Как Мастер и Доктор ловили осень

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Доктор Кто

Основные персонажи:
Десятый Доктор, Мастер (Симм)
Пэйринг:
Мастер, Доктор
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от AlinaTARDIS
«Осеннее сине-красное спасибо:)» от Квантовый самоубийца
Описание:
Сказка про Мастера и Доктора.

Посвящение:
for Tarry

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фик написан в подарок ко дню рождения прекрасного человека и вдохновлен историями про Ежика и Медвежонка волшебника Сергея Козлова.
19 сентября 2012, 19:43
Всё вокруг было непонятно: деревья стояли зелёные, жёлтых листьев было ещё совсем мало, и всё равно — за каждым стволом сидела осень.
© Сергей Козлов



Лето на Галлифрее было очень длинное, как целый земной год, но оно всем нравилось и никому не надоедало.
Оба солнца светили летом весело, но никого не кусали жарой за носы и щеки, луна Пазити сияла по ночам, как начищенный медяк, рыбы в прудах и озерах пели самые лучшие песни, и не какой-нибудь там “Тирлим-бом-бом”, а с настоящими словами. Листья на деревьях сверкали чистым серебром, а в полях росли цветы всех оттенков синего, потому что синий на красном это красиво.
Словом, летом было очень хорошо, и расставаться с ним никому не хотелось.
Но все-таки однажды зарядил дождь, мелкий и противный поначалу, а потом шумный и сердитый, как гневная речь преподавателя, отчитывающего нерадивого ученика.
К вечеру стало холодно, а утром на улице уже нахально разгуливал сырой ветер, и Мастер тут же принялся громко чихать, жалуясь на простуду и на то, что у него нет теплых вещей.
- У тебя есть целая гардеробная, набитая одеждой, а ты всё недоволен, - укорил его Доктор, на что Мастер чихнул прямо на него и даже хотел показать язык, но потом решил, что это как-то несолидно для повелителя Всего, каким ему хотелось себя считать.
- Давай лучше поймаем осень и запрем её где-нибудь, - сказал он. – После этого сразу поймаем зиму, она ведь тоже обязательно притащится. И тогда сразу же опять наступит лето, и ты сможешь снова надеть свою ужасную гавайскую рубашку.
- Как же мы их поймаем? – удивился Доктор. – Они же, как это сказать? Невещественные.
Мастер закатил глаза, так он делал каждый раз, когда хотел подчеркнуть своё мнение о том, что Доктор – очень глупый.
- Ну, ты посмотри по сторонам! – воскликнул он. – Разве не видишь, что осень везде тут сидит?!
И верно, осень была уже почти повсюду. Посмеивалась ветром, шумела дождем, хлюпала под ногами лужами и готовила специальную палочку для того, чтобы отрясать с деревьев листву, когда та ослабеет.
Доктор волновался:
- А не создадим ли мы тем самым временной парадокс, перепутав времена года?
- Мы не будем ничего путать, - сказал Мастер раздраженно. – Мы просто устраним некоторые элементы из уравнения.
- Тогда в нём останутся дырки.
- Тогда оно будет решаться проще.
- Нет, дырки!
- Нет, проще!
- Дырки!
- Проще!
- Дырки!
- Апчхи!
Так они и спорили до самого обеда, и, наконец, Доктор согласился, чтобы утихомирить Мастера. Кроме того, ему действительно хотелось снова поскорее надеть свою любимую гавайскую рубашку и повязать к ней гавайский галстук. Мастер неизменно критиковал этот наряд, но Доктор от этого лишь отмахивался, говоря, что не желает слушать советы того, у кого в шкафу висит двадцать пять одинаковых черных костюмов и покоятся пирамиды неразличимых между собой белых рубашек.
- Хорошо, будь по-твоему, - махнул он рукой. – Значит, нам нужно сделать ловушку для осени.
- И загнать её туда, - сказал Мастер с предвкушением. – Ты будешь ловить, а я буду загонять.
- Чем это?
Мастер призадумался и предположил:
- Можно построить специальную загонялку.
Доктор закатил глаза, так он делал всегда, когда в очередной раз убеждался, что Мастер – очень глупый. Они вообще половину времени, что проводили вдвоем, ходили с закатанными глазами, регулярно натыкаясь на фонарные столбы, а ещё чаще друг на друга, сталкиваясь лбами и невольно читая чужие мысли. Мастер тогда начинал гневно требовать, чтобы Доктор свои дурацкие, никому неинтересные мысли блокировал, а Доктор возмущенно требовал, чтобы тот в его мысли не подглядывал, на что Мастер отвечал, что в голове у Доктора так пусто, что, даже если туда и забредет какая-нибудь случайная мыслишка, то всё равно надолго не задержится, так что и глядеть там не на что. Словом, ругались и спорили они постоянно, и постепенно так к этому привыкли, что когда один случайно соглашался с другим, тот спешил поменять свое мнение, чтобы опять было, о чем спорить.
Сейчас, почесав свой ушибленный лоб, Мастер выдвинул новое предложение по поимке осени:
- Загонять её я буду громкими звуками.
- Какими?
- Барабанным боем, конечно!
- Лучше флейтой, - сказал Доктор, чтобы поспорить, - это более мирно, а мы не хотим причинить ей вреда и запрем в комфортабельных условиях.
- Причем здесь флейта? Это же не змея. Потом флейта тихая, она не создаст нужный уровень шума.
- Ну, если на ней будешь играть ты, - ухмыльнулся Доктор.
Мастер достал из кармана свою лазерную отвертку и треснул Доктора по голове.
- Ай, это же больно! – возмутился тот, потирая набухающую на глазах шишку.
- В этом весь и смысл, - объяснил Мастер. – А теперь пойдем. Ты будешь делать ловушку для осени, а я буду руководить процессом, потому что, конечно, без меня ты всё напутаешь и сделаешь неправильно.
- Это ты вечно без меня всё путаешь и делаешь неправильно.
- Нет, ты без меня!
- Нет, ты!
- Апчхи!
Продолжая переругиваться, они отправились в ТАРДИС, где до глубокого вечера ссорились, трудясь над ловушкой.
Ловушка получилась прекрасная, темпорально непарадоксальная, и вся в мигающих, как рождественская гирлянда, разноцветных кнопках.
Умаявшись, перепачканные, всклокоченные и со съехавшими набок галстуками, Тайм Лорды отправились на кухню.
- Я ужасно устал, - сказал Мастер утомленно, устраиваясь поудобнее на стуле, - сделай мне чаю.
- Я устал не меньше, - возразил Доктор, и это была чистая правда, - Почему это я должен делать тебе чай?
- Потому что я ещё и болею! Я простужен вдрызг, – вспомнил Мастер и тут же начал демонстративно чихать и кашлять.
Протяжно вздохнув, Доктор занялся чаем, едва не скрипя зубами с досады.
- Заодно сделай мне и сэндвичи, - распорядился Мастер.
- Это уже слишком! - взбунтовался Доктор. - Сам сделай себе еды.
- Держишь меня в плену и моришь голодом? Я пожалуюсь на тебя в Прокламацию Теней!
- Интересно, почему ты вспоминаешь про плен только тогда, когда дело доходит до хозяйственных забот?
Но Мастер загадочно промолчал, и эта тайна так и осталась нераскрытой.
Доктор водрузил на стол чайник, поставил чашки, банку с медом и вазочку с вареньем.
- Угощайся, о, самый больной в мире Мастер, - сказал он язвительно.
- Спасибо, - сказал Мастер ещё язвительнее.
Чемпионат по язвительности был прерван тем, что в консольной комнате ТАРДИС затренькал телефон, и Доктор кинулся туда, чтобы ответить на звонок.
- Сделай сэндвичи! – бросил он на ходу. – И для меня тоже, я очень проголодался.
- Не мои проблемы! – крикнул Мастер ему вслед, но всё-таки поднялся с места и неохотно принялся сооружать бутерброды, сделав многоэтажный, со всевозможными начинками, для себя и очень маленький для Доктора – тонкий ломтик ветчины, сплющенный между двумя кусочками хлеба.
Доктор почему-то не возвращался довольно долго. Мастер успел уничтожить свой сэндвич, воображая его планетой Земля, и заскучал. Он решил отправиться подслушать, с кем это там болтает Доктор. Но, когда он на цыпочках прокрался в консольную комнату, выяснилось, что там пусто.
Удивившись, он вернулся обратно на кухню, где сотворил себе ещё один сэндвич, подлил чаю и принялся мысленно разрабатывать план завоевания какой-нибудь галактики, чтобы скоротать время, пока не придет Доктор, и можно будет опять начать с ним спорить.
Наконец, он заслышал шаги и сразу же сделал вид, что полностью погружен в свои мысли, чтобы Доктор случайно не подумал, будто его кто-то тут ожидал.
- И пятьсот тысяч ракет с конвертерами черной дыры, - пробормотал Мастер вслух, словно совершенно не замечая появления Доктора, как вдруг почувствовал, как его окутывает что-то теплое и колючее.
- Этой мой шарф, который я носил в четвертой регенерации, - услышал он. - Может, помнишь.
Мастер помнил.
Доктор в той регенерации так любил этот шарф, что даже наотрез отказывался давать его кому-нибудь померить. Мастеру, конечно, от этого ещё больше хотелось познакомиться с шарфом, поэтому он норовил всё время прижаться к Доктору поближе. А тут вдруг такой неожиданный и заботливый подарок, это было подозрительно.
- С чего это ты мне подсовываешь свое старье? – спросил Мастер ворчливо. – Наверняка потому, что он тебе давным-давно надоел, да?
- Ты вообще-то жаловался на холод и отсутствие теплых вещей. Если не надо, то я могу и забрать, - обиделся Доктор.
Мастер окончательно растерялся.
Он хотел сказать, что ему не надо, и хотел оставить шарф. Принять решение было трудно.
- Спасибо, - буркнул он всё-таки в свою чашку и сосредоточился на ней, чувствуя, как приятно греет горло шерстяной шарф.
- Пожалуйста, - сказал Доктор сдержанно.
Остаток ужина прошел в молчании, неловком и вязком, как мокрый песок.
Было уже поздно, и Доктор, широко зевнув, сказал, что ловить осень они пойдут завтра.
- Нет, мы пойдем прямо сейчас, - немедленно заспорил Мастер, зевнув ещё шире.
- Ты же болен, значит, тебе нужно лечь в постель.
- Я очень болен, - согласился Мастер, - но даже в этом состоянии я бодрее тебя.
- Это что, соревнование по бодрости? – фыркнул Доктор.
- Это всегда соревнование, – сказал Мастер наставительно, - не одно, так другое.
- Это очень глупое и детское отношение, но так и быть, пойдем, чтобы ты убедился, что я намного бодрее тебя.
- Ты очень наивен, мой дорогой Доктор, если думаешь, что это так, - Мастер постарался оставить последнее слово за собой и поднялся из-за стола.
- Вымой свою чашку, - велел ему Доктор. – Тебе пора начать заниматься общественно-полезным трудом, чтобы перевоспитываться.
- Зачем мне перевоспитываться? – удивился Мастер.
- Мне надоело одному постоянно мыть посуду, это несправедливо.
- Жизнь вообще штука суровая.
- Оставь эту демагогию и вымой чашку!
- Ты очень наивен, мой дорогой Доктор, если воображаешь, что можешь меня заставить! – и Мастер для убедительности разразился зловещим хохотом. – Кроме того, я болею, и мне нельзя перетруждаться.
- Ты же только что хвастался своей бодростью, - напомнил ему Доктор ехидно.
На это Мастеру было нечего возразить, и он с неохотой сполоснул чашку под струёй воды в раковине, а Доктор домыл оставшуюся посуду.
После этого они захватили свежесконструированную ловушку, вышли из ТАРДИС и обомлели.
Осень наступает на Галлифрее очень быстро, не успеешь оглянуться.
За то время, что Тайм Лорды не были на улице, она проявилась везде. Серебристые листья покрылись позолотой, красная трава в полях стала бронзовой, и в ней зацвели новые осенние цветы – фиолетовые, лиловые и лавандовые, потому что это красиво на таком фоне.
Дождь давно прошел, земля высохла, воздух был прохладный, свежий и прозрачный, как только что вымытое оконное стекло.
Луна Пазити важно висела на горизонте тяжелым медным шаром, а в казавшемся сейчас пурпурным небе были разбросаны мириады мерцающих звезд, перемигивающихся между собой, как будто передавали приветы с помощью азбуки Морзе.
- Может быть, не будем ловить осень сегодня? – предложил Доктор, восторженно оглядываясь вокруг.
Мастер подумал и решил на этот раз с ним не спорить.
- Ладно, не будем, - сказал он, - в конце концов, это можно сделать в какой-нибудь другой день.
- Тогда я предлагаю пойти сейчас гулять, если ты нормально себя чувствуешь.
- А как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, а что?
- Так вот, я себя чувствую ещё лучше тебя! – заявил Мастер и зашагал первым, с удовольствием кутаясь в теплый шарф.
Чтобы доказать, что чувствует себя лучше Доктора, он пошел так быстро, что тот догнал его только у реки, от которой уже немного тянуло сыростью. В темной воде, будто в отполированном зеркале, отражался небесный свод в сверкающих созвездиях, и Тайм Лорды остановились, чтобы получше рассмотреть оба неба.
- Кстати, кто это тебе звонил вечером? – поинтересовался Мастер очень равнодушным тоном.
- Это была моя подруга Донна, - ответил Доктор.
- Что ещё за Донна? – спросил Мастер ревниво. – Не знаю такую, но в твоих земных девицах немудрено и запутаться.
- Я её тоже пока не знаю, она звонила из моего будущего. Приглашала к себе на свадьбу.
- И что, собираешься пойти?
- Почему бы и нет? На свадьбах обычно бывает весело.
- Что веселого в свадьбах? Там даже почти никогда ничего не взрывается.
- Уж я надеюсь!
- Ну, и отправляйся тогда на свою дурацкую свадьбу! – надулся Мастер.
- Вообще-то я предупредил, что буду не один, - сказал Доктор осторожно.
- А с кем это? – спросил Мастер так равнодушно, как только сумел.
- А как ты думаешь? – подмигнул ему Доктор.
- Я обдумаю твое предложение, - произнес Мастер церемонно.
- Обдумай-обдумай, - сказал Доктор и, не сдержавшись, захихикал.
Мастер полез в карман за своей лазерной отверткой, но в этот раз Доктор успел увернуться и тут же начал размышлять вслух о том, какой подарок лучше сделать молодоженам.
- Подарок буду выбирать я, - заявил Мастер, - у тебя ведь совершенно нет вкуса.
- А у тебя есть? Ты же наверняка захочешь подарить им бомбу в праздничной упаковке, повязанной бантом.
- Бомба это очень полезная вещь! С ней можно сделать массу всего.
- Например?
- Например, взорвать её, чтобы свадьба была веселой и запоминающейся. Представь себе только: шум, гам, бах-та-ра-рах! Это же, как фейерверк, только громче. А что громче, то и лучше.
- Никаких бомб, - запретил Доктор решительно. – Подарим им лучше кофеварку.
- О, как оригинально, - заметил Мастер саркастически. – Желаем вам прокофеварить вашу долгую и счастливую жизнь!
- А что тут плохого?
- А что хорошего? Скучно ведь.
- Это не скучно, это другое, - Доктор задумался. – В общем, все живы. Это ведь самое главное.
- Ну, не знаю, - сказал Мастер с сомнением, у него всегда были другие приоритеты.
Тут он заметил, что Доктор немного ёжится на прохладном ветру, копошившемся у реки.
Самому Мастеру было тепло и уютно благодаря шарфу.
- Пойдем, - сказал он и как бы невзначай взял Доктора за руку, - а то ещё замерзнешь и заболеешь. А ты ведь гораздо слабее меня, и наверняка очень плохо перенесешь простуду.
- Наверняка, - сказал Доктор, пряча улыбку, и легонько сжал ладонь Мастера.
С неба, весело бултыхнувшись, прямо в речку упала звезда.
Они загадали желания, не ссорившиеся между собой, и пошли обратно к ТАРДИС, шурша под ногами первыми опавшими листьями.

Конец