50 shades of Red +845

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездные Войны

Основные персонажи:
Армитидж Хакс, Бен Соло (Кайло Рен)
Пэйринг:
Кайло Рен/генерал Хакс
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Фантастика, PWP
Предупреждения:
OOC, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За восхитительный сюжет!» от Unikorn
«Это было потрясающе! » от Kreozot
«Восторг! Просто восторг! » от Cheshirka
«Это шедеврально!» от Risha Mori
Описание:
Фантазии генерала Хакса весьма специфичны.

Посвящение:
Всё тем же, всё там же.
И, конечно же, моему папке narzi, который терпеливо выслушивал все мои вопли и дал несколько весьма ценных советов!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Тут будет "многабукофф", уж простите.
Честно признаться - этот фик задумывался как простое рождественское мимими-порно безо всяких изысков, в процессе обдумывания изначальной идеи я даже пустила слезу умиления.
В итоге мы имеем то, что имеем, а именно: весьма сомнительный авторский юмор, пасхалки (баночку икры тем господам, которые найдут спрятанного персонажа) и просто очень.много.порно.
И - да, сюжетная составляющая этого фика имеет примерно такую же ценность, как вступление в роликах Браззерс :D
31 декабря 2015, 12:30
Квартал развлечений кажется Хаксу единственным разумным объяснением тому, что этот город ещё жив, хотя это слишком громко сказано. После визита в пару кварталов, у Хакса остаётся стойкое чувство недоумения, как же низко нужно пасть, чтобы поселиться здесь — в городе при космопорте. Кем нужно быть, чтобы предпочесть необъятному космосу стальные шпили и серый туман, прочно заслонивший небо? Город навевает невероятное уныние, от чего Хаксу неимоверно сильно хочется вернуться на корабль. Он мужественно убивает время в местном парке под куполом и покидает его, когда на улицах зажигаются фонари. Путь генерала лежит туда, где несколько часов в сутки жизнь бурлит в разы сильнее, чем во всё оставшееся время.
Подобные места для Хакса в новинку: несмотря на то, что их корабль останавливался во многих космопортах, Хакс ни разу не покидал борт — не было ни желания, ни нужды. Причиной нарушения традиции становится подслушанный обрывок разговора между штурмовиками. Если верить их словам, именно в этом городе находился один из лучших кварталов развлечений в этой системе — и заодно в нескольких близлежащих. Здесь, говорили они, можно осуществить любую прихоть, хоть придётся неслабо раскошелиться. О, Хакс желал воплотить свои мечты в реальность, однако скрывал этот факт столь тщательно, как и сами мечты. Поначалу генерал боялся признавать эти крайне постыдные фантазии, однако чем больше времени проходило, тем лучше он понимал одну простую истину: только фантазиями ему и оставалось довольствоваться. О том, что и их когда-нибудь станет не хватать, Хакс даже не хотел думать.
Штурмовики не врали — в квартале действительно было на что посмотреть. Неоновые вывески с названием того или иного заведения с непривычки резали взгляд, но ещё больше поражали своей откровенностью. Вывески клубов кричали о том, что помогут осуществить любую, даже самую несбыточную мечту! .. Хакс усмехается — он наслышан о подобных местах. От клиента требовалось всего ничего: капля воображения и толстый кошелёк, но подводные камни были весьма существенными. Все сеансы записывались. Никаких исключений. Для кого-то, возможно, это не имело никакого значения, но в памяти Хакса и многих солдат Первого Ордена ещё была жива история об одном из командиров на службе старой Империи. При каждом удобном случае он сходил на землю и отправлялся в клуб, раз за разом убивая Императора в своём жарком — или жалком? — воображении. Стоит ли говорить о том, что голова на его плечах недолго продержалась?
— Эй, красавчик.
Хакс оборачивается на зов и встречается взглядом с высоким темноволосым юношей. Из одежды на нём только набедренная повязка и лёгкий плащ.
— Не хочешь поразвлечься?
Хакс буквально врастает в землю, жадно пожирая юношу глазами. Это, разумеется, совершенно другой человек, ни капли не похожий на него…
На Кайло.
Незнакомец трактует молчание Хакса по-своему. Его губы шепчут незнакомые слова, и из тени за его спиной выходит худенькая девушка. Одежды на ней так же катастрофически мало, лицо раскрашено странным гримом, а тёмные густые волосы уложены в причудливую причёску.
— Что насчёт меня? — спрашивает она, но интересует Хакса ещё меньше, чем её спутник. — Или ты хочешь нас обоих?
— Не сегодня, — вежливо отвечает Хакс. — У меня другие планы.
Планов у него, само собой, нет.
Он проходит квартал примерно на две трети, когда цепляется боковым зрением за нечто странное. Хакс поворачивается, надеясь, что ему померещилось, и перед его взглядом вспыхивает алая вывеска в виде крестообразного меча. Названия нет, и это место может оказаться чем угодно, однако ноги Хакса сами ведут его к полуподвальному помещению. За входной дверью следуют ещё ступеньки, и Хаксу это кажется как никогда более красноречивым — если спускаться, то на самое дно. Он ожидает оказаться в тёмной сырой комнатушке со свисающими со стен цепями, и клетками, с извивающимися в них твилечками, однако реальность совсем не совпадает с ожиданиями. Хакс, никогда не отличавшийся стеснительностью или замедленной реакцией, запоздало понимает, что зашёл в первый в своей жизни секс-шоп. Обилие товаров, выставленное безо всякого стыда на всеобщее обозрение, едва не вгоняет бравого генерала в краску.
— У меня вопрос, — усилием воли Хакс перестаёт таращиться по сторонам и подходит к стойке, за которой расположилась каминоанка (Хакс бы никогда не подумал, что существа, столь тяготеющие к науке, могут комфортно чувствовать себя в подобном месте). — Это весь ваш… ассортимент?
— О, нет, — с характерно-вежливой улыбкой отвечает она. — Здесь представлены товары, пользующиеся самым высоким спросом. Одни приходят за простыми игрушками, другие же хотят всего и сразу. Смею заверить: у нас есть всё, что вам нужно.
— То есть, если я захочу поразвлечься… — с губ Хакса едва не срывается «С Кайло Реном», но он вовремя прикусывает язык. — Если я захочу поразвлечься с вуки, я могу найти его у вас?
— Разумеется. Наши куклы чрезвычайно отзывчивы, а если у вас есть особые пожелания, мы с удовольствием изготовим куклу с учётом ваших индивидуальных пожеланий.
Хакс крепко сжимает кулаки, подавляя разбушевавшиеся эмоции. Звучит крайне заманчиво, но хранить такую вещь будет проблематично.
— Что насчёт членов? — Хакс как никогда сильно гордится своей способностью говорить так непринуждённо, словно речь идёт о совершенно обыденных вещах. — Их тоже можно изготовить на заказ?
— Конечно, — так же мягко отвечает каминоанка. — Можете осмотреть нашу продукцию или же пройти в индивидуальную кабинку, чтобы самому сделать то, что придётся вам по вкусу.
Оставшись в одиночестве, Хакс вытирает выступивший пот на лбу. Когда-то он мечтал конструировать корабли и смертоносные орудия для Первого Ордена. Теперь, дослужившись до должности генерала, он конструирует для себя член. Какая ирония.
Хакс не замечает, сколько времени посвящает этому — процесс оказывается невероятно увлекательным. Он передаёт каминоанке полученную карту с данными и с некоторой настороженностью ожидает её реакции.
— Послезавтра, — её мелодичный голос свидетельствует о том, что она ни капли не удивлена. — Вас устроит?
Хакс соглашается.

Эти два дня ожидания становятся одними из самых невыносимых в его жизни. Неизменно хладнокровный и сдержанный, Хакс придирается к любой мелочи, наказывает за любую провинность, коих в этот период всплывает невероятно много. Помимо всего прочего Хакс становится свидетелем разговора двух штурмовиков, которые выказывают откровенное неуважение, и решает преподать всей команде урок.
Кайло Рен появляется в самый неподходящий момент, когда Хакс заканчивает короткую, но ёмкую речь о предательстве и неуважении к старшим по званию.
— Что вы устроили, генерал? — холодно интересуется Кайло.
— Вас это не касается, — сквозь зубы отвечает Хакс.
— Вы ошибаетесь, — Кайло наклоняет голову, и генерал чувствует на себе его обжигающий взгляд даже сквозь маску.
— Не знал, что у нас практикуются публичные казни, — Кайло обходит штурмовиков, стоящих на коленях, и неожиданно резко приказывает. — Все вон.
Созванные Хаксом солдаты замирают в нерешительности. Они не могут ослушаться своего командира, но вызывать злость Кайло Рена хотят ещё меньше.
— Оставьте нас, — нехотя говорит Хакс, и всех присутствующих как ветром сдувает.
Командный центр пустеет, а в присутствии Кайло, который непременно пожелает вникнуть в суть вопроса, его не касающегося, врать не особо легко. Однако Кайло, как и всегда, удивляет Хакса.
— Посмотрите на меня, — требовательно обращается он к штурмовикам, а затем снимает шлем и протягивает его Хаксу. — Скажите мне в лицо, каким проступком вы так рассердили нашего генерала.
У Хакса на щеках выступают желваки, а пальцы с силой сжимают шлем.
Штурмовики переглядываются и синхронно поднимают головы. От Хакса не укрывается удивление и разочарование, мелькнувшее на их лицах, когда они впервые увидели Кайло Рена без шлема. Для Кайло это также не проходит незамеченным.
— Мы лишь сказали, что генерал ведёт себя странно…
— Меня это уже не интересует, — устало говорит Кайло. — Вы показали своё лицо.
Дальнейшие события сохраняются в памяти Хакса обрывками и фрагментами. Словно в замедленной съёмке в руке Кайло вспыхивают три алых лезвия, а в следующий миг две отрубленные головы катятся к ногам Хакса.
— Я думал, ты будешь перечить мне, — он равнодушно пинает голову носком ботинка.
— Ты никак не уяснишь одну простую истину, генерал, — Кайло кривит губы и тянется за шлемом. — Я всегда на твоей стороне, — он приподнимает голову Хакса за подбородок, вынуждая генерала смотреть в его лицо. — Но за подобные прихоти будешь отчитываться перед Сноуком сам. И не забудь прибраться.
Несколькими часами позже Хакс ожесточённо трахает себя пальцами, вновь и вновь вызывая в памяти образ Кайло, его осторожные прикосновения и бархатистый голос.

***
Он приходит за товаром в назначенный срок.
— Можете осмотреть его или опробовать при желании, — неизменно вежливо говорит каминоанка, протягивая плотный тёмный пакет.
— Благодарю, — сдержанно отказывается Хакс, хотя ему не терпится увидеть своё приобретение. — Сколько с меня причитается?

Генерал держится до тех пор, пока звездолёт не поднимается в воздух. Убедившись, что в ближайшее время он стопроцентно никому не понадобится, Хакс запирается в своих покоях с весьма определённой целью. Он позволяет своим пальцам дрожать, вытряхивая на кровать содержимое пакета, и старается не думать о том, что отдал четверть своего жалования за весьма неоднозначную игрушку в форме меча Кайло Рена. В тёмных уголках своей души Хакс гордится тем, что обладает столь эксклюзивной вещью, и примерно настолько же стыдится этого. В ещё большую краску его вгоняет приложенная инструкция по эксплуатации и серебристый тюбик со смазкой.
— Надеюсь, Кайло никогда не приходили в голову подобные мысли о своём мече, — Хакс вертит на ладони игрушку.

… Ощущения настолько реалистичные, и вкупе с тем, что у Хакса уже целую вечность никого не было, он готов кончить в первую же минуту, но сдерживает себя исключительно из желания попробовать жёстче.
Ему нравится чувствовать тёплый и большой — и наплевать, что искусственный — член внутри себя. Хаксу доставляет удовольствие натягивать на руку перчатку, создавая иллюзию чужой руки (руки Кайло) и насаживаться на член до упора, покрываясь мурашками от соприкосновения дополнительных «лезвий» и ягодиц. В своих самых смелых и грязных фантазиях Кайло собственноручно вводит в него игрушку, пока Хакс занят его членом. А потом, если Кайло попросит… нет, когда прикажет, Хакс с удовольствием примет в себя их обоих.
Неконтролируемый жалкий стон срывается с его губ, и Хаксу приходится прикусить руку, чтобы хоть немного отрезвить себя. Мысль о том, чтобы одновременно наслаждаться Кайло и его «мечом» становится спусковым крючком, нажав на который Хакс перестаёт принадлежать себе. Он сводит ноги, сжимает колени, сосредотачиваясь лишь на пульсации игрушки в своей заднице. Хакс настолько оторван от реальности, что не помнит, в какой момент игрушка начинает вибрировать сильнее, а на живот выплёскивается тёплое семя. У Хакса сбивается дыхание, будто сам Кайло Рен в этот момент сжимает его горло, и не остаётся сил даже вытереть себя, не говоря уж о том, чтобы помыться. Впервые за великое множество дней Хакс засыпает сытым. И всё же, будь Кайло рядом…

***
Кайло оказывается рядом. Куда бы Хакс не направлялся, он чувствует его присутствие, будто Кайло поставил себе цель неотрывно следить за генералом. Хакс убеждает себя, что это связано с инцидентом со штурмовиками и совершенно нехарактерным для него срывом. Именно с этим, а не с тем, например, что Кайло завёл привычку обнажать свой меч всякий раз в присутствии Хакса, от чего у последнего пересыхает горло и твердеет член. Однажды он едва не попадает под горячую руку Кайло — вспышки гнева у него неизменно случаются безо всякого повода — но вместо того, чтобы угомонить разбушевавшегося Рена, Хакс наблюдает за ним, наслаждаясь невероятными приливами возбуждения. Мысли в голове кричат о том, что неплохо было бы сойти на землю во время их следующей остановки и прикупить себе анальную пробку, однако Хакс отказывается от этого со всем мужеством, присущим его званию.
И очень скоро он убеждается в том, что скрывать что-то от Кайло Рена — особенно если это касается непосредственно Кайло — очень плохая идея.

***
Они сталкиваются с Сопротивлением там, где его совершенно не должно быть. Если верить донесениям, которые регулярно получает Хакс, Сопротивление до сих пор не должно было и носа показывать из системы Элиниум. На деле всё оказывается иначе: истребители Сопротивления открывают огонь по их кораблю возле одного из газовых гигантов, и оторваться от них не представляется никакой возможности.
Пунцовое от гнева лицо Хакса как никогда лучше контрастирует с его волосами, но никому в голову не приходит даже подумать об этом — мало ли генерал научился читать мысли. Хакс срывает голос до хрипоты, отдавая приказы налево и направо, лично проверяет их исполнение, не доверяя никому и, кажется, зарабатывает прядь седых волос.
Им удаётся выйти из схватки победителями, подбив несколько истребителей и взяв в плен пару пилотов. Они обходятся без прыжка в гиперпространство, чем Хакс невероятно гордится: соверши они его, то потеряли бы и без того драгоценное время. На полпути к командному центру Хакс в буквальном смысле влетает в объятия Кайло, который резко выходит из-за поворота. Вжимаясь щекой в холодный металл маски, Хакс думает о том, что должен был расслышать его отнюдь не тихие шаги, но голова была забита другим.
— Полегче на поворотах, генерал, — замечает Кайло, придерживая Хакса свободной рукой за талию, в другой у него зажат световой меч. — Направляетесь к верховному лидеру?
— Вы чрезвычайно догадливы, — говорит Хакс, не зная, куда деть руки — не обнимать же Кайло в ответ?
— Ступайте к себе. Я обсудил с ним все детали.
— При всём моём уважении к вашему мастерству, Кайло, я считаю, что есть вещи, предназначенные исключительно для моего понимания.
— При всём уважении к вашему званию, Хакс, инструкции верховного лидера непреложны. Он велел всем как следует отдохнуть: по его прогнозам, нам ещё не раз предстоит встретиться с Сопротивлением, но пока вы и ваши люди можете быть спокойны. Это приказ, генерал, — с нажимом повторяет Кайло, замечая, как Хакс закатил глаза.
— В таком случае отпустите меня, — требует Хакс, выкручиваясь из объятий под странный звук, подозрительно напоминающий смех.
— Я к вам ещё загляну, генерал, — обещает Кайло.
Хакс не воспринимает его слова всерьёз.

Зато он весьма неоднозначно воспринимает пожелание верховного лидера «как следует отдохнуть». Хакс ожесточённо трёт себя жёсткой мочалкой, смывая пот и усталость, в избытке накопившихся в нём за последние несколько часов. Когда руки касаются ягодиц, мысли сами сворачивают в сторону Кайло, и Хакс роняет мочалку на пол. Он осторожно проникает внутрь влажными пальцами, неспешно растягивая себя и предвкушая, как сбросит напряжение спустя всего несколько минут. Влажная головка члена сочится смазкой; Хакс собирает её и подносит пальцы к лицу, вдыхая. Не то, чтобы ему сносит крышу от своего запаха; ему достаточно представить, что это — Кайло, для того, чтобы колени предательски задрожали и подломились.
Хакс выходит из ванной совершенно голым и поначалу не замечает ничего. Или же отказывается верить в то, что Кайло Рен имел наглость вторгнуться не в своё жилище без предупреждения. Или в то, что он сейчас сидит на его кровати и с интересом — хоть под маской не видно — вертит столь непредусмотрительно оставленную Хаксом игрушку.
— Генерал… — тянет Кайло, и в его интонации смешивается насмешка, удивление и нечто доселе Хаксу не знакомое. — Я шёл к вам с весьма определённой целью и, как вижу, не просчитался.
Хаксу наплевать на своё достоинство — если бы он мог, то непременно вышел бы сейчас в открытый космос. Он возвращается в ванную быстрее скорости света, сползая по двери и зарываясь в волосы руками. Он перестаёт дышать, когда слышит, как Кайло останавливается с другой стороны двери.
— Я не уйду отсюда, пока мы не поговорим, генерал. Ваши подчинённые, я уверен, будут обескуражены вашим неожиданным исчезновением.
— И о чём вы хотите поговорить? — Хакс тянется за полотенцем и накрывает им голову.
— Об информации, полученной от пилотов Сопротивления. У меня есть все основания полагать, что генерал Органа распорядилась построить несколько баз на планетах Первого Ордена. Смело, но теперь совершенно бесполезно.
— Интересно, от кого сами пилоты получили подобную информацию, — Хакса всё ещё потряхивает от возбуждения. — Вам разве не кажется это ловушкой?
— Они как раз направлялись на новую базу, когда решили проявить своё геройство и выслужиться перед Сопротивлением. Совсем скоро принцесса получит неутешительные вести, которые, надеюсь, научат её держать голову на плечах. В столь почтенном возрасте вспыльчивость не приводит ни к чему хорошему.
— Рад вашим успехам, Кайло, — отвечает Хакс быстрее, чем следовало бы. — Надеюсь, это вся информация?
— Была. Пока я не увидел на вашей кровати кое-что действительно заслуживающее внимания.
Щёки Хакса пылают пуще прежнего, а сердце колотится с нечеловеческой скоростью. О, в одной из его фантазий Кайло находит эту игрушку, а затем имеет ей Хакса до полного изнеможения, но фантазии и реальность всё же разные вещи…
— Хочу заметить, что память у тебя всё же не идеальная, — он ещё и издевается. — На рукояти имеются некоторые недочёты…
— Какое твоё дело, — крысится Хакс.
— Это ведь копия моего меча, — вкрадчиво замечает Кайло. — Попроси — и я бы дал его подержать, чтобы ты мог в точности воспроизвести все детали.
— Какая щедрость.
— Ты ведь не будешь сидеть там вечно, Хакс, — судя по звуку Кайло прислоняется лбом к двери. — Рано или поздно тебе придётся выйти. К тому же, разговаривать сквозь закрытую дверь не очень удобно. Не видеть лицо собеседника тоже.
— И это говорит тот, кто носит шлем, — закатывает глаза Хакс.
— Я его снял, — после небольшой паузы отвечает Кайло. — Теперь очередь за тобой.
Хакс игнорирует это, всерьёз задумываясь о том, насколько удобно будет спать на полу ванной. Конечно, он ведёт себя совершенно не по-мужски: он ведь может выйти и приказать Кайло убраться к такой-то матери.
— Не хочешь, значит, — определённо, Кайло совершенно не с кем поговорить этим вечером и он поставил себе задачу довести Хакса до белого каления. — Ничего не поделать.
Торжество Хакса длится ровно полминуты.
— Тогда ты не будешь возражать, если я задам тебе пару вопросов. Ты действительно представлял, что занимаешься сексом с моим световым мечом или это такой… образ меня?
Хакс решительно не намерен отвечать на этот вопрос, однако вкрадчивый голос Кайло и осознание того, что всё это происходит наяву, отключают ту область мозга, что обязана отвечать за адекватные решения.
Кайло молчит подозрительно долго, а затем Хакс чувствует холодок, пробегающий по груди и разливающийся в голове. Кайло ведь не умеет читать мысли…
— Не умею, — подтверждает Кайло. — Сила помогает мне считывать твои эмоции и на их основании выстраивать свои предположения. Конечно, я могу ошибаться, но Сила подсказывает мне, что секс со световым мечом всё же самоубийство. Поэтому, Хакс, каким ты видел меня?
«Спокойным, — незамедлительно думает Хакс. — Уравновешенным. Контролирующим каждый мой вздох. Ты знал, как ко мне прикоснуться; знал, какие именно точки моего тела заставляют меня извиваться и просить большего».
— Хакс…
«Ты трахал меня этой самой игрушкой, а я отсасывал тебе как последняя шлюха из космопорта».
— Хакс.
«А потом ты отбросил её в сторону, поставил меня на колени и засадил так…»
— Хакс.
— Я не заснул, если ты об этом подумал, — рычит Хакс. Он прикасается затылком к двери и медленно гладит себя. Он находится на невероятном взводе — Кайло наверняка догадывается, чем он занимается в такой тишине, вот только…
— Ты говорил это вслух.
Смысл сказанного доходит до Хакса через целую вечность.
Да быть того не может.
— Генерал Хакс, если вы не откроете эту дверь через минуту, я разнесу не только её, но ещё, возможно, и половину корабля. Первый Орден понесёт ужасные потери.
Хакс слышит, как звенит от напряжения его голос и с трудом верит в то, что Кайло действительно возбудился от его слов. Характер Кайло, конечно, нестабилен, но здесь речь идёт совершенно о другом.
— Тридцать секунд, генерал.
Ещё никогда Хакс не принимал решения так быстро. Он распахивает дверь, когда до приведения приговора в исполнение остаётся двадцать секунд.
Щёки Кайло пылают — не так сильно, как его собственные, однако без сомнения выдают его с потрохами. Он сжимает и разжимает кулаки, и Хакс чувствует, как волнуется вокруг него Сила.
— Кайло, ты должен понять…
Кайло шагает в ванную, и окружающая его Сила буквально вжимает Хакса в стену. Он не может ни пошевелиться, ни что-либо сказать, но это не так уж существенно, потому что гораздо важнее сейчас другое. Кайло одет полностью и прижимается к нему, зажав обе руки Хакса у него над головой, а другой хозяйничая в паху. Хаксу это кажется верхом непристойности и разврата — как можно в такой ситуации сохранять даже видимое ледяное спокойствие.
— Ты хочешь встать на колени прямо здесь или доберёмся до твоей кровати? — вежливо интересуется Кайло, сжимая член Хакса у основания. — Если я правильно понял, это — одна из самых ярких твоих фантазий.
— На кровати, — запинаясь, отвечает Хакс.
— Тогда даю тебе фору, — Кайло отступает на несколько шагов назад и взъерошивает себе волосы. Иди, пока есть время.
Хакс пользуется его предложением и на подкашивающихся ногах направляется в спальню. Когда к нему присоединяется Кайло, Хакс уже ничего не соображает из-за трёх влажных пальцев в своей заднице, и при виде Кайло разводит ноги шире, приглашая его.
За те несколько секунд, что Кайло преодолел расстояние от двери ванной до постели, Хакс успевает рассмотреть его всего. У Кайло потрясающий подтянутый живот, а тонкий шрам на боку лишь украшает его своим несовершенством. У него сильные ноги и мускулистые руки, а когда взгляд невольно останавливается на члене, Хакс сглатывает слюну, заполнившую его рот.
Кайло не делает лишних движений. Он опускается на кровать и одним резким движением переворачивает Хакса, ставя его на четвереньки и потираясь влажным членом о промежность. Хакс стонет, чувствуя его сильные пальцы на своих ягодицах, вжимается лицом в подушку, чтобы тихо просить Кайло о большем.
Кайло видит, что Хакс готов, но на всякий случай выдавливает смазку на свою ладонь и, согрев её, осторожно проникает внутрь. Хакс внутри горячий и тесный, и сжимается вокруг его пальцев так, что Кайло хочется наказать его за подобную несдержанность.
— Если тебе будет больно…
— Я засаживал в себя игрушку чуть ли не вместе с рукоятью, — шипит Хакс. — Я перепробовал несколько режимов вибрации даже с минимумом смазки. Я…
Кайло прерывает его излияния одним мощным толчком, засаживая Хаксу по самые яйца. Ему приходится до боли прикусить губу, чтобы не думать о том, насколько же Хакс тугой и влажный, насколько невинный. Ему хочется воплотить самую развратную фантазию генерала в жизнь, но остатки сознания говорят о том, что не в этот раз: слишком долго они оба возбуждены, слишком сильно оба жаждут разрядки.
— Во имя всего Первого Ордена, Кайло, — Хакс жалеет о том, что не может сейчас видеть его лицо. — Как генерал я приказываю тебе…
— Да, — выдыхает Кайло. – Всё, что прикажешь.
Его движения быстрые и резкие, он не думает о том, чтобы продлить удовольствие и отыметь Хакса в десяти разных позах. У них будет время для этого завтра, послезавтра и когда угодно. Хакс с ним согласен: он быстро подстраивается под заданный темп, удовольствие от которого превышает дискомфорт, и сжимает член Кайло внутри себя, лишь приближая его разрядку.
— Быстрее, Кайло, быстрее, — Хакс опирается на локти, ещё сильнее выпячивая зад. — Как твой генерал…
— Мой генерал, — Кайло вжимается грудью в его спину, опаляя ухо горячим дыханием. — Мой генерал, который держит в страхе весь Первый Орден, сейчас принадлежит только мне. Мне.
Хакс даже не пытается дотянуться до собственного члена. Ему достаточно почувствовать, с какой силой вжимается в него Кайло, как обильно и горячо изливается в него. Хакс забрызгивает простыни и ладонь Кайло, всё же накрывающую его головку, и полностью растворяется в нахлынувших на него ощущениях.
— Кайло… — он не знает, что сказать, когда они устраиваются на боку, и Кайло обнимает его со спины.
— Шшш, — Кайло прикусывает кожу на шее, оставляя небольшой тёмный засос. — Сноук велел отдохнуть, помнишь? Я присоединюсь к его просьбе: до того, как твоё присутствие понадобится Первому Ордену, я бы хотел посмотреть, как именно ты развлекаешься с моим мечом.
— После случившегося меня совсем не тянет к нему.
— Не отвертишься, — хмыкает Кайло, поглаживая его бедро. — Я всё ещё помню о том, что ты хочешь в себе нас обоих, и не смею отказать тебе в таком удовольствии.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи