Океан, цветы и кокосы +114

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лео Вальдес/Нико ди Анджело, упоминаются Уилл Солас и Калипсо, Нико ди Анджело, Нико ди Анджело, Лео Вальдес
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Hurt/comfort
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
По заявкам «Заберите Лео от этой Калипсо!» и «...и отдайте Нико».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Продолжение драббла «Проверка» https://ficbook.net/readfic/3729371

Написано на Фандомную Битву 2015 для команды Перси Джексона
9 декабря 2015, 22:35
Чемодан с немногочисленными пожитками Нико закрылся легко, и он в последний раз обвёл домик Аида взглядом, проверяя, что мог забыть.
Как ни крути, а уходить ему было жаль, особенно зная, что много, много лет пройдёт, прежде чем кто-то ещё войдёт в этот домик.
В дверь постучали, и Нико пошёл открывать, гадая, кто решил попрощаться с ним отдельно от остальных. Может, Рэйчел?
Как и четыре года назад, он не угадал. На пороге, белозубо улыбаясь, стоял Лео.
— Привет! — воскликнул он. — Я боялся, что уже тебя не застану.
Нико растерянно моргнул. Он не видел Лео с тех самых пор, как расстался с Уиллом год назад и стал избегать Нового Рима, куда стекались повзрослевшие греки. Уилл жил там с ней, и это было прекрасной причиной держаться подальше.
— Привет, — пробормотал он, ощущая странное дежавю. — Я как раз собирался уходить.
— Куда?
Нико уклончиво повёл плечами.
— А что ты хотел? — спросил он.
— Убедиться, что ты отправишься в Новый Рим.
Разговор стал слишком странным, чтобы продолжать его через порог, и Нико попятился, освобождая проход. Лео сразу же вошёл внутрь и огляделся; кажется, он никогда не был в домике Аида.
— Я так понимаю, это значит «фигушки», — хмыкнул Лео, озираясь. — И, наверное, причину я знаю. Уверен, что оно того стоит?
— Я не мазохист, — огрызнулся Нико. Лео на мгновение напрягся, и Нико тут же пожалел о своих словах, вспомнив, к кому ушёл от него Уилл и от кого перед этим ушла она. — Прости.
Но Лео снова успел расслабиться и только лениво отмахнулся.
— Так ты всё ещё его любишь? — спросил он, старательно глядя куда-то в сторону.
Нико нахмурился, пытаясь понять, что нужно от него неугомонному сыну Гефеста. Он задавал такие вопросы, что Нико не мог не вспоминать их разговор четырёхлетней давности, а ведь он упорно старался его забыть. Особенно, конечно, неловко было вспоминать то, что произошло после. Что на него тогда нашло? И что подумал о нём Лео?
Каждый раз, когда Нико с Уиллом приезжали в Новый Рим и виделись с Лео и с ней, Нико переживал мучительный приступ неловкости. Это ведь был его первый поцелуй; Лео наверняка подумал, что он целуется просто ужасно. Нико приходилось напоминать себе, что у него есть человек, которому нравятся его поцелуи, и крепко-крепко сжимать руку Уилла.
Теперь, наверное, Уилл тоже думает, что она целуется лучше.
А что, если поцеловать Лео сейчас?..
— Не знаю, — пробормотал он, надеясь, что не покраснел. — Наверное, нет. Точно нет. Но если я буду с ним видеться… я не знаю. — Он сглотнул. — А… а ты? Ты ещё… любишь её?
Какое ему до этого дело? Какое Лео дело до его чувств к Уиллу? Зачем нужен этот мучительный разговор?
— Не знаю, — почти эхом ответил Лео. — Наверное, нет. То есть, может, и да, но… Мне не было больно, когда она ушла. Я знал, что она уйдёт. Она просто… — он поджал губы, — она просто не умеет долго любить кого-то одного. Не привыкла. Она не виновата. Это всё остров. Когда-нибудь она научится. Ну и… дети.
Дети. Сердце Нико снова сжалось от боли при мысли о том, что дети для Уилла были важнее, чем отношения с ним.
Он ведь не любил её, Нико знал. По крайней мере, тогда ещё не любил. Он просто разрывался между Нико и желанием иметь ребёнка, а тут появилась она, только что ушедшая от Лео из-за того, что тот не хотел детей (боги, ему было всего девятнадцать!). Она была красива и несчастна, и, наверное, Уилла нельзя ни в чём винить.
— Она беременна? — глухо спросил Нико. Лео кивнул. У Уилла будет ребёнок. — Ты продолжаешь с ней общаться?
— Ну, не то чтобы общаться. Просто видимся. Новый Рим не такой уж большой город. Но я люблю его и уезжать не собираюсь. Моё место там. И твоё тоже.
— Мне там делать нечего.
— О, как раз есть. Мне нужен человек в мастерскую.
Нико изумлённо распахнул глаза.
— Ты предлагаешь мне место у себя из жалости? — осторожно спросил он.
— Нет! — воскликнул Лео. — Я просто, подумал, ну… — Он смущённо потёр шею. — Может, ты захочешь. Хейзел была бы рада. И я… тоже.
— Но зачем тебе это? — ничего не понимая, спросил Нико. — Ты даже не знаешь, буду ли я справляться с работой!
Лео закусил губу.
— Самоубийственных миссий у меня в планах сейчас нет, — пробормотал он, — но ты вроде собираешься исчезнуть с радаров, а это, наверное, тоже считается.
— О чём ты вообще?..
Лео шумно выдохнул носом.
— Ты мне сказал подумать об этом, — выпалил он. — Если успею перед смертью. И я вроде как успел, но я возвращаюсь, а ты с Уиллом, и я подумал, ну ладно, а потом вы расстались, и я хотел сразу мчаться сюда, но это было бы глупо, слишком быстро, и я решил подождать, а потом мне стало страшно, но вчера я услышал, что ты уезжаешь, совсем, и я всё не знал, что делать, и в последнюю минуту решился, и это всё ещё глупо, но… может, ты дашь Новому Риму шанс?
Нико застыл, уставившись на Лео.
— Что? — тупо спросил он.
— Ты мне нравишься, — сказал Лео. — Давно. И если Рим для тебя пока что слишком… я подумал… может, мы могли бы поехать в отпуск. На Гавайи. Тебе очень идут яркие рубашки.
— Я в жизни не надевал… — Нико осёкся, вспомнив единственный день в жизни, когда надевал гавайскую рубашку. — Быть не может, чтобы ты…
— Запомнил? — предложил Лео. — Сох по тебе всё это время? Был так нелепо хорош в этом комбинезоне?
— Комбинезон дурацкий, — сказал Нико.
— Знаю. — Лео помрачнел. — Но я решил, если пойду переодеваться, точно опоздаю. Так… что насчёт Гавайев? Нам не обязательно… ну. Можем просто жить в соседних номерах, плавать в океане, носить цветочные бусы и питаться одними кокосами. Развеяться никому не помешает. А пока меня не будет, Новый Рим как раз успеет понять, как без меня плохо.
Нико представил, как они, загорелые, вместе приезжают в Новый Рим и он заселяется в дом Лео.
Уилл будет локти грызть.
А если попробует сказать что-нибудь о том, что это жалко — встречаться с её бывшим парнем, Нико пожмёт плечами и скажет: «Вообще-то у нас кое-что было ещё во время войны с Геей. Я тебе не рассказывал?»
А потом повернётся и поцелует Лео, потому что, оказывается, тот всё это время считал, что целовать Нико лучше, чем её, и просто потому, что он может.
Он может поцеловать Лео; хоть прямо сейчас. И так, пожалуй, и сделает.