Грех пополам +966

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M, Wu Yi Fan (кроссовер)

Основные персонажи:
Ву Ифань (Крис), Ким Чонин (Кай)
Пэйринг:
КайРис - Чонин (Кай)/Ифань (Крис)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Экшн (action), PWP, AU, Songfic, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Мини, 15 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«у меня КайРис головного мезга» от allenangy
«Незабываемые» от Uma Cont
«Very hot lovehate» от Leona83
«♥ Любимые!» от Vorteni
«Огонь!» от Magero
«Отличная работа! Дотла!» от Janin T
«они - это пожар в крови» от GSchw
«Perfect Showdown ♥» от Vengou
«Меня нет...» от Wallin
«♥» от Areum
... и еще 4 награды
Описание:
"Он опять забыл, что у Чонина всегда есть запасной план на все случаи жизни" (с)

Посвящение:
Они меня прикончат когда-нибудь, прощайте, пол-литра крови...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
на песню Allen&Lande - The Showdown
http://pleer.com/tracks/4644784GhsN (перевод текста авторский)
НФ чисто как антураж
КайРисы - https://ficbook.net/collections/4417146

Грех пополам

9 января 2016, 21:28



Грех пополам





Я не помню, как долго искал,
Хранил надежду на новую встречу.
Дай мне лишь шанс — молил я
И мечтал, что эта ночь придёт.

Ты думал, всё позади,
Что не увидишь меня вновь.
Стой, обернись!
Ведь это далеко не конец.




Три часа пополудни и семь метров до цели. Крис мог по праву гордиться собой. Он поправил перед зеркалом чёрную "бабочку", заодно "ослепив" камеры лазерным ключом, и скользнул к двери. Открыл бесшумно за две секунды, юркнул внутрь и устроился в кресле за столом.

Второй ящик снизу, пароль "каракатица". Выдвинув ящик, Крис возмущённо зашипел. На хрустальной подставке ни пылинки. Это означало лишь то, что его опередили. И опередили буквально на несколько минут.

Крис сверился с часами — до подхода охраны оставалось шесть минут с секундами. Пора убираться.

Он выскользнул из кабинета, раздражённо сдёрнул "бабочку" и отправил в ближайшую мусорную корзину. Сунув руки в карманы брюк, двинулся через зал, не обращая внимания на оклики шапочных знакомых. Стоило добраться до лифта поскорее и подняться в свой номер. И вот у лифта он невольно помедлил.

Увидел его со спины, но узнал сразу же.

Рослый, смуглый и в безупречно сидящем на гибком теле костюме. Красиво уложенные чуть волнистые тёмные волосы, белый воротник. Тонкий в поясе, широкоплечий и двигающийся с необыкновенной грацией. За два года стал только лучше, чем был.

Проклятый Ким Чонин!

Сразу стало ясно, кто же смог опередить Криса на несколько жалких минут.

Крис мрачно хмыкнул, подошёл к створкам лифта и остановился рядом. Чонин скользнул по нему безразличным взглядом, словно видел впервые и знать не знал. Скотина.

Крис не без труда сохранил на лице отпечаток ледяного спокойствия, зашёл в кабину лифта следом за Чонином и нажал на кнопку "тридцать пять". Именно на этом этаже находился его номер, и скрывать это от Чонина он не собирался. К тому же, Чонин наверняка нажал бы неверную кнопку, если бы Крис дал ему такую возможность. Этот бурый лис никогда не играл по-честному.

Они молча стояли перед сомкнутыми створками, пока лифт полз вверх.

Крис выдохнул, бросил ладонь Чонину на затылок и впечатал лицом в сомкнутые створки, чтобы тут же зашипеть от боли в колене — Чонин умудрился засветить ему носком ботинка под колено, а ботинки этот лис носил со стальными набойками. Сволочь!

Крис сложил левую ладонь в кулак и от души влепил Чонину в нос, подловив его на обманном движении. Чонин отлетел к стенке, но не растерялся. Крис поперхнулся, получив пяткой в горло, и сдавленно выругался. Вечно Чонин использовал свои длинные ноги не так, как следовало бы. Чонин ему ещё врезал ногой, а потом докинул коленом прямо по яйцам.

Крис рухнул вниз, сгорбился и прижал ладони лодочкой к пострадавшему сокровищу.

— С-с-сука... — выдавил он из себя и ощутимо прикусил язык, когда колено Чонина долбануло его в челюсть.

Створки разошлись, и Чонин рванул прочь из лифта. Как бы не так! Крис распластался на полу, но дотянулся ступнёй до лодыжки Чонина. Чонин загремел на ковёр и попытался огреть Криса ногой по голове. Крис ухватился за тонкие лодыжки — сразу обе, рывком вскинулся и поволок Чонина по коридору, разглаживая его спиной ковёр. Чонин яростно пытался высвободить ноги, но Крис держал цепко. Плечом толкнул дверь в номер, порадовавшись мимоходом, что не стал запирать её, когда уходил.

Крис втащил Чонина в номер, ухватился за лодыжки поудобнее, резко повернулся и отправил мерзавца полетать. Летал Чонин недолго — врубился в стеллажи у стенки и скомочился на полу, прикрыв голову руками от посыпавшейся с полок всякой всячины.

Крис запер дверь на магнитный ключ, закрепил его на поясе брюк и двинулся к Чонину. Недооценил и огрёб ногой в грудь, в результате чего полетал сам и сшиб стеллажи у противоположной стенки.

Через минуту они оба стояли на ногах и сверлили друг друга ненавидящими взглядами. У Чонина сбился на бок галстук, хлестала кровь из носа и рассечённой нижней губы, а костюм уже не выглядел безупречным и дорогим. У Криса медленно, но верно заплывал левый глаз, горел прикушенный язык и болезненно ныли яйца.

Оба прикинули шансы и ломанулись друг другу навстречу. Крис сразу же напоролся на коронную защиту Чонина, едва попытался влепить ему кулаком в челюсть. Тот высоко вскинул левое колено, и кулак Криса впилился в кость. Тут же всю руку пронзило болью. Чонин ещё щедро ему добавил пяткой в живот и сцепленными в замок руками по загривку. Крис повалился вперёд, постаравшись увлечь с собой и Чонина. Тяжело рухнул на него и довольно улыбнулся, различив сдавленный глухой стон. Вцепился левой рукой в шею, но гибкие мышцы тут же напряглись, из-за чего пальцы Криса бессильно скользнули по смуглой коже.

Чонин глухо зарычал, оскалив зубы, и долбанул кулаком в челюсть, попытался скинуть Криса, но не тут-то было. Крис надавил ему на шею предплечьем, чтобы придушить и угомонить слегка. Смотрел, как узловатые пальцы царапают ткань на рукаве, на приоткрытый рот. Слушал хриплое дыхание и продолжал давить предплечьем на шею. Потом взвыл, когда Чонин ухватился за большой палец и заломил его резким движением. Они перекатились по полу. Теперь сверху оказался Чонин, который тут же воспользовался этим, чтобы обрушить на Криса град быстрых ударов слева и справа. Мутузил кулаками от души, пока Крис не собрался с силами, не отцепил его от себя и не швырнул гада через голову — навстречу стенке.

Ухватив Чонина за плечо, подтянул ближе и снова придавил собой, поймал руки и прижал к полу. И припал к приоткрытому рту губами. Застонал от боли, когда Чонин цапнул его за нижнюю губу, прокусил до крови. Крис терпел и продолжал жадно целовать Чонина до тех пор, пока сильные пальцы не сжали волосы у него на затылке, а чувственные губы, разбитые отличным ударом, не ответили на поцелуй.

Под руками трещала ткань. Обрывки летели в разные стороны. Они жадно целовались, время от времени вспоминая о драке и вновь обмениваясь ударами.

Крис прижался подбородком к скуле Чонина и запустил руку под пояс брюк. Обхватил быстро тяжелеющий в ладони член и повернул голову, чтобы вновь поцеловать Чонина, слизнуть с нижней губы чужую кровь и собственную. И задохнуться от прикосновения горячей ладони к собственному члену.

Крис перевернулся на спину и увлёк за собой Чонина, крепко прижал к себе, потёрся губами о твёрдый подбородок с характерной ямочкой, выдающей ослиное упрямство Чонина. Нашарил пуговицу, молнию и сдёрнул с Чонина брюки к чёртовой матери, заодно позволив расправиться и с брюками собственными. Вновь прижал Чонина к себе, упиваясь жаром его тела.

Хриплое дыхание таяло в поцелуях, яростных и несдержанных. Их тянуло друг к другу с тем же пылом, с которым бросало недавно в драку. Крис провёл ладонями по узким бёдрам Чонина и прижался губами к изгибу шеи. Поцеловал, чтобы укусить после. До крови. Пометить. И с силой зажмурился, когда ему отплатили тем же — впились зубами в шею и с низким рычанием рванули. До острой боли. До боли, смешанной с неудержимым желанием.

Чонин прижался к нему всем телом и потёрся, оставив на животе влажные следы от проступившей на головке смазки. Их руки встретились между ними на уровне бёдер, пальцы переплелись, лаская сразу оба члена, сжимая крепко и оценивая длину. Крис поймал ладонь Чонина, притянул к лицу и провёл языком по коже раз, другой, пачкая слюной и собственные пальцы. Их влажные руки вновь скользнули к бёдрам. Чонин сжал зубами его нижнюю губу и влажными пальцами обхватил оба ствола. Крис бросил ладонь поверх его руки и толкнулся в кольцо из пальцев, чтобы ощутить острее, как их члены соприкасаются и трутся друг о друга. Свободной ладонью он проводил по сильной шее Чонина, размазывая по смуглой коже капли пота и крови, что сочилась из ранок, оставленных зубами Криса.

Быстрее, ещё быстрее. Они задыхались вместе, притираясь друг к другу, скользя нетерпеливо пальцами по бёдрам и членам, дразня друг друга и нагнетая возбуждение, откровенно прикасаясь в смелых ласках и не собираясь останавливаться.

Крис запрокинул голову и закусил губу, едва Чонин сжал в ладони его яички. И победно улыбнулся хриплому низкому стону, прозвучавшему в ответ на прикосновение большим пальцем к головке.

Они оба унялись лишь тогда, когда густые капли испачкали их ладони и бёдра. Неподвижно лежали, разрывая тишину неровным тяжёлым дыханием. Без сил после драки и сумасшедшего оргазма на двоих. И всё ещё тлеющие от ярости и ненависти.

— Отстану, если отдашь его мне... — шепнул Крис Чонину на ухо, всё ещё задыхаясь после недавних активных упражнений. Почти не лгал.

— Как только, так сразу, — огрызнулся Чонин и попытался ускользнуть. Крис рывком перевернулся, припечатав Чонина спиной к полу и придавив собой.

— Паскуда, это ты сбежал два года назад, а не я!

— Ну так теперь отсоси, малыш... — Чонин заткнулся от короткого удара левой, правда, ответил чем-то тяжёлым по башке. Сволочь!

Проваливаясь в беспамятство, Крис влепил себе мысленный подзатыльник. Он опять забыл, что у Чонина всегда есть запасной план на все случаи жизни.



— Майор Ву, вы провалили задание.

— Так точно, комиссар. Это больше не повторится.

— Майор Ким, как всегда, блестяще.

— Благодарю вас, комиссар.

— Новые задания уже готовы. Свободны.

Они вышли из кабинета комиссара, так и не взглянув друг на друга. Секретарь вручила каждому по конверту и покосилась на обоих с опаской.

— Советую почаще оглядываться, — тихо буркнул Крис, распечатывая свой конверт, пока Чонин шуршал бумагой рядом.

— Надеюсь, тебе понравилась камера на Канопусе. Личный досмотр — тоже. Подушечку под задницу надо?

— Урою, — тихо, но с чувством пообещал Крис, поморщившись при воспоминании о своём тесном знакомстве с полицией Канопуса и личном досмотре.

Первый полноценный анальный секс за два с лишним года получился с капитаном Ларсен, двухметровой датчанкой, и аппаратом "Спрут-40". Чонин мало того, что огрел его по башке тяжёлым, ещё и прицепил наручниками к кровати и заботливо вызвал полицию, сдав Криса как контрабандиста с контейнером в прямой кишке. Пока Криса мурыжили на допросах и личном досмотре, Чонин благополучно покинул пределы Канопуса и блестяще выполнил задание. Скотина.



Вот эта ночь!
Мы встретимся в полной темноте.
И ты поймёшь: есть лишь я и ты!
Вот этот бой!
Последняя битва расставит точки над "i",
Я всё сделаю правильно.
Ты готов говорить начистоту?
И карты раскрыть?




На Орионе Крис даже не стал напрягаться — знал, что опять попал в дубль-задание с Чонином, а раз так, то Чонин точно успел раньше и уже свистнул из хранилища секретный проект. Интересно только, куда сунул матрицу?

Крис глаз не спускал с торчавшего у барной стойки Чонина. Тот с рассеянным видом крутил в пальцах высокий бокал, но Крис мог поспорить на собственную голову, что вместо вина в бокале вишнёвый или гранатовый сок. Чонин никогда не пил алкогольные напитки.

Подведённые чёрным глаза остановились на Крисе, и он широко улыбнулся Чонину, продемонстрировав вскинутый в знак одобрения большой палец. Чонин выглядел изумительно в узких кожаных брюках и тонком свитере-сетке на голое тело. Спадавшая на лоб чёлка и подведённые глаза усиливали эффект. Жаркий, как пламя, и острый, как страсть. Крис не мог не любоваться им, хотя это не мешало ему просчитывать собственные ходы.

Чонину удалось ускользнуть от него, затерявшись в толпе, но Крис успел вычислить его номер. Сразу туда и рванул, воспользовавшись магнитным ключом обслуги. Застать врасплох не смог, конечно же. Бутылка с шампанским разлетелась в мелкие осколки, ударив в стену рядом с его головой.

Крис спрятался за подносом и закрыл дверь. В поднос врезалась нога. Вмятина на металле осталась нехилая. Отбросив поднос, Крис сдёрнул с каталки скатерть и швырнул в Чонина. Пока тот выпутывался из складок ткани, Крис ухватился за спинку стула и обрушил стул на Чонина.

Поймав за руку, толкнул к стене и попытался придушить, но Чонин ловко впечатал пятку ему в ступню и перехватил инициативу. Крис захрипел, когда сильные пальцы впились ему в горло. Сжал ладонями узкие бёдра, притянул к себе, поднял и с силой отшвырнул в сторону стола.

Под оглушительный грохот и звон разбившегося стекла Чонин откатился к окну и притих, вытянувшись на полу лицом вниз. Мышцы на плечах напряглись, когда он попытался приподняться. Лицо на миг исказилось от боли, и он упал обратно. Пальцы вцепились в ворс ковра и побелели. Сдвинув руки, Чонин вновь вцепился пальцами в ковёр и немного подтянулся. Левая нога осталась выпрямленной, правая — чуть согнутой в колене.

Чонин уткнулся лбом в пол, снова вцепился пальцами в ворс ковра и подтянулся на руках.

Крис тихо выругался себе под нос, быстро сообразив, что к чему. Без опаски подошёл ближе и остановился. Чонин вскинул голову и мрачно уставился на его ботинки, смотрел с минуту, потом отвернулся и остался лежать на полу.

— И чего ты ждёшь? — Голос у него был хриплый и срывающийся от боли.

Крис обошёл вокруг и опустился на колени, стиснув ногами бёдра Чонина. Руками осторожно провёл по спине, на пояснице помедлил и аккуратно пощупал.

— Очень больно?

Чонин промолчал, только сильнее вцепился пальцами в ворс ковра.

— Ноги чувствуешь?

— Нет...

Ясно. Крис принялся мягко разминать мышцы на пояснице. Он почти забыл об этой слабости Чонина, да и никогда не прибегал к такому способу в их схватках. Ему нравилось играть на равных, потому что победа за счёт слабости — это горько и невкусно. Наверное, Чонин неудачно ударился о стол, из-за чего старая травма напомнила о себе. И Крис терпеливо массировал его спину и поясницу, стремясь поскорее вернуть чувствительность и поставить Чонина на ноги. Чтобы продолжить.

Мучился, пока лицо не залил пот, тогда огладил ладонями вдоль позвоночника и медленно перевернул Чонина на спину.

— Лучше?

Чонин молча смотрел на него из-под полуопущенных густых ресниц. Черты лица заострились от боли, в уголке рта запеклась кровь, под глазами размазалась подводка. И Крис позволил себе проследить за розовым кончиком языка, что без спешки прошёлся по чётко очерченным чувственным губам. С вызовом прошёлся.

Ладно, этот умник сам нарвался.

Крис резким движением задрал свитер-сетку и обхватил губами почти чёрный сосок, укусил, оставив вокруг маленькие ранки — следы от зубов. Едва не схлопотал вазой по голове, но успел подставить руку. Отобрал вазу и отбросил подальше. Чонин попытался ускользнуть, но с его спиной и думать об этом не стоило. Крис крепко прижал его широкие плечи к ковру, ухватился за волосы и ударил затылком о пол. Чонин прикрыл глаза, бессильно уронив руку на ковёр. Сознание не потерял, но немного заблудился в реальности. Пока туман в его голове не рассеялся, Крис продолжил водить ладонями по гибкому телу. Жадно целовал гладкую кожу на животе и торопливо расстёгивал брюки. Добравшись до члена, обвёл языком головку и взял в рот с уверенностью, расслабил горло, чтобы впустить наливающийся твёрдостью ствол глубже.

Пальцы Чонина вцепились в ворс ковра под тихий низкий стон. Крис надавил ладонью на жёсткие мышцы живота, не позволив Чонину выгнуться — спина была сейчас не в том состоянии, чтобы Чонин мог позволить себе нечто подобное.

Крис лизнул толстый ствол, провёл языком от основания к головке, потом мягко поцеловал чувствительную кожу на бедре, вдохнул терпкий и чуть солоноватый запах и легонько прикоснулся губами к поджавшимся упругим яичкам, прошёлся языком, отстранился и тронул губами головку в ненавязчивом поцелуе. Слушал низкие стоны и вёл ладонью от живота к груди, задевая пальцами твёрдые вершинки сосков.

Когда-то это уже было. Крис поколебался немного, но всё же продолжил. Сжимал ладонями узкие бёдра и сжимал губами член, запускал за щеку, облизывал и позволял толкаться глубже. Жмурился от прикосновений пальцев к затылку, позволял задавать нужный ритм и терпеливо доводил Чонина до последней черты. Ловил губами струйки семени, снова целовал и кусал, помечая Чонина своими знаками, и смотрел, как страсть и удовольствие меняют резкие черты, украсив их блестящими капельками пота.

— Кажется, ты провалил задание, — шепнул он Чонину на ухо, когда тот запрокинул голову, хватая ртом казавшийся раскалённым после оргазма воздух.

— Или ты...

Твёрдое колено врезалось Крису в самое... туда, заставив скрючиться на полу.

— Вот... тварь...

Уже знакомо прилетело тяжёлым по голове, вырубив сознание — Крис опять забыл, что у Чонина всегда есть запасной план на все случаи жизни. Ну вот что ты будешь делать?



Ты скрывался в тёмных тенях
И надеялся, что я всё забыл, но я не забуду, нет!
Ты желал, чтоб я остался во снах,
Ты мечтал, что эта ночь никогда не наступит.

Ты думал, всё позади,
Что не увидишь меня вновь.
Стой, обернись!
Ведь это далеко не конец.




Проникнуть в банковское хранилище и свистнуть один из депозитных ящичков — вроде бы просто. Крис полез в хранилище ночью по вентиляционной системе, прихватив мешок с инструментами.

Задание ему выпало одиночное, так что он позволил себе расслабиться. А напрасно. Недооценил одного конкретного мерзавца, возжелавшего взять реванш. Хотя какой реванш? Крису так ни разу не удалось обойти Чонина, но тот нарисовался в вентиляционной шахте не ко времени — сверзился Крису на спину именно в тот самый миг, когда по коридору внизу курсировал по часам робот-охранник.

В полной тишине Крис пытался отлипнуть от стальной поверхности, скинуть с себя Чонина и врезать ему по башке мешком с инструментами. Чонин не собирался слезать с его спины и упорно душил шнурком, больно впившимся в шею.

Только когда робот-охранник укатил на другой уровень, полузадушенный Крис резко вскинулся, чтобы приложить Чонина спиной о твёрдую поверхность над ними. Чонин умудрился извернуться, как кошка, и упасть рядом, так что железо загудело, когда Крис сам же спиной нехило приложился. И вякнуть не успел, как на запястьях скрежетнули наручники, намертво приковавшие его руки к прочной трубе.

— Как же ты меня достал... — глухо пробормотал Чонин, снова забираясь к нему на спину и дёргая за одежду.

— Сам виноват. Это ты... что ты делаешь? — Крис замер, услышав треск собственной одежды.

— Собираюсь засадить тебе. А что?

Крис поёжился, когда с задницы стянули брюки.

— Правда, что ли? — Он зашипел, потому что проклятый Ким Чонин шлёпнул его ладонью пониже спины.

— Нет, шутка такая... Конечно, чёрт! Можно подумать, в первый раз.

Не в первый, но в прошлый раз Крис сам орал, чтобы Чонин либо трахнул его, либо отстал раз и навсегда. Но тогда и ситуация была такая, что Крису особо рыпаться было некуда. Чонин тогда трахнул и удрал, бросив Криса на произвол судьбы. А Крис загремел в альдебаранскую тюрьму на два года. Правда, до этого Крис старательно пытался сорвать операции Чонина в течение года. И одну сорвал-таки, после чего Чонин и ответил по заслугам.

— Ты сам нарывался... — Чонин цапнул его за плечо зубами и наскоро провёл влажной ладонью меж ягодиц, чтобы после бесцеремонно протолкнуть в задний проход пальцы. Готовил без лишней осторожности, заставлял шипеть от ощутимого дискомфорта. — Вот и нарвался. Надоело.

— Если бы ты просто... — Крис глухо застонал, уткнувшись лбом в скованные запястья, и постарался расслабиться. — Если бы ты отдал мне...

— Ну нет. — Чонин с силой сжал пальцами его бёдра и резко толкнулся, входя сразу на всю длину, сделал шумный выдох и договорил: — Это я — лучший. И это моё. Ты не успел. Всё по-честному.

— Всего... полторы минуты... погрешность... — Крис закусил губу от сильного толчка и проклял всё на свете, потому что у него встало. Хотя у него всегда вставало от члена Чонина.

— Ни черта, — пробормотал Чонин и почти грубо дёрнул его за бёдра, насаживая до основания.

— Ещё... — выдохнул Крис то, что говорить точно не собирался. Хотя бы не в этой жизни и не этому мерзавцу, погрязшему в гордыне. Минуту они оба дружно давились стонами и кусали Криса, потому что под ними снова катил по коридору робот-охранник. Потом Крис разжал зубы на собственной ладони и тихо застонал от новых быстрых толчков. Быстрых, но глубоких, встряхивающих его с головы до ног. Чонин по-прежнему покусывал его шею и продолжал трахать с азартом. Мелкий засранец...

— Вот так... глубже... — уже хрипел Крис, подаваясь бёдрами навстречу каждому толчку и получая удовольствие от происходящего. Впрочем, в прошлый раз было не хуже, разве что начало получилось куда мягче.

Почувствовав ладонь Чонина на своём члене, Крис едва не сдох ко всем чертям. Кончал с рукой Чонина на лице, которая зажимала ему рот, потому что внизу снова катил по часам охранник. А после Крис слушал низкие стоны Чонина с бархатной хрипотцой, от которых хотелось кончить ещё раз. И подрагивал всем телом, когда тёплые капли семени попадали на края растянутого входа и ягодицы.

Снова тяжёлым по башке — и привет. К счастью, оклемался он быстро и уже без наручников. И смог довести дело до конца. Пострадала исключительно задница, да и то — слегка и получив причитающуюся дозу кайфа.

Зато счёт к Чонину вырос вдвое.



Вот эта ночь!
Мы встретимся в полной темноте.
И ты поймёшь, есть лишь я и ты!
Вот этот бой!
Последняя битва расставит точки над "i",
Я всё сделаю правильно.
Ты готов говорить начистоту?

Ты думал, всё позади,
Что не увидишь меня вновь.
Стой, обернись!
Ведь это далеко не конец.




Крис терпеливо выжидал, но смог-таки подловить мерзавца на очередном задании. Перехватил прямо у цели и на глазах у всех арестовал. С внутренним ликованием защелкнул наручники, провёл через весь холл и затолкал на переднее сиденье патрульной машины, угнанной полчаса назад с полицейской стоянки.

Усевшись за рулём, широко улыбнулся Чонину, бросил ладонь на затылок и от души приложил головой о приборную панель. Чонин обмяк на сиденье, не создавая больше проблем. Крис выудил вторую пару наручников и прицепил скованные руки Чонина к дверце, завёл машину и покатил к выезду из города.

Оставаться у всех на виду было рискованно, а Чонина он уже заполучил. И тот тихо полулежал на сиденье в ожидании расправы. Ничего, пусть тоже поваляется в отключке. Ему полезно.

Городские кварталы сменились пустошами и жидкими рощицами, а после с правой стороны дороги покатила волны широкая река.

— Долго будешь валяться? Ты оклемался семь минут назад.

Чонин лениво приоткрыл глаза и бросил на Криса быстрый взгляд из-под густых ресниц.

— Собираешься мстить за два потраченных года?

— Ты. Меня. Бросил!

— Это ещё вопрос, кто и кого бросил, — фыркнул Чонин и отвернулся к окну. Слегка подёргал руками, но тут же унялся, оценив ограничение в свободе на длину цепи наручников.

— Да неужели? — мрачно уточнил Крис.

Чонин долго молчал, потом едва слышно проронил:

— Мне было восемнадцать.

Крис от неожиданности ударил по тормозам. Минуту сидел и пялился на дорогу перед собой. Потому что, да. Чонину было всего восемнадцать. Только исполнилось. Тогда.

Крис завёл машину и порулил дальше, но избавиться от воспоминаний не мог. В самом деле, Чонину было всего восемнадцать, когда у них проходила тренировка в горах. Они с Чонином тогда остались вдвоём, и Чонин окунулся в горный поток, потому что страховал Криса.

На ночь они остановились под каменным карнизом на высоте в две тысячи километров. Под карнизом весело потрескивал ветками костёр. Крис как раз притащил охапку веток и свалил у огня, где сушилась одежда Чонина. Сам Чонин в одной тонкой рубашке Криса устроился поодаль. Вытянулся на лапнике, чуть согнув левую ногу в колене.

Крис ломал ветки, а сам зачарованно пялился на длинные ноги Чонина, на сбившуюся на бёдрах мягкими складками рубашку, на широкие и такие красивые плечи под лёгкой тканью. Скользил жадным взглядом по тонким лодыжкам, сильным голеням и твёрдым коленям, этим самым взглядом почти что ощупывал ноги Чонина и ворошил густые тёмные волоски. А Чонин безмятежно спал, повернув голову к костру. Яркие блики плясали на чувственных губах, на твёрдом очерке скулы и челюсти, на лёгкой горбинке на носу. В свете костра ресницы Чонина казались ещё гуще, чем обычно, и пушистее.

И Крис не выдержал. Сам потом не мог вспомнить, как подошёл и опустился на колени, как склонился над Чонином и потянул за ткань на бёдрах. Тянул до тех пор, пока пуговицы не стали выскальзывать из петель. Рубашка медленно расходилась, обнажая бёдра, живот, грудь, плечи... Эти изумительные плечи...

И Чонин приподнялся на локтях, устремив на него сонно-туманный взгляд. На предплечьях рукава были трогательно подвёрнуты, но это не помешало Крису стиснуть руки Чонина и свалить его обратно на лапник, чтобы прижаться губами к шее, осыпая её несдержанными и болезненными поцелуями. Он тогда целовал Чонина почти как зверь, безжалостно и до крови. Целовал везде и не пытался заглушить сдвоенные низкие хриплые стоны.

Прикасался к Чонину впервые так, как хотел всё время, но запрещал себе прежде даже думать об этом. И он не сделал ничего особенного в ту ночь, просто взял в рот у Чонина и довёл до оргазма. Почти так же, как на недавнем деле. Вся разница лишь в том, что в ту ночь в горах Крис ни разу Чонина не ударил. Трогал гибкое тело с благоговением и восхищением, умирая от восторга. Упивался вседозволенностью, оглаживал ладонями и пробовал на вкус крепкий член. Любовался юношеской гибкостью и оттенками страсти в лице Чонина, чуть ли не кончал от одной лишь его отзывчивости. Каждое прикосновение к Чонину влекло за собой дивное зрелище, низкий стон и ответный порыв, уверяя тем самым, что Крис — лучший любовник на свете.

А потом они исступлённо целовались и делили пополам терпкий вкус Чонина, прижимались друг другу и грелись в ночной прохладе. И Крис засыпал, вдыхая впитавшиеся в волосы Чонина запахи лапника и дыма.

А вот после... после он не смел смотреть Чонину в глаза. Они даже и не говорили. Хотя нет, утром тогда Чонин подошёл к нему и что-то спросил, но Крис уже не помнил, что именно. Он не ответил и отвернулся. Сгорая от стыда и чувствуя себя ничтожеством. Вот это Крис помнил.

— Это...

Клацнули наручники, которые Чонин изящно стряхнул с запястий. Крис напрягся, отметив сунутую в карман брюк руку, но расслабился, едва Чонин вытянул из кармана небольшой кожаный мешочек. Мешочек брякнулся Крису на колени.

— Он твой. — Чонин опять отвернулся к окну.

Одной рукой Крис кое-как распустил шнурок и вытряхнул из мешочка крупный бриллиант необычной формы.

— Калиф?

— Ты хотел его. Останови!

Крис подчинился низкому голосу прежде, чем успел осознать команду. Хлопнула дверца, и под ногами у Чонина зашуршал гравий. Крис ошарашенно пялился ему в спину и сжимал в руке бриллиант. Тот самый. Тот самый, что Чонин успел забрать раньше на полторы минуты. Как лучший агент в их выпуске. Тот самый бриллиант, который так жаждал заполучить Крис, чтобы отмыться хоть немного в глазах Чонина. Знак отличия, Калиф. Только для лучшего.

— Чонин! — позвал Крис, высунувшись из салона. Получил в ответ международный жест в виде среднего пальца. Чонин даже не обернулся и продолжил идти вперёд.

Крис, сердито ругаясь, распахнул дверцу и вывалился из машины, припустил бегом за Чонином. Тот, различив топот за спиной, рванул прочь. Пришлось подхватить с земли ветку и швырнуть вперёд, чтобы притормозить Чонина. Чонин о ветку запнулся, повалился на землю и скатился в канаву у дороги. Крис сиганул следом, шлёпнулся на Чонина сверху и придавил к пожелтевшей жидкой траве и рыхлой земле.

— Ну что тебе ещё надо? — разъярённо зарычал Чонин, пытаясь спихнуть Криса. Удачно врезал кулаком так, что у Криса из глаз искры посыпались. Пришлось ответить коротким тычком в челюсть. Крис резко выдохнул от сильного удара в живот и вцепился в шею Чонина обеими руками. Приподнял и долбанул головой о землю.

— Да уймёшься ты или нет? Слушай...

— На хрен пошёл! — Кулаком Чонин влепил ему в глаз.

— Да-Господи-ты-Боже-мой!..

— Отвали!

Крис с размаха припечатал ладонь к щеке Чонина и сразу же припал к губам долгим поцелуем. Не отпускал, пока Чонин не притих. Только тогда чуть отстранился, провёл большим пальцем по нижней губе, размазывая по ней кровь, и опять поцеловал, но уже с нежностью проходясь кончиком языка по ранке.

— Ну что? Готов к разговору?

— К чёрту... — задыхаясь после поцелуя, пробормотал Чонин.

— Забери обратно Калиф. — Крис сунул бриллиант Чонину в ладонь. Попытался, потому что Чонин не взял.

— Ты его хотел. Он твой. Просто отстань от меня.

— Да не нужен он мне!

— Ну конечно. Оставь себе как трофей. И можешь дальше презирать меня, сколько душе угодно. Но на расстоянии.

— Что?!

— Да ладно, можно подумать, ты все те годы не смотрел на меня...

— ...потому что, мать твою, мне было стыдно. Перед тобой. Потому что тебе, чёрт бы всё побрал, было всего восемнадцать, а я... я должен был присматривать за тобой, а не... Чёрт. И ты ещё обошёл меня на квалификации и уволок это, — Крис показал Калиф Чонину, — буквально у меня из-под носа. И я даже не смог стать лучшим, чтобы хоть как-то себя оправдать в твоих глазах. Чёрт. Вот просто чёрт! Доволен?

Чонин смотрел на него из-под, мать их, густых ресниц и молчал. Разметавшиеся тёмные волосы, разбитая губа, красные потёки на щеке и подбородке... У Криса в груди и под кожей взрывались фантомные снаряды и фейерверки, насыщая кровь неудержимым желанием.

Но тут Чонину приспичило покачать головой.

— Ты не смотрел на меня, потому что стыдился меня. И презирал. Как лёгкую добычу. Но знаешь, я только с тобой... Всего раз. Потому что... Какого чёрта я должен оправдываться?

— Чудесно! — прошипел Крис, чуть повернулся и запустил бриллиант в полёт. Тот красиво пролетел над волнами и булькнул в мутную воду.

— Ты что...

Крис упёрся ладонью в грудь Чонину, заставив его вновь растянуться на земле, запустил пальцы в волосы на затылке и смял губы новым поцелуем. Он уже столько раз пробовал на вкус кровь Чонина, что она казалась ему сладкой.

— Я хотел быть лучшим... — хрипло шептал он, безжалостно раздирая одежду на Чонине. — Для тебя. Я думал, ты останешься тогда. Но ты сбежал, а я остался торчать в тюрьме. Два года... — Крис рванул за пояс брюк. — Два года без тебя, скотина! Знаешь, кто ты после...

Крис заткнулся, нарвавшись на отличный удар в живот, и повалился носом в землю, пытаясь сделать вдох.

— Ты пять лет не смотрел на меня и делал вид, что мы не знакомы, свинья... — Рубашка на спине Криса затрещала, и в глазах потемнело от сильного удара ребром ладони по шее. — И стоило тебе всего раз показать, что ты хочешь меня, как тут же понадобилось всё испортить. Прибью к чёрту, сволочь! Когда я любил тебя, ты не смотрел на меня, не слышал меня и не говорил со мной! Словно я, мать твою, пустое место!

— Тебе было... восемнадцать...

Крис кое-как дотянулся рукой до шеи Чонина и свалил его на землю. Пару минут они катались в грязи, пытаясь друг друга придушить и долбануть как следует. Потом раскатились в стороны, чтобы дух перевести.

— Предлагаешь подползти к тебе на коленях и извиниться? — зло буркнул Крис, напряжённо моргая обоими глазами. Один из них стремительно заплывал, но в голове звенело так, что Крис никак не мог понять, какой именно глаз сильнее пострадал.

— А ты попробуй, — небрежно мазнув тыльной стороной ладони по подбородку, предложил Чонин и недобро усмехнулся. — Я по-любому тебя урою. Чтобы спокойнее было.

— По-моему, у тебя резко меняются планы, когда я работаю губами над твоим членом.

У Чонина сразу лицо застыло, а после он кинулся на Криса с кулаками.

— Ох ты, мой горячий мальчик... — Крис с хохотом повалился спиной в грязь, обеими руками сжал бока Чонина и перевернулся, притапливая Чонина в грязи. — Сколько страсти-то...

Кулак Чонина встретился с его челюстью, и теперь смеялся уже Чонин, тыча его носом в грязюку.

— Вот паскуда... — Крису удалось-таки отпихнуть Чонина в сторонку и тоже приложить кулаком. — Может, хватит уже? Да, я хочу тебя, доволен? Всегда хотел. И гореть мне за это в аду, но я ничего не могу поделать. Я на себя сам в зеркало смотреть не мог тогда. Ты же был совсем ребёнком! Я только ради тебя...

— А меня ты спросил?! — Чонин чуть ли не прожигал ненавидящим взглядом его лицо.

— О чём? Ты же был ребёнком! Но, чёрт возьми, тебе уже не восемнадцать, а я хочу тебя ещё сильнее. Чонин, давай просто...

Они снова покатились по грязи, обмениваясь ударами. Уже вяло, но всё-таки. Затихли через пять минут. Крис медленно отвёл тонкую прядь у Чонина со лба, потёрся губами о подбородок с ямочкой и поцеловал. Хрипло застонал, ощутив прикосновение к волосам на затылке. Чонин сгрёб волосы безжалостно в кулак и резко потянул, заставив Криса запрокинуть голову. Вцепился зубами в шею, оставляя метку.

Они нетерпеливо обнимали друг друга грязными руками, задыхаясь, целовались опять, пока по дороге неслись патрульные машины и искали их. Торопливо водили пальцами по свежим синякам и ссадинам, заставляя друг друга стонать то от боли, то от наслаждения. Сдирали обрывки одежды, стремясь стать ближе, ещё ближе, когда кожей к коже, чтобы даже ток крови ощущать.

Крис согревал неровным дыханием шею Чонина, а тот опирался на выпрямленные руки. Узкие бёдра с силой вжимались в тело Криса на каждом толчке, пока Крис пытался целовать Чонина и уговаривал не сдерживаться срывающимся голосом. Цеплялся за жёсткие плечи, проходясь пальцами по синякам, и подставлялся, чтобы Чонину проще было вколачивать его в мягкую землю, приближая обоих к желанному финалу.

Крис слизнул каплю крови с подбородка Чонина и притянул его к себе. Оба дрожали и бессмысленно трогали друг друга руками и губами. Тяжёлое дыхание оставалось хриплым и сбитым.

Немного отдышавшись, Крис растерянно перебирал пальцами спутанные волосы Чонина и проводил разбитыми костяшками по твёрдо очерченным скулам, любуясь своим горячим мальчиком.

Тёмные глаза загадочно мерцали под густыми ресницами, когда Чонин смотрел на него. Сейчас, после оргазма, он казался чистым и спокойным, невинным, словно ангел, умиротворённым. Таким, каким Крис видел его очень редко. После того... После.

— Чонин...

Закончилось всё банально, тем не менее.

Очухавшись, Крис обнаружил рядом булыжник, которым Чонин огрел его по голове. Самого Чонина, разумеется, и след простыл.

Некоторые вещи в этом мире не менялись. И у Чонина по-прежнему имелся запасной план на все случаи жизни: когда что-то не так или что-то смущает, или не вписывается в привычные рамки, пора рвать когти.

— Найду и прикончу, — твёрдо пообещал себе Крис в тысячный раз. Знал наверняка, что будет по-другому, но всё равно твердил, что именно найдёт и прикончит. Или снова получит камнем по башке. Не в первый раз. Он сильнее, он умнее, но Чонин всё равно всегда умел вить из него верёвки. И умел его бросать, как никто. Но не по его ли вине один восемнадцатилетний мальчишка разучился верить?

Крис опоздал почти на восемь лет. Но, главное, успеть сказать важные слова.

Всего три.

И так сказать, чтобы Чонин поверил наконец.



Вот эта ночь!
Мы встретимся в полной темноте.
И ты поймёшь, есть лишь я и ты!
Вот этот бой!
Последняя битва расставит точки над "i",
Я всё сделаю правильно.
Ты готов говорить начистоту?
И карты раскрыть?

Ты готов говорить начистоту?
Я готов, я готов раскрыть карты!
Лицом к лицу!








Примечания:
обложка:https://pp.userapi.com/c638029/v638029763/3a3f4/v9vS0gP10q0.jpg

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.