Между небом и землей +130

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездный путь (Стар Трек), Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек) (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс Т. Кирк, Спок, Джеймс «Джим» Tиберий Кирк, Спок
Пэйринг:
Кирк/Спок
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Солнце в звездной системе капитана Кирка засветило чуть сильнее и стало греть чуть жарче.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
6 января 2016, 00:08
Боль во всем теле, жар, замедление пульса, сбитое дыхание, вздохи становившиеся все реже. Но он смотрит, не отводит глаз от того, кто стал Солнцем его звездной системы.
Спок, ты самое лучшее, что я мог увидеть перед смертью, подумал капитан звездолета Энтерпрайз, погружаясь во тьму.
Джим открывает глаза, перед ним темный простор космоса, обсыпанный кое-где звездами и планетами. Тишина. Он вздыхает полной грудью и оглядывается, удивляясь, что может дышать и без специального костюма, что вообще может дышать. Где-то недалеко светится яркое солнце, окруженное несколькими планетами. В голове пусто, ни единой мысли и от этого на душе спокойно. Кирк еще раз осматривается вокруг, желая понять, где он, найти какой-либо ориентир.
– Не думал, что так скоро встречу тебя.
Джим дергается от неожиданности, от узнаваемости этого голоса, опускает взгляд и замирает. Перед ним сидит Кристофер Пайк, он улыбается, глаза его светятся. Он будто помолодел. Морщины есть только в уголках глаз и то, когда тот улыбается, волосы его обрели насыщенный цвет, потеряли седину и Кирк мог поспорить, что нога у него совершенно здорова. Удивление и радость. Что-то будто надавливает ему на грудь, туда, где находится сердце, и тяжело и приятно… Он вновь увидел Пайка вроде живого и здорового, по сердцу разлилось приятное чувство. Умиротворение и чувство безопасности.
Джим неожиданно понимает, что они находятся на одной из гондол Энтерпрайз, корабль дрейфует. Его брови слегка приподнимаются, ведь секунду назад тут не было ничего. До Кирка медленно начинает доходить.
– Я умер, да?
– Еще нет. Раз ты здесь, то нет.
Капитан невесело усмехается, подходя ближе к Пайку.
– А где я?
– Это трудно объяснить, Джим.
Молчание. Пайк разглядывает звезды с детским интересом, а Кирк разглядывает его, параллельно пытаясь вспомнить, что же было до того как он очутился... Непонятно где. Необъяснимая пустота в голове начинает бесить. Он не мог забыть. Ведь случилось что-то важное!
Хлоп! Озарение. В мозгу галопом проносятся прошедшие события. Нибиру. Нож в спину от Спока. Потеря Энтерпрайз. Джон Харрисон. Смерть Пайка, что сейчас сидит перед ним. Желание мести. Поломка варп-ядра. Кронос. Поимка Джона. Человек в торпеде. Хан. Координаты 23.17.46.11. Адмирал Маркус. Его ошибка. Угроза всему кораблю Скотти. Типичное несогласие Спока Космический мусор Люк «с воробьиный клюв». Захват корабля Маркуса. Противостояние Хану. Серьезная поломка Энтерпрайз. Варп-ядро. Дикая боль. И все, дальше тьма.
Хан остался на корабле адмирала и наверняка уничтожил Энтерпрайз, весь экипаж, всех кто был ему дорог, его семью.
– Я снова всех подвел, снова нарушил кучу директив, правил, - Джим качает головой, болезненно хмурясь, - я упустил Хана и погубил собственный экипаж.
– Ты спас свой экипаж и корабль, а Хан сейчас, наверняка, пойман.
Кирк никак не реагирует на его слова, лишь опускается рядом с адмиралом на гондолу. В ушах стоит гул, сердце будто делает ускорение. Там был его экипаж, его друзья...
– Ты спас их, Джим, и ты знаешь это, - уже с нажимом произносит Пайк.
Нахмурившись еще сильнее, капитан посмотрел на адмирала, отчаянно напрягая мозги. Спок. Судорожный выдох.
– Вспомнил? – вновь улыбаясь, спросил Кристофер.
Джим вспомнил. Вспомнил их со Споком последний разговор о том, что Энтерпрайз спасен, вспомнил стекло между ними, слезы вулканца, боль в сердце не из-за радиации, а из-за коммандера. Из-за того, что не успел сказать ему кучу вещей, которые не решался произнести до этого момента.
"Потому что ты мой друг"
Потому что я люблю тебя. Поэтому я вернулся за тобой, поэтому спас! И всегда бы спасал, защищал! Ты нужен мне, важен!
Джим борется с желанием рассказать Пайку обо всем, сердце нестерпимо ноет, а тот, будто прочитав его мысли, говорит, что все знает.
– Неужели я его больше не увижу?
Адмирал ничего не говорит, просто смотрит перед собой.
– Почему я тут?
– Твоя судьба сейчас решается.
– Но вы... Вы же умерли, - с горечью произносит Джим, на какое-то мгновение он забыл об этом.
– Я тут, чтобы скрасить твое ожидание.
Скрасить ожидание? Кирк подается вперед, утыкаясь лбом в крепкое плечо, закрывая глаза, гоня картинку мертвого человека, который за последние годы стал ему почти отцом. Пайк потеребил его за волосы. Этот жест отчасти успокоил Джима.
– Мне так... - капитан остановился так же неожиданно, как и начал.
– Служба в Звездном Флоте это всегда риск. Опасность поджидает тебя всегда и везде, но где-то ее четко видно, а где-то она скрывается. Моя появилась неожиданно, твоя была отчетливо видна, но ты пошел ей навстречу и теперь тут.
Энтерпрайз под ними едва шелохнулась и Джим, отстранившись, огляделся. Чуть поодаль корабля, звезда стала превращаться в сверхновую, и если бы Кирк не знал, что почти мертв, то, наверное, испугался за себя, Пайка и Энтерпрайз. Но сейчас бояться нечего и он смотрит на это прекрасное, завораживающее и все же пугающее зрелище. Ударная волна вновь колыхнула корабль.
– Я боялся, что вы со Споком не поладите. Тогда, когда было принято решение назначить тебя на пост капитана, Спок захотел перевестись. Он положительно высказался о тебе, но решил, что продолжать службу на Энтерпрайзе он не будет, ссылаясь на нехватку служащих на других кораблях. Я стал уговаривать его. Я сказал, что на Энтерпрайзе нужен тот, кто будет держать этот молодняк под контролем, - Пайк коротко посмеялся, - а он ответил «Я считаю, что мистер Кирк вполне справится с этой задачей». Вы ведь действительно были молоды тогда, Чехову было всего 17! Вы еще не закончили 3 курс академии, а уже стали командой, действующим составом звездолета. Я волновался и поэтому хотел, чтобы среди вас был тот, кто смог бы усмирить твой пыл, именно твой, потому что ты зажигаешь остальных. Ты - неконтролируемый огонь, готовый вспыхнуть сильней от новой порции кислорода, а Спок - прохладная, тягучая вода, которая охлаждается при любой попытке нарушить правила или попытки пойти против течения логики. И ведь в начале у вас были конфликты, но потом он стал много значить для тебя. Я, конечно, не думал, что ты начнешь испытывать к нему какие-то чувства, заходящие за рамки дружеских… - Пайк усмехается, переводя взгляд сияющих глаз на Кирка.
Джим чуть смущается и удивленно смотрит на адмирала, тот с улыбкой переводит глаза на звезды.
– И он все же согласился остаться.
– Да, я очень благодарен ему. Споку трудно. Ему всегда было трудно, но рядом с тобой стало еще трудней.
– Он действительно стал дорог мне.
– А ты ему.
Джим ничего не ответил, поднимая голову, смотря на ближайшую звезду, в голове медленно проносятся моменты из жизни связанные со Споком.
– Если я все-таки умру, он станет хорошим капитаном, Энтерпрайз починят, раненых подлатают, и они вновь отправятся в путь. А я останусь тут с вами, - грустная улыбка расползается по лицу Кирка, - Я не сказал Споку, что он дорог мне, не сказал напрямую, а он, этот чертов вулканец, не понимает намеков!
Кристофер усмехается, кладя руку Джиму на плечо.
– Я уверен, что ты не останешься тут со мной, а значит, у тебя будет шанс сказать ему об этом. Сейчас, после такого мрака в ваших жизнях, все станет светлей. С каждым днем все будет налаживаться. Я уверен, - Пайк одарил Кирка лучезарной улыбкой и стал подниматься с гондолы. Джим встал вслед за ним, оглядываясь.
– Тебе пора, - с легкой улыбкой произнес Кристофер. Джим непонимающе склонил голову. Адмирал подошел чуть ближе к Кирку и неожиданно толкнул того в грудь, выбив тем самым весь кислород из легких. Капитан не удержал равновесия и полетел с гондолы вниз, во тьму, к звездам.
– Твой отец гордился бы тобой. Удачи, - долетело до него.
Резкий вздох, Джим распахивает глаза и моргает от режущего белого света. Еще пару раз глубоко вздохнув, он замечет Боунса. Значит он в лазарете, значит он жив.
– Не нужно этой милой драматичности. Ты и умереть-то не успел. Скорее это последствия переливания крови, ты две недели пролежал без сознания.
– Переливание крови?
– Ты получил сильную дозу радиации, у нас не было выхода.
– Хан, - Джим сразу вспомнил слова Пайка о том, что Хан пойман.
– После его поимки я синтезировал сыворотку из его супер крови. Скажи честно, нет желания кого-нибудь убить? Склонности к деспотизму?
Джим слегка улыбается. Боунс, такой Боунс.
– Не больше чем обычно. А как ты его поймал?
– Это не я.
Брови доктора сделали пируэт, и он отошел в сторону. За его спиной, почти у стены, стоял Спок. Вулканец медленным шагом подошел к постели. Джим улыбнулся ему и облегченно вздохнул.
– Ты спас мне жизнь.
– Мы с Ухурой в этом тоже немного поучаствовали.
Кирк покосился на Леонарда, ничего тому не отвечая.
– А вы спасли жизнь мне, капитан, и всему эки…
– Спок, послушай, – он не мог слышать эти официальные нотки в голосе коммандера, будто они сейчас на мостике, - спасибо.
– Пожалуйста, Джим.
О, эти моменты, когда они смотрели друг другу в глаза. Кирк их просто обожал, он уже успел соскучиться по ним, по чувству что расплывалось внутри. В такие мгновения он видел не холодный и равнодушный взгляд вулканца, он видел снисходительность, теплоту, которая переворачивала все внутри.
Леонард, заметив эти гляделки, закатывает глаза, еще раз смотрит на показатели капитана и уходит.
– Я оставляю вас одних, но, Спок, бога ради, не торчи здесь долго, ему надо отдыхать.
– Хорошо, доктор, - не оборачиваясь, произносит коммандер, а Джим театрально закатывает глаза, прикладывая руку к груди.
Дверь с тихим шипением закрывается, Кирк жестом просит присесть вулканца к нему на край кровати, тот приподняв бровь, все-таки подчиняется.
– Ты не представляешь, кого я видел, пока был там, между небом и землей – Начинает говорить капитан, с горящими глазами.
Спок склонил голову, показывая свою заинтересованность.
– Пайка, - произносит Джим почти шепотом, будто это секрет, улыбаясь, - и он сказал, что теперь все будет хорошо. У всех нас.
– Простите, капитан...
– Я знаю, что ты скажешь. Но это было так. Он был живой и говорил со мной, он был осязаем, он помог мне вспомнить все, что произошло. Помог понять. Понять как дорог мне мой экипаж, мои друзья. Как дорог мне ты… Я чуть было не потерял самое дорогое…
Кирк чуть приподнимается, накрывая своей рукой руку вулканца. Брови Спока слегка дергаются, и он опускает взгляд на их руки. Джим медленно сплетает их пальцы, не встречая сопротивления. Он может поспорить, что коммандер задержал дыхание.
– Я боялся, что больше не увижу тебя, не услышу твоего голоса и речей про нелогичность, иррациональность и прочее. Боялся, что ты не узнаешь, что на самом деле творится внутри, - Джим закрывает глаза и качает головой, все это звучит как признание и видеть сейчас лицо старшего помощника, просто нет сил, вернее, ему просто страшно видеть его.
Дверь в палату отъезжает в сторону, оба синхронно вздрагивают.
– Спок, я же сказал - недолго, вот нормализуется его здоровье, и делай что хочешь, - Боунс еще что-то пробубнил про этих чертовых вулканцев, скрываясь за дверью на окрик одной из медсестер. Кирк сидел с все еще закрытыми глазами, он почувствовал как Спок встает, медленно расцепляя их пальцы.
Возможно, все это было зря, думает капитан. А потом вздрагивает от прикосновения теплых губ до своего лба и нежных длинных пальцах в волосах. Распахивает глаза видя ворот формы Спока, вдыхая полной грудью и ощущая приятный запах, который ранее не чувствовал, потому что не был так близко. Вулканец отстраняется, убирая руки за спину.
– Вам действительно нужно отдыхать, надеюсь, вы прислушаетесь к рекомендациям и наставлениям доктора МакКоя.
Кирк не может сдержать широкой улыбки. Он укладывается поудобней, смотря светящимися глазами на коммандера.
– Я буду слушаться его, раз ты этого хочешь.
Глаза коммандера блеснули, взгляд смягчился. Солнце в звездной системе капитана Кирка засветило чуть сильнее и стало греть чуть жарче.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.