Ну конечно же, я выжил... +13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Звездные войны: Войны клонов (кроссовер)

Основные персонажи:
Дарт Мол
Пэйринг:
Дарт Мол, Дарт Сидиус, Дарт Сион
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Фантастика, Даркфик
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Adunithil anNair
Описание:
Себя утратив стал тварью бешеной. Таким меня нашел ты брат, в забвении, отвергнутым...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Частичная новелизация некоторых моментов из комикса показавшего как Мол попал на Лото Минор. Даже там не потрудились хотя бы намекнуть почему он выжил.
24 декабря 2015, 10:22

- Тёмная Сторона открывает путь к таким способностям, которые многие считают не естественными.
- Дарт Сидиус.

- Нет боли, там, где есть Сила
- Дарт Сион.



32 Д.Б.Я.

Зелёный клинок, размытой полосой мелькнул внизу, и тело ответило неимоверной болью. Слишком быстро. Мол, не успел, враг оказался быстрее…

Невероятно удивлённый неожиданно пропущенному удару, Дарт Мол не мог поверить в то, что произошло. Собственный вес потянул его назад. Время замедлилось и ситх почувствовал биение Силы вокруг, чувствовал стук сердца Кеноби, ах как бы хотелось дотянуться и раздавить его, но нет - не достать. Где-то за падаваном, Сила принимала в свои объятия Квай Гона, старый мастер медленно умирал. И теперь, в момент смерти, он сиял нестерпимо яркой энергией света, резко контрастирующей с яростью Мола. Сияющая сущность Квай Гона, постепенно заполнявшая пространство, причиняла лёгкое жжение тёмной ауре забрака. Жуткая боль и смертельные раны, вызывали у обоих разные отголоски в Силе. Джинн был подобен ярчайшей звезде, а Мол – самой мрачной из чёрных дыр. Но всё это продолжалось лишь, то мгновение, что Оби Ван опускал меч учителя. Сила слишком быстро покидала тела раненых, расходуясь, прежде всего на жизнь.

Наконец ситх почувствовал, как тугой поток воздуха ударил в лопатки – он упал вниз. Тело вращалось и билось о стены шахты, лишь благодаря силе окутавшей его подобно щиту, Мол, не вышиб себе мозги в полёте. Лететь пришлось довольно долго, пока он не шлёпнулся в жгучую белую кашицу – отработку плазмы. Станция, в которой они сражались, обеспечивала энергией весь Тид и окрестности, и работала на плазме, которую добывали в недрах планеты. Там наверху, он видел сияющие столбы плазменной энергии, а здесь на дне шахты скапливались лишь отходы.

Сжимая в руке меч, ситх увидел своё бедро с ровной, обугленной полосой на срезе, ноги тут же утонули, на поверхности кашицы были видны лишь чёрные военные ботинки, которые, Мол, надевал ещё сегодня утром, но через секунду скрылись и они. С помощью силы забрак поддерживал себя на плаву. Кожу жгло так, будто она горела огнём, в нос бил ужасный специфический запах отработки. Нервы просто звенели от боли и гнева. Никогда ещё Мол не чувствовал, такой ярости. Сила вокруг просто кипела. «Она была со мной всегда не оставит и теперь», - словно калёным железом отпечаталась в мозгу бодрящая мысль. Повинуясь его воле, тёмная сторона защитным коконом обволакивала обрубок ситха, сохраняя в нём стремительно вытекающую из тела жизнь.

Он попытался прислониться к стене, подальше от жгучей массы, тут же, на противоположной стороне открылся какой-то клапан, и новая порция кашицы вылилась вниз. Уровень отработки значительно повысился и чуть сбоку от Мола, из вентиляционной решетки с громким шипением вырвались серебристые клубы морозного воздуха, сама решетка покрылась толстым слоем махрового инея. Сработала система охлаждения. Выносить отработку стало немного легче. Но вдруг белая кашица, стала стягиваться к центру, Мол, понял, что внизу что-то открылось и с жутким чваканьем его втянуло в мерзкий водоворот. Рот и нос залепило вонючей субстанцией, ситха вынесло вниз и он упал в трёхметровую транспаристиловую ёмкость, которую заполнила отработка.

С воем и лязгом работал конвейер, мощный магнит закручивал дюрастиловые крышки у бесконечного потока ёмкостей с белой кашицей. Потом они вползали на грависани и дройды крепили к мусоровозу. Несколько десятков кораблей нагруженных отходами плазменной станции Тида, один за другим взмывали в воздух. Правительство Набу предпочитало утилизировать отходы энергетической промышленности вне своей планеты.

Жуткая субстанция с чваканьем перетекала вокруг, но, Мол собрал возле себя невероятно плотную капсулу силы, так что кашица вовсе не касалась его кожи. Боль, пульсирующая на срезе, с каждой минутой усиливалась, наполняя страданием каждую клеточку тела, заполняя собой весь разум, так что невозможно было терпеть. Но ситх прошедший несчётное количество испытаний, нашел в себе решимость контролировать своё тело. Он сосредоточенно изгонял боль из разума не оставляя для неё там места. Кокон силы, сдерживающий рвущуюся наружу сущность, неумолимо сжимался вокруг, пока давление изнутри не ослабело. Мол почувствовал, как живительная сила растекается внутри по обрубку помогая терпеть боль. Теперь ситх попытался ухватить часть Силы, что бы постепенно замедлить биение сердца и дыхание. Медленно входя в анабиоз, он чувствовал удовлетворение, от того, что обучался у Сидиуса и что так много тренировок касались выживания в любой ситуации.

Сильный толчок возвратил сознание из забвения и тут же забрак почувствовал, как он беспорядочно бьётся о стены, и как отработка затекает в нос. Наконец кувырки завершились, и с новой силой вернулась боль. Постепенно приходя в себя, Мол ощущал, как с болью возвращается ярость. В какой-то момент он понял, что сжимает в руке обрубок своего меча. Слегка подняв руку, он зажег алый клинок, выпустив наружу дикий гнев, который дарила нескончаемая боль. Словно от взрыва транспаристиловая оболочка разлетелась дождём осколков, одновременно разбрызгивая отработку. Из всего этого поднялся ситх, оглашая криком всю обезображенную мусором долину. Погасив меч, Мол слегка поднялся на руках и вывалился из своей тюрьмы, словно безвольная кукла скатившись по склону спрессованных отходов.

Приоткрыв глаза, он увидел, как над ним раскинулось низкое мутно-серое небо, с грязно-красными облаками. Солнца не было видно, но его свет заливал усыпанную мусором долину. Лёгкий ветерок приносил ужасную вонь и жар тлеющих отходов. Ситх понял, что оказался на планете-свалке, оглядевшись вокруг, он видел лишь бесконечные горы всевозможного мусора, среди которых иногда виднелись изувеченные остовы громадных двигателей.

Паника внезапно коснулась его разума, осознание того, что он в буквальном смысле оказался выброшенным, вселяло страх. Тлеющая боль внизу по-прежнему не оставляла. В какой-то момент, Мол почувствовал боль в коленях, но опустив голову, увидел, что значительная часть туловища отсутствует, и никаких коленей уже нет. Отработка, налипшая на обуглившийся срез, пока спасала от грязи и пыли, ситх сорвал с груди часть туники и как мог, обмотал рану, защищая от мусора.
Сверху раздался рокот и, Мол увидел, как несколько кораблей на бреющем полёте, скользнули над долиной сбрасывая груз. Подобно черным облакам тонны отходов разлетались в воздухе, что бы с грохотом рассыпаться по долине в виде чудовищного дождя.
Порыв ветра осыпал грязным песком и забрак перевернулся, силясь укрыться. Из последних сил он прополз несколько метров, чувствуя ужасную слабость и тошноту. Вскоре в глазах начало стремительно темнеть, и ситх понял, что сознание покидает его. Приподняв голову, он потянулся к Силе, но внезапно всё накрыла холодная темнота.

***

Ледяной ветер раскручивал мелкие снежинки в разные стороны, и казалось, пронизывал до костей. Мрачные, навеки скованные льдом, скалы Майгито уныло серели вокруг. Казалось хуже места для жизни было не найти, но юный Мол выжил, приспособился и с помощью силы продержался несколько дней в морозном ущелье. Ему приходилось пустить свой меч вход против странных хищников, покрытых грязно-белой шерстью и внушительными спинными шипами, они имели несколько рядов зубов и чувствовали забрака в силе, где бы он ни спрятался. Выжить здесь казалось невозможно, но, Мол, смог. Учитель всегда находил такие планеты и места, которые любое разумное существо обходило стороной. Но только не ситх, как говорил учитель, сила, даёт возможность приспособиться ко всему и выжить везде. И пока, Мол, справлялся. Майгито бросило ученику серьёзный вызов, это ущелье было самым худшим местом, где ему довелось побывать. Собственная комната с койкой на заброшенном корускантском заводе Лай Мердж, сейчас казалась, невероятно прекрасным далёким сном.

И вот на заснеженном гребне скалы, показался силуэт учителя, за его спиной заметно выделялся чёрный корабль. Бешеный ветер трепал полы плаща владыки, но размеренно шагавший Сидиус оставался невозмутимым. Стоя на небольшом пятачке мёрзлой земли у обрыва, Мол, преклонил колено. Когда учитель приблизился, все чувства забрака захлестнула давяще-грозная аура человека. Мощь тёмной стороны в нём была столь велика, что забрак верил – его мастер самое могущественное существо в галактике. Когда учитель приблизился вплотную, Мол, поёжился и совсем не от леденящего кровь ветра. Датомирец понял, что мастер специально демонстрировал в ауре весь свой впечатляющий потенциал. Он помнил, как на Орсисе, зная о присутствии одарённых гладиаторов, мастер так безупречно скрывал свои способности, что даже, Мол, прощупывая его Силой, принял бы его за обычного человека, будь они не знакомы.

- Ты справился ученик, - бесстрастным голосом, наконец, изрёк ситх, - я вернулся за тобой, как и обещал.

- Спасибо, спасибо владыка, - просипел забрак, склоняя татуированную голову так низко, что почти касался мелкими рожками грязно-серого льда. Сидиус вздохнул, и принялся неторопливо расхаживать по промёрзшей скале, оглядывая раскрошенные горы, чернеющие сквозь белую пелену метели объявшей всё вокруг. Коленопреклонённый Мол, видел лишь, как под ботинками учителя хрустят снег и обледеневшие камешки.

- Ты должен гордиться, что я позволил тебе пройти испытания здесь, - задумчиво произнёс мастер. – Многие поколения ситхи династии Бейна, прибывали сюда, что бы испытать своих учеников.

Мол почувствовал, как Сила учителя растекаясь вокруг, резонирует с мрачным фоном планеты. Словно отзываясь на его зов мёрзлые скалы, излучали тьму, почти вибрируя, потоки Силы вокруг пробудились и неспешными вихрями окутывали человека. Забрак видел, как учитель подпитывается пронизывающей здешнюю местность Силой. Его голос звучал словно отовсюду, несмотря на завывания метели и порывы ветра.

- Эта планета веками служила нам, - продолжал Сидиус, своим особенным низким голосом, порой Молу казалось, что этот звук пронизывает его насквозь и звучит даже внутри сердца забрака.

- Не так давно, Дарт Аллидус сразил своего учителя Дарта Реквитуса, в одном из бесчисленных пещерных ходов, что скрыты внутри всех этих гор. Следующие поколения, начиная с Дарта Сакрума, использовали планету для испытаний и закалки ситского духа. Мой учитель вырос здесь в одном из неприветливых городов долины, где климат немножко мягче. Будучи учеником, я провёл здесь достаточно времени без еды и воды. Теперь твой черёд мой мальчик, - почти ласково произнеся последнюю фразу, старший ситх остановился перед датомирцем.

Судорожно вздохнув, Мол вспомнил, как несколько месяцев назад был посвящен в тайну существования ситхов. Первые годы своей жизни, он провёл на Мустафаре в вечных тренировках с боевыми дройдами. Изредка навещал учитель, обучая навыкам Силы и фехтования. Потом он был отдан в гладиаторскую академию на Орсисе, которая на много лет стала его домом. Там у него появились друзья, и он проникся уважением к некоторым наставникам. Учитель по-прежнему тайно наведывался, не оставляя без внимания владение Мола тёмной стороной и световым мечом. От остальных приходилось скрывать чувствительность к Силе. И все эти годы, Мол понятия не имел о целях учителя и даже о том кто он такой. Пока однажды тот не открылся ему, тогда же Мол получил задание, определявшее достоин ли он стать последователем своего повелителя. Забраку пришлось уничтожить всё живое в академии гладиаторов. Тогда он поддался необузданной Силе, принося колоссальные разрушения, никогда прежде он не погружался в подобную ярость. Тёмная сторона приняла его в свои объятия, наделив невообразимой мощью. Вскоре после этого Сидиус посвятил забрака в ситхи и присвоил ему титул Дарт.

Мол осмелился приподнять голову и взглянуть на нависшую над ним фигуру. Из-под трепещущего на ветре капюшона, словно прожекторы, на ученика смотрели лишь пылающие желтым светом глаза.

-Ты заслужил награду ученик – промурлыкал Сидиус. Мол почтительно склонился и почувствовал, как внутри учителя поднимается волна энергии.
– Ты же знаешь, я люблю делать сюрпризы, - на этих словах человек небрежно взмахнул рукой, и чудовищная волна Силы сорвала младшего ситха с обрыва, подбросив высоко в воздух. Ветер бешено засвистел в ушах и едва забрак успел сгруппироваться, поджав голову к коленям, он со всего размаху плюхнулся в ледяную воду солёного озера. Невероятная стужа до боли ожгла кожу, и, Мол почувствовал, как от холода в судороге сжались лёгкие. Выдернув рогатую голову из воды, он открыл рот, отчаянно пытаясь вдохнуть…

***

Звук ужасного грохота заставил ситха открыть глаза и, вскинув голову, он увидел, как обрушается гороподобная куча дымящегося мусора, будто лавина, поглощая собой более мелкие. Приподнявшись на локтях, он с усилием откатился в сторону, стремясь укрыться от долетавших до него обломков. Мол не знал сколько он провалялся, но всё ещё чувствовал сильную слабость и пульсирующую боль.

Грохот приблизился и ситх увидел гигантского дройда-шагохода с огромным пылающим ковшом в головной части. Дройд захватывал ковшом мусор, прессовал и сжигал его, высыпая оставшееся. Похожая на чудовище машина тонула в кучах мусора и неуклюже передвигалась на своих невероятно высоких манипуляторах, прямо в сторону Мола.

Пылающий ковш сгрёб мусор совсем рядом и послышался отчаянный вопль – бешено извиваясь, змееподобный червь, спасался от прожорливого дройда. Мол вспомнил, что не раз видел подобных существ на нижних уровнях Корусканта. Огненная пасть сомкнулась совсем рядом, и ситх почувствовал, как в нём вспыхнуло пламя тёмной стороны.

Приподнявшись, он метнул зажатый в руке меч. Подхваченный Силой клинок с шипением вонзился в процессор дройда, выбивая снопы искр. Шагоход опрокинулся назад, с ужасающим грохотом сложившись в мусорной груде.

Рука сжала вернувшийся меч, но, Мол почувствовал как его покидает Сила. Слабость и пустота в груди заставили его опрокинуться. И падая на спину, он ощутил, как снова срывается в шахту на Набу.

***

Среди просторного, но мрачного зала, валялась дюжина искорёженных и дымящихся боевых дройдов. Зал был освещён лишь вмонтированными в углы стен, мелкими, красными светильниками, что придавало всему пространству вокруг слегка зловещий оттенок.

Посреди комнаты, скрестив ноги, восседал Дарт Мол. Его татуированный торс был покрыт мелкими каплями пота, а грудь мерно вздымалась в такт со всё ещё учащённым дыханием. Рядом, на полу покоилась рукоять новенького двухкликового светомеча, с которым ситх упражнялся каждый день. Перед ним на полу стояла небольшая пирамидка, со слегка выщербленными гранями и покрытая наполовину стёршимися ситскими письменами.

Несколько месяцев назад Сидиус вывез с одной из своих тайных баз, о которой, Мол не имел ни малейшего понятия, внушительное количество старинных ситских свитков, манускриптов и трактатов о тёмной стороне. Там также было несколько голокронов. Почти все вещи учитель забрал себе и лишь немногое отдал на изучение Молу.

Забраку было непривычно изучать истёртые фолианты, его излюбленным методом обучения выматывающие тренировки. Среди полученных артефактов было много не очень полезных описаний боевых техник безымянных ситхов древности. Полностью изучил Мол лишь пару вещей. Сначала были свитки Экзара Куна, с описанием природы тёмной стороны, тот основывался там, на более древних, давно утерянных источниках. Гораздо больше Мола заинтересовал старый голокрон, который Сидиус, как и всё, что отдал ученику, посчитал совершенно бесполезным. Оставалось только догадываться о тех артефактах, которые учитель оставил себе.

Мол коснулся Силой старой пирамидки и её грани озарила синяя фигурка хранителя. Пред ним предстал безволосый человек с голым торсом, вместо левой руки от самого плеча был затянутый в перчатку кибернетический протез. Его испещрённая шрамами кожа напоминала дно высохшего озера. Правда, качество старой голограммы не позволяло передать все детали внешности хранителя, увиденное, уже впечатляло Мола.

Уже больше месяца датомирец каждый вечер впитывал мудрости старого артефакта. Тем более что учитель в последнее время практически перестал им заниматься, редкие крохи личных уроков от Сидиуса с каждым годом становились всё меньше, пропорционально с растущей мощью Мола. Ученик никогда не прекращал тренироваться, совершенствуя боевые навыки, учитель же постоянно поручал ему новые задания и секретные миссии. Теперь они вовсе не были целью закалить или испытать ученика, теперь они касались претворения в жизнь Великого Плана. С каждым годом, Мол чувствовал всё большую причастность к общему замыслу и это его воодушевляло. Он стремился быть полезным своему мастеру.

И теперь в свободное от заданий и извечных тренировок время, он с удовольствием поглощал знания из старого голокрона. На всякий случай, забрак предпочёл скрыть от старшего ситха сильную заинтересованность голокроном и Сидиус считал, что, Мол забросил артефакт. Но датомирец продолжал познавать тайны Силы, которые казались ему неисчерпаемыми. Дарт Сион, так же поведал многое о военной тактике и стратегии, которую он познал во время мандалорской войны и гражданской войны джедаев. Для Мола подобное было в диковинку, он привык быть скрытным убийцей, а не полководцем, действовать в одиночку, а не командовать армией. На миг он задумался, что однажды, пусть это и немыслимо сейчас, ему, следуя правилу двух, придётся свергнуть учителя, которому он безоговорочно предан. Поэтому познания о военной стратегии не так уж и бесполезны, как кажутся, возможно, в будущем они смогут пригодиться. Но больше всего Мола интересовали взгляды древнего ситха на Силу.

- Для начала ты должен обрести полный контроль над своим телом, - скрежетал голос похожий на смесь урчания хищника и лязг металла. Та самая абсолютная власть, к которой ситхи всегда стремились, начинается с малого. Ты должен владеть каждой мышцей, видеть сквозь Силу мидихлорианы в своём теле, будто звёздное небо космоса. Тотальный контроль над телом, разумом и духом. Когда ты полностью владеешь собой и Силой, смерть не сможет победить тебя…

- Но как такое возможно? Встрял забрак. Как такого добиться? Голограмма дернулась, и хранитель ответил, как показалось Молу с раздражением.
- Одно приходит за другим, начнёшь с малого и придёшь к большему. Правда, если ты лишен врождённого дара, тебе не достичь моих результатов. Подумав о результатах Сиона, Мол понял, что ему совершенно не хотелось становиться гниющим за живо трупом убитым тысячи раз и лишь благодаря Силе продолжающим существовать. По древней голограмме прошла рябь и хранитель продолжил:

- Мы, ситхи всегда стремились к власти, к власти, которая не знает границ. В противовес нам джедаи на показ отрекаются от неё, восхваляя аскетизм, хотя без сомнения обладают ей. Вводя в заблуждение себя и всех остальных. Целью джедаев всегда было служение Силе, они отдают себя Силе, полагаясь на её волю. Они считают, что цель прихода в этот мир всех существ – есть служение Силе и в этом их как одарённых особая миссия. На этих словах Сион презрительно ухмыльнулся, и голограмма вновь дёрнулась и пошла рябью.

- Целью ситхов является подчинение всего сущего. Мы никогда не отказываемся от безудержной, разрушительной мощи черпаемой из Силы. Сила – лишь инструмент, а не объект поклонения. Истинные ситхи, во все времена стремились подчинить её своей воле. В отличие от джедаев мы не служим ей, а покоряем.

- Это воистину великая мудрость, - прошептал вдохновлённый Мол.

- Это главное отличие нас и джедаев. Падший джедай может перейти на тёмную сторону, но это не сделает его ситхом. Он должен прийти к истинному пониманию вещей, осознать своё отношение к этому миру и Силе.

- Так кем же ты хочешь быть, дрожащим рабом или всемогущим господином? Проскрежетала голограмма изувеченного ситха. Будешь ли ты надеяться на подачки Силы, или брать от этого мира всё, что пожелаешь?

- Я Дарт Мол, учитель нарёк меня тёмным повелителем, и пока он жив, я буду жаждать воплощённого могущества, которым он является. Голограмма вновь дернулась, и раздался ужасный скрипящий смех.

А Мол, подумал о том, что с тех пор как он начал изучать голокрон, планомерно стала истончаться его абсолютная преданность своему мастеру. В голову закрадывались сомнения, и теперь он не был ни в чём уверен…

***
Густая и липкая темнота заполняла пространство, открыв глаза ситх не почувствовал никакой разницы и вновь закрыл их. Совсем недавно, Мол в который раз пришел в сознание и единственное, что он ощущал – пульсирующую боль в ране. Он не мог понять, сколько времени уже валяется здесь, помнил лишь, как постоянно терял сознание и приходил обратно, как его била лихорадка, сжигая болезненным жаром изнутри. Казалось, прошло несколько суток, как, Мол находился на границе жизни и смерти, в бреду среди неясных теней и видений, единственное, что осталось неизменным – это Сила. Он постоянно чувствовал в себе её мощь.

Теперь, когда он очнулся в твёрдом уме, силился понять, где он, и как здесь оказался. Глаза постепенно привыкли, и датомирец понял, что вокруг подобие пещеры в мусорной горе. Где-то рядом мельтешил говорящий червь, вероятно раздумывая его съесть, но все ещё опасаясь сопротивления.

Мол заметил поблизости покорёженные манипуляторы дройдов, и погрузившись в Силу, стал вырвать из стены мусора многочисленные обломки, шарниры и жесткие провода. В диком танце, мусор смешивался между собой в воздухе, лишнее со стуком падало в низ, провода со свистом рассекали пространство. В необычном вдохновении Мол, продолжал собирать детали, которые постепенно сплетались в длинные и гибкие манипуляторы.
В конце концов, ситх сорвал повязку с обрубка, и металлические детали, прильнув к нему, вонзились в плоть, из пережжённой корки вновь выступила кровь, тонкие провода обвивались вокруг остатка талии, пока со всех сторон не образовались длинные протезы с шарнирами на сгибах. С помощью Силы управляя своими новыми ногами, словно паук, Мол неуклюже прошел немного и тут же упал. Сразу вскочив, он бросился вперёд и, остановившись, издал леденящий вопль, всколыхнув Силу всплеском боли и радости.

***

Тлеющие мусорные кучи слегка освещали быстро сгущающиеся сумерки Лото Минора. Сутки на планете-свалке были короткими, и бледный день довольно быстро сменялся ночью. Ядовитый сизый дым лениво клубился между грудами отходов, словно река в горном каньоне.
Обычный вечер, едва отличимый от предыдущих. В последние месяцы, Мол чувствовал, как дни сливались в бесформенный мутный поток размывавший чувство времени.

Наблюдая с вершины чадящей мусорной груды, он, наконец, увидел жертву. Закутанный в замусоленные обмотки, мусорщик крался с бластерной винтовкой наперевес, судорожно озираясь по сторонам. И Мол понимал почему – обычно мусорщики почти не передвигались в одиночку, опасаясь за свою жизнь. Тщательно осмотрев пространство вокруг, мусорщик продолжил красться к склону громадной чёрной насыпи, но допустил роковую ошибку. Он не учёл, что опасность может прийти с неба.

Одним прыжком выскочив из засады, забрак обрушился сверху, вырывая винтовку с помощью Силы, он придавил несчастного к земле, отточенным движением разрывая плоть. Раздался сдавленный визг и вот пропитанные всевозможной грязью обмотки оросила тёмно-багряная кровь. Охотник с неистово впился зубами в пропахшую мочой, потом и кровью плоть ещё живой жертвы, с жадностью отрывая куски.

Ночь окончательно накрыла бесконечную свалку, когда крики жертвы давно утихли, а охотник скрылся в глубине ходов внутри мусорных гор. Очередные безликие сутки кончились, одновременно с тем подтачивая надежду Мола, что всё это когда-нибудь завершится. Что когда-нибудь, начнётся новая жизнь.

А сейчас безумный взгляд охотника, вытеснял с лица забрака надежду и прочие посторонние мысли. Важно лишь одно – выжить. Пусть даже сегодня охота удачна, это не значит, что так окажется завтра. Ведь завтра может не наступить…