Временное решение / Temporary Fix +25

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction

Основные персонажи:
Гарри Стайлс, Лиам Пейн, Луи Томлинсон, Найл Хоран
Пэйринг:
Найл Хоран\Лиам Пейн\София Смитт; Гарри Стайлс\Луи Томлинсон Niam (Ниам) Larry (Ларри) намёки на Lilo (ЛиЛо) и Narry (Нарри)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Юмор, Флафф, Hurt/comfort, Songfic
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
планируется Макси, написано 254 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Слоган:"Мы можем назвать это как угодно"

Трудно описать словами то, что происходит между Лиамом и Найлом. Они и сами не всегда это понимают.
Моя версия происходившего в период с 26.07.2015 по 25.10.2015 и закончившегося разрывом Лиама с Софией. То, как это ВОЗМОЖНО могло бы быть.

Фанфик не претендует на биографическую точность, но основан на реальных событиях и даёт некоторым из них объяснение. Насколько оно правильное, не знаю, но вполне правдоподобное.

Посвящение:
Радужным Мишкам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обидно, что по Ниаму очень мало фиков, вот решила исправить ситуацию.
=======================================
ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПИШИТЕ НИЧЕГО ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНОРА И НАЙЛА У НИХ НА ИГ, ТВИТТЕРЕ И ДРУГИХ СОЦ.СЕТЯХ! ПОДРОБНЕЕ ЗДЕСЬ: http://l-wild.diary.ru/p212344092.htm

11. "Поздравления" в Буффало.

10 января 2016, 17:06
Примечания:
В этой главе раскрывается тайна покалеченной ноги Найла Хорана.
Доп. Материалы к главе: http://l-wild.diary.ru/p207528753.htm

* * *


Когда приехали Бэзил и Падди, они были почти готовы к выходу, но Лиам сказал:
- Подождите еще минуту, я кое-что забыл, - и вернулся в спальню.
Найл пошел за ним, он замер на пороге, увидев, как Лиам пытается снять с постели и свернуть простыни.
- Ты что делаешь? - спросил блондин.
- Хочу забрать простыни.
- Зачем?
- На память.
- Ох... - Найл подавился воздухом, - Лиам, ты больной, да? - спросил он.
- Почему?
- Ты такой до нелепости романтичный, что у меня внутри всё сводит. Это просто невыносимо.
Лиам подошел к Найлу и плотно придвинувшись к нему, взял его лицо в ладони, обхватив с двух сторон и заглядывая в глаза.
- Если я и болен, то в этом ты виноват, - сказал он.
- И ты собираешься их теперь за собой повсюду таскать?
- Да, таков был мой изначальный план - забрать эти простыни с собой.
Найл сокрушенно покачал головой, а Лиам обхватил его губы своими и втянул в долгий нежный поцелуй. В результате, когда Бэзил зашел, чтобы поторопить их, он застал парочку целующейся, привалившись к дверному косяку.
-Кхм... - кашлянул Бэзил и строго сказал, - вы не могли бы поторопиться, молодые люди?
Лиам и Найл отпрянули друг от друга:
- Сейчас, сейчас, - виновато сказал Лиам и кинулся собирать постельное бельё.

Бэзил кивнул Найлу, мимикой показывая, что он должен помочь Лиаму. Найл подошел к кровати и стал снимать наволочки, которые, так же, как и простыни, были покрыты пятнами подозрительного происхождения. Сам Бэзил тоже не вышел из комнаты, он встал в дверях, как часовой, и стал следить, чтобы подопечные, не дай бог, снова не отвлеклись. Падди, устав ждать один в гостиной, тоже подошел к телохранителю Найла и увидел такую картину: Бэзил стоит в дверях, скрестив руки на груди и следит, нахмурив брови, за тем как Лиам и Найл старательно сворачивают и запихивают в сумку розовое постельное бельё. Если бы он сам не покупал его для Лиама, он бы подумал, что сейчас эти двое грабят квартиру Гарри и Луи. Падди вопросительно посмотрел на Бэзила, но тот только пожал плечами.
Когда бельё было собрано и упаковано, они, захватив свои вещи, вышли из квартиры и двинулись в путь, предоставив горничной убирать остальные следы их пребывания.

В машине Найл с удобством расположился, полулежа на мягком сидении, навалившись на Лиама, что как нельзя больше устраивало обоих. А вот в кафе у Найла возникли проблемы: когда принесли их заказ и все приступили к завтраку, он ел без аппетита, что было на него не похоже, так что Лиам забеспокоился:
- Ты в порядке? - спросил он.
- Лучше бы мы взяли еду на вынос, и я поел бы в машине, - ответил ирландец, а затем добавил, прошептав Лиаму на ухо, - мне тяжело сидеть, стулья твердые.
- Хм, ну так не доедай! Пойдём в машину.
- "Не доедай"?! Ты что, с ума сошел, Лиам? - воскликнул Найл.
- Господи, Найл, это не последний завтрак в твоей жизни, - усмехнулся Лиам, - пойдем, купим что-нибудь на вынос, куриные крылышки, например.
- Острые?
- Какие захочешь, радость моя.

При этих словах Бэзил поднял взгляд от своей тарелки и внимательно посмотрел на Лиама, а Падди поперхнулся кофе. "Радость моя, хм..." - так примерно подумали оба секьюрити.

- И как ты собираешься сидеть на стадионе? - задал вопрос Лиам, когда они снова были в машине и Найл, полулежа, навалившись на Лиама, таскал крылышки из контейнера и с удовольствием ел их.
- Я не собираюсь, - сказал Найл, - просто потусуюсь там немного, засвечусь, сделаю пару селфи, а потом на аэродром. - Он сказал своему телохранителю, - Бэзил, позвони, скажи, что мы вылетаем примерно через час, пусть готовят самолет.
- Хм, логично, - заключил Лиам.

Найлу удалось еще вчера сделать селфи с Джемми Фоксом, так что часть пиара была исполнена. Он объяснил, что плохо себя чувствует и что ему еще нужно успеть добраться до Буффало и попасть на собственный концерт. Он договорился с ответственными за пиар людьми, что вернется завтра, и его отпустили с миром.

Как Найл и рассчитывал, через час они уже заняли свои места в самолёте. Найл попросил аптечку у экипажа самолёта, выпил аспирин и лег вздремнуть, удобно свернувшись в комочек в объятиях Лиама. Лететь было всего полтора часа, но полтора часа сна перед концертом никогда не бывают лишними. Тем более, сегодня.

* * *



Когда они появились на стадионе Ральфа Уилсона в Буффало, то были встречены внимательными взглядами Гарри и Луи. Гарри, заметив, как Найл, слегка прихрамывая, идет им навстречу, расплылся в такой широкой и хитрой улыбке, что стал похожим на лягушонка.

- Как чувствует себя наш маленький Найлер? - спросил он. - Наверно он потянул себе какую-то мышцу? - добавил он с подчеркнуто-слащавой заботой.
Лиам закатил глаза и сделал лицо, выражение которого говорило: "а что, собственно, вы ожидали?" - он так и думал, что эти двое будут теперь глумиться над ними, пока им не наскучит, и с этим теперь уже ничего не поделаешь.
- Я потянул себе все мышцы, которые только мог, и даже те, о существовании которых до сих пор не подозревал, - сказал Найл громким бодрым басом, но тут же осекся, встретившись взглядом со стоявшей чуть поодаль Софией.
Лиам тоже увидел её и, чтобы хоть как-то сгладить неудобство ситуации, сказал:
- Луи, пойдем с тобой покурим, я не курил уже, наверно, больше суток.
- Вот и хорошо было! - бросил им вдогонку Найл, когда они уже уходили.
Когда Лиам и Луи вышли через служебный выход на улицу, он взял сигарету у Луи, прикурил, затянулся, и спросил:
- Как тут София себя вела?
- Я сам не видел, но Лотти говорит, она рвала и метала.
Лиам кивнул, он ничего другого и не ожидал, он нахмурился и задумчиво прищурил глаза, что-то прикидывая в своём уме.
- Ну, а как вы съездили? Как всё прошло? - с нетерпением поинтересовался Луи.
- О, замечательно! - сказал Лиам таким тоном и с таким выражением лица, что Луи сразу осознал, насколько замечательно всё прошло, - он удовлетворенно кивнул и в свою очередь расплылся в улыбке.
- Очень раз за вас, поздравляю, - сказал он, и заключив Лиама в объятия, прижал его к себе и ободряюще похлопал по спине.

Тут дверь служебного выхода открылась и из неё, чуть приволакивая ногу, вышел Найл.
- О, что это здесь происходит? - воскликнул он. - Стоит вас на секунду без присмотра оставить, как вы начинаете обниматься?!
- А ты, инвалид, сидел бы на месте, и не бегал за нами! - ответил Луи.
- Сейчас кто-то тоже станет инвалидом, если не уберет руки от МОЕГО мужчины! - ответил Найл ему в тон.
- Ух... - Луи убрал руки и отодвинулся, снова затягиваясь своей сигаретой, - какие мы грозные... - и рассмеялся. Найл тоже рассмеялся, опираясь рукой на плечо Лиама.

- Тем более, что сидеть я всё равно не могу, - пояснил он.

Луи согнулся пополам от смеха.

Тут в дверь выглянул Гарри и позвал его:
- Луи, где ты там торчишь?! У меня к тебе дело огромной важности!

Луи, затушив сигарету, спешно ушел вместе с Гарри.
- "Огроооомной важности!" - передразнил Лиам, они с Найлом рассмеялись, прижимаясь друг к другу и снова целуясь, наверное, в тысячный раз за сегодня.

- Пойдем? - сказал Найл, оторвавшись от губ Лиама, - а то нас потеряют.

Они вернулись за кулисы и влились в привычную рутину подготовки к концерту: прически, переодевания, саундчек, встреча с фанатами, раздача автографов...

Где-то между саундчеком и мит-эн-гритом Найл подошел к Лиаму, держа в руках, ярко-розовую балетную пачку:
- Кстати, о розовом, - сказал Найл, - раз уж ты так любишь этот цвет, - надень её на концерте, если тебе не слабо, конечно, - предложил он.
- Если тебе это доставит удовольствие, я надену её на голое тело, - ответил Лиам.
- На голое тело? - Найл приставил пачку к бедрам Лиама и оценил, представляя его голым, - можно попробовать это позже, в отеле, - он рассмеялся, - поскачешь в ней передо мной?
Лиам подмигнул:
- Легко! Но где ты её взял? У костюмеров?
- О, ты не представляешь, сколько разного добра у наших костюмеров! Но это я взял не у них. Это я незаметно одолжил у Гарри.
- Ох, - удивился Лиам, - извращенцы.
- Кстати, не говори ему, пусть для него будет шоком, когда он увидит тебя.
- Да, посмотрим еще, кто над кем будет смеяться.
- Месть?
- Месть!

Лиам свернул пачку и, запихав под одежду, отнес к себе в гримерку и упаковал её в непрозрачный пакет, чтобы потом положить поближе на сцене, а позже надеть.

Гарри и Луи в это же время вели переговоры с Престоном: охранник получил задание, раздобыть радужный флаг большого размера и посреди концерта передать его Гарри, якобы, от фанатов из зала.
Гарри решил помахать на концерте радужным флагом и таким образом поздравить Лиама и Найла с их первой проведённой вместе ночью. В этот день их группа, фактически, стала голубой АББА - первой в истории музыки группой, состоящей полностью из геев. И, хоть Лиам мог бы начать спорить, что он не гей, а бисексуал, это было не так уж важно сейчас.

* * *



Утром третьего сентября София Смитт проснулась в номере отеля в Филадельфии с ужасной головной болью - сказывалось всё то спиртное, которое она выпила накануне. Ей стало стыдно за себя. А когда она осознала, что пыталась напасть на Лиама с сексуальными домогательствами, а он её отверг, она почувствовала себя и вовсе униженной. Не подавая виду, что проснулась, она прислушалась, но в номере было подозрительно тихо. Преодолевая тошноту и головокружение, она поднялась с кровати и осмотрелась: в номере было пусто, она была одна - Лиама не было.
Впрочем, она этому не очень удивилась, вспомнив, с каким видом он вылетел из номера вчера. Если она правильно помнит, то он даже не обулся.
Но, осмотревшись получше, она заметила, что его обуви, да и вообще - никаких его вещей в номере не было. Вот это было для неё неприятным сюрпризом. В мозг закрался холодок осознания, что всё для неё кончено.

Приняв душ и приведя себя в относительно приемлемый вид, она оделась и вышла из номера. Было примерно около 12 утра. У музыкантов был выходной день, и они еще только недавно проснулись.

София постучалась в дверь номера Гарри и Луи. Гарри открыл дверь и впустил её. Она услышала, как в душе плескалась вода, на минутку она понадеялась, что там у них был Лиам, но услышав, как из-за двери прокричали голосом Луи:
- Гарри, кто там пришел? - она сникла.

- Стесняюсь спросить, но где Лиам? Ты не знаешь, Гарри? - спросила она, усаживаясь на диван.
- Знаю, - сказал Гарри, - стесняюсь ответить, но он улетел в Нью-Йорк.
- С Найлом? - сказала она внезапно севшим голосом.
Гарри молча кивнул головой, подтверждая. София опустила глаза, стараясь справится с эмоциями.
- Смирись с этим, София, - сказал Гарри с сочувствием, - не в твоих силах этому помешать.
Гарри был уже второй человек, который это ей говорил, но София не хотела смириться. Она поднялась на ноги, бросила на него гневный взгляд и стремительно вышла из комнаты, так ничего ему и не ответив. Ей попросту нечего было сказать, да и горло снова перехватило от нахлынувших эмоций.

- Кто это был? - спросил Луи, выходя из душа.
- София.
- Ох... - вздохнул Луи, - она злится?
- Не знаю, но она понеслась по коридору, как торпеда.

Луи скорчил гримасу:
- Спасайся кто может! - сказал он.

Часть дня София провела в номере, отлеживаясь и приходя в себя, а вечер - с Лотти и Лу, ворча и жалуясь на Лиама. От еды она отказалась, от выпивки - тем более. За день она едва ли съела йогурт и пару яблок. От стресса просто кусок не лез ей в горло.
Ночевать она тоже попросилась к девушкам, так как оставаться в пустом номере ей от чего-то стало жутко.

На следующий день ей стало немного легче, и подруги уговорили её на легкий завтрак, а перед тем, как ехать на концерт, даже на обед. Тем не менее, когда она увидела Лиама и Найла, счастливых, хотя и уставших, обсуждающих подробности своей поездки с Гарри и Луисом, ей стало так нехорошо, что съеденая пища чуть не полезла наружу.

Весь концерт она кипела гневом, а тут еще Гарри, скачущий по сцене с радужным флагом и провозглашающий гейскую гордость. Уж она то понимала, что это не просто акт в поддержку ЛГБТ, она точно знала, к чему всё это.

А под конец концерта она всё же начала злорадствовать по поводу того, как нелегко сегодня было выступать Найлу - она видела, какой он бледный и заметила, что он даже не стал исполнять свой коронный прыжок, который обычно приводил в восторг фанаток, и не стал танцевать на Act My Age, как обычно делал.

Но и Лиам тоже заметил, что Найл чувствует себя не очень, и что ему некомфортно и немного грустно, и, очевидно, чтобы повеселить его, он нарядился в розовую балетную пачку и стал прыгать по сцене. "Клоун!" - подумала София, она скорчила презрительную гримасу и вышла за кулисы. У неё был соблазн снова налить себе бокал вина, но она сдержалась, памятуя, как было плохо в прошлый раз. Да и вообще, не хватало еще, чтобы она начала пить из-за этого клоуна. "Он не стоит того," - подумала девушка.

* * *


Да, конечно, Лиам хотел повеселить Найла, но еще больше он хотел поддразнить Луи и Гарри, поэтому он, нарядившись в розовую юбочку, попрыгал перед Луи и спросил его:
- А как Гарри в ней выглядит? Лучше меня?

Лицо Луи исказилось от шока:
- Где ты это взял? - спросил он, и погнался за Лиамом, скачущим по сцене вприпрыжку. Найл увидел, как вытянулось от удивления лицо Гарри, подмигнул ему и рассмеялся, одними губами проговорив, надеясь, что тот поймет его артикуляцию - "ИЗВРАЩЕНЦЫ".
Гарри ухмыльнулся и незаметно для всех показал Найлу средний палец. После этого Найл немного взбодрился, и они смогли закончить концерт на мажорной ноте, как и всегда.

* * *



Концерт закончился, и Найл первый ушел за кулисы. Он взял бутылку с водой и прислонился к стене, пытаясь немного расслабиться и перевести дух.

Лиам, выйдя со сцены, сразу же увидел Найла, стоявшего у стены. Он подошел к нему, и оглянулся, чтобы убедиться, что из зала их не видно.

- Что, болит, мой маленький? - спросил он нежно, пододвигаясь к Найлу вплотную и встав между его расставленных в стороны ног, обнимая за талию.
Найл поджал надутые губки:
- Угу, болит, - подтвердил он.
- Дай поцелую, может легче станет, - сказал Лиам и поцеловал Найла в щеку, а потом и в губы.
- Да не здесь болит, - проворчал Найл, хитро улыбаясь.
Лиам рассмеялся, прижимаясь губами к шее любимого мальчика и шепча ему на ухо:
- Я потом обязательно поцелую, где болит, - заверил он, - здесь просто слишком много посторонних.
Найл тоже засмеялся. Он обнял Лиама за плечи и поцеловал в щеку, обвивая левой ногой его ногу, опираясь только на стену и правую ногу, плотнее прижимая его к себе. Но в следующий момент он замер и оттолкнул от себя Лиама, пытавшегося уткнуться ему в ухо губами.

Лиам удивленно посмотрел на него и заметил испуг в его глазах. Он обернулся и увидел приближающуюся к ним с решительным видом Софию.

Губы Софии дрожали:
- Найл, я понимаю, что еще рано, но раз уж ты начал получать свои подарки от Лиама, то и я тебя поздравляю с будущим Днем рождения.
Лиам от удивления развернулся к ней в полуоборота и тем самым оставил незащищенным Найла, София протянула руки, обняла Найла и... изо всей силы каблуком наступила ему на правую ногу.
Найл взвыл от неожиданной боли.
- Я думаю, ты надолго это запомнишь! - сказала София, отходя назад и спешно покидая помещение.
Лиам не знал, то ли ему кинуться за Софией, то ли утешать Найла.
- Падди! Бэзил! - позвал он. - Где вы ходите?! - сказал он гневно, когда охранники подошли к ним.
- Мы думали тут все свои, расслабились немного, - объяснил Падди.
- НЕТ! Здесь НЕ ВСЕ свои! - заорал Лиам. - Тише, тише, маленький, - сказал он, обращаясь к Найлу, - пойдем куда-нибудь сядем. Помогите мне, его надо отнести на диван, - сказал он телохранителям.

Они помогли Найлу добраться до ближайшего дивана, уложили его, Лиам расшнуровал и снял с него ботинки. Когда он снимал носок, Найл сморщился и зашипел от боли.

- Бэзил, раздобудь лед и позови Марка. Надеюсь, он, как тренер, хоть что-то понимает в травматологии. Падди! Падди! - Лиам горящими от злости глазами посмотрел на своего охранника. - Падди, позаботься, чтобы София больше никогда не подходила ближе чем на пять метров ни ко мне, ни к Найлу. А лучше, чтобы она никогда не находилась с нами в одном помещении. Я не шучу! Это серьёзное распоряжение! - рявкнул он.

- Понятно, босс, - ответил Падди, слегка оторопев от такого тона, но он видел, что Лиам сейчас пришел в неистовство, как раненый медведь, и с ним лучше не спорить. Тем более, что и правда, они не уследили, и это было на их совести, что один из их подопечных в результате пострадал.

Пришли Марк и Бэзил, с упаковкой льда. Марк осмотрел ногу Найла - сустав большого пальца был слегка припухшим. Решено было приложить к нему лед.
Носок и обувь надевать не стали, Лиам снял с себя футболку и обмотал ногу Найла на манер портянки. Сам же накинул рубашку на голое тело. В этот момент вошли куда-то пропадавшие Луи и Гарри.

- Что тут происходит? - спросил Луи.
- О, ребята, я умираю, - простонал Найл, слегка преувеличивая серьёзность ситуации, но потом рассмеялся, запрокинув голову, хотя и немного нервно. Смех часто являлся его реакцией на стресс, поэтому всем, казалось, что Найл очень веселый и жизнерадостный парень.
- Нет, правда, - Гарри посмотрел на Лиама, надеясь на объяснения. - Что случилось?
- Вы не поверите, - сказал Лиам, - София отдавила ему ногу.
- Она хотела меня поздравить, - сказал Найл сквозь смех и слезы, - и поздравила!
- Надо как-то незаметно донести его до машины, - сказал Бэзил, - нельзя, чтобы фанаты и папарацци это увидели.
- Да... - протянул Марк, - давайте я его понесу.
- Нет, давайте я, он же мой подопечный, - возразил Бэзил.
- Если он твой подопечный, что же ты за ним не следил как надо? - упрекнул Марк.
Бэзил виновато пожал плечами и нахмурился - в последнее время что-то слишком уж много проблем стало от Найла.
- Хорошо, - со вздохом сказал он, - давайте так: вы трое, - он показал на Лиама, Гарри и Луи, - пойдете отвлекать фанатов; ты, Падди, пойдешь с ними; а мы с Бэзилом и Престон отнесем Найла и усадим в машину.
- Нет, я не оставлю Найла с вами, - твердо заявил Лиам.
- Уфф.. - Недовольно фыркнул Бэзил. - Ну, ладно, тогда Луи и Гарри отвлекают публику.
- Мы можем поцеловаться у входа на стадион, - заявил Луи.
- Но-но! - воскликнул Престон, - ты хочешь, чтобы нас всех уволили?!
- Ха! - усмехнулся Луи.
Глаза Гарри загорелись:
- Но это, определенно, отвлечет народ! - поддержал он.
- Вы этого не сделаете! - сказал, как отрезал, Дэйв, который в данный момент присматривал за Гарри.

Гарри скорчил гримасу отвращения и замолчал. Его надсмотрщик был самым строгим и самым недружелюбным из всех, и он предпочитал с ним как можно меньше разговаривать.

Лиам всё это время сидел на корточках рядом с диваном, на котором полулежал Найл, целовал и гладил его, стараясь облегчить боль.
- Да всё нормально, честно, - убеждал его Найл. - Уже почти не больно. - Но он, конечно, врал.

- Хорошо, - вздохнул Падди, - план такой, Гарри, Луи, Дэйв и Престон выходят из парадного входа и демонстративно движутся к машинам, отвлекая на себя внимание, а мы подгоняем машину к заднему крыльцу и грузим туда Найла. Вы, - обратился он к Гарри и компании, - скажите, что Найл и Лиам уже уехали, чтобы никто их не искал.

Когда они, наконец, никем не замеченные, уселись в минивэн, Падди сказал:
- Похоже, теперь нам только и остаётся, что всё время подвозить и отвозить вас с черного хода.
- Ага, с заднего прохода, - высказался Найл.
- Найлер, ты уже принял какое-то обезболивающее? - заподозрил Лиам.
- Нет, но не помешало бы.
- Падди, раздобудете ему какое-нибудь хорошее обезболивающее? - попросил Лиам. И еще - позаботьтесь, чтобы София не поехала с нами в Канаду, ей лучше прямо отсюда поехать домой, в Англию.
- Но это решает менеджмент, не мы, - резонно заметил Падди.
- Я сам завтра поговорю с менеджментом, - ответил Лиам.
- И еще надо будет завтра сделать Найлу томограмму ноги, - сказал Марк.
- Да, точно, - согласился Лиам.

* * *



Они подъехали к гостинице и помогли Найлу выбраться из минивэна. Марк взвалил Найла себе на плечо, чтобы помочь ему добраться до лифта.
- Куда мы идем сегодня, Марк? - воскликнул Найл, свисая с плеча своего тренера на его спину.
- Тише, тише, успокойся, Найлер, - пытался урезонить его Лиам.
- Лиам, а помнишь, что ты мне обещал сегодня?
- Тсс... Помню, помню, - Лиам уже привычно зажал рот Найла рукой.

Когда они добрались до номера, предназначенного Найлу, Марк уложил того на кровать и вышел.
- Знаешь, а мне нравится, когда меня носят на руках, - признался Найл, - думаю, я могу к этому очень привыкнуть.
Лиам осмотрелся в номере и с удовлетворением увидел, что их сообразительные охранники догадались, что его вещи нужно тоже отнести в номер Найла. Он порылся в своих сумках в поисках более удобной одежды, чтобы переодеться.

- Ну, так чем займемся, - услышал он вопрос Найла, удобно устроившегося на постели.
- Разве ты не хочешь лечь поспать? Давай я найду твою пижаму.
- Поспать? Пижаму? Что за дикости ты говоришь, Лиам? Мы с тобой что, престарелая супружеская пара, чтобы спать в пижамах?
- Но у тебя же болит нога. Да и не только она.
- Но так ты же собирался меня полечить!
- Да, конечно, - Лиам подошел к кровати и, бросив на не одежду для переодевания, стал раздеваться.
- Так, стоп, стоп, стоп! - сказал Найл, внимательно наблюдавший за ним, и дождавшийся, когда он снимет с себя одежду. - Сейчас остановись и не смей одеваться. Иди, приготовь мне ванну.
- О, даже так? Ты приказываешь?
- Ну, я же больной, пострадавший человек.
- Моя больная принцесса, - с этими словами Лиам отправился набирать ванну.

Приготовив ванну с пеной, он вернулся и подхватил на руки Найла, который умудрился-таки, за это время раздеться сам. Лиам отнес его и усадил в воду. Найл поднял больную ногу и положил на край ванны, стараясь не погружать в горячую воду, так как от этого боль усиливалась.

- Залазь ко мне? - позвал Найл.
- Сейчас, только пойду дверь закрою на ключ.
- Зачем? Бэзил ведь должен принести мне лекарства.
- У Бэзила есть ключ, а вот никому другому здесь нечего делать.

Лиам сходил и замкнул дверь, а затем залез в ванну к Найлу. Похоже, совместные ванны по вечерам становились традицией, и Лиаму нравилась такая традиция. Он уселся поудобнее и поставил больную ногу Найла себе на грудь, тот попытался пошевелить пальцами, чтобы поласкать ими волосы на груди Лиама, но сустав болел, поэтому он поставил ему на грудь еще и здоровую ногу, которая могла двигать пальцами. Лиам огладил ладонью икры и колени Найла, нежно обвел очертания ступней, потом взял его ногу и стал целовать каждый палец по очереди, стараясь не задевать больной.
- Ох, - Найл откинул голову на край ванны и опустил руку к паху, лаская себя. - Продолжай,- подбодрил он Лиама.
- Тебе уже меньше больно? - спросил Лиам с улыбкой.
- Мне больно Лиам, еще как больно! - воскликнул Найл, активно гладя себя по уже вставшему члену, захватывая мошонку и лаская внутреннюю поверхность бедер, - продолжай!
Лиам взял в рот, облизал, а потом слегка прикусил большой палец на здоровой ноге, Найл резко выгнулся, откидываясь назад и расплескивая воду:
- Ты что творишь, я же сейчас кончу, - сказал он, часто и поверхностно дыша.
- Так я этого и добиваюсь, - сказал Лиам, улыбаясь и переходя к покусыванию следующего пальца.
Найл ухватился одной рукой за бортик ванны, чтобы не съехать с головой в воду, второй продолжая ласкать себя.
Тут раздался стук в дверь.
- Блядь, как всегда! - прорычал ирландец и посмотрел на Лиама так, как будто это он сейчас стучал в дверь.
- Это, наверно, Бэзил, - сказал Лиам.
- Так у него же есть ключ.
- Он, наверно, не решается им воспользоваться, а я сейчас не могу пойти ему открывать. - Лиам взял ногу Найла и поставил её подошвой на свой стоящий колом член, чтобы дать понять ему, в чем причина.
- Я тем более! - воскликнул Найл.
- Бэзил?! - спросил Лиам.
- Бэзил?! Это ты?! - продублировал его крик Найл более громким голосом. - Если это ты, сам открой себе дверь и заходи!
Они услышали щелчок замка и шаги.
- Бэзил, мы в ванной, - крикнул Найл, - иди сюда, не бойся. - На всякий случай он пересел так, чтобы ничего лишнего ни у него, ни у Лиама не торчало из пенной воды.

Бэзил вошел в ванную комнату и увидел такую картину: парочка сидела в ванне и из воды торчали только их головы, плечи и коленки, причем, одна нога Найла стояла на груди Лиама, а вторая, судя по расположению надводной части, стыдно даже подумать, где.

"С такими подопечными можно было сэкономить и не подключать платный порно-канал в номере", - подумал про себя Бэзил. Он с профессиональной невозмутимостью осмотрел ногу, стоящую на волосатой груди брюнета.
- Сустав еще больше воспалился, - констатировал он. - На, вот, выпей это, - он вытряс из пузырька и подал Найлу таблетку и тут же подал бутылку воды, чтобы запить.
- О, викодин, - сказал Найл, держа таблетку на ладони, - где вы взяли?
- Секрет, - сказал Бэзил таким тоном, что парни предпочли больше его не расспрашивать, Найл просто закинул таблетку в рот и запил водой.
- Бэзил, принеси, пожалуйста, Лиаму виски, - сказал Найл, проглотив лекарство. Лиам удивленно посмотрел на него. - У него сегодня здесь еще много работы и как-то не честно, если я буду под викодином, а он совсем без подпитки, - объяснил он.
- Да, у меня сегодня будет трудная ночь, - очень серьёзно подтвердил Лиам.

- Ну, вы тогда тут это... подождите меня, - Бэзил сделал неопределенный знак рукой, но парни поняли, что он хотел сказать. - Я сейчас вернусь.

Через пять минут Бэзил вернулся к ним с подносом, на котором было два стакана, лед, бутылка виски и пара бутербродов с икрой на одноразовой тарелочке.
- О, Бэзил, ты просто бесценен! Я тебя люблю! - воскликнул Найл.
- Не слушай его, Бэзил. Это просто викодин начал действовать, на самом деле он любит только меня, - Лиам толкнул Найла ногой в бок.

- Как знать, как знать, - игриво промурлыкал Найл, Лиам в ответ отрицательно покачал головой. - А ну-ка, прекрати это!
- Кстати, не забудь, Найл, что тебе завтра нужно быть в Нью-Йорке, - сказал Бэзил, наливая виски в стакан и бросая туда кусочки льда.

Когда Бэзил ушел, Найл сказал:
- Налей мне тоже.
- Ты у нас кто, Джуди Гарланд, чтобы мешать обезболивающее с виски?
- Нет, я Доктор Хаус, как раз хромаю, как он. Давай, налей!
- Нет, не стоит. Обойдешься, Найл, - Лиам отпил от своего стакана. - А твой Бэзил, так просто профессиональный кокблокер (*). Я не могу сосчитать, сколько раз за последние три дня он нас прерывал.

Найл улыбнулся:
- Бэзил милый. Не знаю, что бы я без него делал.
Лиам покачал головой:
- Меня настораживает то, какие близкие у вас отношения, - он еще раз отхлебнул из бокала.
- Да ты что, он же мне как отец! - воскликнул Найл с усмешкой.
- Как ты это делаешь, Найл? Как ты заставляешь людей так вести себя с тобой? Меня это не перестаёт удивлять.
- Как вести себя со мной? - переспросил Найл, в недоумении моргая глазами.
- Ты знаешь, о чем я говорю, - Лиам смотрел в лицо Найла очень внимательно, изучая его.
- Я ничего такого специально не делаю, - повёл плечом Найл, делая вид, что смущен и загадочно улыбаясь. - Мы так и будем здесь сидеть? Или, может, пойдём в кровать? - спросил он. - Вода уже остывает.
- "Пойдём в кровать", - это самое лучшее, что я слышал от тебя за все эти годы, Найл. Повтори еще раз.
- Пойдем в кровать, - сказал Найл.
- Пойдем! - Лиам допил виски, вылез из ванны, взял полотенце, обтерся и обернул его вокруг бедер. Потом взял еще одно и подал его Найлу, но блондин протянул руки к Лиаму, призывая его помочь ему встать, тот повесил полотенце себе на плечо, поднял Найла, который мог опираться сейчас только лишь на здоровую ногу. Поставив его на коврик в ванной, он стал обтирать его со словами:
- Ах ты, одноногий бандит...
- Насколько помню, бандиты всегда были однорукими.
- Ну, не накаркай, не хватало еще, чтобы ты и одноруким стал.


* * *



- Так, значит, ты летишь завтра утром в Нью-Йорк? - спросил Лиам, когда они уже лежали в кровати.
- А ты разве не летишь со мной? - удивился Найл.
- Извини, но не могу, мне завтра нужно будет устроить некоторые дела. - Найл насупился. - Я хочу связаться с менеджментом, и добиться, чтобы Софию отправили назад в Англию.
- Ммм... - Найл одобрительно кивнул.
- Как твоя нога?
- Нормально, викодин помог.
- А твоя попа? - спросил Лиам.
- Всё еще требует лечения, - схитрил Найл.

Лиам навис над ним, обнимая и целуя сначала в губы, затем спускаясь на шею, опуская руки вдоль спины и подхватывая за маленькие плотные ягодицы, стараясь обхватить их ладонями полностью. Найл тут же широко развел ноги, обнимая ими талию партнера и смыкая икры, перекрещивая их за спиной Лиама, с удовольствием чувствуя, как кожа бедер трется о мускулистые бока брюнета. Руки он тоже сомкнул на лопатках Лиама, как лиана обвивая тело любовника своими конечностями. Так они лежали, нежась в объятиях и целуя друг друга, наслаждаясь контактом тел, блуждая руками по коже друг друга, стараясь не обойти вниманием ни одного сантиметра кожи, чувствуя, как вибрируют, задевая друг друга их напряженные члены, до тех пор, пока Лиам не сказал Найлу:

- Перевернись на живот, я же обещал поцеловать твою попу.

Найл с готовностью перевернулся на живот. Лиам навис над ним и провел головкой своего члена вдоль его позвоночника снизу вверх, Найл выгнулся, часто задышал и приподнял попу.
- Еще, - прошептал Найл. Лиам повторил движение, но теперь уже проводя сверху вниз и сопровождая движение поцелуями. Он поцеловал по два раза подряд каждый позвонок, Найл стиснул руками подушку, вжимаясь бедрами в матрац, чтобы усилить ощущения, плотно прижимаясь своей эрекцией к простыням. Он уже стал сладко постанывать от удовольствия, когда Лиам добрался до копчика и его язык провел влажную черту, спускаясь ниже и проникая между ягодиц. Найл всхлипнул и чуть приподнял попу, и тут Лиам сначала поцеловал, затем тихонько укусил его за ягодицу. Найл всхлипнул громче, приподнимая ягодицы еще выше и выпячивая попу, Лиам снова поцеловал, а затем спустился чуть ниже и снова укусил, но уже в том месте, где кожа была еще более чувствительной, Найл взвизгнул, вскинул попу, потом снова прижался членом к кровати, и снова приподнял попу.
- Еще, - выдохнул он, - пожалуйста, Лиам.
Лиам сдвинулся вниз, и лег между ног Найла так, что его болезненно напряженный член тоже прижимался к кровати, но сейчас его чувства были не важны - Найл был пострадавшим и он должен был получить свою компенсацию. Лиам слегка раздвинул ягодицы Найла и провел по щели языком.
- Здесь болит? - спросил он.
- Да, - подтвердил Найл, подставляя попу.
Лиам поцеловал больное место, увлажнив его своей слюной и легонько подул:
- Так лучше? - спросил он.
- О, дааа... - простонал Найл, силясь извернуться так, чтобы посмотреть на Лиама, но не закончив движение, а лишь томно извиваясь и приподнимая бедра, - о, да, так намного лучше... - пробормотал он с придыханием. Лиам, облизав губы, чтобы увлажнить их, прижался ими ко входу Найла и осторожно поцеловал. Судя по реакции Найла, больно ему, не было, он продолжал всхлипывать и извиваться, перебирая пальцами и теребя простыни под собой, как котёнок коготками. Пользуясь тем, что Найл приподнял бедра, Лиам, предварительно увлажнив слюной свою ладонь, просунул руку и обхватил ею член Найла.
- Оуу.. - благодарно простонал Найл.

Другой рукой Лиам раздвинул нежные складочки вокруг ануса Найла, и проник в дырочку языком - реакция Найла была превыше всех ожиданий, теперь он стонал громко и, практически, непрерывно. Лиам, понял, что всё делает правильно. Он стал ритмично двигать языком, то запихивая его внутрь, то вытаскивая, то совершая им круговые движения и вылизывая анус любовника во всех возможных направлениях.
Найл кричал так, что, наверно, его было слышно не только в коридоре, но и на других этажах, но им двоим сейчас было на это наплевать. Лиам, одновременно с движениями языка, водил плотно сжатым кулаком по стволу Найла, другой рукой впиваясь в его ягодицу сжимая и массажируя её, чувствуя как мышцы Найла сокращаются под ладонью, выдавая жажду удовольствия. Он увлекся, и, в какой то момент сильно засосал чувствительную слизистую оболочку раскрывшегося, как бутон цветка, ануса, и даже немного прикусил её.

- Оо... Лиам, - прорычал Найл, - о, мой Бог, Лииииам.. - рычание Найла перешло в визг, и Лиам испугался на миг, что Найл кричит от боли, но потом, чувствуя, как пульсирует член в его ладони, и как теплая жидкость выливается ему на руку, как сокращаются мышцы сфинктера вокруг кончика его языка, он понял, что Найл в порядке. Если не сказать больше. Он вытащил язык из ануса Найла и еще раз, широким длинным движением провел языком по его промежности, а потом, всё еще держа перемазанную спермой руку под животом Найла, уложил голову на его попу, как на подушку, потерся об неё щекой, счастливо улыбаясь. Но тут он услышал всхлипывания - Найл плакал. Нехотя разорвав контакт щеки с нежной бархатистой кожей, он вытащил из под него руку, приподнялся и переполз по кровати так, чтобы их с Найлом лица оказались на одной высоте.

- Что случилось, родненький, - спросил он у Найла испуганно.
- Что ты натворил, Лиам, - пробормотал Найл, - его слезы струились по лицу, по носу и капали на подушку.
- Тебе плохо?
- Нет, мне слишком хорошо. Ты просто не представляешь, как я себя сейчас чувствую, ты... просто... не... представляешь...
- Боже мой, ты такой глупенький, Найл! - сказал Лиам, укладываясь рядом. - Кто же плачет от удовольствия?
- Я плачу, - сказал Найл, и поцеловал Лиама в нос.
Лиам посмотрел своими карими, светящимися любовью глазами в исходящие посторгазменной истомой голубые глаза Найла и прижал его к себе.
- Будем спать? - спросил он.
- А как же ты?
- Что я?
- Ну, ты разве не хочешь удовлетворения?
- Я потерплю.
- Имей ввиду, что я завтра рано утром улечу, и мы встретимся только пятого в Монреале.
- Ничего, я смогу. Сегодня же ты у нас пострадавший, я обещал тебе компенсировать страдания, и я это сделал, надеюсь.
- Ооо.. ради такой компенсации я согласен завтра же подставить другую ногу.
- Нет, не шути так.
- Ну, тогда давай спать.
- Сейчас, я только пойду руку помою.
Лиам ушел в ванную, и вернулся, неся влажное полотенце, для того, чтобы обтереть живот Найла, которому, он знал наверняка, сейчас лень вставать.

Найл не спал, он сказал:
- Нет, правда, Лиам, я уже в полном порядке, я чувствую, что могу сейчас уже принять тебя в себя и ты можешь меня трахнуть так жестко, как ты хочешь... или как Я хочу, - добавил он после паузы.
- Нет, Найл, это в тебе говорит викодин, - ответил Лиам.
- Ты просто меня не хочешь, - надулся Найл.
- Я тебя не хочу?! - возмутился Лиам. - Я тебя хочу, ты не представляешь себе, как сильно, но... я просто не хочу, чтобы ты завтра, когда пройдет действие викодина, опять страдал.
- Мне Бэзил даст еще.
- Не даст! Я прослежу, чтобы он тебя не приучил к нему.
- Бляяяяя.... вокруг меня одни папочки... Как жить?! - воскликнул Найл.
- Как жить? Как жить?! Спи давай! - прикрикнул Лиам, заваливая Найла на подушки и силой заворачивая его в одеяло, но тот сопротивлялся. Лиам старался его спеленать в одеяло, как ребеночка.
- Паапаа, я хочу гулять! - детским голоском пропищал Найл.
- Если ты сейчас же не перестанешь брыкаться, я свяжу тебя! И отшлёпаю!
- Оооо! Вот это мысль, - сказал Найл, - у Гарри с Луисом, наверно, все необходимые штуки для бандажа есть! Кстати, не отдавай им пока юбочку, мы же ею пока не воспользовались. Спрячь её.
- Ты будешь сегодня спать? - строго спросил Лиам.
- Неа... - ответил Найл. Однако он был уже спеленутым, как мумия, и через каких-то десять минут сладко засопел в объятиях Лиама.


--------------------------------
*- обломщик, человек, не дающий другим заняться сексом.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.