никто.

- Интересная надобность! - голос все же начал дрожать, а в глазах уже скапливались слезы.

- Мы договорились встретиться еще до пьянки, - постарался оправдаться Андрей. - А потом все завертелось, я забыл позвонить.

- Ты знаешь кто? - спросил Марк мелко дрожа.

- Дурачьё, - ответил сосед, целуя шею сзади, он боялся повернуть блондина к себе, боялся увидеть боль в его глазах.

- Выгони этого придурка, он меня раздражает! - прошептал Самохвалов, он готов был расплакаться, нет, уже плачет.

- Будет исполнено! Только давай сначала снимем с тебя обувь, ты разденешься и ляжешь в кровать, спрячешь нос в одеяло и подождешь меня.

- Ладно.

Было уже все равно на то, что болит нога, задница, что надо помыться, потому что он весь липкий. Марк просто разделся и забрался с головой под одеяло, отворачиваясь к стене. Не желая слушать разборки в кухне. Он даже уснул и проснулся лишь от того, что Андрей забрался к нему под одеяло.

- У тебя кровь пошла, по носкам видел.

- Не заметил.

- Прости меня, ладно? Я люблю только тебя.

- Помыться хочу.

- Давай, а я пока белье поменяю. Где спать будем? У тебя или у меня?

- Не буду спать там, где ты кого-то трахал.

Анрей улыбнулся, разворачивая его к себе и целуя в губы.

- Как скажешь, родной мой.

- Дурачьё!

- Сам дурачьё! - гоготнул Андрей, целуя его.

Было еще много вопросов, которые нужно уладить, выяснить, ну, а сейчас просто можно расслабиться и заботиться об этот милом истерике, хотя, истерил он весьма обоснованно.