Аквамариновый блеск 5

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Touhou Project

Пэйринг и персонажи:
Кагеро Имаизуми, Вакасагихиме
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вакасагихиме и одиночество. Боль и душевные страдания. Ей казалось, что её имя является своим родом синонимом всем этим понятиям. Жизнь, покрытая мраком, всегда в водной пучине. Да даже это слово вызывало у неё мандраж. Ей казалось, что так будет всегда. Ведь всегда так и было.

Но однажды к ней наведался крайне необычный гость. Гость, который в корне поменял жизнь Вакасагихиме. К лучшему ли? Пожалуй, ответ и без того очевиден.

Посвящение:
Посвящается очаровательной seotei. Надеюсь, ты всё же сумеешь зажечься новым огнём и воплотишь свои идеи в реальность.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Буду рад всем, кто прочтёт эту работу. Тем, кому она хоть в какой-то мере сможет доставить удовольствие, а также тем, кто наоборот нещадно её раскритикует. На то и существует мой первый опыт.

Да, это первая моя работа, вдохновение к созданию которой я получил от такого замечательного автора и прекрасно человека, как seotei. Пускай она об этом даже не подозревала. Но я искренне надеюсь, что эта работа сможет её хоть в какой-то степени расшевелить. И она продолжит созидать прекрасное.

Конечно, после прочтения вы можете возразить, что персонажи по поведению сами на себя не похожи, да и вообще - никакого намёка на канон здесь нет. Да, полностью с вами соглашусь. Но как там говорилось... У каждого свой Генсокё, не так ли? То-то и оно.

Но мне хочется верить, что данная зарисовка всё же сумеет найти своих читателей. Искренне.

Вакасагихиме:
http://danbooru.donmai.us/data/130b187bab04908bd907b6d1a89a9286.jpg
Кагеро:
http://danbooru.donmai.us/data/833ccfbd4ec1ff5d4dbe9e6fb28f0e5c.jpg
20 декабря 2015, 03:39
Тёмная ночь, дарящая покой и безмятежность. Водная гладь, освещаемая ярким свечением луны. Тихий ветер, доносящий самые дальние звуки, что столь плохо слышны. Звуки жизни, вдохновения и надежды, но настолько далёкие, что даже за эти обрывки попросту невозможно ухватиться. Как-то ощутить на себе весь их трепет. И покорность.

Химе всегда обращала на это внимание. Поскольку всё время была одна. Каждый раз, смотря на собственное отражение в воде, она невольно задумывалась - зачем она здесь, ради чего она нужна этому отдалённому от кипящей жизни месту? Она всегда верила, что каждое живое существо в этом мире имеет своё предназначение. Свой смысл, богатый знаниями и опытом. Но спустя месяцы, спустя невыносимо долгие годы она с каждым разом приходила к одной и той же мысли - её роль в этой жизни совершенно не ясна. Для чего она живёт? Вопрос, уносящийся далеко за темнеющий горизонт. Вопрос, ответа на который она, возможно, не получит никогда.

Ветер, в который раз принёсший листья сакуры. Интересно, а где растут эти восхитительные цветки? Химе ни разу их не видела. Не видела той суши, где подобное великолепие природы - обыденное явление. Химе всегда хотелось знать, откуда же порой прилетают эти увядшие лепестки. Даже несмотря на свою смерть, они, казалось бы, до сих пор дарили этому миру тепло и очарование. Но что однажды останется от Химе? Сможет ли она после себя оставить хоть какой-то след своего существования?

Уродливый ёкай, погрязший на всё своё существование в морском мирке. И пускай она восхищалась этим миром, знала каждый залив своей уже родной реки - она всё равно всегда оставалась одной. Ни друзей, ни хотя бы даже знакомых. Вообще никого. Монстр, да ещё и бесполезный.

Как-то раз Химе заметила, что через реку переправлялся какой-то странник. Человек - безошибочно определила она по запаху. Как же она была рада видеть хоть кого-то живого в этом гиблом месте! “Кто-то поистине живой, настоящий! Человек! Наверное, заблудился?”, - сколь же велико было в Химе желание помочь этому страннику, направить на нужный ему путь. Просто поговорить, в конце концов! Но человек этот в итоге страшно испугался её. “А, русалка!”, - воскликнул он, ускоряясь и беря новый темп. Темп побега. “Почему он убегает? Я же хочу помочь!”, - подумала Химе. А потом вспомнила, кто она такая. Конечно, её форма тела давала неоспоримое преимущество в водной глади. Она могла за несколько секунд нагнать этого самого странника, но… Попросту незачем. Он её ненавидит. Он - человек. Существо, живущее на суше, который может в каждый удобный для себя раз наблюдать всё великолепие природы. Но она - ёкай. Всего лишь бесполезный и уродливый ёкай. “Как же хочется просто исчезнуть”, - с этой мыслью она быстро уплыла от того места, где ещё недавно кричал на неё странник.

Сколько времени прошло с того момента? Химе совсем сбилась со счёта. На её место приходили и другие люди. Кто-то вновь убегал, кто-то входил в ступор и зачем-то умолял о пощаде, а кто-то и вовсе пытался её убить. “За что? Что я вам сделала?”, - извечный вопрос Химе. Она не понимала. Ведь в самом деле непонятно, отчего люди так к ней относятся. Да даже ёкаи - и то смотрели с усмешкой. Было очень больно. И одиноко.

Всё тот же блеклый камень. И всё та же тоненькая тропа суши, которая углубляется и расширяется по всей своей длине, уходя в дремучий лес. Лес, в котором Химе совершенно точно никогда не окажется. Да и вообще - суша. Это слово вызывало у неё столько трепета, столько восхищения! Но одновременно с этим и душевную боль, поскольку понимала, что на сушу ей путь заказан. Навсегда.

Химе продолжала сидеть на камне, повернувшись спиной к берегу. Она смотрела на звёзды и, как всегда, думала о предначертанном. Вернее, о его существовании. “Есть ли судьба? И если да, то какова она?”, - этот вопрос Химе задавала себе практически каждую ночь. Каждый раз, когда смотрела на звёзды. Звёзды, отчего-то заставляющие её горько плакать. И сожалеть. Обо всём.

Неожиданно позади неё хрустнула ветка. “Кто-то идёт сюда! Как же я не заметила?!”, - всполошилась Химе. Она тут же юркнула в воду и ушла на глубину, повернувшись лицом к поверхности. Дабы увидеть, кто к ней пожаловал на сей раз. И вновь разочароваться.

Спустя какое-то время она увидела на поверхности очертания новоиспечённого гостя. Он оказался непомерно красивой девушкой. Девушкой-ёкаем. Химе заметила на её голове два уха, которые явно были не человеческими. Два пушистых волчьих уха. На концах пальцев виднелись длинные красные когти, которые так изящно смотрелись, что у Химе попросту перехватило дыхание. Длинные прямые тёмные волосы, которые доходили до талии, едва прикрывая пушистый хвост. Одета гостья была в красное длинное платье с белым верхом. А глаза! Эти непомерно выразительные глаза, отдающие рубиновым отливом! С каким же любопытством они её изучали! И… Доброта? Химе в самом деле показалось, что взгляд ёкая наполнен самой что ни на есть добротой. Сквозь собственные мысли Химе услышала, что та её зовёт. Но зачем? Химе ничего не понимала.

“Даже смотря на неё, столь прекрасное создание, мне очень больно. Ведь я - полная её противоположность. Но зачем я ей нужна? Стоп. Она… Она нуждается в помощи?..”, - мысли Химе продолжали сменять друг друга с бешеной скоростью. Она совсем за ними не поспевала. Решив, что сегодняшнее явление - крайне любопытный случай, Химе немного отплыла от места, где стояла волчица на берегу, и всплыла в десяти метрах справа от неё. “Какая же она красивая...”, - Химе было тяжело думать об этом.

- Привет, - сказала волчица.
- … - Химе решила промолчать.
- Эм… Кажется, я немного заблудилась. Я искала Бамбуковый лес, но каким-то образом оказалась здесь, на опушке. Я весь день сную туда-сюда, и понимаю, что всё время нарезаю круги, - честно призналась гостья. - Ты… Не могла бы ты мне помочь? Не подскажешь, в каком направлении мне надо идти?

“Что это? Какое странное чувство. Почему-то… Больно в груди. Это странно”, - думала Химе. С ней впервые за всё время кто-то заговорил. По-настоящему. Её не испугались. И над ней не издевались. Её впервые кто-то просит о помощи. С чего бы вдруг? Химе прекрасно знала, в какой стороне находится Бамбуковый лес, поскольку однажды слышала о нём от слов странников, которых всеми силами избегала. “Но если я сейчас скажу ей, где находится лес, то она сразу уйдёт. И больше не вернётся. И я вновь останусь одна”, - именно эти мысли посетили Химе, обдавая печалью. “Но я должна ей помочь. Ведь всегда об этом мечтала! Подобного шанса в дальнейшем может и не быть”, - на этой ноте Химе чуть-чуть приблизилась к ёкаю-волку.

- Пойдёшь прямо от этого камня, и не заходя в дремучий лес повернёшь налево, идя в обход. Через двадцать минут должен будет появиться высокий древний дуб. Как увидишь его - сразу повернёшь направо, после чего спустя время выйдешь к Бамбуковой роще. А там разберёшься, - без запинки отчеканила русалка.
- О, спасибо тебе большое! Я так рада это слышать! - обрадовалась волчица. - Думала, что уже никогда не вернусь домой, а у меня столько дел! Чем… Чем я могу отблагодарить тебя?
- … - Химе молчала.
- Быть может, тебе тоже что-то нужно? - с тревогой в голосе спросила гостья.
- … - Химе не знала, что ей ответить. И как ответить.
- Ладно... - гостья попыталась разбавить недоумение. - В любом случае, моё имя Кагеро. И я очень рада, что встретила тебя! Спасибо тебе огромное! Без тебя я бы пропала. А у меня ещё столько незаконченных дел... И мне надо побыстрее возвращаться. Что ж, спасибо тебе ещё раз, мой спаситель! - С этими словами девушка-волк развернулась и быстро побежала в сторону дремучего леса.

Химе долго смотрела ей вслед, провожая взглядом. Она заметила, как та взяла левее, когда подбежала к лесу вплотную. В связи с чем Химе весьма сильно обрадовалась. “Правильно, тебе туда, в ту сторону. Домой. К своим. А мой дом здесь. В одиночестве. Больше… Я тебя никогда не увижу. Кагеро...”, - Химе смотрела на лес влажными глазами. По щекам невольно катились слёзы. Она ничего не могла с этим поделать. Никак не могла подавить тихий плач. Плач, который лезвием проходился по груди. По самому сердцу. Что это за чувство? Химе ничего не знала. Но она впервые была кем-то очарована. Она в первый раз смогла кому-то помочь. Ей удалось сделать то, о чём так долго мечтала. Можно ли назвать сегодняшнюю ночь счастливой? Химе не знала. Поскольку её разрывали противоречивые чувства. Она начала жалеть, что помогла Кагеро, поскольку хотела с ней ещё немного поболтать. Впервые с кем-то поговорить, а не с самой собой, как это было всё время. И вот, она вновь осталась одна. Она вновь будет проживать дни, ничем не отличающиеся друг от друга, с мыслями о том, зачем она была рождена. “Ненавижу себя...”, - с этими мыслями Химе уплыла далеко на дно, чтобы спрятаться от всех и вся. В том числе и от себя самой.

То, что произошло следующим днём, для Химе явилось самой что ни на есть неожиданностью. Кагеро вернулась, практически сразу после рассвета. Да не с пустыми руками. Она несла с собой небольшую корзинку, в которой аккуратно было упаковано бенто на двоих.

- Эм… Привет. Я пришла поблагодарить тебя за вчерашнее. Ты не против? - довольно поинтересовалась гостья.

Химе не могла поверить своим глазам. Она так и осталась сидеть на камне, без возможности хоть как-то шелохнуться. Ей казалось, что всё это снится. Что всё это какой-то невероятный и чарующий сон. Будто бы моргнёшь - и вся эта грёза тут же мигом исчезнет. Химе не могла дышать.

- С тобой всё хорошо? Ты какая-то бледная. Тебе плохо? - Кагеро сразу же направилась по направлению к Химе. Та тут же встрепенулась и нырнула в воду, быстро уплывая от злополучного камня на весьма дальнее расстояние. - Куда? Эй, постой! Да стой же! Я же тебя отблагодарить пришла!

Химе остановилась в двадцати метрах от неё, развернувшись. Она не могла понять собственные чувства - ей очень сильно хотелось тут же оказаться рядом с Кагеро и крепко обнять её, но одновременно с этим в глубине сознания понимала, что привязываться к кому-то - самая гнусная ошибка из всех, которую она только может совершить. Химе давно перестала хоть кому-то доверять. И появление Кагеро её озадачило до самой крайности. Она и подумать не могла, что подобное вообще может случиться в её жизни. Тем не менее, она всё-таки решила приблизиться к волчице, поскольку та смотрела на неё крайне встревоженным взглядом.

- Прости… - начала Химе. - Я просто не ожидала, что ты вернёшься. Испугалась, что ты появилась так неожиданно.
- Ах, это! - встрепенулась Кагеро. - Прости-прости. В следующий раз я буду звать тебя ещё издали до прихода.

“В следующий раз?.., - промелькнуло в голове Химе. - Она придёт ко мне ещё раз?”

- Но, честно говоря, я так и не знаю, как тебя зовут. Потому и не представляю, как буду тебя звать, - с большим любопытством добавила Кагеро.
- Вакасагихиме. Меня зовут Вакасагихиме, - смотря Кагеро в глаза, дала ответ русалка.
- Вака… Сигахиме?.. - Кагеро было явно тяжело произносить это имя.
- Ва-ка-са-ги-хи-ме, - по слогам произнесла обитательница реки. - Но можно просто Химе.
- О! Так намного удобнее! Приятно познакомиться, Химе! - волчица очень обрадовалась тому, что этому имени нашлось вполне лаконичное сокращение. - Меня зовут Кагеро, как ты уже знаешь.

Вакасагихиме… Откуда взялось это имя? Кто его дал? Химе и сама не помнила ничего на этот счёт. Не помнила своего прошлого. Как родилась и с кем жила - вообще ничего. Но тем не менее, имя она своё хорошо запомнила. Не могла же она его, в конце концов, сама придумать. Слишком длинное и сложное в произношении, отчего она сама сокращала его. Но вот смысл её имени - в чём он заключается? Вопрос вопросов. Да к тому же и извечный.

- Ты… - начала Химе.
- Да… Вот пришла, так сказать, с благодарностью. Ты мне вчера очень сильно помогла. Без тебя я попросту не вернулась бы домой. Плохо ещё знаю здешние места, а тот лес - так и вообще… Вчера весь день в нём блуждала. Было жутко, знаешь ли, - в глазах собеседницы Химе отчётливо заметила малый испуг. - А ты? Ты здесь живёшь?
- Я… Вообще-то… - Химе не могла верно передать свои мысли.
- Ну, ты же ёкай, живущий в водных глубинах, так ведь? Вон у тебя какой хвост красивый. Потому и не удивительно, что я вновь тебя нашла именно здесь, - чуть расслабившись, сказала девушка-волк. - Кстати. А почему ты… Почему поначалу избегала меня?
- … - Химе после этого вопроса еле заметно погрузилась в воду чуть глубже.
- Прости, если я тебя так сильно напугала, - взволнованно дала ответ волчица.
- Нет-нет, дело не в этом! Просто… Просто я… Одна… И… - Химе было тяжело собраться с собственными мыслями. - Я очень редко с кем-то общаюсь, поскольку здесь мало кто бывает.
- А, вот оно что. Непривычно, выходит, было меня видеть, да? - спросила Кагеро.
- Но я сильно обрадовалась, когда ты вчера пришла! Ты скрасила ту ночь, - чуть повысив голос, ответила Химе.
- Да? А мне казалось, что я наоборот сильно тебя потревожила тогда. Ты так задумчиво смотрела на звёзды… - Кагеро вспоминала вчерашний вечер. - Неудивительно, что испугалась.
- … - Химе опустилась в воду ещё чуть ниже.
- Ну да ладно! - заметив это, Кагеро продолжила, - Признаться, мне так и не пришло в голову что-то дельное. Ну, касательно своей благодарности тебе, за то, что помогла мне найти дорогу домой. Потому решила для начала просто бенто вместе поесть. Ты ведь любишь бенто? - с большим любопытством поинтересовалась девушка-волк.
- Не знаю. Я никогда ничего подобного не ела, - призналась Химе.
- Интересно. Чем же ты тогда питаешься? - Кагеро хотелось узнать о Химе как можно больше.
- Показать? - Химе посчитала, что это будет наиболее лучшим ответом.
- Ну, покажи, - с явным интересом дала ответ Кагеро.

В этот момент Химе нырнула в воду, мигом уйдя на дно реки, после чего через минуту выплыла, держа с собой в руках какую-то мелкую рыбёшку вместе с водорослями.

- Вот. Это и есть моя пища, - с большим энтузиазмом ответила Химе.
- Э… И ты вот так всё время только это и ела? - спросила Кагеро в недоумении. - Это хоть чуточку вкусно?
- Приемлемо, - Химе явно не понимала, от чего негодует её гостья.
- Смотреть на тебя жалко. Давай, попробуй по-настоящему хорошей еды! - радостно воскликнула волчица, подняв плетённую корзину.

Кагеро постелила на узком участке берега покрывало, достала из корзины небольшие резные коробочки с самыми различными приготовлениями, рассортировала их и жестом пригласила Химе сесть рядом с ней. Химе несколько секунд просто смотрела на всё это торжество, размышляя о необходимости её присутствия, но после мигом взобралась на покрывало и стала медленно перебирать каждую коробочку в руках. Поняв, что в этом всём ничего ровным счётом не понимает, она отложила приготовления обратно и покорно стала ждать, пока Кагеро сделает хоть что-то. Но та так и осталась неподвижно сидеть, с любопытством наблюдая за действиями Химе.

- Знаешь, а ты очень милая, - с грустной ноткой в голосе сказала Кагеро.
- Хах?! - Химе не могла поверить тому, что в самом деле услышала это. Её впервые за всё время назвали милой. Но ведь это неправильно, как ей казалось. - Это… Это совсем не так!
- Что это? Почему ты так смутилась? - Кагеро крайне забавляла реакция Химе.
- П-просто… Просто ты первая, кто такое мне говорит, - запинаясь, ответила Химе, отводя взгляд от волчицы.
- А кто-нибудь говорил, что у тебя ещё очень красивые глаза? Блестят так, словно аквамарин. Мне очень нравится, - чуть наклонившись к Химе, тихо произнесла Кагеро. Та мигом вся покраснела, закашлялась, начала ёрзать и хотела было уже вновь окунуться в воду, как Кагеро добавила, громко смеясь: - ну стой же! Ну! Ты так забавно сейчас выглядела!
- Ты дурочка, Кагеро! - обидевшись, воскликнула Химе.
- О, надо же… - Вновь тихо произнесла волчица, мерно прикрывая глаза.
- Что? - не выдержав длительной паузы, поинтересовалась Химе.
- Ты впервые назвала меня по имени, - заметила её собеседница. Поняв, что повисло неловкое молчание, она продолжила: - Ну да ладно! Время познавать всю суть еды, приготовленной на суше! - С этими словами Кагеро принялась открывать коробки с едой, также доставая палочки. Вспомнив о том, что Химе никогда не ела еду, приготовленную на суше, и то, что она никогда не держала палочки в руках, волчица ненадолго застыла, с довольной улыбкой на лице, после чего произнесла: - Химе, наклонись-ка ко мне.
- З-зачем? - та испуганно поинтересовалась.
- Я покормлю тебя. Ты же не умеешь пользоваться палочками, а еда скоро совсем остынет и будет не такой вкусной. Позже я тебя научу ими пользоваться. Хорошо? - Кагеро сильно боялась, что её предложение в конец спугнёт и без того напряжённую Химе.
- Л-ладно… - неожиданно для волчицы ответила Химе. Отчего та вновь довольно улыбнулась.

Химе заправила прядь волос, почти доходящих до плеч, за ухо и слегка наклонилась к своей гостье. Чтобы меньше смущаться от столь неловкого момента, Химе слегка прикрыла глаза, принимая угощение, которое ей дала Кагеро. Она почувствовала, как её губ коснулось что-то тёплое и приятно пахнущее. Она открыла рот и приняла угощение, которое оказалось в виде небольшого шарика.

- Это такояки. Сама готовила. Хотя мне кажется, что тесто получилось уж слишком жидким… - сказала Кагеро.
- Вкусно… - Химе впервые за всё время попробовала пищу, которую едят на суше. Как оказалось, восхитительную пищу. Быть может, именно такую пищу каждый день ели те люди, что однажды проходили мимо её места? “Неужели для них это доступно ровно так же, как для меня - вода?”, - подумала Химе, от чего ей стало горько. Ей хотелось растянуть это ощущение вкуса как можно дольше. - Можно… Можно ещё?
- Конечно! Не стесняйся, проси сколько хочешь, - мелодично ответила Кагеро, радостно сверкая глазами. - Скажи “А-а!”
- А-а!
- Оп! - Кагеро аккуратно положила ей в рот ещё один кусочек.

“Боже, ну до чего милая! Какая милая!”, - думала она про себя. Она получала огромное удовольствие от общения с Химе. Удовольствие, которое уже очень давно не могла вспомнить. Потому сегодняшний день для неё был сродни с ностальгией. Ностальгией о приятном и счастливом детстве, когда она ещё жила не одна. Да и в дали от Генсокё.

- Можно ещё? - с трепетом попросила Химе.
- Сколько угодно, милая, - ласкова ответила Кагеро.

Казалось, та и не заметила вовсе, как её сейчас назвала волчица. Но на деле внутри Химе всё полыхало и ей с трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не покраснеть вконец и не уплыть далеко на дно. Но в глубине души Химе была счастлива. Невероятно счастлива от того, что она имеет возможность сейчас с кем-то общаться. Да ещё и с тем существом, в которое она влюбилась с первого взгляда. Химе это поняла ещё вчера ночью, когда провожала Кагеро. Она понимала, что эта любовь может её погубить и она крайне неправильная. Но ничего не могла с этим поделать. Она не могла сопротивляться этому удивительному и невероятно странному чувству, поскольку впервые за всё своё существование испытывала подобное. Ей это давало дискомфорт, но с тем и умиротворение. Даже кажется, что Химе смогла заполнить какую-то крупную ячейку своей пустоты. Заполнить чем-то тёплым и мягким. Таким манящим. “Что же я делаю? Зачем? Как же так вышло...”, - мысли в голове Химе стремительно менялись, отчего она выглядела крайне задумчивой.

Химе пробовала всё, что ей давала Кагеро. Казалось, что волчица сама решила ничего не есть, чтобы Химе больше досталось. “Она наверное думает, что у меня всегда такой зверский аппетит. Но на деле я всего-лишь хочу растянуть эти прекрасные ощущения. Пускай думает, что ей заблагорассудится. Да и вообще. Я не знаю, когда ещё смогу вот так поесть. Не знаю, когда смогу вновь её увидеть. Кагеро… Ты, наверное, больше не придёшь…”, - душевные переживания вновь накрыли Химе широкой волной, отчего она совсем упустила один момент.

- Ты всегда плачешь, когда ешь? - поинтересовалась Кагеро.
- Э?.. - Химе и не заметила, как начала плакать. “Опять?.. Снова? Я совершенно не умею скрывать свои эмоции”, - с этими мыслями Химе сидела некоторое время, после чего сказала: - Нет. Просто… Просто это очень вкусно и… Я так рада, что удалось попробовать нечто потрясающее.
- Вот как? Я рада, что тебе понравилось. Но при виде тебя такой мне становится грустно, - Кагеро нисколько не преувеличивала. Та действительно погрустнела от слёз Химе.
- Нет, ничего страшного! Просто это воистину восхитительно! - ответила Химе, вытирая слёзы.
- Тогда тебе обязательно нужно попробовать вот это! А ещё вот это! И это! - Кагеро перебирала коробки с едой, показывая их Химе.
- Но тогда ведь я одна всё у тебя съем! - возразила русалка.
- Ничего! Я ещё приготовлю. За меня можешь не беспокоиться. А ну-ка, “А-а!”, - добавила Кагеро.
- А-а! - Химе открыла рот, вновь получая угощение.

Еда была поистине восхитительной. Множество зелени, риса, рыбы и мяса. Но больше всего Химе поразили штуки, которые Кагеро называла овощами и фруктами. Химе впервые видела подобное. Вновь восхитительные творения совершенной природы.

- М-м, как вкусно! А как это называется? - поинтересовалась Химе, в очередной раз лакомясь вкусным угощением.
- Сладкие, да? Это мандарины. Довольно сложно было их достать, к слову. Но мне они тоже очень нравятся. Не знаю, каким образом она их достаёт, но… У одной жрицы их всегда с избытком… Пришлось взять, да. - Заметив встревоженный взгляд Химе, она добавила: - Хе-хе, да не волнуйся ты так! Я не своровала. Честно её попросила, после чего она дала мне несколько штук. Правда, на этот раз мне пришлось её уж больно долго уговаривать… - Кагеро погрузилась в свои размышления, добавив, - Знаешь, а я отчего-то знала, что они тебе более всего понравятся.
- Правда? - удивилась Химе.

Кагеро сидела ещё какое-то время, погрузившись в себя, но после внезапно вскочила, вспомнив о своих делах.

- Прости. Я совсем забыла. Мне нужно сегодня успеть сделать некоторые дела, до заката. А их очень много на сегодня скопилось. И мне надо будет ещё в храм успеть заскочить, а жрица всё время где-то пропадает. Так что прости! Можешь доесть всё тут оставшееся. - Кагеро начала собирать пустые коробки в плетённую корзину.

“Ну вот и всё. Как знала, что счастье не может длиться долго. Неужели я его не заслужила?.. Что же такого я сделала, чтобы жить в одиночестве?..”, - Химе слегка сдвинулась с места, наклонившись, чтобы чёлка смогла полностью прикрыть её лицо, дабы Кагеро не смогла по нему увидеть, в каком она сейчас состоянии. Но та прекрасно всё поняла и без лишних движений.

- Не волнуйся, я приду к тебе завтра. Обещала же научить пользоваться палочками, как-никак. Да и не всё же время мне тебя самой кормить, в конце концов! Хотя это и выглядит мило… Кхм, ну то есть завтра, ближе к обеду, я вновь к тебе приду. И принесу побольше мандаринов! Чёрт, Рейму меня в конец убьёт… - Кагеро попыталась развеселить поникшую Химе, и ей это прекрасно удалось.
- Правда? Ты завтра придёшь ко мне? - с надеждой в голосе спросила Химе.
- Боюсь, я ещё успею тебе надоесть. Будешь меня видеть каждый день и не отмажешься потом! А-а! Солнце скоро совсем высоко поднимется. Мне пора! Я побежала! До завтра, Химе! - уже кричала девушка-волк, довольно быстро убегая от места небольшого пикника.
- До встречи, Кагеро. Я буду ждать тебя, - тихо ответила Химе, чего Кагеро, естественно, не услышала. Но увидев, как та, добежав до леса, помахала рукой, тоже её подняла.

Развернувшись к родной реке и взяв в руки оставшиеся дольки мандаринов, Химе начала смотреть на утреннее небо, укутанное пушистыми облаками, полностью уйдя в свои собственные размышления. Она смотрела на небо так, как не смотрела ещё никогда. Она вновь плакала, но впервые это ощущалось по-другому. Она плакала не от горя. Она тихо плакала от счастья. Она мерно плакала потому, что полюбила. Она впервые осознала, что значит до этого непонятное ей слово - “любовь”. Непомерно красивое и очаровательное слово.

“Я буду ждать тебя, Кагеро. Возвращайся поскорее”, - с этой мыслью Химе доела последние дольки фрукта, уже успевшего стать для неё самым любимым, после чего она легла на оставшееся покрывало, подставляясь под тёплые лучи солнца. Она впервые осознала, что они только сейчас начали её ласкать. По-настоящему.

“Ещё увидимся, солнышко. Уж я-то точно тебя не оставлю. Так много хочу о тебе узнать!”, - с этой мыслью Кагеро бежала возле леса, приближаясь к высокому дубу - ориентиру в столь запутанных тропах. Повернув направо, она умчалась в сторону Бамбуковой рощи, дабы вершить неотложные дела, ощущая от этого весомую тяжесть. Особенно после знакомства с Химе. У Кагеро внезапно промелькнула мысль, от которой на бегу она улыбнулась. Той самой тёплой улыбкой, которой она одаривала близких в последний раз ещё в раннем детстве. В том далёком счастливом прошлом.

“Мой любимый аквамариновый блеск.”
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.