Чужие Книги +28

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Жанры:
Мистика, Психология, Философия
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чтобы увидеть чужую душу, тебе самому требуется душа. Чтобы увидеть магию, ты должен в неё поверить.

Посвящение:
Этот рассказ пришёл ко мне недавно ночью, и мне хотелось бы сделать его несколько запоздавшим подарком на день рождения для **maybe illusion**.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу поблагодарить своего первого слушателя и вдохновителя, Данила. Если бы не он, и если бы не книга Джонатана Страуда с автографом, которую я нашла в магазинчике подержанных книг, этого рассказа бы не было.
9 января 2016, 16:50
Всякий раз, когда звонит дверной колокольчик, Сара весёлым голосом провозглашает:

— Добро пожаловать! Любая книга — два фунта! Шесть книг — восемь фунтов!

— Я хочу продать несколько книг.

Девушка подняла голову и увидела его — старика с белыми седыми волосами и дрожащими руками. В них он держал мешок, одет был бедно. От него несёт немытым телом, и Саре хочется наморщить носик, но она сдерживается, потому что это — неуважение.

— Мне нужно позвать хозяина, — говорит она. Может, тот вышвырнет нежеланного посетителя.

— Скажите ему, что книги — магические, — попросил тот.

— Конечно, — отвечает она, но нет в её голосе доверия.

Сара покинула стойку и скрылась в подсобке.

Хозяин нечасто бывал в лавке, но сегодня явился на ежемесячную проверку. Когда Сара увидела его, он как раз перебирал книги, иногда поднося некоторые из них к уху и вслушиваясь, будто бы это были морские раковины.

— Там посетитель, — начала девушка, — говорит, что принёс волшебные книги.

Она могла бы поклясться, что в глазах хозяина что-то мелькнуло, но внешне тот был абсолютно спокоен.

— Идём, посмотрим, — ответил он.

Старик, за то время, пока их не было, успел выложить на прилавок три книги из своего мешка.

Хозяин пригладил свои тёмные волосы непринуждённым движением и подал старику руку. Тот неуверенно подал её — видно, что ему неуютно находиться рядом с молодым мужчиной, от того по помещению будто распространялись волны достатка и самоуверенности.

— Давайте посмотрим на ваши книги, — он потёр руки, то ли от предвкушения, то ли пытаясь стереть с них запах старца. — Что тут у нас?

— «Вечно синий», «Серебряный закат», «Вариации Хаоса».

Хозяин брал в руки каждую книгу, листал, а на лице его постепенно вырисовывалась едва скрываемая алчность. Спустя несколько минут изучений он удовлетворённо кивнул.

— Я дам вам за них фунт.

— Фунт? Они стоят гораздо больше.

— Но никто не даст вам за них больше фунта. Соглашайтесь. Сейчас уже такое не читают — книги старые, сложные, со вставками на французском, слишком заумные. Будет очень сложно продать их.

Старик закусил узкую губу.

— Они магические.

Хозяин отвёл взгляд от пыльной обложки «Серебряного заката».

— Простите?

— В каждой книге заключена её собственная душа. Эти книги могут показывать то, что в них написано. То, что вы читаете.

— Показывать? — хозяин нахмурился. — Они — демоны?

— Нет. Это… как это называется? То, что сейчас любят люди? Фильмы? Да. Это словно фильм. Но с запахами. С чувствами. Иногда читать такие книги больно, иногда — сладостно. И всякий раз, когда видишь, когда ощущаешь, это захватывает…

— Фунта хватит? — старика прервали. Сара укоризненно смотрела на него. Наверняка он и посетителей отпугивает! Что за глупость! Книга не должна ничего показывать. Она лишь источник новой информации. Лишь обучение. Всё остальное — чушь для мечтателей.

Старик зашёлся кашлем.

— Если это правда, — медленно начал хозяин, — я заплачу вам гораздо больше. Но есть условие — я должен увидеть своими глазами. Саму магию. Она точно работает? Я слышал о таком, но не…

— Вы это серьёзно? .. — буркнула Сара, но слишком тихо, чтобы быть услышанной.

— Да. Они — настоящие.

— И они всегда будут работать?

— Да. Главное — не храните их рядом с серебром, вся магия рассеивается от одного соприкосновения с ним. Душа книги уходит.

Хозяин кивнул.

— Я дам вам фунт. И испытаю их. Возвращайтесь завтра утром, если они действительно магические, я доплачу вам ещё двадцать фунтов.

***


Алмос мерил ногами комнату. За окном светало, и белый отражённый от свежевыпавшего ночью снега свет лился в окно. Всю ночь Алмос провёл за книгами — изучая, листая, читая, заучивая куски фраз, закрывая глаза, проговаривая вслух, пропевая, прокрикивая, выпаливая выученные наизусть целые абзацы, но книги не желали делиться с ним своим волшебством.

Мужчина с ненавистью смотрел на пыльные корешки раскиданных по дивану книг — ни одна не открыла ему свою магию, ни одна не забрала его в свой мир. Он взял одну из них и в сердцах бросил на стол — кому нужно это старьё? Они ведь унылые до ужаса, кто купит их!

Книга упала на стол форзацем, и в ту же секунду из неё взметнулось нечто, похожее на пламя, но не опаляющее, а будто яркий порыв ветра — сильный и резкий, взметнулось и исчезло, будто платок фокусника.

Алмос замер, не веря своим глазам. Книга наконец-то открылась ему! Неужели это начало чего-то большего? Может, ему стоило дольше сидеть за ними — эффект явился лишь к утру! Это значит…

Дрожащими руками он поднял книгу, и стон разочарования вырвался из его груди. Страницы были словно выжжены, ни слова не разобрать, а сама книга будто бы скукожилась и почернела. Алмос перевёл глаза на стол. В том месте, куда упала книга, лежал столовый прибор — маленькая серебряная ложечка. Алмос вспомнил о словах старика — серебро убивает магию в книгах.

Будто ребёнок, расширив глаза, он перевёл взгляд обратно на книгу.

Значит, магия в них есть.

Он взял «Серебряный закат» в одну руку, и ложечку — в другую.

Мягкий звук касания — и новый сполох, на этот раз сизый, взвился к потолку клубами дыма. И исчез. Вместе с буквами в книге.

Алмос рассмеялся. Это действительно магия!

***


— У вас есть ещё книги? — строго поинтересовался он у старика через пару часов — тот стоял рядом с магазином, дрожа в своей дырявой одежде.

Тот неуверенно кивнул.

— Несите все, — заявил Алмос. — Я плачу вам за них сто… нет, двести фунтов!

Старец просиял, и через несколько часов хозяин книжного магазина стоял над несколькими высокими стопками книг.

— Сара, отсчитай господину двести фунтов, — кинул он девушке кошель, и та ушла в подсобку считать.

Старик стоял рядом и ждал, но Алмос ждать не мог — он не терпел дождаться нового волшебства. Он достал из кармана ложечку и коснулся первой попавшейся книги. Бум! Искры!

Старик вздрогнул и обомлел.

— Что вы делаете! — воскликнул он.

— Молчите! — хозяин сверкнул на него глазами. — Теперь они мои, и я делаю с ними, что захочу!

— Но как вы не понимаете! Они живые! Зачем вы убиваете их!

— Убирайтесь! Сара! Быстро отдай ему деньги, и вели ему проваливать!

— Но…

— Ты сам виноват, старый дурак! Если так дорожил ими — зачем же продал? Потому что беден? Потому что нечего есть? Да ты свою никчёмную жизнь ценишь в сотни раз больше, чем их!

Алмос выхватил у подошедшей только девушки деньги, втиснул купюры в морщинистую ладонь старика и вытолкнул его на улицу, захлопнув за ним дверь.

— Закрой магазин, Сара! — велел он. — И задёрни шторы!

Изумлённая девушка кивнула, и заперла двери на замок, а Алмос с фанатичным блеском в глазах застыл над книгами.

— Уходи, — велел он работнице. — Иди домой. На сегодня ты свободна.

Сара повиновалась — что-то, что было в его глазах, испугало её. Она даже не собрала свои вещи — быстро метнулась на улицу через чёрный ход, и пока она бежала до дома, снежинки путались в её длинных волосах.

Алмос дрожал от предвкушения. Это невыносимое удовольствие, эта магия, он чувствовал, как она течёт по его венам, пульсирует с каждым приливом и отливом, кружится яркими образами в мозгу, вспыхивая и угасая.

Он крепко сжал в руке ложечку.

Магия только начинается.

***


Сара с трудом отперла дверь магазинчика — та вмёрзла, и к тому же порог занесло снегом.

Внутри было темно и тихо, в пыльном воздухе странно пахло гарью.

Девушка раздвинула тяжёлые шторы и распахнула окно, впуская в помещение морозный запах и зимний свет. Затем она прошла между шкафов с книгами, оглядываясь, боясь натолкнуться на Алмоса. Вчера тот показался ей абсолютно помешанным.

Но в магазине его не оказалось — девушка нашла лишь груду сгоревших книг рядом со стойкой. Будто бы хозяин обезумел и жёг их всю ночь.

Она вздохнула — нужно убрать бардак. Но взгляд её зацепился за книгу — та валялась чуть в стороне, её зелёная обложка была тронута лишь пылью. Сара подняла её, открыла на первой странице и прочла несколько первых строк.

Летний бриз пахнул ей в лицо ароматом полевых трав. Ветерок колыхал высокую шелковистую траву, цветы раскачивали своими головками. Голубое небо простиралось до конца холма, а за ним по песку плавно спускалось в морские волны.

На берегу лежал человек с обгоревшей кожей — головой в сторону моря, с протянутыми к нему руками.