Что такое семья +325

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Автор оригинала:
annabethisterrified
Оригинал:
http://annabethisterrified.tumblr.com/post/113924013201/i-love-your-fanfics-could-you-write-us-a

Пэйринг и персонажи:
Уилл Солас/Нико ди Анджело, Перси Джексон/Аннабет Чейз, Аннабет Чейз, Нико ди Анджело, Аннабет Чейз, Нико ди Анджело, Уилл Солас, Уилл Солас
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У Перси и Аннабет будет ребёнок, а Уилл осознаёт, что у него детей не будет никогда.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Переведено для команды Перси Джексона на Фандомную Битву 2015
4 декабря 2015, 18:32
— Ну? — торопливо спросил Нико. — Что там?
Глаза его жениха пробежались по снимкам, трижды проверяя и перепроверяя результат. Нико раздражённо вздохнул, поднимаясь со шкафчика, на котором сидел, и начал мерить кабинет шагами.
Пару месяцев назад им позвонила Рейна, сообщив, что врач в Новом Риме вышел на пенсию. Она предложила только что выпустившемуся Уиллу его место, так что вскоре они с Нико собрали вещи и покинули Нью-Йорк ради солнечной Калифорнии.
Это оказалось сложнее, чем ожидал Нико. Он и не сознавал, как любит город и Лагерь Полукровок, пока не стал готовиться к отъезду. Но переезд удался: дела у Уилла шли хорошо, все его любили, а Нико воссоединился с сестрой и друзьями. Перси, Аннабет, Джейсон и Пайпер тоже осели в Новом Риме после колледжа; и, конечно, Рейна и Фрэнк приняли его с распростёртыми объятиями.
Так что последние пару месяцев были… совершенными до безумия. Их новая квартира была расположена в самом сердце Нового Рима, с прекрасным видом на цепь золотистых холмов и сверкающие воды Тихого океана. И по сумасшедшему совпадению они сделали друг другу предложение в один и тот же момент.
Аннабет даже предложила Нико работу дизайнера по интерьеру в своей успешной архитектурной фирме.
Кстати об Аннабет…
Нико щёлкнул пальцами перед лицом Уилла.
— Это не так сложно! Или да, или нет!
Уилл отмахнулся, пристально изучая её результаты.
— Ты дашь мне сделать мою работу? Тебя вообще здесь быть не должно. Слыхал про медицинскую тайну?
Нико приподнял бровь.
— Это Аннабет. Она знает, что я здесь. Так что не тяни ты, она там ждёт уже минут сорок!
Уилл закусил губу, в последний раз перечитывая документы и наконец поднимая голову и встречая взгляд Нико. Кивнув, он широко улыбнулся.
Нико разинул рот и тоже расплылся в улыбке, прижимая ладони ко рту.
— Ты уверен?
— Хочешь, чтобы я ещё раза перепро…
— Нет! — воскликнул Нико и потащил Уилла за собой; они выбежали из кабинета, пронеслись по коридору и влетели в смотровую №53, где, тревожно стискивая руки, сидела в белом халате Аннабет.
Она подняла на них дикий взгляд, пристально вглядываясь в их лица в поиске ответов. Уилл, сохраняя безупречно бесстрастное лицо, подкатил себе стул, и они молча уставились друг на друга. Нико готов был поклясться, что слышит, как бьётся сердце Аннабет.
— Ну, миссис Джексон-Чейз, — официально произнёс Уилл, — я изучил ваши результаты.
Нико подошёл к нему сзади, опуская ладони ему на плечи. Аннабет сузила глаза, но Нико различил в них тревожную тень. Умел Уилл создать драматичную паузу.
Спустя несколько напряжённых мгновений Уилл наконец широко улыбнулся.
— Поздравляю! У вас будет ребёнок!
Нико и Уилл расплылись в широчайших улыбках, радостно вскидывая руки. Аннабет медленно распахнула глаза, немигающе уставившись в стену, и Уилл прочистил горло. Они с Нико неловко опустили руки.
Наконец Аннабет прошептала:
— Ты уверен?
Её голос был так тих и робок, что Нико едва расслышал.
Уилл серьёзно кивнул, передавая ей документы. Она буквально вырвала их у него из рук, жадно пробегая глазами по тексту. Строчка за строчкой она впитала всё и вернулась к началу, но наконец всё-таки смогла оторваться. Бумаги в её руках дрожали, как листья на ветру.
— О боги, — выдохнула она. На её глаза навернулись слёзы. — О боги! — воскликнула она уже громче, вскочила на ноги и крепко обхватила Нико обеими руками. С удивлением обнаружив и у себя на глазах слёзы, Нико обнял её в ответ. Она притянула к себе и Уилла.
Через пару минут они отстранились друг от друга, смеющиеся, с глазами на мокром месте. Нико обнял Аннабет за плечи, поражаясь тому, что когда-то она была для него неприступной героиней, а теперь стала одним из лучших его друзей.
— Аннабет, — выдохнул он, — ты станешь мамой.
— Поверить не могу! А Перси станет отцом!
Все замерли и переглянулись.
— О боги, — пробормотала Аннабет. — Перси станет… отцом.
Нико громко рассмеялся, качая головой.
— Он справится. Надеюсь.
Уилл улыбнулся, снова усаживая Аннабет. Что-то в его солнечном облике было не так, будто он был напряжён, и Нико чуть нахмурился.
— Ну, Аннабет, — сказал Уилл, — теперь не о весёлом.
Аннабет простонала.
— Ну отлично. Лекция о гормонах, питании и триместрах?
— Бинго! — просиял Уилл и повернулся к Нико: — Прости, Солнышко. Это займёт какое-то время. Можешь остаться, если хочешь, но…
Нико отмахнулся. Слушать речи жениха о правильном питании и положенных упражнениях было той ещё пыткой.
— Я лучше домой.
— Чтобы начать работать над компоновкой, которую я тебе выслала? — вскользь спросила Аннабет.
— Конечно, шеф, — хмыкнул Нико и потянулся поцеловать Уилла на прощание. — Увидимся за ужином?
— Ммм! — рассеянно протянул Уилл, склонившись над бумагами. Нико подавил вспышку неуверенности и ушёл.
Всё время по дороге домой он беспокоился об Уилле.
Всё время готовки ужина он беспокоился об Уилле.
Когда дверь их маленькой квартирки открылась, он всё же постарался изобразить приятное расположение духа.
— Привет, солнце! — позвал он. — Ужин готов.
— Здорово, — ответил Уилл, ставя чемоданчик на комод.
Необычно. Нико подавил приступ паники.
— Как прошла лекция?
— Отлично! — часть энтузиазма Уилла вернулась. Он сел и стал наблюдать за возящимся с ужином Нико. — Хотя вообще-то она почти всё знала.
— Похоже на Аннабет. Боги, жаль, я не увижу лица Перси, когда он узнает.
Уилл рассмеялся, но стоило ему встретиться взглядом с Нико, как этот смех затих.
Отставив тарелки в сторону, Нико сел и попытался заглянуть ему в глаза, но Уилл явно был заинтригован столешницей.
— Ладно, — наконец пробормотал Нико. — Что я сделал?
Уилл бросил на него беглый взгляд и уставился на свои руки.
— О чём ты?
— Что-то не так. В чём дело? С утра всё было нормально, а стоило тебе сказать Аннабет, что она беременна, ты… ты просто…
Нико осёкся: его осенило. Он провёл обеими руками по волосам и сел рядом с Уиллом. Оба таращились в никуда, не смея заговорить.
— Ты… — Нико не знал, с чего и начать. — Ты хочешь… детей.
Уилл не ответил. У Нико возникло ощущение, будто его ударили. Его голос опасно задрожал, но он выдавил:
— Прос…
— Слушай, это неважно! — перебил Уилл. — Не такое большое дело. Я просто... неважно, ясно?
— По-моему, это определённо важно, — огрызнулся Нико, терзаемый виной. — Прости, что не могу дать этого тебе. Прости.
— О, заткнись, — проворчал Уилл, каким-то образом звуча нежно. Он схватил руку Нико, продолжая смотреть куда-то перед собой, и погладил его ладонь большим пальцем. Нико приложил все силы к борьбе с образовавшимся в горле комком. — Я прекрасно осведомлён о том, как устроены мужчины.
Нико горько рассмеялся.
— Надеюсь.
Они снова замолчали, и Нико с ужасом взглянул в лицо своему страху. Ему всегда нравились только парни, но Уилл… До знакомства с Нико у него были девушки. Он был открытым бисексуалом и, может, уже жалел, что решил обручиться с парнем. С парнем, который не мог подарить ему детей. На какое-то нелепое мгновение Нико попытался припомнить какой-нибудь греческий миф, допускавший подобное, но лишь покачал головой.
Может, будь они частью другого мира, они могли бы подумать об усыновлении. Но даже работай агентство с однополыми парами, они не могли позволить себе затащить смертного ребёнка в опасный населённый богами и чудовищами мир.
Ощущение было такое, словно на него обрушился потолок. Нико стиснул руку Уилла в своей, изо всех сил желая, чтобы всё было иначе.
В счастливой квартире в паре кварталов от них Перси узнавал о том, чего ждал всю свою жизнь. Наверное, он подхватил Аннабет на руки, закружил её по кухне, целовал её снова и снова, а потом упал на колени и стал молиться всем богам, какие только пришли ему в голову.
Но в этой квартире Уильям Солас только что осознал, что у него такого не будет никогда.
Нико не смог сдержать слёз. Они пришли бесшумно, и он отнял руку от руки Уилла, чтобы смахнуть их. Но Уилл заметил, и его голубые глаза в свою очередь увлажнились. Он обхватил Нико обеими руками и стал говорить что-то утешительное, но Нико не мог разобрать ни слова. Он лишь ощущал, как голос Уилла обнимает его наравне с руками, и вцепился в него, прижимаясь головой к его груди.
— Прости, — всхлипнул он. Уилл поцеловал его в макушку.
— Не говори такого никогда, — настойчиво сказал он. Нико рассеянно подумал, что ужин начинает сгорать.
— Я люблю тебя больше всего в мире, — прошептал он. Уилл прижал его к себе ещё крепче.
— Я люблю тебя больше самого мира, — сказал он.
Нико выдавил слабую улыбку, позволяя себе расслабиться в его объятиях.
В тот момент они были уверены, что всегда будут оставаться семьёй друг для друга — и пусть эта семья была небольшой, это было всё, что имело значение.
В тот момент они знали, что этого всегда будет достаточно. Пока они были друг у друга, этого должно было быть достаточно.
В тот момент они и не представляли, что им уготовано. Не представляли, что три года спустя перепуганная полубогиня будет размазывать слёзы по лицу в больнице Уилла и говорить, что совершила ошибку, что была пьяна и глупа, а спустя девять месяцев ей, шестнадцатилетней, придётся растить ребёнка.
В тот момент Уилл и не догадывался, что сделает ей судьбоносное предложение. Не знал, что она рухнет в его объятия, благодаря его бессчётное количество раз.
В тот момент Нико понятия не имел, что в их жизни ворвётся Бьянка ди Анджело-Солас, даря им улыбки, слёзы, радость, разочарование и любовь. Нико не представлял, что их семья станет на одного человека больше и в миллион раз безумнее.
В тот момент это не имело значения. У них уже была семья.