Пропаганда +593

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хищник

Пэйринг или персонажи:
хищник/человек
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фантастика, PWP
Предупреждения:
Ксенофилия
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от T.O.P_VIP
«Отличная работа!» от NaN61
Описание:
в далеком светлом будущем некоторые расы настолько обеспокоены пацифизмом, что принимают отчаянные меры.

Посвящение:
Написано для команды Ксенофилии на ФБ-2015. Спасибо за ловлю ошибок Evil Ed и Ронсаар :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
20 декабря 2015, 11:49
– Так лучше?

Механический голос переводчика тихо звучал в левом ухе. Джош скривился и замотал головой.

– Скажи что-нибудь, беззубый.

– Пятая поправка к конституции! – в сердцах заорал Джош. – Ограничение межрасовых контактов в целях предотвращения смешения наций! Так устроит?!

Ларь'я, остановившийся еще на первом вопле, согнулся и приглушенно захохотал. Сквозь маску и фильтры получилось достаточно угрожающе, поэтому совсем прерываться он не стал. Джош содрогнулся - из-за разницы в габаритах любое движение отдавалось в самый копчик.

– Кто ж такой хрен отращивает! – продолжил Джош и ткнул кулаком в маску.

По ощущениям, с таким же успехом он мог тыкать бетонный столб. Ритуальные лезвия знакомо блеснули под ярким светом и воткнулись в пол, пробивая мягкий пластик. Ларь'я наклонился еще ниже, и Джош заелозил, пробуя скинуть ноги с широких плеч. Ларь'я схватил его за ляжки, не давая пошевелиться.

– Куда гнешь, бля? – взвыл Джош.

Гораздо громче, чем полагалось бойцу, овеянному славой многочисленных операций. Но там его не пытались складывать пополам.

– Раньше не жаловался, – проворчал яутжа, однако ноги отпустил.

– У тебя на плечах какая-то херня, и она колется!

– Хочешь больше денег – показываешь больше фантазии, – наставительно проворчал Ларь'я и двинул бедрами.

Джош опять скривился и вновь ткнул его кулаком. И вновь не в полную силу. Инстинкт самосохранения заставлял сдерживаться: когда кругом ошивалась херова стая клыкастых любителей человечьего мяса, не стоило проявлять чрезмерную прыткость.

Яутжа наклонился и зарычал. Даже сквозь фильтры чувствовался запах огромной рептилии. Возможно, голодной. Джош оскалился и тут же охнул. В руках яутжа лежать было неудобно, слепящий свет софитов заставлял жмуриться, но зато Ларь'я знал свое дело хорошо.

Изогнутым сразу в двух проекциях членом можно было убивать, однако Ларь'я очень ответственно подошел к изучению анатомии партнера. С основной частью яутжевского члена Джош так и не познакомился - она всегда оставалась в паховой капсуле яутжа. Ларь'я с успехом имитировал глубокое проникновение, на деле едва-едва погружаясь до первого изгиба.

Отдавая должное стараниям яутжа, Джош вскрикивал чуть громче, точно так же старательно изображая невиданные для человека возможности. Половинчатый секс ему более чем нравился – член изгибался дугой и утолщался, через раз задевая простату.

Ларь'я сунул ладонь ему под затылок и дернул.

– А теперь лучше, жидкая кровь? Нравится?

– Ух... д... да!

Выговорить короткое слово удалось далеко не с первого раза. Джош закинул руку с коммуникационным браслетом за голову. За время короткой порнографической карьеры он уже успел лажануться. Случайно активировал вызов и добрых две минуты общался с собственным начальством, выпучив глаза и стараясь попасть в обзор не больше чем по шею.

Денег за это заплатили вдвое больше, но повторять такой сюжетный ход Джош не собирался.

Яутжа перешел к коротким ритмичным толчкам. Черные жилистые космы болтались перед лицом Джоша, и он боролся с искушением ухватиться за них. Яутжа терпеть не могли таких прикосновений, и даже Ларь'я, прошедший курс толерантности, вряд ли бы спокойно к этому отнесся.

Ларь'я перенес вес на одну руку, а другой рванул застежки бронежилета. Защита Джоша распалась на две части. Ларь'я уже задирал поддетую под броню рубашку. О разодранных штанах Джош не беспокоился - этого добра на их площадке всегда было достаточно. Но вот рубашку хотелось сохранить.

- Стой, мать твою!

К его облегчению, яутжа ограничился тем, что задрал прочную ткань и уперся ладонью в голый живот.

– Ты меня убьешь! – немедленно застонал Джош, подыгрывая. – Ой бля! Хватит! Ох! Бля-я!

Яутжа довольно заворчал и ускорил темп. Джош замотал головой, чувствуя, как скользят по затылку когти, и обеими руками перехватил массивное предплечье. Ларь'я наклонился, и Джош немедленно уперся всей пятерней в налобную часть маски. Ларь'я надавил, Джош медленно уступил, демонстративно напрягаясь всем телом в попытке удержать вес. Здоровенная башка оказалась прямо перед его лицом.

– Не больно, 'Ош?

– Нет, – прошипел он сквозь зубы. – М-м! Хорошо все... оу... а-а, черт! О!

Его голос было труднее сымитировать при монтаже, поэтому Джош старался в каждую внятную фразу включать побольше стонов и вздохов. Особо напрягаться для этого не приходилось - яутжа очень старался. Сквозь мутную пелену удовольствия Джош с насмешкой подумал, что для охотника победа в постельном сражении приравнивалась к победе на поле боя.

Ларь'я удовлетворенно кивнул и перенес вес на обе руки. Согнул спину, опустил голову, так что кожаные отростки рассыпались по голове и груди Джоша, и сосредоточенно принялся обрабатывать его задницу. Изогнутый член начал покрываться характерными утолщениями, и Джош в предвкушении заелозил обеими ногами.

- О-оу... Ла... м-м...

С долгим сексом у яутжа дела обстояли не очень. Поэтому промо-ролики снимались короткие, но платили за них серьезно.

Джош ценил себя высоко и периодически отыгрывал страшную занятость, отказываясь от съемок, хотя на Липсе-6 других развлечений толком и не было. Подумав о гонораре, Джош застонал еще вдохновеннее. Даже боль в паху от растянутых мышц уже почти исчезла. А вот удовольствие... Его становилось все больше.

Ларь'я задрожал и хрипло заворчал. Это предупредительное ворчание было уже настолько знакомым, что сработало как триггер. Джош радостно позволил себе серию быстрых задыхающихся стонов.

Оргазм – штука, к которой привыкнуть невозможно. Он не становится скучным, не приедается, его нельзя игнорировать или отвлечься. Единственное, чему Джош научился – это скороговорке, которую всякий раз надо было почти выплевывать вслух. Он втянул воздух, уже чувствуя, как низ живота сладко скручивает.

– А-ах! О, господи, ох, не могу-у! Конча... а... а-ах!

Ларь'я дернулся и взревел, как стартующий линкор. Джош поймал за хвост безумную мысль, что на этот рев обязательно наложат фразу типа "Познай силу моего семени", и тут яутжа схватил его за горло.

Джош задохнулся и впился в шкуру яутжа со всей силы, послушно выгибаясь. В коротком удушье сделалось еще лучше и слаще. Переполненные синтетом яйца чуть не лопнули, разом сбрасывая полуторный объем жидкости.

Джош взвыл в голос, отстреливаясь модифицированной спермой. Липкие брызги долетели даже до его лица.

Снова заревев, Ларь'я вскинул голову и сделал мощное движение бедрами, от которого ноги Джоша все-таки свалились с широких плеч. Щиколотку дернуло режущей болью, и Джош судорожно пнул воздух.

Ларь'я поймал его за пострадавшую ногу. Яркое съемочное освещение погасло.

- Отпу... Х-х...

К большому сожалению Джоша, ролики не предусматривали финальных сцен, где все лежат и ничего не делают. Треклятые яутжа, казалось, вообще не нуждаются в отдыхе.

Яутжа освободил его горло, отстегнул собственные воздушные трубки и под знакомое шипение стащил маску. Джош продышался, откашлялся и расслабился полностью.

Съемочная команда уже сворачивала оборудование, негромко переговариваясь. По общим правилам к актерскому составу не лезли, давая время прийти в себя. Ровно один раз Джош был свидетелем тому, как к Ларь'е обратились слишком рано. Яутжа мгновенно впал в такую ярость, что Джош предпочел изобразить затраханный труп и не встревать.

Браслет пиликнул, оповещая хозяина о пополнении счета. Джош мысленно потер руки.

Ларь'я покачал его за пятку, задрал ногу повыше, щелкнул клыками и быстро облизал поврежденное место. Джош прищурился – проявления нежности смущали его куда больше, чем секс на камеру. Вернее даже пугали. Зубищи у Ларь'и были чудовищные.

Яутжа перестал облизывать чужую ногу, но не отпустил. Свободную ладонь он вновь положил на живот Джоша, легонько прощупывая.

– Да цел я, – пробормотал Джош. - Сдалась вам эта пропаганда...

- Скоро они разучатся убивать! Тебе не понять!

Яутжа оскалился. В глазницах полыхнуло такое пламя, что Джош поежился.

– Хорошо-хорошо. Но тебе не кажется, что эти пропагандистские ролики – сплошной обман? "Вступайте в объединенную армию", – передразнил он. – Ну вступят... Но кто ж им там даст! Если только в рожу...

– Во-первых, ты недооцениваешь нашу настойчивость в достижении целей.

Джош не сдержался и хмыкнул. Он-то настойчивость оценил. Причем в твердой валюте. Яутжа неодобрительно пошевелил челюстями и царапнул его по животу. Охотники не любили, когда их перебивают. Джош примирительно помахал рукой.

– Во-вторых, – сказал Ларь'я, – мы не обещаем, что их там сразу встретят раздвинутыми ногами. Мы говорим: "И, возможно, вам повезет ".

Джош молча поднял большой палец. Яутжа осклабился, сведя верхние челюсти клык к клыку, выдернул из-под задницы Джоша кусок декоративной ткани и принялся деловито стирать с человека пропагандистскую незасыхающую сперму.