Иной мир, проблемы те же (ну, почти)... 3363

Дул автор
Ruroni соавтор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Одни мечтают попасть в другой мир, другие же нет. Но что если об этих мирах не подозревать, но все равно там оказаться? Как жить, что делать, какую цель перед собой поставить? Да и как сохранить себя, учитывая то, что теле запечатан демон, у которого так же есть свои мысли и желания.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Чтобы больше соответствовать цензуре, а так же простой логике, но самое важное - заявке, стражницы будут старше в фике, чем они были в сериале и комиксах (там им по 12-14 лет).

Так же все, кто впервые наткнулся на этот фик убедительно просим прочитать предупреждения. Там описаны почти все моменты, которые чаще всего вызывают вопросы, а нас немного достало отвечать одно и тоже.

Если кому нужны ссылки на Самиздат:
1я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/01inojmir.shtml
2я часть: http://samlib.ru/n/nagelxman_n/02inojmir.shtml

Омак от Tenge no Sassori: https://ficbook.net/readfic/6432321

Для тех, кто захочет подкинуть на что-нибудь:
https://money.yandex.ru/to/410011383894570
Вебмани - R300322494625
Карта "Сбербанка": 5469-5500-1140-5195

Работа написана по заявке:

Глава 6: Новые знакомства: Часть 1я

31 января 2017, 14:31
Примечания:
Должен предупредить:
Глава является больше повествовательной. Во многом очень эмоциональной и довольно личной. Мы не находим в этом ничего особенного и странного (голый реализм, как по мне /Ruroni), но на особо чувствительных и юных читателей данная часть может действовать несколько угнетающе. Ничего такого серьёзного или страшного, просто эмоционально.
И в целом такое предупреждение тут быть не должно, ведь выставленный возрастной рейтинг снимает с нас ответственность. Однако по своему опыту (а в свои подростковые годы я был весьма ранимым /Ruroni) могу сказать, что тогда мне подобные главы читать было тяжело и мог остаться осадок. И я уверен, что многие читатели даже не замечают, что у фиков есть ограничение по возрасту. Так что тут и в некоторых последующих главах будут стоять подобные "обтекаемые" предупреждения. Чтобы и без спойлеров, и настроение читателям не испортить.
11 декабря 2002       Этот день для Вилл не был чем-то особенным. Сказать по правде, он был похож на другие дни. Прийти в школу, отбыть каторгу на уроках, поговорить с другими девчонками, если было о чем, после чего можно было смело уходить. Все это было однообразно. Не было ничего, что хоть как-то могло бы разбавить эту серую пелену в её жизни, и девочка с каждой неделей все больше и больше замыкалась в себе.       Это началось тогда, когда она впервые поняла, что её отец как-то не так на нее смотрит. Нет, в тот день все было так же, как и раньше, но все же что-то было не так. Этим поворотным днем было первое сентября, когда Вилл вернулась домой, испытав разочарование, что в очередной раз не смогла найти себе подругу или хотя бы тех, кого в будущем можно было бы так назвать. Тогда, вернувшись домой, она опять застала отца, который, по идее, должен был быть на работе. Тот был пьян. Нет, не было ничего, в чем можно было бы обвинить мужчину, но Вилл тогда ощутила нечто... просто нечто. С тех пор каждый раз, когда она возвращалась домой, юная Вандом испытывала это нечто. Дома было неприятно находиться до того момента, пока мама не возвращалась с работы. Иногда же это было очень поздно. Опять же, нельзя было сказать, что ее отец вел себя как-то не так. Даже когда он был пьян, вел себя относительно нормально. Девочка несколько раз видела, как выглядят со стороны пьяные люди, и, честно говоря, жутко боялась того, что и ее отец начнет вести себя так же.       Но, даже учитывая все это, Вилл не могла заставить себя вернуться домой сразу же после школы. Именно по этой причине она часто задерживалась на занятиях, пытаясь найти точки соприкосновения с другими девочками. Причиной же такого поведения было то, что ее подруга Лара после окончания прошлого учебного года перебралась в городок Фадден Хилз из-за работы родителей. В результате чего сама Вилл оказалась в окружении тех, с кем раньше не особо дружила, и это, мягко говоря, было не очень приятно. Присоединиться же к какой-то группе было очень сложно, этому также не способствовало и то, что сама Вандом, частенько находясь среди них, испытывала странные ощущения. Ей было просто неуютно находиться рядом с ними.       Вот по этой простой причине юная Вандом любила вечером после школы прийти в этот парк, где уже никого не будет. Может, несколько одноклассников и будут тут тусоваться, но они ее не трогали. В конце концов, у Вилл было одно доказательство, которому лучше не всплывать. Потому за себя Вильгельмина была полностью спокойна и не боялась ходить по парку, когда было темно. Хотя и хотелось бы делать это в компании. Девочка жутко завидовала тем, кто мог так беззаботно общаться с подругами, ведь она этого уже несколько месяцев не могла делать.       — Эх, чем бы сегодня заняться? — тихо прошептала девочка, подходя и садясь на качели.       Также одной из причин, по которой Вилл так и не смогла присоединиться к некоторым группам, была ее семья. Точнее сказать, финансовое положение семьи. Не то чтобы оно было плохим, но вот ее вещи сейчас были не всегда новыми. Нет, ее это не слишком расстраивало, ведь в таком случае часто можно было не волноваться, а лазать туда, где очень грязно, но есть много всего интересного. Например, некоторые заброшенные здания на границе их района. Особенно это было хорошо, когда все делали это на спор.       Но была у подобного и обратная сторона. Некоторые девочки в их школе смотрели свысока на таких, как Вилл, именно из-за того, что они носили уже ношенную кем-то одежду. Да и так одежда на девочке все же выглядела не очень, это признавала даже сама Вандом. Но сейчас ей было все равно, поскольку ей не приходилось волноваться, что с этой одеждой может что-то произойти! И вообще, в ней удобно, вот! А эти высокомерные... эм, как же там мама говорила?       "Нет, лучше сейчас ей об этом не говорить. Даже не думать!" — последний раз, когда она ругнулась, в ее меню на несколько дней появилась та еда, которую она терпеть не могла! Да и попа болела. Мама, конечно же, добрая и самая лучшая, но за совершенные глупости по попе может и прилететь! — Да, именно по этой причине сейчас лучше об этом не думать!       Об этом она подумает как-нибудь потом. Да, дома под одеялом. Когда она будет уверена, что мама спит.       Ну, и как гвоздь в крышку гроба ее отношений с другими девочками были её волосы, точнее, их цвет! Если у отца они были просто рыжими, то у нее — насыщенного красного цвета. Из-за чего в первых классах начальной школы ее часто дразнили. Да и сейчас это так до конца и не прошло. А ей, между прочим, ее цвет волос нравился, вот! И не этим... курицам, да, курицам, что-то говорить! Они вообще ей завидуют, так мама сказала, а она не может ошибаться!       — По крайней мере, в этом, — тихо и как-то неуверенно пробормотала Вильгельмина. — Да, они мне завидуют, по другому и быть не может!       В который раз подняв себе этими словами настроение, девочка улыбнулась и начала раскачиваться.       И вообще, сейчас стоит подумать о том, что перед рождественскими каникулами ей опять придется посещать того врача.       — У-у-у!.. — Вилл прекратила раскачиваться и закрыла красное, словно вареный рак, лицо руками.       Это было... это было... да у нее нет слов передать, каково это было! А все потому, что мама сказала — надо. Да, в тот раз она испугалась, но слышала же об этом! А потом там... сидеть на этом кресле...       — У-у-х... — посильнее сжав ноги, девочка постаралась выкинуть из головы эти смущающие моменты ее жизни. А ведь на следующей неделе ей опять идти туда! — Я этого не вынесу... Точно, заболею! И мама ничего не сможет сказать! — Правда, уверенности самой Вилл это не прибавило, ведь подобное означало, что к этому дурацкому врачу придется идти сразу после Нового года. — Чертовы лекции...       Теперь девочка побледнела, вспоминая, как ей все это рассказывал врач и показывал на картинках.       Посильнее сжавшись, Вилл постаралась прогнать неудобные воспоминания, которые периодически ее беспокоили.       — Глупое тело!.. Из-за него маме пришлось лишний раз потратить деньги...       И это также было правдой, но что-то сделать сейчас уже было нельзя, и юная Вандом с содроганием думала о том, что скоро ее ждет повторение тех неприятных ощущений.       Если бы не эти переживания, что мучили ее уже не первую неделю, то Вилл смогла бы заметить, что за ней уже не первый день наблюдали. Возможно. Нет, она и раньше могла почувствовать то, что за ней кто-то пристально наблюдал, но это происходило не всегда. Да и не полагалась Вилл на подобное, предпочитая доверять своей интуиции. Да, вот где была ее сильная сторона! Именно благодаря своей интуиции она смогла избежать нескольких подстав в этом месяце! Не говоря уже о том, что тот пакет с водой, который предназначался ей, попал в учителя, в результате чего те мальчишки из параллельного класса, над которыми она посмеялась в октябре, оказались у директора.       Вильгельмина не смогла сдержаться и захихикала, вспоминая их лица, полные ужаса от осознания произошедшего. А ведь эти дураки не только ждали рядом, даже не посмотрев, кто же идет, но еще и выскочили, весело смеясь! Да, тот момент, когда они поняли, что попали немного не в того человека, будет греть сердце девочки еще не один день!       Да и вообще, мальчишки дураки! Они только и могут, что лезть со своими глупыми причинами к ним! Водой обливаются, подставы разные устраивают! Если бы еще не пытались подложить различных насекомых, то с этим можно было бы смириться. Но когда на прошлой неделе в тетради Лауры, их самой умной и красивой — тьфу!.. — оказался дохлый паук. Нет, она была рада, что кто-то так подшутил над этой выскочкой, но и сама Вилл не хотела, чтобы такое же произошло с ней.       Отсюда следует вывод, что все мальчишки дураки! Вот! Они делают то, что не должны! И вообще, как можно так относиться? А это их желание задрать юбку? После того как в конце прошлого года над одной из девчонок из параллельного класса так подшутили, задрав юбку, она больше не носила в школу ничего похожего, хотя у нее и есть подобная одежда! Но чтобы кто-то увидел ее трусики с лягушками? НИКОГДА!!!       — Да, они дураки!.. — опять подтвердила девочка, после чего встала, поскольку сегодня было немного холодно, и она уже начала замерзать. — Ну, может быть, не все...       В этот миг девочка вспомнила Питера Брукса, мальчика, что был на пару лет старше неё и учился в средней школе. А так как их школа была совмещенной и являлась сразу и младшей, и средней, то Вилл иногда могла наблюдать за этим мальчиком.       В тот миг, когда она об этом подумала, Вильгельмина сбилась с шага и вновь сильно покраснела. И ничего не из-за того, что она на него смотрела! Просто тот был красивым и классно играл в баскетбол! Да, именно по этой причине она на него смотрит. И вовсе не из-за того, что в тот вечер Питер снял свою футболку...       После этих воспоминаний юной Вандом устоять на ногах уже не удалось, и она грохнулась лицом в снег.       — Ну, хотя бы охладилась, — мрачно произнесла девочка, после чего встала и пошла домой, отгоняя глупые мысли о противных мальчишках.       Не то чтобы до дома идти было далеко, но сегодня карма, как любит говорить одна из её знакомых, была явно не на ее стороне. Почти на всех пешеходных переходах был красный свет, а там, где его не было, он вообще не работал, и Вилл пришлось идти целый квартал, чтобы обойти, поскольку перебежать она боялась. Девочка один раз видела, как какого-то мужчину сбила машина, и пускай сейчас ситуация была другой, но она не хотела оказаться в больнице.       Именно по этой причине ей пришлось топать целый квартал в одну сторону, потом, по неубранной дороге прокладывая себе путь через снег, обратно. Но и на этом её неприятности не закончились. В магазине, куда она обычно заходила после школы, не оказалось ее любимого мороженого! Пришлось ограничиться соком, поскольку дома ничего сладкого не было, а на что-то существенное оставшихся карманных денег у нее не хватало.       Пожалуй, больше всего девочке повезло, когда она вернулась домой, поскольку отца не было. А ведь он обычно любил устраивать глупые лекции на тему ее поведения и отсутствия усердия в обучении, особенно математики! Буэ! Эти глупые цифры, кто вообще их придумал?! Вот если бы биология была чаще, а не как сейчас, от раза к разу...       — Ну, хотя бы мультики можно посмотреть, когда никто над ухом не ворчит... — Вилл улыбнулась и с разбегу плюхнулась на диван, после чего достала баночку с соком.       Несколько часов ничегонеделанья дома были прекрасны, и Вилл это вполне осознавала, также как и тот факт, что ей надо было делать эти противные уроки! Особенно математику, которую она не любила. Та, впрочем, также не любила и саму девочку. Они взаимно не любили друг друга!       Выключив телевизор, после чего поужинав, Вильгельмина отправилась к себе в комнату, чтобы сделать эти гадские уроки, о которых наверняка мама её спросит. Ну почему она должна делать их каждый день?!       — Ай!..       По привычке не став включать свет, девочка вошла в свою комнату и почти тут же упала на пол, споткнувшись о какую-то тяжелую вещь.       — Проклятье... — Вилл больно ударилась коленкой, локтем, да еще и нос теперь болел, из-за чего даже глаза слезиться начали! Это было просто нечестно! Она же точно помнила, что ничего не оставляла в проходе.       — Еще и убраться, — понуро опустив голову, прошептала юная Вандом, поскольку поняла, что лучше сейчас хоть немного привести комнату в порядок, прежде чем мама опять закатит лекцию о том, что в комнате должно быть чисто. Ну, подумаешь, ее кофта висит на люстре, а спортивные штаны на двери шкафа, что в этом такого? С утра же их удобно брать, когда у нее физкультура есть.       Быстренько убравшись, точнее, приведя комнату к виду, когда она выглядит нормально, по ее меркам, Вилл села готовиться к завтрашнему дню, пытаясь посчитать эти гадские уравнения. И даже то, что у нее было целых два дня до этого, чтобы все решить, ситуацию не улучшало. Это заговор, однозначно!       Не говоря уже о том, что ей надо было прочитать долбаную книжку, по которой в пятницу будет контрольная... Что за ужас?! Как вообще можно устраивать контрольные в пятницу?! Да еще и пятницу тринадцатого!!! Это было за гранью добра и зла! Вилл уже знала, что получит за контрольную, и потому подумывала о том, чтобы к ней даже и не готовиться — все равно бесполезно!       В десять вечера вернулась мама, к которой девочка тут же выскочила с улыбкой, но, заметив ее состояние, она сразу слегка поблекла. Сьюзан Вандом работала до позднего вечера и приходила домой уставшей довольно часто, а все из-за того, что денег на все у них не хватало.       «Если бы отец еще работал...» — эта мысль крутилась в голове девочки уже довольно давно.       — Привет, — устало прислонившись к стене, произнесла женщина. — Как ты тут?       — Нормально.       Вилл подошла и взяла пакеты, после чего, прилагая много сил, понесла их на кухню. Пакеты были слишком тяжелыми для нее. Но она справилась, это была победа сил добра!       — Где отец?       В голосе матери, что уже успела скинуть верхнюю одежду и переодеть обувь, пока Вильгельмина разбирала мешки, проскочили какие-то странные нотки. Девочка их часто слышала в подобных ситуациях, но не понимала, что они значат. И все же они ей не нравились.       — Нету. Когда пришла домой, его уже не было, — отчиталась Вилл, убирая коробку с яйцами в холодильник.       — А чем ты занималась, пока меня не было? — как-то хитро прищурившись, спросила женщина, из-за чего девочка сразу же почувствовала грядущую пакость! В такие моменты лучше отвечать честно, может быть, пронесет.       — Поужинала, сделала уроки и убрала в комнате.       Глаза Сьюзан слегка расширились, после чего та быстро переместилась вперед и обняла дочку, начиная тискать.       — У-у-у, кто тут такой хороший...       Младшая Вандом ненавидела подобное!       — М-мама, отпусти... — Вилл забилась сильнее, когда ее начали щекотать. — Х-ха ха-ха-ха... все, хватит...       Тихонечко запищав, Вильгельмина все же смогла вырываться и отскочить на несколько шагов, возмущенно засопев.       — Нечестно!..       — Да-да, — ласково улыбнулась женщина, после чего подошла к дочери и растрепала волосы, отчего та опять возмущенно пискнула и отскочила. — Все, давай, иди мойся и спать, время уже... Мой маленький милый Хрюсик-Шмусик-Мусипусик...       — Ма-ам, — недовольно простонала девочка, которая ненавидела это прозвище, чем вызвала еще одну улыбку у женщины, после чего направилась в ванную, куда по-хорошему надо было зайти еще после школы, чтобы не делать этого вечером. Иначе с утра опять с волосами возиться. Хотя у нее они и были короткими, а также никак не желали укладываться в хоть какое-то подобие прически, но если она мылась вечером и после, не высушив волосы, ложилась спать, то с утра это был сущий кошмар! Словно ее током ударили!       Быстренько скинув одежду и забравшись в ванную, Вилл думала о том, что же будет завтра и сможет ли сегодняшний вечер обойтись без криков. Обычно, когда отца не было так долго, они с мамой постоянно ссорились, а ей это не нравилось! Ну почему они не могут нормально общаться, так же, как и когда она была маленькой?       Девочка села и, прижав голову к коленям, тихонько заплакала от обиды, поскольку она не могла понять, что же происходит. Раньше все было легко и понятно. Мама и добрый папа, и с ними было хорошо. Потом, когда она пошла в школу, где-то в классе третьем начались изменения. Отец стал реже бывать дома, мама часто плакала, они часто кричали друг на друга. Потом вроде бы все опять стало в порядке, правда, сама девочка не была так уверена в этом сейчас, но мама и папа перестали кричать друг на друга. Теперь же, похоже, все начиналось опять, только отец еще и начал пить.       Услышав стук в дверь, Вилл поняла, что засиделась, и тут же подскочила, начав быстро мыть голову и ополаскиваться. Пускай сегодня физкультуры и не было, но, немного побегав, она успела вспотеть. Надо было поторопиться, иначе потом опять можно будет слушать лекцию о том, что дети должны раньше ложиться спать. Хотя, учитывая то, что Лару в обязательном порядке укладывали спать вообще в десять, ей еще повезло.       Надев любимую пижаму с лягушатами, которую ей подарила мама на прошлый день рождения, после того как вылезла из ванной, Вильгельмина выглянула в коридор, только чтобы услышать отголоски разговора. Судя по всему, отец уже вернулся. Вилл не хотела слышать, если родители опять будут кричать друг на друга, и потому быстро проскользнула в свою комнату и тихо легла на кровать, закрываясь одеялом с головой. После чего тихонько пожелала, чтобы такие отношения между родителями скоро закончились.

*******

      Сьюзан Вандом устало прислонилась лбом к стене. Скрыть то, насколько же она устала сегодня на работе, было очень сложно, но у нее все же получилось. Дочь удалось отвлечь, и та не стала задавать неудобных вопросов. Женщина усмехнулась своим мыслям, понимая, что скоро скрывать ее состояние будет еще сложнее. Девочка взрослела быстро и с каждым годом, нет, месяцем становилась все более и более проницательной.       Старшая Вандом усмехнулась, думая о том, что ей немного жаль, что её дочь не направляла свое внимание на учебу. Тогда бы и оценки были лучше, и ей меньше бы приходилось играть, чтобы скрыть свое состояние. А за последние месяцы она уставала все больше и больше. Одна радость — скоро все это прекратится. Она уже почти все подготовила и ко дню рождения дочери точно сможет оформить все документы. После этого они будут свободны, и даже семья «мужа», о которой Вилл ничего не знала, не сможет сделать хоть что-то. Ей осталось не так много терпеть, да и скоро рождественские каникулы. Их фирма хоть и работает, но Сьюзан уже обрадовали тем, что тот отдел, где она работает, будет закрыт до Нового года. Небольшой ремонт, что требовался помещению, будет наконец произведен.       Пока женщина быстро разогревала себе ужин, а также подготавливала все для легкого супа, что надо успеть сварить сегодня, дабы Вилл было чем днем пообедать, Сьюзан с горечью вспоминала о том, как ее заставили выйти замуж за этого... этого... слов не подобрать, какими можно было бы назвать ее мужа!       Она тогда была молодой, влюбилась в более старшего мальчика, и, как результат, переспали. Сначала один раз, потом другой. Тогда Сьюзан была на седьмом небе от счастья. Правда вот, красивая сказка разрушилась в тот самый момент, как семнадцатилетняя девушка поняла, что беременна. Тот ужас она вряд ли когда-нибудь забудет. То время, когда она плакала в подушку, не зная, что делать, а ее парень, что и был отцом будущего ребенка, неожиданно пропал... Она не забудет, как на нее смотрела бабушка, не забудет и того, как к ней отнеслась собственная мать, науськанная бабушкой. Ничего этого Сьюзан Вандом не забудет. Если бы не отец, она бы даже не знала, что делать.       Школу смогла закончить с трудом, потом тяжелые роды и год жизни во тьме, когда единственными лучиками света в её жизни стали новорожденная дочь и отец. Лишь они помогли ей удержаться на краю и не совершить ошибки. Потом, правда, все наладилось, но не без помощи самого Томаса. Точнее, не его, а родителей, что решили макнуть сыночка головой в то, о чем обычно за столом не говорят.       Была ли та свадьба счастливой? Однозначно нет! Но тогда у нее и выбора-то особого не было. Только это и помогло устоять на ногах, а после и подняться, ведь от матери и бабушки она не получила ничего. Те словно вычеркнули дочь из жизни, а ведь были ярыми верующими. Потом умер ее отец, и удержаться удавалось только благодаря Вилл. Лишь благодаря дочери она стала той, кто есть сейчас. Но и о помощи от семьи мужа забывать глупо. Если бы не они, то Сьюзан вряд ли бы смогла закончить учебу, после чего устроиться на работу. Таким образом её подтягивали, чтобы лохушка соответствовала хотя бы минимальным критериям этой семьи. Ну ничего, она не гордая, взяла, что было надо, и теперь с чистой совестью сможет уйти. Тот свой контракт она закрыла давно.       Ах да, контракт. Такая замечательная бумажка, на которой были прописаны обязанности сторон. Обе стороны свои обязанности выполнили, и теперь она наконец может быть свободна. Любила ли Сьюзан Томаса Вандома? Когда-то да, но сейчас... Тогда в ней еще теплились чувства к этому мудаку. Им даже несколько лет удалось прожить как настоящая семья. Но потом его кобелиная натура взяла над ним верх, и её благоверного понесла дорога приключений. О частых пьянках и изменах Сьюзан была хорошо осведомлена. И если раньше она хоть что-то пыталась сделать, то сейчас просто плюнула на все, готовясь разорвать все связи с этим семейством.       К сожалению, последние несколько лет из-за заходов Томаса по своим местам, а также тратах на девочек и алкоголь, их семье стало не хватать денег, особенно в последний год. Именно поэтому Сьюзан сейчас горбатится с утра до вечера, лишь бы у них было немного свободных денег, которые потом можно будет потратить на Вилл. Купить ей новую одежду, а то ходит во всем старом. Игрушку какую-нибудь. Да просто отвести в парк развлечений! Они там не были уже несколько лет. Дать хоть немного больше денег дочери на карманные расходы, к тому же самой уже давно пора обновить гардероб.       Также у Вилл уже начались месячные. Не то чтобы это было неожиданно, скорее даже ожидаемо, но в школьной памятке родителям девочек рекомендовали после их начала посетить врача. И во время следующего визита в клинику они обе его посетят, раз уж все равно пришла пора пройти полное обследование. Подарок на Рождество для Вилл уже есть, так что немного свободных денег можно будет потратить и на здоровье. Лучше перестраховаться сейчас, чем потом получить проблемы.       — Хи-хи... — Сьюзан не смогла сдержать смешок, вспоминая о том, какие взгляды на нее бросала дочь, когда вышла из кабинета. А уж какого красного она цвета была! Жаль, она не подумала о фотоаппарате, слишком сильно волновалась. Но эта возмущенная и смущенная мордочка будет долго ее веселить. Да ведь в тот день было непонятно, что более красного цвета — её волосы или лицо.       Постучав в дверь, давая понять, что пора вылезать из ванны, Сьюзан направилась обратно на кухню. Еще полчаса, и куриный суп будет готов. Благо Вилл вчера смогла сварить бульон. Да и вообще, пора уже приучать девочку к готовке. Говоря откровенно, это бы надо было сделать раньше, но тогда было не до этого. А сейчас подобное будет лишним поводом для того, чтобы провести время рядом со своей девочкой. Ведь из-за её занятости проводить время рядом с дочерью было сложно, и это расстраивало женщину.       Услышав закрывающуюся входную дверь, Сьюзан с трудом подавила тяжелый вздох. Ругаться сейчас не было никакого желания. Но и оставить все просто так она не могла.       — Смотрите, кто приперся... — учуяв запах женских духов от мужчины, которые не смог перебить даже запах алкоголя, сразу же взорвалась Сьюзан.       Старшая Вандом была готова терпеть многое. Постоянные пьянки Томаса... Все равно недолго осталось. Его постоянно недовольное лицо, крики по поводу и без. Даже то, что из-за этого козла ей приходится горбатиться. Но две вещи она стерпеть не могла, не высказав и слова: его отношение к дочери, а также его постоянные измены! Не то чтобы это было важно... проклятье, это было важно! Он ей постоянно изменял! Развелся бы, и проблем не было, но из-за его похождений на работе над ней уже смеются!       Стерпеть тех сучек, что раздвинули ноги перед начальством, чтобы забраться повыше или же ради какой-то вещички и сейчас спали с её мужем, было выше нее! Твари! Шлюхи! Им ведь плевать на Томаса, им важно лишь то место, которые они с его помощью могут занять. Ох, как бы была счастлива Сьюзан, если после того, как она оформит все документы, кто-то окажется на ее месте. У самих нет детей, а за её спиной шепчутся, потому что в глаза сказать страшно!       Причиной подобного было желание семьи Вандом, точнее, старшего их представителя, что не терял надежды вбить мозгов непутевому потомку. Да, Сьюзан работала в их фирме, и с этим проблем не было. С чем проблемы были, так это с тем, что её муж также работал в этой фирме, пускай и в совершенно другом направлении, не говоря уже о конце города. Но земля, как говорится, слухами полнится.       Скандала в этот раз удалось избежать, так, только рыкнули друг на друга, и хотя старшая Вандом была и не удовлетворена подобным, но что-то в глазах мужчины ее напугало. Да и слишком тот был пьян, чтобы до его мозга хоть что-то пробилось. И потому, отправив того спать, женщина вернулась на кухню, где проверила суп, после чего выключила его.       «Такс, и что я буду делать?» — спать ей еще не хотелось, а ведь надо было бы, хотя завтра на работу можно и позже встать.       Заглянув в спальню и забрав ночнушку, Сьюзан быстро покинула комнату, которая уже успела провонять алкоголем. Нет, спать там рядом с этой свиньей она не будет! И так достаточно вместе на одной кровати спали. А сегодня его не отправить на диван! Да и сама она спать на нем не любит.       «В таком случае...» — быстренько заскочив и ополоснувшись в ванной, Сьюзан осмотрела свое тело в зеркало и, накинув ночнушку, пошла к комнате дочери.       — Надеюсь, Вилл не будет против... — тихо прошептала женщина, после чего аккуратно легла на кровать возле стены и прижала к себе проснувшуюся дочь, которая уже через пару мгновений опять уснула.       «И все же, что это за удары током от нее?..»

********

12 декабря 2002       Медленно просыпаясь под звон будильника, Вилл поняла, что не могла даже пошевелиться! Сначала девочка испугалась, но потом сообразила, что причиной этого являлась её мама, которая ночью пришла спать к ней в комнату. Пускай такое и бывало редко, но все же иногда происходило, и девочка не могла её винить, ведь спать в комнате, где все провоняло алкоголем, было мало приятного! Вилл отлично это знала, точнее, понимала, пару раз просыпаясь в гостиной, в которой засыпал отец после очередного загула. Нет, лучше даже не представлять, каково это засыпать при такой вони!       Но, как бы ни были важны эти размышления, сейчас было главное — встать! Хотя было так приятно лежать, что абсолютно не хотелось этого делать. И только подумав об этом, девочка поняла, что же царапало её разум в этой ситуации. Мама всегда вставала раньше нее, иначе бы она не успела все сделать.       — Мам!.. — пискнула Вильгельмина, после того как попыталась повернуться, но хватка только усилилась, и женщина прижала её к себе еще сильнее. — Ты проспала, пора вставать! — В голосе младшей Вандом проскочили панические нотки.       — Успокойся, у меня еще есть время, — спокойный голос женщины прекратил все брыкания, — сегодня я могу попозже явиться на работу.       — Эм, тогда, может быть, ты отпустишь меня? — Вилл не знала, как ей реагировать на подобную ситуацию, уж больно редко её матери надо было позже являться на работу.       — Нет, не отпущу... — прошептали ей в ухо. — Никуда я тебя не отпущу, мой Хрюсик-Шмусик-Мусипусик!       — Ну, ма-а-ам! — Стоило ли напоминать, как девочка ненавидела это прозвище? А ведь она получила его еще четыре года назад! И с тех пор её мама любила его использовать, чтобы заставить её смутиться! Да как так можно?! Но все недовольство быстро смыло осознание ситуации! — Значит, — стараясь не спугнуть возможную удачу, Вилл даже почти перестала дышать, — сегодня я могу не идти в школу?.. — стараясь задавить рвущуюся наружу надежду, произнесла юная Вандом.       — Ты еще лежишь? — в ту же секунду ее отпустили, и в голосе женщины проскользнули командные нотки. — Быстро встать и идти умываться!       — Есть, мэм! — подскочив, шутливо приложила руку к голове девочка, после чего на её лике отразился ужас. В противоположность ей на лице старшей Вандом сияла ухмылка. — Только не говори мне, что...       — Хорошо, не буду... — не убирая ухмылки с лица, произнесла Сьюзан.       — Не-е-е-е-т!..       Крик души вызвал лишь взрыв смеха.       Бросив на маму возмущенный взгляд, чем заставила ту лишь еще больше развеселиться, Вилл на первой космической рванула в сторону ванной. Пока еще девочка не знала, какая эта скорость, но не сомневалась, что она ее набрала. Быстрее только телепортироваться!       Замерев и посмотрев в зеркало, Вильгельмина даже на секунду прекратила попытки пригладить волосы мокрой рукой, а также чистку зубов, подумывая о подобной перспективе. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, слишком фантастически, но этого так хотелось!       — Нет времени думать о глупостях!       Из-за того, что она потратила почти десять минут, нежась в объятиях матери, сейчас у неё времени катастрофически не хватало, чтобы успеть на школьный автобус. А ведь надо было еще попытаться уложить её волосы, которые за ночь умудрились стать похожими на иголки у ежа!       Потратив еще пару минут на то, чтобы привести голову в порядок, Вилл выскочила из ванной под насмешливый взгляд матери, которая могла бы и помочь! Не останавливаясь, она рванула в сторону кухни, только чтобы замереть, увидев на столе разогретый завтрак. А ведь еще вчера вечером в холодильнике ничего подобного не было! А девочка уже подумывала о том, что ей сегодня придется полдня прожить на голодном пайке.       — Вчера приготовила, — спокойно сказала Сьюзан, которая так и стояла у входа на кухню и потягивала кофе.       — Мам! Ты лучшая! — подскочив, обняла маму Вилл, из-за чего та пролила на неё кофе, а он был горячим! — Ай!       — Успокойся, сегодня я тебя подвезу. — Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба, отчего девочка даже замерла, прекратив попытки отодвинуться от пока еще горячей ткани. — К тому же кто-то мог бы ставить будильник и раньше, чтобы каждое утро не носиться, словно за тобой гонятся.       — Нет, нет и еще раз нет! — Вильгельмина даже замерла от ужаса, что ей придется вставать раньше. Для неё и так это было сродни пытке вставать каждое утро так рано! — Лучше буду бегать!       — Ну, дело твое. Хотя в таком случае ты точно не растолстеешь, — не скрывая улыбки, произнесла женщина, на что получила лишь невнятное бурчание уже приступившей к завтраку девочки. — Не говори за едой.       — И вовсе я не толстая! — проглотив кусок пирожка с мясом, возмутилась девочка. Это было уже слишком говорить ей, что она толстая! Нет, среди старших школьников таких было достаточно, но не в её классе.       — Ты еще такая маленькая, а уже успела набраться где-то... — печально вздохнула женщина, из-за чего младшая Вандом опять недовольно забурчала. Мама в очередной раз наступила на её больную мозоль. Ну и что, что она ниже почти всех девчонок в классе?!       — Эй!.. — Вилл опять надулась, хотя к этому моменту уже успела съесть разогретый в микроволновке, пока она умывалась, завтрак.       — Все, давай, иди готовься. Пускай мы и можем выйти позже, но не намного...       — Хорошо...       Забравшись опять в ванную комнату, чтобы скинуть пижаму в корзину для грязного белья, а также избавиться от следов кофе, Вилл невольно взглянула на небольшую дощечку с разметкой. После чего перевела взгляд на зеркало, опять на дощечку, которую поставили здесь еще два года назад, немного подумала и подошла к ней, прислонившись спиной. Пускай в зеркале и нельзя с такого ракурса разглядеть ее точный рост, но никто не мешал приложить руку! Нет, ей, конечно же, хотелось немного привстать, но девочка понимала, что подобное будет жульничеством, да и глупо это.       — Эх, опять... — недовольно буркнула младшая Вандом, после того как отошла от стены и посмотрела на то место, где была её рука. Как же она хотела быть выше! Нет, в том, что она такая маленькая, есть и свои плюсы, но её подруга выше ее на голову! Ей надоело постоянно задирать голову, когда она говорит с хоть немного более старшими девочками. Не говоря уже о том, что из-за её роста иногда считают, что она совсем еще мелкая. Таким образом, познакомиться опять становится труднее.       В тот миг, когда Вильгельмина уже успела избавиться от верхней части пижамы и наклонилась, чтобы снять нижнюю, ручка двери начала опускаться, из-за чего девочка сильно перепугалась и быстро шмыгнула в ванную, прикрываясь занавеской. И причина была даже не столько в том, что она не заперла дверь, а в том, что щеколда вот уже как год нормально не закрывала дверь, и иногда дверь можно открыть. Как случилось и в этот раз!       — Пап, выйди! — Жуткий акустический удар буквально вымел мужчину из маленького помещения, отчего тот даже не успел понять, что же случилось. — Супер! Хуже день быть просто не может!.. — красная под цвет своих волос произнесла Вилл. А ведь это было только утро! Что же ей предстоит дальше, юная Вандом боялась даже предположить.

********

      Сегодня Сьюзан Вандом проснулась, как и всегда, ей для этого даже будильник был не нужен. Легла она вчера пускай и позже, чем обычно, да и устала сильно, но выработанная за год привычка вставать рано дала о себе знать, и потому женщина проснулась задолго до того, как будет вставать Вилл. Так уж получилось, что, когда она поднимала дочь, ей самой уже надо было убегать на работу, и потому выходило так, что Вилл она видела только вечером, чаще всего когда той уже пора было ложиться спать, и это сильно било по Сьюзан.       С трудом сдержавшись и не чихнув, старшая Вандом попыталась пригладить волосы дочери, которые теперь были больше похожи на иголки ежа. Из-за чего так происходило, было непонятно, но чаще всего случалось, когда девочка ложилась спать с мокрой головой.       — Ай... — прервал размышления женщины очередной удар током. — Да что же это такое...       За последние полгода уже удалось привыкнуть к частым ударам тока, чаще всего это происходило, когда Вильгельмина спала или только-только проснулась. Это было странно, но ничего плохого не несло. Женщина даже на всякий случай проконсультировалась у подруги, что была врачом. Хотя скорее не у подруги, а у школьной знакомой, одной из тех, что продолжили относиться к ней нормально. Тогда её успокоили и объяснили, что пускай это и странно, но ничего плохого не происходит. Все это творится из-за военной базы, вот уж где с этим постоянно обращаются.       — Никому тебя не отдам... — прошептала Сьюзан, прижимая дочь посильнее к себе. Повезло, что та в ночи повернулась к ней спиной, не повезло в другом — ей заехали локтем по ребрам. Не то чтобы плохо, сейчас Вилл спит еще очень даже мирно, а вот раньше она постоянно ворочалась.       Еще раз с трудом сдержав чих, старшая Вандом подумала о том, что же могло бы произойти, если бы она не обратилась к знакомым. Нет, у нее их немного, при такой жизни трудно обзавестись ими, но вот на работе тех найти можно, особенно если к тебе часто обращаются с одной и той же проблемой. Так и вышло, что у неё в знакомых в Сейфилде оказалась парочка судей, один адвокат, которой она помогала решать проблемы с компьютером. Это был не основной её профиль работы, но подобным надо было частенько заниматься. Да еще и несколько юристов. Как часто говорил её отец: «Неважно, кто ты сам, важно, кто твои друзья или на крайний случай знакомые». В который раз женщина убедилась, что её отец был прав.       Нет, развестись было нетрудно. Как раз это было самым легким в её плане. Контракт на это четко указывал. Но вот после этого, что будет с ней, не говоря уже о Вилл, трудно было даже представить. Вот для этого ей и нужна была помощь юристов и адвоката. Если же все будет совсем плохо, то тут уже помогут знакомые судьи. Пока Сьюзан оставалась на своем месте, все было в порядке, но делать это становилось опасно, да и не хотела она подобного ни для себя, ни для дочери. В конце концов, она взрослая женщина, которая хочет нормальных отношений! Да и, говоря по правде и откровенно... ну... Надо было признать, ей хотелось секса! Неважно, жестко это будет или же нет, главное, чтобы не как с этим скорострелом! Черт, она уже иногда подумывала о том, чтобы зайти в один клуб, где процветала атмосфера определенных наклонностей. Пара раз в год, когда ей, да благословят её высшие силы, удаётся подцепить какого-нибудь мужика во время отдыха, было слишком мало! Нет, раньше Томас хоть что-то из себя представлял, теперь же...       «Тьфу, даже сейчас об этом мудаке думаю...» — подавив желание прислонить ладонь к лицу, а также кое-как пробившись через иголки, которые уже начали опадать, Сьюзан глубоко вдохнула, наслаждаясь запахом шампуня, что пускай и был дорогим, но своих денег стоил.       Когда она в последний раз могла себе подобное позволить? Старшая Вандом этого уже не помнила. Может быть, года два-три назад подобное еще и было возможно, а иногда Вилл и сама забиралась к ней на колени, но сейчас, когда девочка подросла, подобное происходило все реже и реже. Конечно, чаще всего именно у самой Сьюзан времени и не хватало, но, когда оно было, Вильгельмина часто была рядом со своей подругой или в какой-нибудь компании. Да и подходила к ней за советом редко.       — У-у-у... какая у меня самостоятельная девочка растет... — тихонько прошептала женщина, после чего немного отстранилась и взглянула на часы. — Еще немного времени есть...       Все же стоило признать, что, после того как Лара, подруга Вилл, переехала из-за работы родителей в другой город, её девочка стала чаще проводить время дома, да и на выходных иногда бывала с ней. Но она хотела, чтобы её дочь была счастлива, а в последние несколько месяцев та все чаще начинала плакать, когда была в одиночестве. Несколько раз женщина еще пыталась вывести ту на чистую воду, но Вилл постоянно уходила от ответа или, что было всего раза два, замыкалась в себе. Не желая расстраивать свою маму, та держала все в себе, и это ранило.       А уж что может устроить родня её мужа, даже и задумываться не хотелось! Но с дочерью она останется точно! Никому свою девочку не отдаст! Вообще никому! Ну, может быть, только если та найдет себе какого-нибудь хорошего мальчика, только тогда она об этом подумает! Джей Вандом был суровым мужчиной, но свое право на Вилл он потерял, когда отказался даже взглянуть на ту. А ведь это произошло вскоре после смерти её отца. Будучи тогда еще девушкой, которая многого не знала и не понимала, всеми силами пытаясь ухватиться хоть за кого-то, надеясь найти твердое плечо, на которое она сможет опереться, она где-то глубоко в душе надеялась на то, что этот мужчина хотя бы захочет взглянуть на свою внучку. Это была жестокая ошибка, которая в очередной раз за несколько лет чуть не сломала её. Но Сьюзан выстояла, смогла подняться, пускай не без помощи, что была больше похожа на подачку, но смогла и теперь никому не позволит вмешиваться в дела её семьи!       У старшего Вандома больше внуков и внучек не было, и это было причиной, по которой Сьюзан беспокоилась. Тот мог попробовать что-то устроить, чтобы после этого отстранить её или даже просто забрать Вилл! Джей Вандом был человеком старой закалки, и ему надо было на кого-то оставить компанию, которая была основана его семьей еще в начале столетия и с течением времени менялась, подстраиваясь. Да, каждый раз такое изменение было жестким, но фирма, основанная еще до Первой мировой войны, смогла выстоять. Хотя и о самой Первой мировой войне женщина знала благодаря небольшим исследованиям, которые она провела в последние годы. В школе об этом им не рассказывали. Вернее, упоминали где-то рядом, давая только список литературы, где любой желающий мог найти интересующую их информацию, да и только.       Вот и вышло так, что приходилось лишний раз перестраховаться, чтобы потом не кусать локти в бесполезных попытках добиться хоть чего-нибудь. Учитывая то, как к ней отнеслись раньше, Сьюзан ни на секунду не сомневалась в том, что если старший Вандом захочет своего добиться, то сможет это сделать, но только в том случае, пока она еще не развелась. Потом будет поздно что-либо делать, разве что только её убить, но об этом женщина старалась не думать. Вдруг зазвонил будильник, и девочка, заворочавшаяся в её руках, резко дернулась, отчего женщине пришлось убрать голову, чтобы не получить в нос затылком.       Наблюдая за тем, как Вильгельмина выскакивала из комнаты, женщина не смогла сдержаться и расхохоталась. Насколько же у Вилл была уморительная моська в этот момент! Но веселиться долго было нельзя, ибо потом начнется небольшой апокалипсис. Уж больно Вилл любит ставить будильник в самый притык. Только чтобы резко встать, все собрать, а после, чуть ли не выпрыгивая из окна, со всех ног нестись, пытаясь успеть на школьный автобус. Если же она не успевала, то потом её ждала быстрая прогулка до школы. Сколько бы Сьюзан ни пыталась поднять дочь раньше, у неё ничего не выходило. Для этого ей требовалось потратить несколько минут и чуть ли самой не дотащить девочку до ванной, а вот на это времени как раз и не было. После же попыток переставить будильник, выходила неприятная ситуация, что сама Сьюзан уже успела уйти на работу, а её дочь засыпала, причем один раз умудрившись заснуть на стуле на кухне, пару раз же та отрубилась в ванной.       Потому сейчас пришлось вставать и быстро направляться на кухню, чтобы запихнуть в микроволновку кусок мясного пирога, который вчера специально для этого купила, а также почти на самом донышке электрического чайника воды, этого бы ей хватило на одну чашку кофе. Для большего был поставлен еще один чайник.       То, что последовало после того, как Вилл выскочила из ванной, было больше похоже на комедию. К счастью до этого старшая Вандом успела зайти к себе в комнату и взять халат, после чего даже налить себе кофе и встать в коридоре. Да, подшучивать над девочкой было значительно легче, ведь та слишком сильно волновалась. Реакция на завтрак была особенно забавна! Столь сильное неверие в произошедшее чудо. Только ради этого стоило положить пирог в другую сумку.       Не то чтобы переодеваться было долго, но Сьюзан все же подготовилась вечером и потому могла себе позволить еще немного постоять, потягивая кофе и расслабляясь. Настроение было на высоте, ведь день так хорошо начался. Как же ей подобного не хватало! Посмотреть на рожицы, что строит Вилл, когда та смущается. Или же подобные небольшие разговоры, подшучивания. Всего этого женщине не хватало, чтобы почувствовать себя счастливой. Также как и не хватало возможностей проводить больше времени с дочерью       — Смотрите-ка, кто встал, — холодно бросила Сьюзан, повернув голову на шум и увидев, как из их комнаты вышел Томас, слегка бледный и пошатывающийся. — Ну как твоя головушка? Не болит?       — З-заткнись... — прошипел мужчина, которому сейчас было очень плохо. Ну, в конце концов, тот больше не был молодым мальчиком, чтобы с легкостью переносить сильные пьянки, а, судя по его виду, вчера было слишком много алкоголя. Как после этого у него хватило сил на женщин, Сьюзан даже не представляла. Было только одно предположение.       — Не советую туда заходить.       Предсказать то, что мужчина сможет открыть дверь, было несложно. Нет, проблему можно было и исправить, но она была из разряда незначительных. Слишком редко к ним заходили гости, а если такие и были, то не мылись в ванной. А из-за небольших происшествий, что случались раз-два в месяц, не стоило и волноваться.       Собственно, как Сьюзан и предсказывала, не услышавший гласа разума мужчина зашел в ванную. Нет, после нескольких случаев даже у такого, как Томас Вандом, начал работать инстинкт самосохранения в подобном состоянии, но именно поэтому женщина и не смогла смолчать. Подобные случаи уже случались и раньше, и потому мужчина частенько мог себя остановить, горький жизненный опыт тому очень способствовал, но сейчас, будучи еще и разозленным из-за неё, Томас вошел туда, куда заходить ему явно не следовало.       Акустический удар вымел мужчину со скоростью света. А уж сколько усилий Сьюзан приложила, чтобы не заржать, аки лошадь, смотря на ошалевшего мужа, было трудно сказать, но она все же справилась. Да и вид Томаса, которому только что стало еще хуже, безмерно радовал, особенно после вчерашнего испуга.       — Иди уже, страдалец, — открывая путь на кухню, произнесла женщина, после чего зашла следом, чтобы поставить чашку из-под кофе. Пора было и ей одеваться.       Но в коридоре пришлось даже встать на месте и начать считать до десяти, прикрыв лицо рукой. Ибо прямо у нее на глазах отчаянно краснея и сверкая голой задницей, пролетела Вилл.       — Когда же ты утром научишься думать или хотя бы брать с собой полотенце?!       Руку от лица оторвать было чрезвычайно трудно.       Это была еще одна дурная привычка девочки. Каждый вечер, после того как она помоется, забирала с собой полотенце. Халата у той не было... ну, говоря по правде, был, но Вильгельмина его терпеть не могла и постоянно убирала как можно дальше. Вот свою пижамку с лягушками она обожала настолько, что могла бы в ней круглые сутки по дому ходить. Взять с собой запасную одежду, раз уж не хочешь голой по дому носиться? Конечно же нет! Вернуть полотенце обратно? А зачем?! Даже тот факт, что Сьюзан специально оставляла в ванной несколько купленных ради этого полотенец, не помогал, она их постепенно перетаскивала к себе в комнату все. Надеть грязную одежду? Нет, не слышали. Возьми с собой хотя бы трусы! Но нет, все как об стенку горох. Вот и случалось раз в несколько месяцев, когда Сьюзан забывала проверить, наблюдать за голой, сверкающей пятой точкой.       — Хм... это уже второй раз в этом месяце... не к добру...       Отбросив эти мысли, женщина поспешила и сама одеться. Вилл, конечно, долго собирается, да и сегодня ей сильно спешить на автобус не стоит. Но вот, чтобы успеть вовремя отвезти дочь к школе, самой женщине следовало поторопиться.       К счастью, пробок не было, и до школы удалось доехать с солидным запасом по времени. Не полчаса, как приезжал школьный автобус, но пятнадцать минут у Вилл еще было.       — Удачи сегодня на уроках, — улыбнувшись, произнесла Сьюзан, наблюдая за дочерью, которая не переставала ворчать. Всю дорогу до школы на правах матери старшая Вандом подшучивала на тему ранее увиденного зрелища, из-за чего девочка очень смущалась. — И не стоит так ворчать... мой милый Хрюсик-Шмусик-Мусипусик...       — М-а-а-а-а-м, — это был стон пораженного в самое сердце противника, что сейчас, печально повесив голову, выбирался из машины.       Провожая дочь взглядом, Сьюзан думала о том, как все могло бы сложиться, будь жив её отец. Тогда, возможно, она бы не оказалась в подобной ситуации. Да, найти и устроиться на работу было бы сложнее, да и то не факт, но вот в остальном...       — Эх, папа, видел бы ты сейчас мою девочку... — тихо произнесла женщина, думая о том, что её дочь обязана своим именем именно деду. Тогда Сьюзан была на краю и не могла думать нормально, но отец помог, и брошенное им в шутку имя очень понравилось в те времена еще девчонке. Что ж, за прошедшее время она об этом ни разу не пожалела.       Бросив последний взгляд на Вилл, что плелась в школу, словно на казнь, старшая Вандом могла лишь улыбнуться, после с сожалением поехать на работу. Пускай до возможности отдохнуть осталось всего ничего, но даже так работу никто не отменял.

*******

      Последняя фраза мамы была словно фаталити. Она была повержена и разгромлена! Все её сопротивление было разбито, после чего над поверженным противником жестоко надругались посредством шуток! Местами слишком... просто слишком! А этот финальный удар?! К несчастью, Вильгельмина умела признавать, когда она была неправа. Любила ли она это? Определенно нет. Но факта того, что девочка могла признаться самой себе в совершенной ошибке, это не отменяло. Вот и сейчас Вилл шла, повесив голову, понимая, что эти шуточки были ее же собственной виной! Ну что ей стоило вчера оставить полотенце в ванной? Они у нее большие, если завернуться, будет больше похоже на платье! Но нет, по старой привычке она утащила последнее к себе в комнату, а утром благополучно забыла с собой его взять.       Подобная привычка проявилась у неё еще года три назад, но девочка старалась бороться с собой, однако происходило это с переменным успехом. И все же это не отменяло того простого факта, что сама Вилл все же иногда вспоминала о том, что ей после ванны даже прикрыться будет нечем! А надевать на себя грязную одежду, когда до двери её комнаты не больше пары метров... даже не смешно. Правда, сегодня мама её спалила, после чего просто уничтожила!       «Больше не буду говорить ничего про возможность ухудшения положения... — в очередной раз зареклась девочка, входя в кабинет, в котором уже находился их вечный учитель. — Ха-ха, сегодня ты не сможешь мне ничего сказать, старый пень, домашку я сделала!» — этот простой внутренний монолог слегка улучшил настроение юной Вандом, которая приземлилась на свое место буквально за секунду до звонка.       — Кхм... — прочистил горло их учитель. Мистер Джонс — их бессменный учитель с первого класса. Так уж получилось, что они у него последний класс, после которого мужчина отправится на пенсию. — Раз вы все сегодня здесь, то должен вас обрадовать тем, что я решил провести контрольную работу...       Окончание фразы потонуло в крике возмущения. К такой подставе от старого пенька никто не был готов! Вилл также была к подобному не готова! Мало того что день начался с неприятностей, а также беготни, так он еще и решил продолжиться в школе! А ведь она смогла вчера себя превозмочь и сделала домашнюю работу! А тут внеочередная контрольная работа, которая ставит крест на её сегодняшнем хорошем настроении. Это было слишком жестоко!..       «А-а-ах... убейте меня... я выжата как лимон...» — стоило только прозвенеть звонку, как голова юной Вандом соприкоснулась с партой. Это было полнейшее надругательство над здравым смыслом! Кто устраивает контрольные на первом уроке, да еще и так внезапно? Оставалось надеяться, что она сможет написать хотя бы на «С-».       Но судьба в виде ее родной интуиции не дала девочке спокойно отдохнуть после выматывающей контрольной. Вильгельмина уже знала, что последует за подобными ощущениями, и потому поспешила покинуть класс, отправившись в туалет. Может быть, там ее неприятности не достанут. Но надежда оказалась тщетной. Маршрут хотя и был выбран удачно, но вот конечная цель оказалась ошибочна. В этот раз поговорить с ней хотели отнюдь не мальчишки, а группа из трех девочек, с которой она и Лара были в постоянных боевых отношениях с самого второго класса. Никто уже из них не мог сказать, с чего все началось, просто бы не вспомнили, но вот взять и простить разные подставы и другие неприятные моменты в жизни никто из них не мог.       — Что тебе надо, Лаура? — разворачиваясь и облокачиваясь на умывальник, спросила Вилл, смотря на эту самую красивую и умную.       Хотя, вновь смотря на это кукольное личико, юная Вандом, кажется, начала вспоминать причины их ссоры.       — О, у меня много претензий к тебе, Вандом, — высокомерно заявила девчонка и даже слегка задрала свой носик. Кулак Вилл просто просил его с ним познакомить в очередной раз.       — Последний раз тебя ничему не научил?       Последняя их драка состоялась в конце прошлого года, уже на каникулах. Тогда она вместе со своей подругой хорошо оттаскала за волосы эту задаваку. В этот же раз было несколько проблем.       — Теперь ты одна, Вандом, — вмиг потеряв всю свою кукольную красоту, зашипела Фостер, слегка наклонившись. Вилл чуть не поморщилась, ведь мало того, что эта выскочка была на год старше всех в классе, так еще и была выше ее почти на голову. — Или думаешь, что сможешь справиться с нами тремя?       — Несмотря на твои хорошие оценки, ты просто дура, — даже прикрыв ладонью лицо, заключила Вилл. Она уже поняла, что сегодня ничего не будет. Эта зазнайка подошла, только чтобы в очередной раз нести какую-то чушь и достать её. — А теперь дай мне пройти...       — Да как ты смеешь меня пачкать своей... — Вандом очень надеялась, что эта блондинка взорвется от возмущения, ибо кипела она не хуже чайника. А уж когда, проходя мимо, Вилл ее коснулась...       — Да-да, только заткнись, у меня от твоего писка сейчас голова заболит...       Это была стандартная тактика этой троицы. Устроить конфликт, после чего свидетели подтвердят, что нападала сама Вандом.       Выйдя из туалета, девочка не смогла сдержать ухмылку, видя как раз парочку свидетелей. Нет, то, что она поторопилась, Вильгельмина призналась себе, уже когда села обратно за парту, ведь было еще пять минут перемены. Да и к тому же она так и не смогла узнать, чего же хотела от нее эта блондинка, что слишком высокого мнения о себе.       Часто ли дралась Вилл? Однозначно нет. Но со второго класса не проходила и года без конфликтных ситуаций, что каждый раз становились все жестче и жестче. Иногда сталкивались различные группы, которые сложились в классах. Несколько раз сталкивались даже классы, но тогда дрались больше мальчишки. Что же касается самой юной Вандом, то назвать дракой она могла всего два эпизода. Начало этого года, не учебного, а также ситуацию во время каникул.       В первый раз так получилось из-за того, что Вилл неожиданно поскользнулась в туалете и чисто случайно заехала кулаком, которым до этого угрожала этой кукле, прямо в нос. Чистая случайность. Но в тот день ей повезло еще и потому, что и сама Лаура, когда выбегала, поскользнулась и приложилась лицом об пол. Как итог, тогда все подумали, что та сама и виновата, хотя сторонницы этой блондинки и старались убедить директора в обратном. Так уж случилось, что в тот раз он как раз шел по их этажу. С одной стороны, это было хорошо, поскольку он не поверил этим подпевалам, с другой — было плохо, поскольку еще целый урок им всем читал лекцию! Вот с того момента Лаура и старалась подстроить все так, чтобы Вилл и Лара не выдержали и сорвались. Но у нее так ничего и не вышло.       Второй же раз был уже более глобальным. Тогда она и Лара действительно дрались и славно оттаскали за волосы эту куклу. Правда, и сами не остались без нескольких вырванных прядей, пары синяков и местами порванной одеждой. Но их-то одежда не была самой лучшей, чем кичилась Фостер. Так что даже мама об этом эпизоде не узнала, хотя Вилл и не была до конца уверена.       Теперь же, судя по всему, ей действительно придется драться, но она не знала, как это делается! Пугало ли Вилл это? Конечно! Эта блондинка от неё не отстанет, особенно теперь, когда Вильгельмина осталась одна. Все другие в классе просто не решаются что-то против неё и слова сказать. А вот сама Вилл, да и Лара вместе с ней частенько подобное делали. Но теперь, судя по всему, эта кукла решила сделать так, чтобы никто не смел ей перечить. Идиотка, которая из себя ничего не представляет. Она даже на физкультуре одна из самых последних!       — Внимание, класс, сейчас будет биология... — А вот это сообщение очень сильно подняло настроение Вилл. Впервые за полтора месяца был её любимый предмет! — После которой мы отправимся на экскурсию.       А вот этого не ожидал никто, собственно, как и контрольную на первом уроке.       — Мистер Джонс, но ведь об этом же сообщают заранее, — высказался один из ботаников в их классе, который ради атмосферы даже очки на себя напялил, хотя те ему были и не нужны, а теперь еще и поправил их. Надо ли говорить, что подобное поведение сама девочка считала глупым?       — Вам повезло, 5С класс сегодня не сможет участвовать в этой экскурсии, а так как за неё уже заплачено и она есть в графике, то решили нас отпустить на неё раньше, — спокойно ответил на вопрос их учитель.       Надо было признать, что подобное было редкостью, но все же случалось, и потому было воспринято хоть и не на «ура», но все же неплохо.       «И куда мы сегодня поедем?» — уже предсказывая возможные неприятности, подумала девочка. В школе она могла за себя не беспокоиться, а вот на экскурсии были возможны проблемы.       Поездка в городской музей, посвященный какой-то выставке, связанной с живописью, хотя и был неплохой, но не это было самое главное! Самым главным было то, что их там нормально покормили. Пускай Вилл и взяла с собою ланч, но все же была возможность, что его ей не хватит. Сегодня должно было быть на пару уроков больше, и потому вполне был возможен вариант с тем, что ей того куска пирога не хватит. А тратить карманные деньги в их буфете не было никакого желания.       Стоит ли говорить о том, что все произошло точно так, как и предсказывала Вилл? Её пару раз попытались подставить, а именно сделать так, чтобы она неудачно упала, но Вильгельмина предусмотрительно держалась настороже и потому хорошо прошлась по чьим-то ногам. А нечего их выставлять! А уж вспоминать о том, что кое-кто попытался спровоцировать скандал, но ничего не получилось, вообще не стоит. Мистер Джонс следил за всеми аки орел и потому вмешался намного раньше, чем это сделали их сопровождающие. Таким образом, даже возможность устроить неприятности была задавлена на корню. О чем думала эта кукла, Вилл даже предположить не могла, ведь подобное является действительно глупостью.       — Наконец мы можем нормально поговорить, и нам никто не помешает, — пыхтя, словно паровоз, злобно прошипела Фостер.       — О, не побоялась подойти ко мне одна?       Видимо, её подружек еще не выпустили из дисциплинарной комнаты, тогда как заводилу, как всегда, выпустили раньше.       — Из-за тебя мне сделали выговор!       Юная Вандом на это лишь фыркнула и прислонилась к стене, краем глаза заметив, как кое-кто из старших девочек сейчас следит за ними. В конце концов, разговор проходил не на территории их младшего корпуса.       — Его сделали, потому что ты такая дура. — О да, сейчас была хорошая вероятность того, что кое-кто сорвется, и тогда у этой особы будут серьезные проблемы.       — Ах ты, нищенка!       Стоило признать, что, несмотря на ярость, Лаура Фостер не повышала голос, продолжая шипеть не хуже змеи.       — Ты, говори уже, зачем подошла...       Все же Вилл было интересно, чего эта кукла так к ней прицепилась только сейчас, а не в начале года. Прошло слишком много времени с их летней драки, а она подошла только сейчас, и было непонятно почему.       — Не смей даже смотреть на Питера! Ты просто нищенка, чья семья не может тебе нормальную одежду купить!       И хотя первая часть фразы вызывала глубокий шок и удивление, то вот вторая действительно больно ударила. У неё была нормальная одежда, а эта... эта...       — А не то что? — И пускай раньше этот мальчишка её не интересовал... ну ладно, немного интересовал, то теперь она была просто обязана как можно сильнее постараться, чтобы насолить этой кукле.       — Мы с ним друзья детства, так что можешь...       Что там хотела сказать взбешенная блондинка, осталось секретом, поскольку та, не сдержавшись, приблизилась слишком близко, из-за чего к ним подошла та самая девочка, что за ними наблюдала.       — Проблемы? — Вильгельмина не могла сказать, из какого та была класса, но, судя по всему, была из выпускных, ведь она была намного выше их и даже Лауры!       — Никаких проблем, — коротко бросила Фостер, после чего бросила на неё мрачный взгляд и, хмыкнув, удалилась.       — Надеюсь мне не надо напоминать, что на территории школы не стоит устраивать разборки? — спросила старшая девочка, на что Вилл лишь помотала головой, с трудом справившись с удивлением. Это был первый раз, когда кто-то из средней школы говорил с ней нормально, а не как с маленькой девочкой. — Вот и хорошо, — кивнув, и осмотрев Вилл, а после чему-то кивнув, развернулась и ушла.       «И что это было?..» — юная Вандом так и стояла, прислонившись к стене, в центральном здании, продолжая наблюдать за куклой, которую уже кто-то встречал.       Еще немного постояв, Вилл направилась в сторону баскетбольных площадок, где сейчас, по идее, должен был находиться Питер Брукс. Вилл так и не поняла, из-за чего на неё взъелась Лаура, да еще и только сейчас, но причиной этого был явно этот мальчик. Нет, она из-за него почему-то краснела и даже иногда в последнее время стала думать о нем, но Вилл все равно не понимала, при чем тут Брукс и так сильно разозлившаяся кукла.       Вообще было странно, что начальную школу соединили со средней, но все же это был факт, из-за чего территория школы была довольно большой. С одной стороны располагалось несколько зданий средней школы, с другой был корпус младшей школы. Посередине был небольшой парк и парковка для автобусов, а чуть дальше располагались несколько корпусов с тренировочными площадками, бассейн и буфет. А также небольшой стадион, который использовался только весной и осенью. И хотя их школа и была странной, но она слишком удачно располагалась. Говоря по правде, Вилл вообще повезло в неё попасть, но это не отменяло того факта, что здесь была глупая литература. А ведь этого предмета не должно было быть до средней школы!       «Хм, где же он? — заглядывая уже во второй из тренировочных залов из трех, что располагались в этом здании, подумала девочка. — И здесь нет».       Так уж получилось, что почти все площадки были обеспечены баскетбольными кольцами, но популярностью пользовались всего три из пяти. К несчастью, Вилл не знала, какие именно были популярны. Ведь обычно сразу после школы она уходила домой. Это стало возможно только в этом году, и девочка стремилась воспользоваться ситуацией по полной. А ведь раньше её забирал либо отец, либо мама, когда у той была возможность, либо же, что иногда все же случалось, кто-то из подчиненных мамы. Правда вот, в прошлом году для неё специально наняли няньку, но в этом учебном году от этого отказались, посчитав, что сама Вилл уже не маленькая девочка и до дома сможет добраться, ведь тут не слишком далеко. Хотя чаще всего сама Вильгельмина пользовалась автобусом, от него до дома было ближе всего идти.       «Чертов закон Мёрфи! — стоило ли сомневаться в том, что искомый мальчик будет найден на самой последней спортивной площадке. — И что тут у нас?» — поднявшись по трибунам наверх, Вилл постаралась стать как можно незаметнее, ведь тут сейчас были почти одни старшеклассники. Было еще несколько мальчишек из её параллели, но девочек из её или других классов младшей школы не было.       Вилл так и просидела на скамейке почти полтора часа, пока шла тренировка и игра, стараясь не отводить взгляда от того, кто мог бы помочь разозлить Фостер. Ну да, он был красивым! Но из-за чего Лаура так сильно разозлилась, становилось совершенно непонятно! Ну, друзья они детства, и что такого? Хотя и сама Вилл хотела бы, чтобы кто-то похожий был у неё в друзьях детства. Но это же не повод так злиться? Особенно учитывая то, что с самого начала учебного года у них не было серьезных стычек. Так, пошипят друг на друга в сторонке и успокоятся. Без этого было бы совсем скучно.       — Ну, и что ты думаешь об этом выпаде своей подруги? — произнес один из трех мальчишек, что вдруг оказались совсем рядом. Хуже всего было то, что она их не заметила! Как так получилось, Вилл и сама не знала. Но уйти так глубоко в свои мысли, что не заметить объект слежки, который подошел к ней, было верхом глупости.       — Ой, да успокойся ты. Эта мелкая хуже комара ночью, жужжит и жужжит, а прихлопнуть нельзя, — сказал Брукс. — Вообразила о себе невесть чего, а теперь меня этим достает... — Если бы не ситуация, то Вильгельмина бы сейчас хихикала. Вот тебе и друг детства! — А ведь если бы не родители, то я бы послал эту мелкую уже давно!       — Но все же что думаешь о её словах? — заговорил последний из троицы. — Я знаю, что тебя подобное бесит, так что не надо мне тут сверкать глазами, но сам знаешь...       — А не пошел бы ты... — В голосе Питера слышалась усталость. — Как же вы меня этим достали. Сначала Лаура мне полтора месяца мозги выедает, теперь еще и вы...       — А зачем еще нужны друзья? — мальчики дружно усмехнулись. — Но ты так и не ответил на вопрос. Увиливаешь?       — Да что тут можно говорить? Еще одна мелочь, которая о себе много навоображала или в голове расписала непонятные сказки. Бесит! — Брукс от досады даже пнул дверь, которая сейчас и скрывала Вилл от их взглядов, поскольку стоило только зазвучать голосам мальчиков, как она постаралась спуститься и в результате залезла между скамеек. — А у этой так еще и волосы красные. Как подобное допустили в младшей школе, я вообще не понимаю! Мало того, что малявка, так еще и красится! И хуже всего, что она именно малявка!       — Ох, ты так жесток... — заговорил первый из парней. — А теперь представь, что она сейчас здесь и тебя слышит!       — Это был бы тот еще номер, — сказал второй неизвестный.       — Хотите знать, что бы я сказал в такой ситуации этой мелочи? Она может идти...       А вот дальше были одни непечатные выражения! Большую часть Вилл даже никогда и не слышала.       — Ох, как ты жесток...       — ...и беспощаден...       — ...говорить такое невинной деве...       — ...наш ловелас...       — ...а может быть, пегас?!       — Я вашу парочку сейчас стукну. Как же вы задолбали меня этой жалкой пародией... — устало протянул Брукс.       — Но-но-но! Нашему донжуану не престало такое говорить! Ты же свет во тьме этих маленьких...       — Идиоток! Все, закончили, идем уже переодеваться. И чего вас вообще здесь прорвало? Не могли, что ли, дома спросить?       — Просто кое-кто стесняется говорить на подобные темы в школе. — Судя по голосу второго, он ухмылялся.       — Но сейчас ты доказал, что можешь, когда нужно!       — Признавайтесь, вы ведь все это подстроили? Вот только зачем, ведь рядом никого нет.       — Рядом есть мы! Тебе нас мало?       — Ты ведь знаешь, что я хочу тебя стукнуть?..       Дальнейшую часть фразы Вилл не расслышала, поскольку она потонула в диком хохоте тройки мальчишек, что поспешили в раздевалку. Сама же девочка боялась сдвинуться еще несколько минут, после чего, выбравшись посмотреть, был ли кто еще рядом, поспешила покинуть помещение. Время было уже позднее, да и в глаза что-то попало. И высморкаться не помешает, ведь там, где она сидела, было слишком много пыли. Да и убрать учебник, который она зачем-то достала из шкафчика, не помешает. От него была только одна польза, на него было удобно опираться.       Менее чем через час Вильгельмина уже сидела на своих любимых качелях и медленно раскачивалась, пытаясь понять, что же с ней такое происходит. Ну плохо высказался о ней какой-то мальчишка, и что? Ну услышала она много ругательств, половины которых не знает, не говоря уже об их значении. Также ничего нового! Но почему же ей было так плохо и больно?       По щеке опять скатилась слеза. Наверняка это из-за холода. Да, точно, это из-за холода, а не из-за слов этого... Брукса!.. Да как из-за него вообще подобное может быть? Но все же то, что он сказал, было больно. Но хуже всего была часть про её волосы! Больше никого в младшей школе с такими волосами, как у нее, нет, так что Вильгельмина была уверена, что речь шла о ней. Да и ощущение возникло именно такое. Да как он только мог вообще сказать, что она красится?! Такое нельзя прощать!       — Но все же, почему так больно?.. — тихо прошептала девочка.       Проведя еще некоторое время в парке, Вилл отправилась домой, хотя делать этого совсем не хотелось. А причина была простой — её отец, который обязательно будет дома! После таких загулов он обычно весь следующий день дома торчит. В последние несколько недель находиться рядом с ним стало совершенно невозможно. Во всяком случае, временами, но из месяца в месяц количество случаев увеличивалось.       Поднять её настроение не смогло даже мороженое, которое сегодня было в магазине. Дома же настроение ухнуло вообще на самый низ. Отец опять был пьян, и находиться рядом с ним было совершенно невозможно. Так он еще и занял телевизор, а ведь он у них был всего лишь один! Так что никаких мультиков ей сегодня не светило. Оставалось только пообедать, стараясь не попадаться на глаза отцу, после чего пойти к себе в комнату, чтобы зажевать этот горький день чем-нибудь сладким.       Сегодня Вилл не повезло и мама не вернулась домой даже до того, как сама девочка пошла спать, предварительно посетив ванную, не забыв при этом взять все свои полотенца, чтобы не повторилась утренняя ситуация. Хотя, пожалуй, самым лучшим было то, что отец отрубился на диване и не доставал её.       «Надеюсь, завтра день будет лучше...»       13 декабря 2002       Утро добрым не бывает, особенно в пятницу тринадцатого. Эту простую истину девочка вынесла еще давно. Вот и сегодня день начался с проблем. Маму она так и не увидела, та убежала раньше, чем девочка проснулась. Хотя Вилл и слышала её голос, который призывал её встать пораньше, чтобы не опоздать, но он не помог, после чего сама Вильгельмина отрубилась опять. Как результат, проснулась она от звона запасного будильника, что специально был расположен как можно дальше, чтобы его точно не удалось выключить.       А ведь для того, чтобы успеть на автобус, надо было поторопиться! А времени оставалось все меньше и меньше. Именно по этой причине девочка вскочила и сорвалась в ванную, даже не смотря под ноги, из-за чего споткнулась и больно ударилась рукой. После чего, наконец добравшись до ванной и зацепившись о маленький гвоздик по пути, умудрилась порвать любимые штанишки. Слава богу, что это были не от её любимой пижамы. Но даже так звук рвущейся ткани был страшным ударом! А ведь она еще и поцарапалась! Да еще вдобавок, как оказалось, во время падения старенькая футболка также не выдержала и разошлась, теперь все это можно было пустить только на тряпки. Повезло только в том, что вещи были старыми.       — Замечательно, день еще не успел начаться, а у меня уже неприятности... — бурчала юная Вандом, пока чистила зубы.       Повезло, что она вчера все же перетащила полотенца обратно, иначе второй день подряд ей бы пришлось совершать пробежки до своей комнаты голышом. А ведь отец уже встал и сейчас сам быстро собирается! Нет чтобы помог! Разбудил, в конце концов! А так получилось, что она проспала, да еще и завтракать придется в спешке.       Вылетев из ванной, почти полностью завернутая в полотенце, Вилл чуть не налетела на отца, который ей за это отвесил подзатыльник, после чего сам поспешил в ванную. А ведь это было больно и обидно! Ничего с утра не сказал, не помог, не разбудил, просто отвесил подзатыльник и все. Разве что не накричал. Настроение стремительно приближалось к отрицательной отметке.       Пока девочка быстро собиралась и одевалась, послышался звук закрывающейся входной двери. Замечательно, он с ней даже не попрощался! А ведь её отец также имеет машину и мог бы подвезти, но нет!.. Теперь Вильгельмине надо побыстрее позавтракать, чтобы не опоздать на автобус. С одной стороны, постоянно так торопиться было плохо, но Вилл не умела рано вставать. С другой — автобус все равно привозил их за полчаса до начала занятий, и если она не станет спешить, то и сама спокойно сможет дойти. Да и дорог, которые надо переходить, у нее на пути не так много. Но сейчас зима и везде снег, который не всегда убирают, а значит, она вымотается намного больше, идя пешком, чем если сейчас поторопится и сядет на автобус. Да и к тому же тогда у неё будет еще целых сорок минут на то, чтобы поспать! Десять минут подремать в автобусе и еще тридцать... ну ладно, чуть меньше, в самой школе.       — Эй, так нечестно! — В тот момент, как Вилл зашла на кухню, ей захотелось расплакаться. И причиной того являлся почти полностью съеденный пирог с мясом! Остатков хватило только на то, чтобы немного перекусить. — За что?..       Специально приготовленный мамой ланч был вскрыт, и теперь пустая коробка из-под него лежала в раковине.       Мало того что Томас Вандом подъел пирог, почти ничего не оставив самой Вилл, так он еще и вскрыл её ланч, в результате чего девочке придется потратить часть карманных денег в школе. Это было нечестно! Если так случится, она потом ничего не сможет себе купить! Да даже тех денег, что она тщательно откладывала, копя потихоньку, не хватит сегодня. Она тратит их раз в месяц, а так как скоро Рождество, Вильгельмина уже потратила свои сбережения еще на прошлой неделе. Все равно что-то существенное можно было бы купить, только если вообще не тратить те деньги, что ей дают на карманные расходы.       Но, несмотря на всё ужасное положение, Вилл все же успела заскочить в автобус, который стоял на привычном месте. Был, правда, еще один вариант, если бы того не было на месте, был шанс его догнать, срезав через дворы. Если бы повезло со светофорами, то был бы второй шанс. Но он ей не понадобился, поскольку девочка смогла воспользоваться и первым.       И потому, залетев в последний миг в автобус и пыхтя аки паровоз, осмотрела его салон и нашла подходящее для себя место почти в самом конце. Так уж получилось, что почти всегда свободные места были в самом конце, поскольку все остальные занимали раньше. Не то чтобы это могло вызвать проблемы, но мелкие пакости со стороны мальчишек, которые обычно там сидели, были обыденностью. И пакости эти были скорее словесными, ведь сделать что-либо на территории школы или в автобусе они не могли, а когда пытались, каждый раз оказывались в дураках.       — О, смотрите, а вот и наша Вилма, — произнес их заводила, стоило только юной Вандом сесть к еще свободному окну и наклониться вперед, искренне надеясь, что удастся подремать. Дело было еще и в том, что эта группа мальчишек не всегда ездила на автобусе, частенько их подвозили родители, но сегодня был как раз такой день. Хотя кто бы сомневался? — Ну что, как ты там? Уже начала плакать?       — Заткнись, Майкл... — прошипела Вилл. Всю ночь ей снились кошмары, и она часто просыпалась и по этой причине не выспалась.       — Что-что ты там блеешь? — Майкл Купер был сравним с нарывом на попе. И хочется смириться, но он постоянно о себе напоминает.       — Я говорю — заткнись, Майкл! — чуть повысив голос и разгибаясь, твердо произнесла одна из самых известных учениц 5Е класса.       — Оу, Вилма, какая ты сегодня злая...       Этот мальчишка уже дважды оставался на второй год! Как его еще не исключили из-за оценок и постоянных нарушений правил, девочка искреннее не понимала. Да и так называл её только он, остальные боялись.       — Неужели у тебя уже начались... — и, смотря на покрасневшую Вилл, которая легко поняла, куда тот клонит, заржал. Правда, так уж получилось, что его никто из его шайки не поддержал, потому что сами не смогли понять, о чем тот говорит.       — Эм, Майки, ты о чем? — Лицо осознавшего все Купера немного все же подняло её настроение, и девочка поспешила отвернуться. Все равно теперь до неё докапываться не станут. Купер хоть и хочет казаться крутым, но сам довольно стеснительный. И всего парой фраз его можно загнать в угол.       Дальнейшая поездка проходила в тишине, если не считать словесного спора за спиной, когда у неформального лидера, а на взгляд самой Вилл, одного из самых глупых людей в их школе, пытались выяснить, о чем тот говорил, но прямые ответы не получали. В результате под этот самый спор, что неожиданно смог ввести её в транс, юная Вандом и доехала до школы, даже не особо обратив внимания на севшую рядом с ней одну из тех, кого можно было бы назвать изгоем в собственном классе, из параллели. Но так уж получилось, что и ей самой осталось не столь долго до этого звания, но это было уже не так страшно, поскольку дальше будет уже средняя школа. А несколько месяцев изоляции она переживет.       В школе же все было так, как и предсказывала сама Вилл. Скучные-скучные уроки, на которых она умудрилась разом получить несколько отметок «F». Теперь придется напрягаться, чтобы это исправить! Хуже всего было то, что её мама непременно узнает об этом. В конце следующей недели родительское собрание, после которого Мистер Джонс будет, как обычно, говорить с их родителями поодиночке. А это значит, что у нее есть всего лишь неделя на то, чтобы хоть как-то исправить сложившуюся обстановку!       На удивление Вильгельмины за контрольную по литературе она умудрилась получить «D-»! И это стоило отметить, поскольку шанс на подобный исход был минимальным! Правда, почему-то возникло ощущение, что мистер Джонс её просто пощадил, не став добивать.       Что еще можно было сказать об этом дне? Ну, она потратила большую часть имеющихся у неё карманных денег ради того, чтобы не помереть от голода! А все из-за отца! Вот как так можно?! До самого времени ланча Вилл мучилась от голода, надеясь на то, что её желудок было не слышно. Но даже так из-за грабительских цен нормально поесть не удалось, и даже после ланча девочка ходила голодной, а ведь дальше была физкультура.       — Ты меня не послушала, Вандом! — прямо перед Вилл стояла, задрав нос, и считая эту позу высокомерной или черт её знает какой Лаура Фостер. К слову, на взгляд самой Вильгельмины, она бы назвала её глупой.       — Ну чего тебе еще надо?       Настроение и так было плохим, а тут еще и эта прицепилась. Ситуацию еще ухудшало и то, что Вилл не успела убрать учебник по литературе обратно в шкафчик, а ведь он был тяжелым! Причина же была банальна: она слишком сильно задумалась, в результате чего пришлось бежать с тяжелым учебником на физкультуру.       — Ты... ты... — кажется, эта кукла разучилась говорить что-то еще.       — Я, я. Ну, так чего хотела? — начиная переодеваться, спросила Вилл, которую совсем не беспокоили те взгляды, что бросали на них другие девочки. Было не до этого.       — Будь готова, Вилма!.. — И, гордо развернувшись, из-за чего чуть кое-кто не упал, Лаура поспешила в другой конец раздевалки, ибо урок скоро должен был начаться. Юная Вандом же на это лишь хмыкнула и продолжила переодеваться.       Боялась ли того, что сможет устроить её давняя противница? А что та действительно сможет устроить? Раздевалка, после того как из неё все выйдут, запирается. Украсть ничего нельзя. Если что-то случится с чьими-то вещами, получат сразу все. Какую-нибудь пакость они, может быть, и могли устроить, но не что-то глобальное. А потому сама девочка могла быть спокойна, во всяком случае, сейчас. После школы же она что-то сделать просто не успеет, забирают раньше.       Сам урок прошел совершенно не так, как можно было бы предположить. Дети о себе узнали много нового, когда преподаватель сорвался, осматривая уже пятого пострадавшего. К счастью, узнали о себе много нового только те, кто находился рядом с тренерской, куда поспешил мужчина, оставив все на свою помощницу. Высказав миру и потолку все, что он думал о маленьких идиотах, учитель вернулся, чтобы продолжить занятие.       Надо было признать, что, несмотря на то, что несколько учеников пострадали, сам урок был нормальным, и не было ничего необычного. Если не считать того, что, видимо, в отместку, в конце этого самого урока учитель устроил вышибалы. Все же пострадать от мяча сложнее, чем от падения, которое мог устроить кто-то находящийся поблизости. Сама Вильгельмина весь урок была настороже, поскольку, судя по всему, Фостер прибегла к тяжелой артиллерии и каким-то способом подговорила других девочек на нее нападать.       Естественно, мальчики такой расклад припомнили во время игры. А ведь почти все пострадавшие были именно мальчишками! Как результат, девочки проиграли с разгромным счетом. Самой Вилл также досталось, но не очень сильно. И по завершению этой самой игры девочка допустила свою самую большую ошибку — она расслабилась! А делать это было категорически нельзя, раз у одной куклы потекла крыша.       Как результат, уже на самом последнем круге из-за действий Фостер и её подружек, Вилл неудачно упала, больно ударившись и повредив ногу. Это было слишком больно! Хотелось плакать, но делать этого было нельзя. Если бы она проявила в тот момент слабость, значит, проиграла. А ведь это было намного больнее тех ударов, что она получила летом.       — Закончили урок, — произнес Мистер Паркер, в чьем голосе можно было услышать лишь бесконечную усталость. — Вероника, проследи, чтобы не было инцидентов, — сказал мужчина помощнице, после чего подошел к Вилл и помог ей сесть на скамейку. — Ну, показывай, что тут у тебя...       По результату осмотра оказалось, что она всего лишь сильно ушиблась, и лед, который тут же приложили к ноге, должен был помочь. Также после завершения классного часа, что всегда был после физкультуры, она должна была подойти в медпункт, если нога продолжит болеть.       Так уж получилось, что в школе был душ, в котором после урока можно было помыться. И ради того, чтобы проследить за всеми детьми, будет у них сухая голова или же нет перед тем, как они пойдут домой, был создан классный час, на котором у учителя можно было решить какие-то проблемы, уточнить, как быть, если слишком много плохих отметок. Узнать, как сделать ту или иную работу. Два раза в неделю мистер Джонс помогал им с проблемами, после чего, убедившись, что их можно спокойно отпускать, со спокойной душой делал это или же оставался до того момента, пока за ними кто-то не придет. Просто так одних он отпускать детей не любил, особенно учитывая то, что до этого года он ни разу этого и не делал.       — Спасибо, мистер Паркер, — тихо произнесла Вилл и похромала в сторону раздевалки, рядом с которой стояла девушка.       Вероника никогда не заходила в раздевалку, предпочитая оставлять все разборки на самих детей, во всяком случае, так слышала Вилл от Лары в конце прошлого года, когда та только появилась. Так уж вышло, что девушку перевели, и теперь она присматривала за младшей школой, а не средней, как до этого. Нет, если что-то бы случилось или она услышала шум, то тут же вмешалась бы, подобное уже было, пускай и в параллельном классе, а не у них.       Войдя в раздевалку, девочка чуть не застонала. Все её вещи были раскиданы! Кто это сделал, было и так понятно. Вильгельмине было больно и обидно, правда, даже она сама не знала, чего было больше. И ведь сейчас ничего нельзя сказать, поскольку, хотя вещи и разбросаны, они не пострадали, только некоторые трудно достать. Особенно кофту, которая сейчас висела на лампе. Повезло, что рядом была палка, которой и удалось снять предмет одежды.       Помыться не удалось, её просто в несколько рук выгнали из душевой! Вытолкнули! А Вероника ничего не сделала, хотя и заглянула! Так мало того что Вилл вытолкнули из душевой, когда выталкивали, она поскользнулась и упала на пол, больно ударившись, опять! Чуть не зарычав от злости, девочка вскочила и порвала трусики, когда попыталась их поднять.       — Да что же это за день такой?.. — стараясь говорить так тихо, чтобы её никто не услышал, прошептала юная Вандом. А ведь она не сомневалась в том, что сейчас те, кто еще не переоделся и не ушел, пока она держала лёд, старались услышать, что же она делает.       Быстро встав и подойдя к мешку, в котором была сменная одежда, Вилл начала быстро переодеваться. Сегодня все же пятница, а завтра выходной, так что можно было не волноваться о том, что не удалось нормально посидеть в ванной. В пятницу и субботу она могла себе такое позволить, и даже спать ложилась позже иногда, и только если у мамы было хорошее настроение. Трусики было жалко! А ведь это уже третий предмет одежды за день! И, в отличие от футболки и штанишек, которые порвались утром, трусики были новыми! Всего две недели назад купленными!       Хотелось зарычать от злости и заплакать от обиды одновременно!       — Ну ничего, я еще вам всем покажу... — прошептав эти слова, девочка покинула раздевалку, бросив злой взгляд на помощницу учителя. Чтобы справиться с ней, было достаточно подать жалобу! После этого у неё, конечно, проблем может прибавиться, но с этими подпевалами она сама разберется! Да и осталось-то до выпускного всего ничего.       Именно с такими мыслями Вилл вышла в коридор и глубоко вздохнула, после чего пошла в обход до их кабинета. Оставался всего один урок, после которого она дождется, пока эту куклу заберут, и можно будет идти домой. Нога продолжала болеть, но это было неважно! Во всяком случае, если только её не попытаются подстеречь где-нибудь, вот прямо как сейчас.       — Ну что, Вилма, поняла, как меня не слушать? — не снимая с лица презрительной усмешки, спросила Фостер.       — А, прости, у меня что-то со слухом, мне послышалось, что тут только что кудахтала курица...       Это было безумно глупо, и Вилл это отлично понимала, но позволить себе отступить она не могла! Не перед ней! Не перед этой мымрой, как иногда говорила мама, думая, что дочь её не слышит.       Было ли страшно сейчас Вилл? Естественно! Руки чуть ли не подрагивали, из-за чего девочка посильнее вцепилась в свой учебник, чтобы не выдать страха. Ведь сейчас, когда её нога болела после падения, она даже убежать не успеет! А интуиция ответственно заявляла о том, что скоро у неё будут неприятности. Похоже, что у куклы сдали нервы, раз Вилл ощущала приближающиеся неприятности.       — Что, — тычок пальцем ей в грудь заставил отступить на шаг, — ты, — еще один тычок, — сказала?..       Так уж получилось, что юная Вандом шла рядом со стеной, чтобы в случае чего на неё опереться, и сейчас из-за этих неприятных тычков она оказалась прижата к этой самой стене.       — Так у тебя еще и со слухом проблемы? — отталкивая от себя взбешенную куклу, спросила Вилл. — Так я повторю... Ты что-то сказала, К-У-Р-И-Ц-А?!       Пожалуй, это было наиболее глупым поступком в её ситуации, но Вильгельмина уже поняла, что помощи ей ждать неоткуда. Две подружки этой мымры, что иногда все же останавливали ту от необдуманных действий, сейчас были полностью на её стороне. Вилл была абсолютно одна, а по этому коридору редко кто ходит, разве что охранник да уборщики, или же когда надо срезать. В коридоре были только подсобки да награды вдоль стеночки. Вообще, был еще и зал наград, но часть почему-то находилась здесь.       Девочка напряглась, буквально всем телом ощущая нарастающее напряжение. В ногах чувствовалась слабость, в горле стоял ком, дышать становилось все труднее и труднее. Но, если она прогнется сейчас, уже не сможет себя уважать! Не после всего того, что она услышала о себе от этой куклы за все эти годы. Не после предыдущих двух стычек в этом году. Не после всего!       — Что, нечего сказать, К-У-Р-И-Ц-А?.. — противно ухмыляясь, спросила Вилл.       Деваться было некуда, а отступить сейчас она не могла. Она вообще больше не собиралась отступать! Ни перед этой мымрой, ни перед своими страхами или ощущениями! Не тогда, когда её мама делает все, чтобы они могли нормально жить, а её отец только и делает, что пьет, да пропадает где-то иногда по несколько дней! Она больше не будет отступать перед своими страхами!       В момент, когда прозвенел звонок, словно спустил курок, и все словно сорвалось с места, Вилл не слышала почти ничего. Перед глазами было только лицо этой куклы. В ушах было слышно, как стучит сердце, а также чье-то тяжелое дыхание. Больше ничего не имело значения! Даже боль в ноге и теле, что поселилась там из-за падений, отступила. В руках ощущалось что-то крепкое. Да, в тот момент, когда прозвенел звонок, больше ничего не имело значения!       Тот миг был больше похож на кисель. Когда эта наглая курица что-то начала говорить, прозвенел звонок, и именно в этот момент все вокруг стало каким-то отрывочным, а также двигаться стало так тяжело.       Вспоминая об этом позже, Вилл так и не сможет сказать, что же послужило тем спусковым крючком, который заставил её действовать, но девочка не сомневалась в том, что причиной этого была её интуиция.       Всего одно действие — и тяжелый предмет, что до этого сжимался в руках, полетел в одну из подружек этой куклы, в другую же Вильгельмина влетела со всей возможной силы, отталкиваясь от стены. О-о-о-х, это шокированное лицо, на которое медленно наплывала яростная гримаса, долго будет еще ночами радовать юную Вандом.       Но толчок вышел слишком сильным, и она вместе со второй противницей уже летит на пол, но в этот раз ей повезло: она упала на эту подпевалу и постаралась быстро встать, но нога её подвела, и Вилл начала заваливаться в сторону, из-за чего на нее налетела уже Фостер.       Сдаваться было нельзя! Она не имела права проигрывать! Не сейчас! Она не станет подчиняться этой мымре!       Удар о стену был слишком сильным, из-за чего Вилл начала хватать ртом воздух, пытаясь прийти в себя. Хуже того, в неё вошло плечо противницы! Правда, та и сама пострадала, споткнувшись о подругу и ударившись головой о стену.       Несколько секунд передышки, после которой Вилл начала подниматься. Все её чувства говорили о том, что она находилась в опасности, и потому девочка стремилась побыстрее встать, держась за стену. Быстро бросив взгляд, она поняла, что опасность для нее представляла та, кто получил в лицо её учебником. Она уже замахивалась им в саму Вилл.       Вильгельмина смогла увернуться от учебника, после чего прыгнула в бегущую на нее девчонку и повалила ту на пол. В глазах все двоилось, было видно все только перед собой, вокруг же была только тьма. В ушах было слышно лишь прерывистое дыхание и отбойный молоток. Противница перед ней — вот была её цель! Она схватила ту за волосы и резко дернула на себя, не давая девчонке, что уже успела сесть, и возможности. Так уж получилось, что расстояние было достаточно, из-за чего Вилл пришлось сделать полшага вперед. Все, чего она хотела, — вновь уронить противницу, но та опустилась лицом точно на её пострадавшее колено!       Вилл чуть не взвыла от боли, но именно в этот момент что-то прилетело ей в живот, заставив согнуться, после чего она вновь оказалась возле стены, судорожно пытаясь сделать вдох. Почему-то болело еще и лицо. Была только одна мысль: «Хорошо, что сегодня я так мало поела...» Во рту был противный привкус чего-то...       — Сука... — голос Фостер вернул Вандом в сознание, и она увидела, что та стояла прямо перед ней.       Больше она не стала даже раздумывать и с яростным рыком кинулась вперед, сбивая эту тварь на пол! После чего, сжав руку в кулак, ударила её в лицо! А потом еще раз. Кулак почему-то был мокрым и красным, да и лицо у Фостер также было красным и мокрым. Нанести же третий удар она не успела — что-то ударило её в голову.       Вилл нырнула вперед и каким-то чудом успела выставить руки, в результате чего её нос не познакомился с полом, а вот её локоть познакомился с зубами Лауры. Правда, все это было неважно. В её голове вспыхнули звезды от боли.       — Тварь!       Та, кого Вилл сбила, а после зацепила и сама кукла, и была той, кто швырнул в неё учебник.       Было плохо, голова раскалывалась, а девочка уже ничего не соображала. Было больно, но в голове было уже пусто. Она уже не понимала, что же происходит, все застилала только боль. Она не знала, что сейчас происходит, но была уверена, что не должна сдаваться. А что значит сдаться? Этого девочка уже не знала, но была уверена, что это плохо. А потому, когда той, кто кинул в неё книгу, оставалось всего ничего, Вилл смогла перекатиться в сторону, выставляя вперед ногу, из-за чего эта сука упала!       В следующий миг они уже были тесно связаны в клубок из двух тел. Было непонятно где что! Было плохо и больно, но в какой-то миг Вилл поняла, что она уже не дергается, а просто лежит на ком-то, но вот повернуть голову было выше её сил. Был чей-то возглас, но его девочка уже не услышала, благополучно проваливаясь во тьму.       Пробудилась она от ужасного запаха и тут же застонала от боли. Казалось, что болит все тело!       — Ну что, пробудилась, спящая красавица?       Почему от этого приятного женского голоса, в котором было столько осуждения, было так больно в голове?       — Ну-ну, тихо, тихо. Эх, что же вы там устроили...       С трудом открыв глаза, Вилл увидела женщину, чья красота уже начала увядать из-за возраста. Оливия Белл — их медсестра в медпункте. Самая старшая из трех женщин, что работают там.       — Что со мной? — Вилл не помнила ничего, что случилось после того, как она вышла в коридор, после физкультуры.       — Не помнишь? — В голосе Белл появились нотки беспокойства.       — Нет. А что случилось?       Юная Вандом попыталась сесть, но без помощи у нее ничего не получилось. В голове по-прежнему раздавались удары молота о наковальню.       — Так, ну-ка давай аккуратнее... — произнесла медсестра, после чего начала помогать Вилл.       Пока проходило обследование, во время которого Вилл отчаянно краснела от смущения, а также чуть ли не подвывала от боли первое время, память начала возвращаться к ней. И из-за этого было еще хуже! Теперь у неё море проблем! Нет, не море — целый океан!       — Ну что, вспомнила? — спросила женщина, заметив, как напряглась и побледнела девочка, на что та лишь кивнула. — Я не знаю, что там между вами произошло, но результаты сейчас лежат в другом конце, и с ними возятся мои подруги...       — Я... э-э-эм... — что-то попыталась из себя выдавить Вилл, но ей не дали этого сделать, тут же начав втирать мазь в тело.       — Если они придут в себя, то к директору пойдете вместе, — сообщила Белл. — Как вы вообще смогли устроить нечто такое после физкультуры? Устать же должны были, а тут еще и такие выкрутасы!       — Э-э-эм... — Слов почему-то не находилось. Правда вот, боль уже отступала. — А что со мной?       — Синяки да ушибы! Ты отделалась легче всех, — произнесла Оливия, отойдя на пару шагов, после чего осмотрела сидящую перед ней девочку. — Красота... — Вилл опустила взгляд, и чуть не дернулась, в голове словно выстрел прозвучал. — Аккуратнее дергай головой. Судя по всему, сотрясения ты не получила, но вот шишка у тебя будет. И кто из этой троицы тебя огрел учебником? Хотя не мне это будешь рассказывать! — строго оборвала сама себя медсестра. — Сейчас можешь еще немного полежать и прийти в себя, а также... вот, выпей, — протянув стакан с водой и пару таблеток, сказала Белл. — Это обезболивающее. Думаю, к концу урока вас уже можно будет вести к директору...       — Д-директору? — слабо пискнула девочка.       — А ты думала к кому? К нашим дежурным? Не после того, что вы вчетвером устроили! А сейчас ложись и отдыхай, пока есть время.       Вилл могла только последовать совету, думая о том, какую же ей трепку зададут дома! Мама сильно расстроится! А она ведь на работе! И если её вызовут... Девочка закрыла красное от стыда лицо, руками и тихонько заскулила. Сколько же она неприятностей ей доставила эти происшествием. Называется, решила срезать!       Через пятнадцать минут пришла медсестра и сказала, что Вильгельмина может одеваться. После чего её, Лауру и одну из её подруг повели к директору. Хуже всего было то, что урок уж закончился и все смотрели на них! А кто-то даже тыкал пальцем. Сама же Вандом шла, повесив голову и думая о том, что, раз хуже уже вряд ли будет, значит, ей больше можно ничего не опасаться...       — Ну, юные леди, не хотите ли мне ничего рассказать? — спросил их директор, который, несмотря на свой уже преклонный возраст, продолжал занимать это кресло.       — Я хочу обвинить Веронику Грей в том, что она плохо выполняет свои обязанности!..       Да, явно не это все находящиеся в кабинете желали услышать. А ведь здесь был и их классный руководитель, что стоял возле книжного шкафа и сейчас почему-то закрывал лицо ладонью.

*******

      Дэвид Томпсон был директором этой младшей школы Георга Первого вот уже на протяжении тридцати лет. И несмотря на то, что время его выхода на пенсию наступило уже как пять лет назад, но делать это в одиночку он не желал. В конце концов, осталось подождать всего пару лет, как его младший брат, что последние двадцать лет занимает пост директора в средней школе, которая носила то же название и была отлично видна через его окно, так же выйдет на пенсию.       Не сказать, что это была легкая работа, но она ему нравилась. Правда, почти шесть сотен мелких пакостников могут съесть нервы у кого угодно! Оставалось радоваться тому, что у брата учеников было в два с половиной раза больше.       Да, за то время, что Дэвид был директором, много чего происходило. Не меньше происходило и в те времена, когда он был всего лишь одним из учителей. Но вот то, что случилось сегодня под конец рабочего дня, сложно было описать обычными словами, на язык лезли лишь ругательства! А ведь он чувствовал, что сегодня будут проблемы! Специально приказал следить за всеми! Несколько драк удалось избежать. Конфликты сейчас решались немного в другом кабинете. Но хуже всего то, что и обвинить-то никого нельзя! Охранник, который отвечал за ту часть первого этажа, когда все началось, только-только отвел одних нарушителей, а вернулся, когда уже все закончилось. И ведь специально ждал конца перемены, словно сам чувствовал грядущие проблемы!       Нет, драки были довольно частым явлением, особенно среди пятых классов. Гормоны вступают в силу, мозги перестают работать совсем. За весь долгий опыт мужчины на посту директора было лишь три спокойных года, когда удалось избежать стычек. Совсем избежать. Но сегодня все словно с цепи сорвались! И ладно бы мальчишки, тут уже все привыкли. Так дрались девочки!       — Чем можешь порадовать меня, Оливия?       Каких трудов Дэвиду стоило уговорить эту женщину работать у него, лучше не вспоминать, но результат того стоит.       — Тем, что тебе не помешает выпить. Я не знаю, что там произошло, но факт в том, что у меня лежат четыре избитые девчонки. У мисс Джексон сотрясение мозга. Мисс Фостер осталась без передних зубов, и у нее сломан нос. У мисс Хилл также сломан нос и, возможно, есть трещины в ребрах. Легче всех отделалась мисс Вандом, у нее только множественные ушибы, несколько синяков, гематома на левом боку. Также поврежденная нога после физкультуры...       — Дальше можешь не продолжать, то, что творилось на том уроке, я уже успел выслушать от Паркера, — прикрывая лицо рукой и действительно желая выпить, директор прервал женщину. — Я знаю эту группку, постоянно вызывает мелкие проблемы...       — Ну, так и разбирайся с ними, старый пень! А я пошла, мне еще надо позаботиться о мисс Джексон...       — Подожди. Приведи их сюда, пожалуйста. Сомневаюсь, что попытаются сбежать, но не хочу лишних проблем...       — На других, значит, не полагаешь?       — Боюсь, что могут не уследить. Ты все же женщина и, если чего, задавишь в зародыше...       — Там сейчас и давить-то нечего...       — И все же...       — Эх, хорошо, уговорил...       Смотря на дверь, за которой только что скрылась женщина, Дэвид мог только мысленно ругаться. Нет, драки были частым явлением, но чтобы такие! Сотрясение, два сломанных носа! И ведь не скажешь, как там все произошло! Даже сказать, кто и с кем дрался, можно лишь по той причине, что там были Фостер и Вандом, а последняя лежала на мелкой Хилл. Если бы они лежали в разных местах, то можно было бы предположить, что на них кто-то напал, а камеры в том коридоре как назло не было. Их вообще в школе было мало, дорогие больно.       Нет, драки между детьми случались, но это же дети, какие между ними могут быть драки? Младшая школа, чтоб её! Вот в средней иногда случается, а здесь все друг друга совочками отлупили и все...       — Охренеть совочки... — прошептал мужчина, думая о том, что же будет дальше.       Нет, всех уже предупредили. Классный руководитель Вандом и Фостер подойдет через пару минут. Доклад физрука он уже выслушал. Отчет о травмах также получил. Осталось посмотреть на девочек и решить, что же делать, поскольку ситуация и впрямь была, мягко говоря, непонятная. То ли Вандом полезла к троице и избила их, сама попутно получив, то ли, что более вероятно, три дуры решили избить ту, кто им не подчиняется. А ведь ради того, чтобы подобного не происходило, Фостер каждый день после занятий забирает кто-то из родителей или родственников!       Несколько минут тишины были потрачены на тщетные попытки успокоиться, но, когда Оливия привела девочек, на чьих лицах и одежде были хорошо заметны следы драки, Дэвид уже держал себя в руках. Правда, спокойствие чуть не было разрушено выпадом самой мелкой в этой компании проштрафившихся.       — София, дорогая, а пришли-ка мне файл с камер в коридоре перед раздевалкой в спортзале... Да, именно за тот отрезок времени, когда там был этот класс, — попросил мужчина, стараясь сдержать рвущееся наружу раздражение. Если эта соплюшка и здесь проштрафилась, то получит волчий билет!       Буквально через пару минут директор Томпсон мог наблюдать копию пленки с камеры, на которой было очень интересное видео. Теперь, по крайней мере, можно было не разбираться до конца. Одно хорошо, что камера записывает отрезками по несколько часов, после чего вся информация сохраняется на сервере месяц. И как раз нужная информация уже была на сервере.       — Ну что же, думаю, мисс Грей в этой школе больше не работает, — подвел свои размышления директор, в очередной раз просматривая момент, как молодая девушка берет деньги от стоящей сейчас в его кабинете Фостер. — С вами, мисс Фостер, на этот счет мы будем говорить отдельно, как и с вашими родителями. — Если бы девочка могла, она бы еще сильнее побледнела. В противовес ей, Вандом была спокойна и уверена. — Ну, так что, все же никто из вас мне ничего не хочет рассказать?       — Они молчать могут долго, а у нас из-за них теперь работы много, — произнес Лукас Джонс, классный руководитель девочек. Дэвид мог ему только посочувствовать. Последний год, а тут такое.       — В таком случае скажу я, — все же немного погодя произнес директор Томпсон. — От исключения вас отделяет только то, что никто не видел вашей драки. А то, что драка была, мы знаем. Да, доказать не можем, поскольку сложно представить, что мисс Вандом смогла нанести такие повреждения в одиночку вашей троице, но если очень постараться... — Девочки были бледными. — Так как подобное у вас в первый раз, то исключать не станем, но ваши головы охладим! Мисс Вандом! — Красноволосая вытянулась, хотя при этом немного поморщилась. — Считайте, что легко отделались. Так как до каникул осталась всего неделя, вы отстранены от занятий на эту самую неделю. Шестого января вновь можете прийти на уроки. — Та только кивнула. — Что будет дальше, думаю, вы понимаете? — Девочка вновь кивнула. — Мисс Хилл и мисс Джексон, которой с нами здесь нет. Вы отстранены от занятий до тринадцатого числа! — Стоявшая белее мела Хилл кивнула. — Вы же, мисс Фостер, можете не рассчитывать появиться здесь раньше февраля! И то, все будет зависеть от ваших родителей! Вы двое можете идти. — Две девчонки вылетели в коридор со скоростью света. Всего миг, и их уже в кабинете не было. — София, пригласи, пожалуйста, в кабинет родителей мисс Фостер...       О том, что родители девочки уже ждали, он получил сообщение от секретарши, пока думал, какое же наказание вынести. А даже если его не поддержат, ну, свое решение Дэвид сможет продавить. Хотя и макнуть в дерьмо этого расфуфыренного павлина будет приятно.

*******

      Джей Арчибальд Вандом сидел и смотрел на только что закрывшуюся дверь. Просто сидел и смотрел. Даже не пытаясь думать, поскольку от этого только голова болеть начинала. А причина была проста — его сын. Томас Вандом не оправдал возложенных на него надежд от слова "совсем"!       Однако в противовес ему его жена оправдала их все! Если бы Джей сам не сглупил, то сейчас он мог бы проводить время с внучкой и быть уверенным в том, что дело их семьи не развалится. А так он совершил довольно глупую ошибку, за которую расплачивается до сих пор. Хотя и старался помогать внучке, но только так, чтобы никто не понял. Но ведь все это было сейчас неважно.       Джей вызывал своего сына, только чтобы обрадовать его радостным известием о том, что скоро его ждет развод. Сьюзан могла бы сколь угодно долго пытаться скрыть подобное, но сделать это трудно, особенно когда ожидаешь подобного исхода. Все же стоило признать, что эта женщина действительно когда-то любила его сына, сына, который оказался редкостным мудаком. Да и он сам не лучше. Из-за глупой гордости, а также послушав отца, что тогда был еще жив, он допустил ошибку. Почему не попытался её исправить? Пока был жив его старик, сделать это было сложно, а после уже поздно. Да и, смотря на ситуацию сейчас, не жалел, что не стал ничего менять.       — Все изменяется, да? — закуривая сигару, произнес мужчина, откидываясь в кресле.       Причина, по которой его сын был столь зол, заключалась в том, что Джей отказался ему помогать, а также пригрозил, что если Сьюзан уволится после развода, то и он свое место в компании потеряет. Тридцать с лишним лет, а ума так и не набрался! Оставалось только надеяться на то, что этот идиот не совершит какую-нибудь глупость. Хотя, если и совершит, то он сможет обеспечить будущее для внучки, даже если Сьюзан и будет против. Деньги еще никому не мешали...       — Ну, а опекунство всегда можно будет успеть оформить, — пробормотал мужчина, с чьего лица не сходила ухмылка, — ведь произойти может всякое...

**********

      Сьюзан Вандом находилась на взводе, и причина тому была проста: её вызвали в школу. До следующего собрания была еще неделя, и вот так вот узнать о том, что её дочь что-то натворила, было сродни грому средь ясного неба. Нет, чего-то подобного она иногда ожидала, особенно в прошлом году, когда отношения с другой девочкой в её классе были напряжены, но то, что случилось, шокировало женщину.       Драка в школе! Об этом она даже и подумать не могла. И, судя по словам, драка окончилась для всех участников не слишком хорошо. И вот как быть?! До конца рабочего дня еще много времени, и уйти она не может. А забрать Вилл из школы надо. Не столько даже по той причине, что об этом сказали, такого не было, а потому, что она беспокоилась!       — Ух, кто-то не сможет еще долго сидеть... — пробормотала Сьюзан, прислонившись к стене.       Последние два дня выдались... если сказать напряженными, то значит соврать путем жестокого преуменьшения! Вчера, после того как она приехала на работу, начался сущий ад! Заказчики сдвинули сроки, и теперь весь отдел стоял на ушах, а она должна была бегать от одного к другому, чтобы проконсультировать по той или иной позиции. Из-за сдвинутых сроков доставки нужных комплектующих не оказалось на складе. Пришлось решать, что и кому отправится. Сущий ад для неё, да и не только. Одна радость о подобных возможностях было прописано в контрактах, все же фирма работает с государством, и первоочередные заказы идут именно от него. Вот и получилось, что главный заказчик сдвинул сроки, из-за чего всем пришлось побегать. Хотя многие бегают до сих пор, и она среди них.       — Еще немного, и можно будет забыть о фитнесе... — Несколько минут тишины были жизненно необходимы, чтобы расслабиться. — Хи-хи-хи, и о чем я только думаю? — нервно посмеиваясь, отлипла от стены женщина.       Шанса на то, что её сегодня отпустят пораньше с работы, не было совсем. При таком завале, когда все передвигаются только бегом, поскольку все понадобилось кому-то сию же минуту, возможностей уйти раньше не бывает. Хотя по сравнению со вчерашним днем, когда она вернулась домой почти в час ночи, сегодняшний день можно даже курортом назвать.       — Хотя, может быть, все же удастся... — пробормотала Сьюзан, в чьей голове уже зарождались наметки будущего плана.       Отвечала ли она напрямую за поставки? Однозначно нет! Она всего лишь являлась в каждой бочке затычкой. Ну, хотя её должность правильно называлась «консультант по техническим вопросам», на деле же это значит то, что женщина должна была разбираться не только в товаре, но еще и координировать поставки, коли такая нужда возникнет, например, как сейчас. Она должна была уметь все и сразу! Ну, Сьюзан Вандом хотя и потратила на это достаточно времени, но научилась и получала за это очень и очень хорошие деньги. Вот только большая их часть уходила на оплату кредитов, которые набрала одна сволочь.       — Гребаный контракт...       Будь возможность, Сьюзан развелась бы еще два года назад, когда ситуация стала ухудшаться, но тогда возможности не было.       — Ну ничего, недолго тебе осталось...       На счастье старшей Вандом все дела удалось завершить буквально за четыре часа, и это было очень быстро! Проконсультировать этих горе-менеджеров, подготовить все списки, свериться с тем, что есть на складе, составить план работы, благодаря которому возможные потери можно будет свести к минимуму... Да, пришлось побегать, но все же она это сделала! А начальство одобрило.       — Теперь можно не беспокоиться...       О да, благодаря тому, что наконец удалось реализовать один из старых планов, который вот уже три года не удавалось продвинуть, теперь можно было не беспокоиться о том, что в случае подобных неприятностей ей придется носиться, словно за спиной стая гончих. Точнее, на подобный исход оставалось только надеяться, а в данных условиях подобное является глупостью, обязательно возникнет причина, по которой Сьюзан Вандом надо будет бегать и решать чужие вопросы.       — На сегодня отбегалась? — завистливо спросил Дэн, один из менеджеров, что сейчас стоял у входа и курил. Дэн был старше Сьюзан на десять лет, и у него самого были дети, три дочери, и именно по этой причине Сьюзан часто с ним разговаривала и иногда советовалась.       — Удалось реализовать одну идею, так что да... — глубоко вдохнув морозный воздух, потянулась женщина, после чего подавила желание немного поговорить, надо было спешить. — Извини, но надо бежать... Вилл в школе учудила...       — Она у тебя вроде бы примерная девочка, так что могло такого случиться, что ты вся на иголках?       Мужчина выбросил окурок в урну.       — Да, вот только четыре часа назад мне позвонили и сказали, что она участвовала в драке... — В голосе старшей Вандом была лишь бесконечная обреченность.       — Фью-ю-ю-ю... — Дэн от удивления аж свистнул. — В таком случае дам совет — ищи репетитора. Точно отстранят, но вот на сколько, можно только предполагать. А репетитора выбирай из учеников старшей школы или студентов, берут немного, но учат хорошо, правда, не все. — Сьюзан благодарно кивнула. — Если что, у меня еще остались контакты некоторых студентов, кого нанимал своим разбойницам.       — Спасибо, Дэн, — доставая ключи, произнесла женщина. — Если что, обязательно обращусь.       — Удачи...       На самом деле, то, что Сейфилд был не слишком большим городом, играло сейчас на руку, хотя иногда из-за этого возникали проблемы, когда требовалось достать что-то особенное. В первую очередь это вызывало сложность для фирмы, в которой работала Сьюзан, но вот за телевизором, что она покупала три года назад, пришлось ехать в другой город. Да, тогда пришлось убить много сил, но сейчас Сьюзан благодарила всех известных ей богов, что город у них пускай и имеет порт, но не столь большой, чтобы вечером были пробки.       Именно по этой причине она смогла появиться в школе уже в начале шестого, что было своеобразным рекордом, ибо в пятницу многие уходят с работы пораньше. Сегодня она успела проскочить в самом начале и не стоять в пробках, так что были все основания надеяться, что учитель Вилл будет еще в школе.       — Так, успокойся, Сьюзан, ничего страшного не могло произойти, они всего лишь дети... — тихо пробормотала женщина, стоя перед кабинетом, в котором училась её дочь, и пытаясь успокоить сердце, что сейчас было готово выскочить из груди. — Разрешите...       Постучав и заглянув, женщина увидела в кабинете лишь классного руководителя Вильгельмины, который что-то отмечал.       Сегодня ей действительно повезло, поскольку учителя обычно работают только до пяти, но многим сегодня пришлось оставаться, чтобы закончить с делами из-за многочисленных школьных нарушений. Во всяком случае, так ей сказал охранник, у которого она уточняла, был ли мужчина сейчас в школе.       — А? А, миссис Вандом, да, проходите, — кивнул старичок. — Честно говоря, я вас уже и не ожидал сегодня увидеть, — жестом предлагая сесть, произнес мистер Джонс.       — Прошу прощения, завал на работе. — Мужчина лишь кивнул. — Что натворила моя дочь? — Сьюзан решила узнать все и сразу, боясь затягивать разговор, да и задерживать того, кто остался частично по её вине, не хотелось.       — Мы так и не смогли выяснить точно, что произошло сегодня днем, — медленно начал мистер Джонс. — Единственное, что нам точно известно, — это то, что ваша дочь и мисс Фостер с подругами устроили драку, однако доказательства у нас есть лишь косвенные, иначе бы ситуация могла бы быть хуже.       — Но...       Подобное затягивание слишком сильно давило на психику, поскольку последствия могли быть очень и очень плачевными. И пусть она уже смирилась с возможным отстранением, но драка... за неё могут и исключить, если есть серьезно пострадавшие.       — Но у нас нет никаких прямых доказательств, и потому Вильгельмина отстранена от занятий всего лишь на одну следующую неделю, — закончил мистер Джонс, о чем-то думая.       «Слава богу...» — с трудом удалось сдержать вздох облегчения.       — Она сильно пострадала?       По идее, с этого и надо было начинать разговор, но раз сразу не сказали, да и Вилл в школе нет, значит, удалось отделаться лишь синяками, а это не так страшно.       — По сравнению с тремя другими девочками — нет, но у неё синяки по всему телу, гематома на левом боку, синяк под глазом, да еще и ушиб ноги, но его она получила во время занятий на физкультуре, — произнес мужчина, возвращаясь из своих мыслей. — Миссис Вандом, я не знаю, кто прикрывает вашу дочь и вас, но скажите ему спасибо. — Эти слова заставили женщину напрячься. — Мистер Фостер был очень зол, в конце концов, перелом носа и выбитые передние зубы у любимой дочери кого угодно могут разозлить, а учитывая и то, что этот субъект и с головой редко когда дружит...       — Что?!       Нет, гематома намекала как бы на серьезность драки, но её можно было бы получить, даже неудачно упав, в пятнадцать лет Сьюзан таким образом себе её заработала, но вот то, как сильно пострадала другая сторона, она даже не догадывалась.       — Хм, вам не сказали? — женщина еще в шоковом состоянии покачала головой. — В таком случае я вам все расскажу, но сначала закончу свою мысль. Лиам Фостер — это человек, с которым опасно находиться в плохих отношениях. Он и так не самый адекватный из людей, но после сегодняшнего инцидента он просто в ярости.       Старшей Вандом удавалось лишь кивать, поскольку слухи об этом человеке она слышала.       — Тут, конечно, и его дочь хороша, но я все же прошу вас быть осторожными. У мистера Фостера довольно длинные руки, так что он может что-нибудь учудить.       — С-спасибо за совет... — немного сбившись, тихо произнесла Сьюзан, пытаясь понять, что же за чертовщина тут происходит, поскольку до сегодняшнего вечера она об отце вечной соперницы Вилл слышала лишь слухи, а самой ей так ничего нарыть не удалось.       — Не за что, — кивнул Лукас Джонс, увидев, что его поняли. — Вильгельмина хорошая девочка, пускай и не ладит с математикой, да и иногда летает в облаках, но этим грешат все дети. По большей части. И потому я не хочу, чтобы с моей ученицей случилось что-то из-за того, что она отстаивала свои убеждения.       — Убеждения? — Сьюзан была до сих пор в шоковом состоянии, не понимая, как она могла о подобном даже не догадываться.       — Не поймите меня неправильно, но я сейчас вам расскажу свои догадки по причинам произошедшей драки, а также причинам, из-за которых Вильгельмину отстранили всего на неделю.       — Всего?..       Нет, известие о том, что девочка, с которой дралась Вилл, так сильно пострадала, и правда выбивало из колеи, но в младшей школе редко когда вообще отстраняли, не говоря уже о том, что срок будет больше недели.       — Да. Мисс Хилл, а также мисс Джексон получили отстранение на две недели. Что же касается мисс Фостер, из-за других её грехов я не увижу её в своем классе до начала марта... — Если бы Сьюзан не сидела, то однозначно оказалась бы на полу. — Я вижу, вас подобное удивляет, меня тоже, но после разговора директора Томпсона и Лиама Фостера срок отстранения было решено продлить на месяц сверх планируемого изначально.       — Д-да ч-что там произошло?       В одной-двух неделях отстранения не было ничего удивительного в средней и старшей школе, но вот так, фактически на два месяца... директор не имел подобных прав.       — Как это ни прискорбно признавать, но даже я, классный руководитель мисс Фостер, не знал и половины её выкрутасов в школе. Сегодня она в очередной, как выяснилось, раз дала взятку помощнице мистера Паркера. Мисс Грей, конечно, более не работает в нашей школе, но перед тем, как её уволили, ради сохранения места она успела много чего рассказать. Впрочем, мисс Грей это не помогло.       — Так, значит...       О подобных возможностях даже подумать было глупо до сегодняшнего вечера.       — Мистеру Фостеру пришлось хорошо раскошелиться, уплачивая все штрафы согласно контракту, — спокойно произнес мистер Джонс, который даже и не думал прятать ухмылку. — Да и его дочь только чудом из школы не вылетела.       — Э-эм...ясно... — Что еще можно было сказать в этой ситуации, было непонятно. Оказывается, школьная драка, даже с таким перечнем повреждений у противницы, — это так, ничего не значащий факт. Во всяком случае, в свете открывшейся информации. — А другие две девочки сильно пострадали?       — У мисс Хилл всего лишь сломан нос, а мисс Джексон получила сотрясение мозга...       «Вот тебе и школьная драка...» — Сьюзан была пришиблена информацией.       — Ясно, спасибо, мистер Джонс. Я могу идти?       — Подождите. Раз уж вы все равно здесь, то давайте я вам расскажу, как идут дела у вашей дочери в учебе, чтобы на следующей неделе вам не надо было приходить...       Через полчаса Сьюзан покинула школу с гудящей головой. Школьный учитель её дочери успел пройтись по всем проблемам Вилл с уроками и указал, где ей следует уделить больше внимания перед началом следующего года. Да, на следующей неделе он не планировал никаких контрольных, дабы не мучить детей, так что Вилл потеряет лишь в знаниях.       Перед уходом Сьюзан поинтересовалась, с чем связано то, что ей все так подробно рассказали. На подобный вопрос Лукас Джонс лишь посмеялся да обрадовал, что о случившемся не знают теперь только те, кто не ходит в эту школу. О произошедшей драке уже к концу дня знали все ученики, а те, кто не знал, видел пострадавших, конвоируемых к директору. Что же касается скандала с Лаурой Фостер, то о нём знает уже точно треть школы, а это значит то, что к концу понедельника все о нем будут уже знать. Ну, а так как Вилл и Лаура дошли до откровенного конфликта, мистер Джонс решил её всего лишь проинформировать.       — Ну я ей задам... — тихо пробормотала женщина, садясь в машину, где только и смогла расслабиться. Почему-то сильно захотелось выпить.       — Вилл!.. — заходя в дом, прокричала женщина, но тут же замерла, не увидев куртки дочери, которая уже точно должна была быть дома. Да и её обуви не было! Вообще не было похоже, что кто-то домой возвращался. — Вилл!..       Паника начала захватывать женщину, что в один миг избавилась от зимней обуви, дабы не пачкать пол, а также верхней одежды, и пронеслась по квартире.       «Да где же она?! — ужас начал сковывать сердце женщины, а слова, что сказал ей учитель, бились, словно отбойный молоток, в мозгу. — Нет... нет... успокойся дура!..» — именно в этот момент входная дверь открылась.

********

      Вильгельмина Вандом после посещения директора еще очень долго сидела в медицинском крыле, и причинами тому были до сих пор болящая нога, а также синяки по всему телу! Повернуться вообще было сложно. Синяк под глазом все равно появился, несмотря на все усилия этого не допустить. Так что завтра с утра в зеркале будет необычайная красота!       — У-у-у... — стон вырвался сам собой, когда девочка резко повернулась. Вот еще одна напасть! Даже поворачиваться было тяжело, не говоря уже о том, чтобы наклониться!       Вильгельмина была вынуждена признать, что отделали её хорошо. Хотя по сравнению с тем, как пострадали её противницы, ей еще повезло. Остаться без зубов она совсем не хотела. А если бы ей нос сломали?! Или же получить сотрясение мозга и постельный режим? Этого бы она не выдержала! Так что Вилл с чистой совестью могла сама себе признаться, что ей повезло. Особенно на фоне утренних неприятностей. Правда, это единственное, в чем ей повезло.       — Надеюсь, мама не слишком сильно будет злиться.       Да, этого было бы хорошо избежать всеми возможными методами. Когда она в последний раз проштрафилась, попа болела всю ночь, из-за чего пришлось спать на животе.       Хотя в этот раз её дела и были куда как хуже. Мало того что устроила драку, так еще и заработала отстранение! А ведь у неё и так оценки далеки от идеальных! По некоторым предметам с трудом удается балансировать на самом краю.       — У-у-у... — новый стон сожаления вырвался из уст девочки, правда, вряд ли бы его кто услышал. Вилл не могла себе позволить быть опозоренной подобным. Да и вообще повезло, что обезболивающее уже давно начало действовать, иначе бы ко всему букету ощущений добавилась еще и головная боль.       «Да уж, по голове мне хорошо прилетело...» — шишка пальцами ощущалась очень даже хорошо. А причиной тому был удачно прилетевший учебник. Её учебник!       Но даже так все, что сейчас ей надо было делать, — это сидеть и стараться быть как можно незаметнее. Учитывая, какой скандал тут развернулся всего через полчаса после возвращения от директора, то сейчас не хотелось бы попасться на глаза разозленным родителям этих куриц! Они, даже ничего не делая, умудряются вызывать неприятности! Так что сейчас самым лучшим планом, какой только мог сформироваться, было сидеть тихо и приходить в себя, тем более что чем больше она сидела на койке в кабинете, тем легче ей становилось. Синяки уже так сильно не болели, нога вообще почти прошла! Ну, могло бы быть и лучше, но до дома без резких движений она как-нибудь доберется...       Отпроситься домой было очень сложно, но она все же сумела это сделать спустя три часа. Нет, вы только подумайте, три часа! И все это время ей пришлось сидеть в медпункте. Да что там можно делать столько времени?! Уже через час после посещения кабинета директора Вилл, по своему скромному мнению, оправилась достаточно, чтобы отправиться домой, но её не отпустили, сказав дожидаться мамы. У-у-у, так нечестно!       Правда, пока она сидела, то смогла много чего интересного выслушать, и не только в свой адрес. Информация о том, что эту куклу она не увидит до марта месяца, была бальзамом для души девочки. Не говоря уже о том, что эту вредную помощницу мистера Паркера уволили. Правда, что там было еще, сама юная Вандом так понять и не смогла, а подходить ближе к бушующему отцу куклы она не решилась, мало ли её заметят. Но все же вид твоего врага, что бледнеет перед описываемыми карами, просто бесподобен! Но даже так, когда все развлечение закончилось, заняться было совершенно нечем. Вот и пришлось сидеть целых три часа в медпункте, делая домашнее задание, ведь все равно больше делать было нечего.       — И все же я рекомендую вам, мисс Вандом, остаться в школе до приезда вашей матери, — сказала медсестра, одна из...       Нет, в чем-то она была права, и Вилл, если бы хорошо подумала, могла бы и согласиться, но ей уже надоело сидеть здесь. В класс не отпустили, продолжая наблюдать, мало ли что пропустили, или вдруг ей станет плохо. А от запаха медикаментов хотелось выть! Домашнее задание она закончила полчаса назад, и последние полчаса Вильгельмина всерьез рассматривала возможность попытаться сбежать через окно.       — Через десять минут уезжает последний автобус, а мама на работе может быть занята до позднего вечера, — в который раз повторила свои слова Вилл. Учитывая то, что вчера она маму вечером так и не увидела, то сидеть до закрытия школы не было никакого желания!       — Эх, дети, какие же вы упрямые... — наконец сдалась медсестра.       Но даже так, если бы она не училась уже в пятом классе, ей этой победы было бы не видать! Всех, кто младше пятого класса, в обязательном порядке забирают из школы. А так у нее есть все шансы спокойно добраться до дома и даже завернуть в магазин, купить чего-нибудь сладенького на оставшиеся карманные деньги. Сегодня, конечно, пришлось потратиться, но кое-что еще осталось.       — С наступающим Рождеством! — произнеся это, вылетела Вилл в коридор, надеясь, что автобус еще не ушел, а также стараясь не обращать внимания на вновь разболевшуюся ногу.       Нет, она могла бы до дома дойти и сама, но делать это не хотела, ведь нога все же болела. А рисковать остановиться где-нибудь посередине пути она не хотела. В результате было принято спорное решение ехать на школьном автобусе. До дома, конечно, не довезет, но там уже близко идти.       Несмотря на все опасения Вилл, в автобусе было почти пусто, если не считать с десяток человек из средней школы, которые в большинстве своем сидели по одному и на неё абсолютно не обращали внимания. Это было очень и очень хорошо, поскольку ученики средней школы вообще редко когда обращают внимание на младшеклассников. А вот будь тут кто-нибудь из параллели, то внимание ей было бы обеспечено, в этом даже не приходилось сомневаться.       Быстрая поездка, и вот Вилл уже вышла из автобуса и медленно поплелась домой. Почему медленно? Причина была проста — на дороге была тонкая корка льда в некоторых местах, и потому идти надо было аккуратно. Впрочем, все планы по возвращению домой были моментально изменены, когда она увидела машину отца, стоявшую недалеко от их дома. Появиться перед ним в таком виде?! А после слушать лекцию, которая грозит затянуться на несколько часов? Да Боже упаси! И это ей еще повезет, если будет лекция, почему-то вспомнился утренний подзатыльник. А если он будет пьян?       Именно в этот момент Вильгельмина заметила так раздражающую её глаза странность — в окнах не горел свет! Но машина отца указывала на то, что он дома! Во всяком случае, с утра машины на том месте не было. Юная Вандом уже подумывала о том, чтобы все же пойти домой, как увидела отца, который сейчас стоял рядом с какой-то женщиной. Именно в этот момент мозг Вилл решил устроить перезагрузку, и она поспешила уйти оттуда, даже несмотря на то, что нога начинала болеть все больше и больше.       Думать о том, что же это значило, Вилл не хотела, а идти домой теперь просто опасалась. Ведь, судя по тому, как её отец двигался, он уже успел немного выпить. Нет, определенно, она домой не хочет идти! Но в тот момент, когда она уже поворачивала за угол, девочка заметила, что рядом с машиной её отца остановился какой-то джип, откуда вышли несколько мужчин, и её отец им сильно обрадовался, моментально забыв про женщину, с которой только что разговаривал.       «Нет, я даже знать не хочу, с чем это связано!» — подумала девочка и поспешила уйти как можно быстрее в парк, где она точно знала, что будет в безопасности.       До парка Вилл добралась быстро и уже хотела немного погулять, как делала это иногда, но замерла и направилась в сторону столь привычных уже качелей. Что бы она там ни говорила, но нога доставляла неудобства, и юная Вандом не хотела вновь влипнуть в неприятности! Особенно сейчас, когда все тело болело.       Но неприятности не обошли её стороной, и, когда до качелей оставалось всего несколько метров, Вилл решила срезать, за что и поплатилась, поскользнувшись и упав на и так больное колено.       — Да что ж такое-то?! — стараясь сдержать рвущиеся слезы, пробормотала девочка, с трудом поднимаясь и добираясь до точки своего путешествия.       Настроение было отвратительным, и причиной того была не только вновь начавшая болеть нога, но еще и то, что домой так попасть и не удалось, а значит, и мультики, которые она хотела сегодня посмотреть, также прошли мимо неё стороной. А ведь там только-только началось все самое интересное! А все из-за отца! Ну вот почему он не мог и сегодня куда-нибудь отправиться, как делал это почти каждую пятницу?!       — Чертова пятница тринадцатое!.. — пробормотала девочка, начав вновь раскачиваться.       А ведь вечером предстоит еще и лекция от мамы. Во всяком случае, Вилл искренне надеялась на то, что это будет только лекция! Ведь что-то хорошее сегодня еще должно было случиться? Нет, одна приятная новость сегодня уже была, но только одна! И она не перекрывала всего того, что случилось за весь день.       — Может быть, стоило все же остаться в школе? — тихо спросила сама себя Вильгельмина, думая о том, что мама бы точно смогла защитить её от отца, который опять напился. — Ну почему он такой?!       Это уже был не крик, а стон души, которая разрывалась от боли из-за всего происходящего.       В школе Вильгельмина уже не сможет чувствовать себя в безопасности, не после сегодняшнего, когда все девчонки в классе на неё ополчились! Нет, и с ними она придумает, что сделать, но раньше они хотя бы сохраняли нейтралитет. Лары с ней нет, а значит, она одна против всех. Но именно сегодня Вилл поняла, что значат эти слова.       Кто с ней будет общаться? А с кем она сможет общаться? С теми дурами из параллельного класса? Прийти к ним после всего, что они друг другу наговорили в прошлом году? Она не собирается признавать поражение! Даже несмотря на то, что из-за этого почему-то очень больно в груди и слезы сами собой наворачивались на глаза. В своем классе она уже не рассчитывала найти подругу, хотя бы возможную, с кем сможет общаться. Сегодня они все показали, что на стороне этой куклы. Особенно после занятия, когда самой куклы уже в раздевалке не было, но из душевой её выталкивали все вместе.       А кто еще оставался? Мальчишки?! Они постоянно строят гадости и устраивают неприятности! И это не говоря уже об этом глупом Бруксе, от мыслей о котором становится только хуже. Попытаться прибиться к старшим девочкам? Нет, вчера была одна, что помогла и вроде бы отнеслась к ней нормально, но почему-то не хотелось. Возникало странное ощущение, что это приведет лишь к новым неприятностям.       «И сколько мне сегодня здесь сидеть?! — нет, в обычных ситуациях Вилл была бы рада провести в парке как можно больше времени, но именно сегодня этого не хотелось. — А ведь все из-за отца...»       Именно в этот момент ощутила нечто, просто нечто, стоящее рядом с ней! А ведь до этого она не испытывала ничего подобного. Почему-то начинали вспоминаться ужастики, которые она смотрела, из-за чего девочка невольно вздрогнула. Но повернуть голову все же надо было, хотя все проблемы в ужастиках начинаются именно в тот момент, когда замечаешь неприятности.       «Да что со мной такое?! Такого просто быть не может! — злость придала сил, но голова все равно поворачивалась медленно, из-за чего, вполне возможно, можно было расслышать звук, похожий на скрип несмазанных петель. — Мальчишка?!» — Эта мысль вызвала кратковременный ступор.       Вообще, к Вилл было очень сложно подобраться, и она об этом знала. Так уж получилось, что еще с прошлого года девочка начала чувствовать, когда к ней кто-то подходил слишком близко. Нет, это сделать все еще было можно, но только в том случае, если она была чем-то очень сильно занята, и только в этом случае не обращала внимания на это. Или же подобное происходило, когда она находилась в другой комнате и кто-то её поджидал за стеной, но даже так девочка почти всегда ощущала чье-то присутствие в самый последний момент. А тут на открытой местности да по снегу, который, по идее, должен был скрипеть, к ней подобрались на расстояние в полметра! И она не только не услышала, но и не почувствовала этого приближения!       — Привет, меня зовут Наруто Узумаки. А тебя?.. — с легким акцентом, не забывая при этом широко улыбаться, произнес мальчишка, что был явно старше самой Вилл.       Так же девочка, пока приходила в себя, отметила слишком легкую одежду у напугавшего её мальчишки. Он был одет слишком легко. Да, штаны оранжевого цвета были на вид довольно плотными, на ногах были кроссовки, зимой! Но на теле у него была не зимняя куртка, а какая-то спортивная тоненькая курточка, да еще и открытая, под которой можно было увидеть футболку.       — Вилл... — заторможенно произнесла юная Вандом, на миг задержавшись взглядом на лице, на котором были забавные, словно усы... шрамы?.. Или же это были не шрамы?! Именно в этот момент Вильгельмина поняла, что она смотрит на мальчишку, что помешал её уединению, из-за чего фыркнула и отвернулась, мысленно костеря себя за подобную глупость!       — Приятно познакомиться. — Сказав это, раздражитель, что должен был уже замерзнуть, сел на соседние качели и стал раскачиваться!       «Да что же это за день-то такой?!» — сказать, что Вилл была поражена, значит ничего не сказать. До сегодняшнего дня она еще никогда не видела подобной наглости. Вот так просто подойти, сесть и мешать скрипом качелей думать!       — Тебе чего-то надо? — надеясь, что это звучит грозно, спросила Вилл через несколько минут, все же не выдержав и повернувшись в сторону раздражителя.       — Да хочу с тобой познакомиться и подружиться, — широко улыбаясь, произнес этот... этот... этот мальчишка! Это была явно какая-то подстава от Фостер, больше ни от кого! И вообще, все мальчишки — дураки!       — А я с тобой — нет! — произнесла Вилл и отвернулась. Хотя уже ощущала, что он от нее не отстанет.       Последующие пять минут только убедили юную Вандом в этом, поскольку нарушитель не собирался замерзать и уходить, а все так же продолжал качаться, жутко раздражая её скрипом качелей. И ведь надо было ему сесть на те, что были ближе всего к ней, так еще и те, что постоянно скрипят!       — И почему же? — в любой момент готовясь сбежать, если понадобится, спросила Вилл.       — У тебя красивые волосы...       Честно говоря, Вильгельмина была готова к любому ответу, но не к этому! Поскольку до сего момента мальчишки из-за цвета волос над ней только издевались или смеялись...       — Хм... — хмыкнув, отвернулась Вилл, стараясь скрыть резко покрасневшее лицо.       Вообще, ситуация была довольно странной, особенно после прошедшего дня, и находящийся рядом мальчишка её только что усугубил. Вильгельмина привыкла доверять своей интуиции, а та ей твердила, что все будет в порядке и этому мальчику стоит доверять. Ей, мальчику! Это какая-то злобная шутка! А из-за кого ей как-то пришлось целый урок сидеть и смотреть, как все веселятся? Тогда была испачкана её спортивная форма. А кто над ней постоянно насмехался из-за волос?       Не самые приятные воспоминания начали заполнять её мысли, а Вилл начала все больше и больше погружаться в себя, стараясь отгородиться от всего этого. А нога, что продолжала болеть, лишь усугубляла ситуацию. И это не говоря уже об интуиции, которая не предупреждала её об опасности, как это происходит обычно в подобных ситуациях! В результате, когда неожиданная помеха вновь заговорила, Вилл была готова расплакаться.       — Ну так что?       Юная Вандом краем сознания отметила, что скрипа качелей больше нет, и повернула голову, обнаружив, что за ней пристально наблюдают, отчего она вздрогнула.       — Я не хочу с тобой знакомиться, так что можешь уходить! — срывающимся голосом произнесла девочка, но, не заметив никаких действий со стороны раздражителя, добавила:— И вообще, тебе не холодно, ничего не отморозишь?       Об этом она слышала от врача, да и мама что-то такое говорила, именно по этой причине девочка в портфеле зимой носила сидушку. С ней и правда было намного комфортнее сидеть.       — Нет, — слегка покраснев и все же встав, произнес юноша. — Но я так просто не сдамся, не будь я Узумаки Наруто! — вставая в глупую позу, произнес мальчик. — Ну, так что?       — Хм, — вновь отвернулась Вилл, не забыв при этом хмыкнуть. Этот мальчик её раздражал!       Прошло еще немного времени, за которые Вилл вновь погрузилась в ту тьму, что окружала её мысли, не забывая при этом поглядывать на причину, что вызывала эти негативные чувства. Он просто стоял и ждал! Словно вот так просто это можно было сделать. Сколько она пыталась подружиться с другими, в том числе и с мальчишками? А тут он, словно насмехаясь над ней, стоял рядом. Над душой! И вообще, как у него язык повернулся такое сказать?! Да еще и приведя в причину цвет её волос?!       «Если он пойдет за мной, то я его пошлю!.. — сейчас Вилл была на грани срыва, и только гордость не позволяла расплакаться. Сегодня произошло слишком много всего! — Да, так и поступлю!» — составив для себя план действий, Вилл резко встала, но пострадавшая нога до сих пор не прошла, а недавнее падение только усугубило ситуацию, из-за чего она в который раз за день упала. И опять больно ударившись! Слезы невольно брызнули из глаз.       — Эй, ты как?       Тот странный мальчик, Наруто, тут же оказался рядом, и неуверенно переминался с ноги на ногу.       — Отстань!..       Юной Вандом было обидно и больно, а также немного стыдно за то, что кто-то увидел её слезы, из-за чего она тут же резко отвернулась, но это действие лишь вырвало стон боли. Поворот был слишком резким, а повреждения от драки еще никуда не делись.       Вильгельмина сидела несколько минут, пытаясь справиться с болью, неожиданно появившимся страхом того, что она не сможет добраться до дома, а также душившей её болью, что была вызвана словами этого Узумаки. Но неожиданно произошло то, что стало последней каплей. Этот мальчик просто обошел и присел рядом с ней и прижал к себе, начав медленно поглаживать по спине, даря при этом какое-то странное чувство умиротворения.       Не выдержав подобной резкой перемены в ощущениях, Вилл сдалась и расплакалась, давая волю слезам, боли и страху. Давая волю тому, что так долго давило на неё, вцепившись в тоненькую куртку мальчика, который и был причиной её состояния, словно в спасательный круг.       Сколько прошло времени, Вилл не знала, но в определенный момент она поняла, что её ноги и попа замерзли сидеть на снегу, а вот телу, наоборот, было даже слишком тепло! Да и вообще было какое-то странное чувство, того... что её обнимают! В этот миг щеки девочки вспыхнули от смущения. Да как такое вообще могло быть?! Да и она сама вцепилась в куртку этого... этого... этого... да как он вообще посмел воспользоваться её слабостью?!       — Отпусти, — тихо попросила Вильгельмина, сама с трудом отпуская куртку, в которую до этого вцепилась.       — А с тобой точно все в порядке? — В голосе мальчика слышалась беспокойство о ней. А ведь еще никто, кроме мамы и еще, может быть, Лары, не беспокоился о ней!       — Да, — шмыгая носом, твердо произнесла Вилл и только в тот момент, когда её отпустили, подумала о том, как она сейчас выглядела. Не то чтобы это было так уж ужасно, но ведь она только что плакала! — Не смотри! — с трудом отвернувшись в сторону, чтобы он не видел её лица, Вилл начала приводить себя в порядок, а также искать платок, который нашелся в глубине куртки. Да как так вообще... да почему она об этом думает?!       — Эм, ты уверена, что с тобой все в порядке? — послышался за спиной звук приминаемого снега, словно кто-то переступил с ноги на ногу.       — Да! — Вилл не могла разобраться в своих ощущениях, но точно знала одно: ей надо было вставать!       — Помочь? - И опять в голосе было беспокойство!       — Нет! — надеясь, что это прозвучала гордо, заявила девочка, после чего попыталась встать, только чтобы опять оказаться в снегу. Колено, которым она ударилась уже здесь, болело слишком сильно и сгибалось с трудом. — Д-да...       В этот момент Вилл испугалась, очень сильно испугалась!       — Так, давай аккуратно... — этот непонятный мальчик, который вызывал у неё странные чувства, а также не казалось, что он сейчас сделает какую-нибудь пакость, помог ей медленно встать. Хотя нормально опереться на ногу Вилл и не могла — было слишком больно.       — Ай!..       Попытка сделать шаг не увенчалась успехом, в результате чего она опять чуть не упала, но её успели поддержать, из-за чего Вильгельмина вновь покраснела.       — Эм... Вилл, да?..       В голосе Узумаки прозвучала неуверенность. И что за фамилия такая? Только бы слепой не заметил вопроса.       — Вильгельмина Вандом, Вилл, Вилма... — сказала девочка и, только произнеся второе сокращение имени, замерла: она же его не любит, так почему назвала?       — Приятно познакомиться! — Эта смущенная улыбка просила кирпича! Именно так пару раз выражался её отец, о котором лучше не думать. Но сейчас сравнивая те две ситуации, момент был больно похож. — Ты можешь идти?       Несмотря на то, что вопрос был глупым, Вилл сразу не смогла на него ответить. Причиной было то, что её нога слишком сильно болела. Нет, если постараться, то вполне был шанс на то, что до дома она медленно доберется, но что будет, если она опять упадет?! Почему-то именно сейчас выбор парка, в котором редко кто гуляет, показался девочке донельзя глупым.        — Н-не з-знаю... — даже начав заикаться, сказала юная Вандом.       — Значит так, я тебя понесу, а ты будешь меня направлять...       «Что он сказал?» — смотря на мальчика, на которого она до сих пор опиралась, спросила сама себя Вилл. Ситуация не могла стать еще более глупой! Но, приподняв голову и посмотрев в глаза того, кто был виновником её недавней истерики, стало понятно, что может. Это была не шутка!       — Так, не упади сразу! — убедившись, что Вилл нормально стояла на здоровой ноге, этот Узумаки встал перед ней, после чего присел. — Забирайся!       — Т-ты совсем дурак? — «Это же бред, да? Меня так сильно ударили по голове, что я сейчас лежу в медпункте и у меня галлюцинации?!»       — Ты так и будешь стоять и трястись от холода или позволишь мне помочь тебе? — Впервые в голосе мальчика проскочило раздражение. — И не смотри на меня так! Как в таком случае до дома собираешься добраться?!       Постояв еще пару мгновений, Вилл все же смогла признаться себе, что этот вариант единственный на данный момент возможный! И даже думать не стоит о том, что будет, если её в таком положении кто-нибудь увидит. Это было бы еще хуже, чем если бы она шла на костылях... И пускай эта мысль также была неплоха, но где она найдет костыли посреди парка, в котором почти никто в конце недели не ходит?!       «Интересно, мне стоит повторяться или же нет? — одна определенная мысль билась в голове девочки, пока она забиралась на спину мальчику, после чего сразу же сжала руки, боясь упасть, когда он её подхватил и встал!.. В этот миг Вилл опять чуть не закричала, но боль была мимолетной, так как, видимо, что-то поняв, этот странный мальчик свел руки сзади и подхватил её под попу! — Нет, определенно, я не буду повторять свою мысль!»       Вильгельмина уткнулась носом ему в спину, стараясь не смотреть вперед, поскольку её подобная ситуация очень сильно смущала. Но именно в этот момент она поняла, что еще в образе этого Узумаки Наруто так сильно выбивалось из привычной картины — его цвет волос! Он был блондином! Мальчик-блондин! В этот миг мозг Вилл слишком сильно перегрелся и взял время на перезагрузку, и очнулась она только в тот момент, когда они уже подошли к выходу из парка, совершенно не тому, через который она входила.       — Ты не там вышел! — Вилл определенно надо было следить, куда шло её невольное кресло!       — Эм, ну, так я и не знаю, где ты живешь. Так что направляй...       Опять хмыкнув, девочка начала направлять Узумаки, внутренне дивясь тому, что тот еще даже не запыхался. Да даже не вспотел! Хотя на его спине определенно было приятно ехать, тепло. Но даже так подобные мысли лишь отвлекли её от основных размышлений. Вообще, сколько она знала мальчиков-блондинов? Да на всю их младшую школу... ладно, исключая первый и второй классы, был всего один мальчик блондин!       — Здесь надо перейти дорогу.       Только в этот момент Вилл заметила, что прохожие, которых стало значительно больше, обращали на них внимание, а некоторые из взрослых еще и улыбались!       «У-у-у, как это смущает!..»       Впрочем, дальнейший путь проходил без каких-либо проблем, Только иногда Вилл высовывала голову из-за плеча, чтобы дать правильное направление, а все остальное время она прятала лицо, стараясь скрыть свое смущение. Да и тепло ей было, из-за чего она даже начала засыпать. Но, учитывая, какой сегодня был день, даже до дома они не смогли добраться без приключений.       — Вау, вы только посмотрите на это! — противный и столь знакомый голос вырвал Вилл из дремы, в которую она все же впала, несмотря на все сопротивление.       «И зачем я сказала срезать через двор?!» — причина была проста, она начала бояться, что Наруто устал, хотя по нему и не было заметно. Да даже дыхание осталось ровным! — Чего тебе, Купер? — высовывая голову из-за плеча, спросила Вилл.       — Вилма, ты не только подралась сегодня в школе, но еще и пострадала настолько, что тебя надо нести?!       Встретить этого... этого... а действительно кого? Было не самой приятной новостью.       — А ты завидуешь? Так прости, но ты не красивая девушка, я тебя нести не собираюсь.       Слова мальчика, с которым она познакомилась совсем недавно, вновь вызвали волну непонятных ей чувств, а также заставили покраснеть, опять!       — Что?..       Кажется, не только она на миг выпала из реальности, но еще и Купер вместе со всеми своими приятелями.       — Эм, ты не слышал, и мне стоит повторить? — Вилл не видела, но не сомневалась, что на лице у этого блондина сверкала улыбка.       А ведь здесь не школа! И Купер был самым старшим в младшей... школе... Именно в этот миг мысли Вилл замерли. Ведь мальчик, что нес её, был старше, но вот насколько? Но точно в средней школе! Но ведь он был ниже Купера, да и рядом с ним были другие пятиклашки.       — Ты совсем дурак? Ах да, что я спрашиваю, ты же блондин! — До чего же мерзкий голос у этого Купера! — И невесту нашел себе под стать, такую же раскрашенную!       — Вилл, ты не будешь против, если выполнение нашего спора сейчас прервется на пару минут?       Девочка лишь помотала головой, до сих пор будучи смущенной из-за слов этого придурка и одновременно из-за них же и злой!       — Хорошо, в таком случае подожди...       Спустя пару мгновений после того, как её аккуратно поставили на землю, не дав ступить сразу на больную ногу, которая уже почти и не болела, Вилл наблюдала картину форменного избиения. Несколько её одноклассников, а также мальчишки из параллельных классов и сам Купер летали по площадке, словно ничего не весили. Казалось, что вот только сейчас её невольный спаситель будет избит, как уже вся дюжина этих противных мальчишек была избита и валялась на земле, постанывая от боли.       — Еще вопросы? — хмурясь, произнес Узумаки, по которому даже ни разу не попали. — Если желаете повторить, я к вашим услугам, — закончил свою речь блондин, после чего подошел к ней и помог опять оказаться на спине.       Все эти действия Вилл вообще никак не прокомментировала, до сих пор находясь в ступоре. Она сегодня днем чуть не проиграла трем ровесницам. А этот мальчик просто пришел и у неё на глазах разрушил все возможные представления о том, как все должно быть. Так еще и не устал и не запыхался, да по нему вообще ни разу не попали. И это после того, как он её тащил!       — На пятый этаж... — пискнула девочка, заметив, что лифт не работает.«И как бы я поднималась с больной ногой?»       Впрочем, и сам подъем произошел быстро, после чего перед ней оказалась дверь её квартиры, которая была слегка приоткрыта, а из самой квартиры слышался голос её матери, которая её звала. Вилл уже хотела попросить остановиться этого Узумаки, но тот, даже не дав ей время подготовиться, просто зашел в квартиру, где они тут же столкнулись с её мамой!       — Эм, привет, мам?..       Вопрос прозвучал как-то нервно, или это ей только показалось?

********

      Смотря на замершую и наблюдавшую за ним девушку, Наруто не понимал, чем она его так заинтересовала. Да, девочка отличалась от всех своих сверстниц, да цвет волос был другой, такой, что встречался только в родном мире у представителей его клана, но ведь она простая девчонка из этого мира! Или это было не так?       — Приятно познакомиться, — произнес Наруто, садясь на качели и думая о том, что этот фырк был очень похож на те, что выдавал почти последний представитель клана Учих.       Именно с такими мыслями Наруто принялся раскачиваться. Да, ему было о чем подумать, а не только о том, что же он будет говорить и делать дальше. Да и воспоминания о том, как он после академии почти точно так же сидел на качелях, невольно начали пробуждаться. Подумав об этом, Узумаки скосил взгляд на все еще молчавшую девушку. Синяки на её лице, а также характерные движения, когда она шла к качелям, наводили на определенные мысли и воспоминания. Ведь когда-то и он также ходил весь побитый, а после академии сидел в одиночестве на качелях, надеясь, что кто-нибудь подойдет и поговорит. Или, на что в последние годы он даже не рассчитывал, предложит дружить.       Именно по этой причине Наруто сказал то, что сказал. Да, возможно, это было глупо. Даже более, чем глупо, особенно учитывая то, кем он являлся и чем вынужден заниматься, но язык явно был другого мнения. Да и фраза про то, что её волосы ему нравятся, была правдой. Красный цвет и правда был красивым и шел ей! Оранжевый все равно вне конкуренции, но красный шел следом. Второе место тоже неплохо.       Именно в этот момент Наруто переключил свое внимание на то, что стал думать о том, как же выглядела его мама, а также насколько бы красиво на ней смотрелись красные волосы. Кьюби ему вряд ли что-нибудь подобное расскажет, а так можно было немного помечтать.       Через какое-то время Наруто надоело качаться на этих жутко скрипучих качелях, и он замер, вновь невольно начиная сравнивать себя и девочку, что сидела рядом. Да, у них были существенные отличия, но вот то, что она, также как и он когда-то, сидела в одиночестве, да еще и после серьезной драки...       Именно в этот момент Наруто понял, что же его так смущало в новой знакомой — её энергетика! Не только волосы, но еще и энергетика, как выражается Кьюби, отличалась от обычной! Она не была похожа на обычных людей, а скорее на того мага. Эти мысли вызвали кратковременный ступор. Это что же получается, он невольно наткнулся на... А на кого он мог наткнуться? Его клоны проверили родителей и не нашли ничего интересного, кроме того, что отец девочки — жуткий мудак! Ох, если и у него был такой отец, то при встрече он бы ему морду лица поправил!       Последовавшее неожиданное продолжение разговора невольно смутило юношу, даже несмотря на то, что ему было плевать на холод, спасибо чакре. Он встал, только чтобы вновь замереть, как дурак, на одном месте, думать, что делать дальше. Разговор не складывался! Он не знал, о чем можно с ней поговорить. Интуиция, которая обычно в такие моменты орет матом более крепким, чем строители Тазуны, молчала. Девочка, судя по ощущениям, оказалась магом, но сама об этом не знала.       Но вот подошел тот самый момент, когда тишина, что опустилась на них, была разорвана. Тот непонятный миг неловкости был сломан, и девочка встала, только чтобы упасть.       Что делать с начавшей плакать девочкой, Наруто не знал и потому мог только беспомощно стоять и смотреть, пока его вновь не прошибли воспоминания о прошлом. Но об этом он будет думать уже потом. Выйдя из ступора, юный Узумаки сделал то, о чем мечтал всю жизнь и чего так и не дождался в своем родном мире. Просто присел и прижал к себе сжавшуюся и тихо плачущую девочку, начав нежно гладить её по спине. А та лишь вцепилась в него изо всех сил и дала волю чувствам.       Сколько раз и сам Наруто хотел чего-то подобного? Сколько раз он хотел, чтобы рядом оказался тот, кто поймет и поможет? Сколько раз он мечтал в подобные моменты, что рядом окажется, неважно кто, и вот так же прижмет его, позволив выплакаться? Сколько раз после этого, придя домой, он сам тихо продолжал плакать, пряча лицо в подушке? Этих моментов не счесть. Да, к одиннадцати годам он уже понял, что один и никто не придет к нему и не поможет. Даже старик Хокаге.       Именно по этой причине его действия скорее были инстинктивными, чем осмысленными. Именно эти сравнения заставили его начать беспокоиться об этой девушке. И именно по этой причине он сейчас сидел и пытался сделать все, чтобы Вилл почувствовала то, чего ему так не хватало.       То, что происходило после того, как Вилл успокоилась, у Наруто вызвало головную боль. Ну не мог он понять девушек! Иногда более-менее понимал, почему они то или иное действие делают, но вот то, что его попросили отвернуться, когда успокоилась, было не понять!       Ну, хотя бы то, что происходило дальше, было понятно. Он бы и сам не хотел полагаться на чью-то помощь без надобности. Зато он узнал имя девушки — Вильгельмина... странное имя. Особенно оно выделялось среди тех, что он слышал в этом городе. Но все когда-нибудь заканчивается, вот и этот момент закончился, и Наруто просто решил отнести Вилл домой. Также как когда-то нес Сакуру.       Спустя десять минут неспешного шага Узумаки был вынужден признаться себе, что его нынешняя ноша значительно лучше! Глупо, конечно, сравнивать, но это происходило автоматически, и Наруто просто шел и наслаждался её эмоциями, которые сейчас особенно хорошо чувствовал. Да, он не мог разобраться, что же они значат, но ему было приятно их ощущать. Также становилось понятно, почему сейчас ситуация отличалась от похожей, только произошедшей с ним в другом мире, его родном мире. Пускай тогда он и нес Сакуру-чан, ту, кого тогда он любил, но что-то все же царапало край его разума, и только сейчас Наруто мог сказать, что это — эмоции, испытываемые девушкой.       Правда, столь приятную картину все равно что-то, да смогло нарушить, а именно стая мальчишек. Именно стая. По-другому он не мог назвать это скопление мальчишек. С подобным он уже сталкивался, когда был совсем маленьким, да и, когда стал старше, подобные стычки продолжались. Все закончилось только тогда, когда Наруто смог избить сразу два или три десятка противников в девять лет. Тогда их достало, что их цель дает отпор, и они решили все вместе проучить Наруто. Не повезло, пускай сам Узумаки и пропускал уроки в академии, но на некоторые все же ходил и потому смог разобраться с обычными гражданскими. А без синяков он не остался, все же все его противники были старше на два-три года, но победил он всех! Именно после этого они от него отстали. А сейчас нацелились на девушку, что его заинтересовала! Ну, в подобных случаях, что делать, уже известно.       Сложнее всего было придумать причину, по которой он нес Вилл, но и тут мозг не подвел, выдав хорошую причину. Да и кто не будет придерживаться данного им слова?! Нет, конечно же, такие личности встречались, но сейчас ситуация была совершенно другой.       Через пару минут Узумаки понял, что сложнее всего было не придумать причину, а сдерживаться, чтобы не убить гражданских. Все же он оказался слишком сильным для них. Их главарь, что так и не встал, был ярким примером того, что надо было бить изначально как можно слабее. Оставалось надеяться, что он никого не убил, хотя и не было похоже, ведь у Вилл тогда будут неприятности, а он ей уже назвал своё имя и фамилию. Ситуация была не слишком хорошей.       Именно по этой причине Наруто не сразу сообразил, что что-то не так, когда добрался до конечной точки маршрута. Все это время он думал о том, что мог только что подставиться, очень сильно подставиться. И потому оказаться в центре зарождающейся семейной ссоры ему совсем не хотелось. А ведь его использовали одновременно и как сиденье, и как щит. Именно потому последующие слова Вилл стали подобны грому среди ясного неба:       — Он мой друг!.. — резко выкрикнула девочка, после чего стало как-то даже слишком тихо.       «Что?! О чем вообще идет речь?!» — вопль ничего не понимающей души остался без ответа.

********

      «Что я сейчас сказала?!» — Вилл не знала, была ли видна паника на её лице или же нет, но из ступора она смогла выйти раньше всех, что уже радовало.       Юная Вандом не знала, что будет дальше, да и не понимала причины того, что сподвигли её сказать эти слова, но то, что они вылетели без всяких явных мыслей, было фактом. Ситуация уже не могла стать более смущающей!       — Добрый вечер, мисс Вандом, — произнес её... «друг».       «О чем я только что думала?» — и правда, надо было заканчивать с подобными мыслями.       — Кхм, мисс Вандом у тебя за спиной прячется, — прочистив горло и как-то странно смотря в их сторону, произнесла её мама.       — Прошу прощения, я еще не освоился в этой стране, — опять с легким акцентом произнес Узумаки.       «Кажется, дальнейшей ссоры не будет...» — вновь спрятавшись от взгляда мамы, подумала Вилл. Да и было непонятно, с чего они вообще начали ругаться?! Вроде же только-только вошли и уже спустя пару секунд кричат друг на друга!       — В этой стране?       По акценту она могла бы это и понять, но даже в её классе есть те, кто говорят с акцентом, несмотря на то, что родились в Америке, так что только подобное и могло её извинить.       — Да, я приехал в Америку не так давно, — даже ей под этим взглядом мамы становилось неудобно, а вот мальчику было на это плевать, — и потому еще не успел освоиться.       — Хм, понятно...       И опять этот задумчивый взгляд!       «Да что тут понятно?!» — крик души остался без ответа, орудия Айовы были переведены на неё!       — Вилл, давай слезай со спины своего... друга... — А вот слезать совсем не хотелось! Особенно учитывая то, что её в ближайшем будущем ожидало. — Ему наверняка тяжело...       — Да нет, миссис Вандом, Вилл легкая, — пожимая плечами, произнес блондин, однако все же помогая ей спуститься.       — Ох, зови меня Сьюзан, я не такая старая, чтобы ко мне надо было так обращаться.       Только чудом Вильгельмина не плюхнулась на пол, смотря на изображающую смущение маму.       — И ты тоже раздевайся, замерз, наверное...       — Наруто, Узумаки Наруто, — представился блондин, одной рукой держа рюкзак Вилл, а другой придерживая её, чтобы не упала. — И я не замерз. Несколько раз я непродолжительное время жил и в более холодных местах.       — А ты не заболеешь? — Теперь в голосе мамы она уловила беспокойство. Да и она сама волновалась из-за этого. Было бы плохо, если бы тот, кто её сегодня спас трижды... если считать возможное столкновение с мамой за опасность, заболел.       — Нет, — спокойно произнес Узумаки, вешая свою легкую куртку и снимая кроссовки. — Я вообще редко когда болею.       Что-то в поведении Узумаки серьезно смущало Вилл. Ну, если говорить прямо, то это «что-то» было его фантастическое спокойствие после всего произошедшего. Черт, да даже она себя до сих пор чувствовала неуютно, и это несмотря на то, что буря, кажется, миновала.       — Даже так?       Её мама опять чему-то кивнула, и только в этот момент Вилл заметила, что ей помогали идти!       «Да что со мной творится?!» — в этот раз паника точно отразилась на её лице, иначе бы мама так хитро на неё не смотрела!       — Отлично, помоги этой воительнице войти в её комнату...       Эти хитрые нотки в голосе мамы она отлично знала!       Последующие несколько минут Вильгельмина могла бы признать самыми смущающими в её жизни. Мало того что в её комнату впервые зашел мальчик, так комната еще и была не прибрана! Она вчера умудрилась опять раскидать все вещи. Её пижама, висящая на двери шкафа, разбросанные вещи и... нет, об этом она даже думать не будет! Так стыдно ей еще никогда не было. А эта его фраза про то, что он теперь знает, что ей подарить на Рождество... Как это понимать?! У-у-у, её тайная любовь к лягушкам была раскрыта! Да еще и с помощью её любимой пижамы. Это было фаталити!       А мамины шуточки про её лицо, а также возможную помощь со стороны кавалера?! А этот его выпад про то, что не заболела ли сама Вилл! А также его рука на лбу... Почему-то юная Вандом была уверена, что сейчас из её ушей начнет валить пар. Она закипала как чайник, и это было не остановить.       На счастье девочки её все же оставили в комнате одну, дав время переодеться и остыть, хотя Вилл и видела, что мама беспокоится за неё, но все же решила, что сможет и сама переодеться. Да, нога болела, и с этим было ничего не поделать, но уж дома-то она сможет и сама ходить!       Правда, как показала практика, даже переодеться было трудно, и мама даже заглядывала, чтобы проверить, как у неё идут дела. К несчастью, дела шли не очень. Сначала Вилл потратила немного времени на то, чтобы в полной мере оценить последствия драки, а также синяк на половину лица, после чего попробовала одеться в привычную домашнюю одежду. И вот тут-то и встала основная проблема — ей было нормально не согнуть ногу! Нет, благодаря тому, что джинсы не облегают ноги, да еще и больше на один размер, их удалось легко снять, но вот надеть домашние штаны было проблематично. Так мама и застала её, сидящую в кофте, трусиках да со штанами в руках.       — Ох, горе ты мое... — подойдя к ней, присела Сьюзан Вандом, после чего сильно обняла Вилл, правда, тут же прекратила, когда девочка зашипела от боли. — Что у тебя с ногой?       — Колено не согнуть, болит... — Вильгельмина так и не смогла убрать нотки паники из голоса.       — Мне сказали, что ты не очень сильно ушиблась, да и колено не должно было так пострадать...       Теперь в голосе мамы легко можно было расслышать испуг, из-за чего Вилл тут же помотала головой.       — Это уже в парке...       А вот эти слова она зря сказала! Она боялась, когда мама на неё так смотрела!       — В каком парке?!       Да, определенно, это была плохая идея!       — В нашем, — понимая, что отвертеться не выйдет, сдалась девочка. — Я туда пошла, когда увидела, как отец стоял перед подъездом и разговаривал с какой-то женщиной. Потом к ним подъехала еще машина и присоединились еще несколько мужчин. Дальше я не смотрела, ушла. А в парке я уже неудачно упала...       — Так сильно болит?       — Угу... ногу не согнуть...       Да и колено само опухло! А также было очень горячим!       — Мне сказать твоему другу, что ты не сможешь выйти? — Вилл опять замотала головой. — В таком случае у тебя есть только один вариант... — Спустя несколько секунд у юной Вандом на коленях лежала юбка. — Давай одевайся и выходи...       Может быть, кому-нибудь подобное обращение и показалось бы грубым, но вот только не Вилл, она-то знала, что её мама о ней волнуется! А если она скажет, что её нога почти совсем не двигается, то это значит новую пытку с переодеванием и поездку к врачу. У них дома и мази есть, ими помажет, и все будет в порядке.       Когда Вилл через пару минут аккуратно вышла в коридор и направилась в гостиную, она ожидала всякого, но точно не того, что на столике будет разложена аптечка! К счастью, наступить на ногу, пусть и с трудом, она все же могла и потому решила лишний раз не паниковать.       — Что это?!       Почему-то в голосе все равно были слышны панические нотки.       — Эм, аптечка, — почесывая голову правой рукой, задумчиво произнес Узумаки, переводя непонимающий взгляд с предмета их разговора на неё.       — А что она тут делает?       И почему мама веселится?!       — А кто сегодня так хорошо подрался и упал? Она тут лежит по той простой причине, что тебе надо перевязать ногу, — пожимая плечами, произнес мальчик. Почему-то Вилл жутко не понравилось, куда пошел разговор. — Оказывать первую помощь я умею, так что садись.       — Нет!.. — пискнула девочка, после чего стремительно развернулась, даже нога почти перестала болеть! Правда, она даже не успела сделать и пары шагов, как была остановлена всего одним словом «Стоять!», которое скорее звучало, как приказ. Но что было самым удивительным — сказал это Узумаки!       — Нельзя усугублять ситуацию...       Последующая лекция на несколько минут полностью выбила из колеи как Вилл, так и до сих пор удивленную произошедшим маму. А уж примеры того, во что подобное пренебрежение может вылиться, заставляли содрогаться всем телом.       Пришла в себя Вилл, только когда её мягко подвели к стулу и усадили! Правда, все её попытки вырваться были напрасными и прерывались на корню одним хмурым взглядом. А она ведь в короткой юбке! Пришлось извернуться в неудобную позу, чтобы Узумаки было ничего не видно, да еще и рукой прижать ткань к стулу. Но этого девочке показалось мало, и она, словно ястреб, следила за действиями мальчика, который умудрился сегодня столько раз её смутить. И это не говоря уже про произошедшее в парке!       Правда, чем больше Вильгельмина следила, тем больше понимала, что он всего лишь перевязывал ей колено, даже не стремясь сделать ничего странного. Ни посмеяться над ней, ни обругать. Просто делал перевязку, словно бы уже привык подобное делать. Да и нога почти перестала болеть после этого...       — С-спасибо...       Оставалось надеяться, что последующий вечер пройдет спокойно.       Признаваясь себе, Вилл должна была заметить, что она не ожидала такого хорошего, даже отличного завершения столь ужасного дня! Сразу после перевязки мама оставила их двоих, отправившись на кухню, чтобы приготовить ужин, а она наконец нормально познакомилась с этим блондином. На её возмущенные взгляды ему было плевать, также как и на то, что она возмущалась из-за перевязки. Он просто не понимал, из-за чего это она так разозлилась. Если бы ей не хотелось так сильно поколотить этого... Узумаки, она бы даже посмеялась, прямо как мама, которая зашла сказать, что ужин подан.       Впрочем, дальнейший вечер прошел очень даже неплохо, и она смогла нормально расслабиться и даже забыть все то, что сегодня днем с ней произошло. И не вспоминала бы об этом, если бы по-прежнему никуда не исчезнувшие синяки, а также нога, на которую по-прежнему было больно наступать, но она уже так сильно не болела.       Да, этот вечер был определенно одним из лучших за последние несколько месяцев. Между прочим, у неё даже язык устал от разговоров! А ведь подобного не происходило с того самого момента, как Лара уехала. Особенно приятным было то, что её выслушали, да и так поговорить с иностранцем было интересно.       Хотя и был один момент, который мог бы испортить вечер. Этим моментом был её отец — Томас Вандом, что буквально завалился домой. Он был пьяным и злым, но скандала почему-то не произошло, нет, она его и не хотела, она вообще отца видеть не хотела! Но вот из-за чего тот почему-то побледнел и просто ушел из дома, так ничего и не сказав? Да даже «спокойной ночи» не пожелал! Впрочем, Вилл об этом быстро забыла, вернувшись к прерванному разговору, а также купленной вкусняшке.       Но все когда-нибудь подходит к концу, вот и этот вечер тоже, а мама сказала, что ей пора идти спать. Впрочем, судя по разговору, Наруто останется у них ночевать. А значит, и завтра они смогут поговорить.       — Вижу, кое-кто наконец смог отвести душу? — спросила мама, когда Вилл уже переоделась, что было намного легче, чем раньше, и уже забралась в кровать.       — Ну-у-у, ма-а-а-м!       Да, Вильгельмина помнила о том, что она сегодня наломала дров, но вот лезть обниматься и целовать было совсем необязательно! А ведь она не могла даже отбиться!       — Завтра днем съездим к Грейс, я хочу убедиться, что с тобой все в порядке, — по-прежнему сжимая её в объятьях, сказала мама.       — Угу.        А что тут еще можно было сказать?       — И не надейся, что я забыла о случившемся, юная леди. — Попа почему-то начала ныть, а это было явно не к добру. — Эх, спи, мой милый Хрюсик-Шмусик-Мусипусик...       — Ма-а-а-м!..

******

      Последние слова дочери еще эхом звучали в коридоре, а Сьюзан уже сумела взять себя в руки и осознать, в какой ситуации она оказалась. Причиной, конечно же, были нервы, но это не оправдывало её поведения, и чуть не устроенный скандал. Правда, слова Вилл были явно шокирующими. Уж о появлении в её жизни нового друга она бы узнала сразу, тем более если бы этим другом был мальчик.       «Судя по её словам, он и сам сейчас удивлен... — поведение дочери выдавало ту с головой. — Ладно, предположим, что я поверила...»       В нынешней ситуации начинать новый виток конфликта Сьюзан не хотела. Вообще, чего сейчас хотела женщина — сесть на диван, прижать к себе Вилл и больше ни о чем ни думать. Ужас, который она только что испытала, еще не покинул её сердце. Надо было признать, что у юноши отлично получается разряжать обстановку, хотя по Вилл подобного и не скажешь.       Сьюзан было понятно, что с этим мальчиком, который принес её дочь, Вилл познакомилась явно недавно, но уже явно к нему успела привязаться, и только это не позволяло женщине попросить его уйти, а самой заняться осмотром Вилл, у которой хорошо был виден чей-то подарок на лице. Что же было еще и на теле, даже представлять не хотелось, особенно на фоне травм других участниц драки. И все это в младшей школе! А ведь на появившиеся вопросы, которыми озадачились многие, ответы будет очень сложно найти, если вообще возможно.       Да и тот факт, что её дочь принесли на спине, не давал Сьюзан покоя! Это явно было странно, не говоря уже о том, что не соответствовало тому перечню травм, который Вильгельмина успела получить днем. Однако, судя по поведению её девочки, с ней все было в порядке или же почти все в порядке. Так что можно было расслабиться и позже все узнать... точнее, выпытать. Пускай пытки и запретили. Но ведь о них никто не узнает, да и щекотка за пытку не будет принята в суде, если что, ничего не будет. Да, а цветная капуста и брокколи на обед в течение недели помогут с недостатком витаминов в организме.       Однако также женщину волновало еще и то, что новый знакомый Вилл был одет слишком легко, не говоря уже о том, что чувствовал себя вполне комфортно с такой ношей за спиной. Да и стоял он как-то по-особому, словно когда-то этот юноша уже подобным занимался. Но одежда в данный момент все равно выбивалась больше всего. Сейчас была зима, а юноша был одет очень-очень легко и должен был уже простудиться, но по нему подобного не скажешь.       Несколько невинных шуток смутили лишь Вилл, а вот Узумаки Наруто, как назвался знакомый её дочери, был абсолютно спокоен, не говоря уже о том, что он даже на её строгий взгляд никак не прореагировал. Впрочем, даже не это так сильно выбивалось из образа обычного мальчишки его возраста, как его плавные движения. Он был просто слишком странным! И желание убрать подобную странность из её дома с каждым мигом только увеличивалось. Правда вот, приходилось себя сдерживать, поскольку не хотелось расстроить Вилл, которая, судя по всему, действительно хорошо относилась к этому странному иностранцу. А уж как она смущалась и пряталась за ним, даже не понимая этого! Отсутствие фотоаппарата в доме вызывало лишь раздражение.       «Посмотрим, что будет дальше... — пускай принять подобное решение, и было трудно, но Сьюзан все же смогла совладать с собой, а также со своей паранойей. — Если что, выгнать я его всегда успею...»       Последующие несколько минут, когда юноша помогал её дочери дойти до комнаты, вроде бы лишь слегка придерживая Вилл, но та под конец двигалась намного более уверенно, чем в самом начале. А уж если присмотреться к тому, что происходило уже в самой комнате... Слова про подарок, а также момент, когда из ушей Вилл чуть не повалил пар от смущения... У-у-у, это было слишком мило! Подобное поведение лишь утвердило женщину в тех мыслях, которым она не давала вырваться на волю.       «Эх, моя девочка влюбилась... — но эти мысли, а также её шутливое поведение никак не сказались на её намерениях узнать все, что только можно об этом юноше! Уж больно он неожиданно появился, да еще и в такой день. Однако это не отменяло того факта, что в этот вечер Вилл была намного более живой, чем последние месяцы после того, как Лара уехала. — Только это тебя и спасает...» — и пускай мысли о наказании уже давно покинули голову женщины, но странности в этом Наруто продолжали все больше и больше резать ей глаза.       В тот момент, когда Сьюзан покинула комнату дочери, желая провести серьезный разговор и узнать все о неожиданном госте, тот вновь её удивил! Сразу же попросил аптечку, а уж когда все объяснил... В результате разговор прошел не совсем так, как Сьюзан планировала, но кое-какую информацию она все же получила, помимо того, что юноша достаточно силен, чтобы поднять её дочь на пятый этаж и даже не запыхаться. Но почему-то возникало ощущение того, что он не только её поднимал, но еще и нес, учитывая то, как Вилл медленно шла до своей комнаты. Также в копилку странностей сразу же добавлялся слишком легкий наряд юноши, и это не говоря уже о том, как тот двигался. Его одежда, умения и знания были слишком специфичными.       Для успокоения своей совести Сьюзан решила погонять юношу по школьному материалу и сильно удивилась, когда получила хорошие, развернутые ответы, пока он подготавливал все для перевязки. Правда вот, некоторые его комментарии отдавали ноткой безумства и максимализма, но как раз это было неудивительно. А вот незнания некоторых препаратов, находящихся в аптечке, говорило о многом, даже несмотря на явные знания самого Узумаки.       Хотя надо было признать, что это были не единственные странности, и до самой ночи они только продолжали множиться. Взять хотя бы его командный тон, от которого ей самой захотелось вытянуться по струнке! Это юноша, который лишь ненамного старше Вилл! Б-р-р-р, это было слишком странно! Но почему в таком случае она вообще позволила этому гостю, которого привела Вилл, а по иному и быть не могло, оказать первую помощь? Ответ банален — очередная проверка. Когда-то Сьюзан Вандом изучала основы оказания первой помощи и потому, увидев действия юноши, решила проверить, если что, она и сама все сможет исправить. А так будет меньше беспокоиться, раз уж её дочь влюбилась в этого юношу. Запрещать что-либо не имеет смысла, она отлично помнила себя в этом возрасте, оставалось только проконтролировать.       И именно по этим соображениям Сьюзан пришлось задавить свои желания избавиться от столь странной личности в её доме. Пожалела ли она об этом? Определенно нет! Взять хотя бы то, что фотоаппарат в доме все же был и ей удалось заснять несколько моментов во время оказания первой помощи, когда Вилл, находясь на грани и уже готовясь упасть в обморок, крутилась на стуле. Повезло, что она была больше занята своими мыслями, а также отсутствием вспышки, иначе бы на неё кинулся разозленный хомячок! Будет хороший компромат в будущем.       И пускай новый знакомый Вилл ей не очень нравился, был слишком странным, но это не отменяло того, что дочка была счастливее, чем когда-либо в последние два месяца. Она вновь трещала без умолку, смеялась, шутила, улыбалась... Это стоило того, чтобы немного подождать и выяснить все из первых рук.       Правда, был еще один неприятный момент вечером — её муж, что пришел опять пьяным домой. Только в этот раз он, похоже, набрался слишком сильно, поскольку его даже шатало. Уже боясь даже предположить, что могло произойти, Сьюзан начала подниматься, как тот отчего-то побледнел и быстро покинул квартиру, так ничего и не сказав. Натоптал только! Вот только Томас Вандом никогда ранее подобного не делал. А учитывая то, насколько в этот раз была проспиртована его тушка, то произойти могло всякое. Единственная причина, которая могла вызвать подобную реакцию её "мужа", — это их гость, что очень внимательно следил за мужчиной. Но подобные мысли были почти тут же откинуты в сторону, ибо это было слишком глупо.       К концу дня уже и сама Сьюзан приняла участие в разговоре, сумев скинуть накопившийся стресс, все больше и больше смущая Вилл, которая так забавно краснела и пряталась за Наруто. Пускай мальчик и был странным, и она этих странностей опасалась, но была вынуждена признать, что он был довольно милым ребенком, а также то, что с ним было приятно поговорить. И это не говоря уже о том, что иногда, когда он чего-то не понимал, его хотелось затискать. Хотя, возможно, только возможно, причиной того было выпитое вино.       Но все когда-нибудь подходит к концу. Вот и этот вечер закончился, а произошло это, когда Вилл уже начала клевать носом, а на часах было одиннадцать вечера. Быстро отправив дочь умываться, Сьюзан пришлось принять решение, которое она, если уж говорить честно, не хотела принимать.       — Наруто, как далеко ты живешь?       Это был очень серьезный вопрос, поскольку от его ответа зависело слишком многое.       Юноша уже встал и даже помогал ей отнести всю посуду на кухню. И при этом ничего не сказал, все сделав в тишине, словно думая о чем-то.       — Вы называете это японским районом...       Ей, конечно, стоило догадаться, но женщина все равно вздрогнула. Она много чего слышала об этом месте, и ничто из этого не было хорошим! А уж последние криминальные хроники вообще не радовали. Каждый день убийства и трупы, война группировок, которой вообще не должно было быть. Сообщения о взрывах, ограблениях и просто слухи о том, что полиция уже боится туда соваться, даже при том, что количество патрулей увеличили. По тем же слухам в город даже подкрепление было переброшено!       — В таком случае ты остаешься спать у нас...       Выбора не было, оставалось принять только одно правильное решение.       Изначально Сьюзан хотела отвезти мальчика домой, но она туда не поедет. Слишком опасно.       — Да не стоит беспокоиться, я и сам пешком... — А вот это были явно не те слова, которые Узумаки должен был произносить.       Куда там юноша хотел на ночь глядя идти пешком, даже никому не позвонив и не предупредив, было неясно, но становилось понятно, что его тетке, с которой он живет, плевать на племянника. Он был слишком самостоятельным! Да и как ему вообще могло прийти в голову идти почти через весь город?! Наруто было четырнадцать лет, и вот в этом возрасте он хотел ночью зимой куда-то идти, словно так и надо было! Словно для него подобное привычно.       — Ты остаешься сегодня ночевать у нас и точка! — сказав это, Сьюзан начала разбирать диван в гостиной. «Я не хочу отвечать перед неизвестными людьми, если с ним что-нибудь случится...» — но подобные мысли были лишь частью правды. Еще Сьюзан очень не хотела, чтобы Вилл, которая сегодня вечером буквально расцвела у неё на глазах, опять начала заползать в свой панцирь.       — Х-хорошо. — Это был единственный раз за вечер, когда он так легко согласился и вообще прореагировал на её строгий тон!       — Прости, пижамы у нас нет...       Это было спонтанное решение, но ничего плохого сейчас она не видела, хотя подобное невольно и нервировало.       «Но после того как Томас испугался... нет, об этом я уже подумаю завтра на свежую голову...» — размышляла Сьюзан, направляясь в комнату дочери, которая уже успела залезть в кровать.       «Да, определенно, мне будет о чем подумать и поговорить завтра... — смотря на уже уснувшую Вилл, на чьем подбитом лице сияла улыбка, подумала Сьюзан, выходя из комнаты. — И как они так быстро засыпают?» — их гость также уже успел уснуть, в этом почему-то женщина не сомневалась.

*********

      Оставшаяся часть вечера была больше похожа на какое-то гендзютсу. Правда, из этого расклада пришлось даже мысли убрать о подобном, ибо гендзютсу здесь не применялось, хотелось на подобное надеяться. Все было слишком странно, и Наруто мог признаться в этом самому себе с чистой совестью. Он явно видел, что ему были не рады в этом доме, но почему-то сразу же не выгнали. Позволили оказать первую помощь Вилл, да и еще и накормили. Поведение мамы Вилл было странным! Да и сама девушка также странно на него реагировала, особенно когда он бинтовал ей ногу. Она же тогда изгибалась под разными углами, но вот для чего?! Даже Сакура-чан его не била, когда он видел её в трусиках! Если же говорить о Мии-тян, то тут лучше было вообще промолчать. В последнее время она по комнате вообще только голой и ходила.       Но даже так вечер был приятно проведен, и он наконец смог позволить себе расслабиться, на время забыв обо всех неприятностях, что на него свалились. Смог вкусно поесть, а не вспоминать каждый день житье у Тазуны. Оказалось, что в этой Японии все едят рис и рыбу, рыбу и рис! Да как так жить-то можно?! А где мясо?! Хорошо хоть рамен умеют готовить, правда, до старика Теучи и Аяме здешним поварам далеко. Но все равно гораздо лучше заварной лапши. Но в этот раз получилось поесть нормально! Пускай и мало, однако Наруто не хотел еще больше раздражать женщину, но даже так впервые за долгое время в этом мире он поел мяса!       Вернувшегося домой Томаса Вандома Наруто просто выгнал легкой волной ки, которая возникла по его легкому желанию. Подобное еще надо было обдумать, но сейчас Узумаки был просто рад, что ни Вилл, ни Сьюзан эта волна не зацепила.       Под конец же вечера, когда даже женщина расслабилась и, кажется, приняла Наруто, тот неожиданно узнал, что сегодня будет ночевать в этом доме. Все его возражения были отметены в сторону, а взгляд и тон стал, как у Цунами-сан или Цунаде-ба-чан. В такой ситуации лучше не спорить! Именно поэтому спустя немного времени Наруто уже забрался в постель.       «Ну, и что ты там хотел обсудить, меховой коврик?» — пускай вечер и был приятно проведен, но Кьюби наконец вновь был готов к разговору, а значит, на сон не было времени.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: