Скелет в шкафу +1130

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Undertale

Основные персонажи:
Папирус (Папайрус), Санс
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Психология, Повседневность, Hurt/comfort
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Спасибо тебе, автор :')» от Michelle_S
«Спасибо за эту работу» от Dino_K
«Отличная работа!» от Zonstra
Описание:
У Папируса есть шкаф, но в этом шкафу, конечно же, нет скелетов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хотела написать эту работу уже практически месяц, с того момента, как на свидании с Папирусом услышала фразу, обыгранную в шапке.
Руки не доходили, пока не зашла в фандомную конфу - и не увидела пост, который точь-в-точь повторил мои мысли.
Автор того поста. Спасибо тебе. :3

28.01.16 - №48 в жанре "Психология".
Спасибо, мои дорогие. Не ожидала. Q_Q
30.01.16 - №32 в жанре «Психология», №47 в жанре «Джен».
*this author thanks you with all their heart*
23 января 2016, 13:49
      — Папирус замечательный. Папирус великолепный!

      Хорошая новость состоит в том, что под сводами Подземелья эти слова произносятся каждый день по множеству раз.
      Плохая — в том, что произносит их один лишь Папирус.

      ...если вы спросите любого из монстров Сноудина, есть ли у живущих на отшибе братьев-скелетов какие-то пугающие тайны, вы сможете услышать кое-что интересное. Например, о том, что они появились в городе как будто бы ниоткуда — и просто начали здесь жить. Хотя, может быть, и не из ниоткуда, а из столицы — никому особенно интересно не было.
      Затем, если вы зарекомендуете себя как достаточно внимательного слушателя, вы сможете услышать еще немного занимательных фактов. Вам могут рассказать, что братья-скелеты снимают для себя дом. Огромный двухэтажный дом с множеством комнат и гаражом в придачу. Откуда, спрашивается, только деньги на аренду берутся, если на минуту задуматься о том, что эти двое только и делают, что шляются по округе?!
      Хотя нет. Ведь Санс...
      Скорее всего, следующие полчаса своей жизни вы, уже зарекомендовавшие себя как замечательный слушатель, проведете в разговорах об этом, вне всяких сомнений, замечательном жителе Сноудина. И, конечно же, не обойдется без странных слухов с таинственной подоплекой. Ведь, говорят, в один момент кто-то может видеть его, обедающего в «У Гриллби» — и уже через несколько минут кто-то совершенно другой будет клясться, что Санс — да-да, тот самый Санс! — только что стоял на дальних рубежах Сноудина и пытался продать ему жареный снег.
      При этом сам скелет, улыбаясь довольно и как-то нехотя, будет посапывать в своем киоске в Вотерфолле.
      При том, что он оставляет впечатление крайне ленивого парня, — скажут вам монстры, — Санс умудряется успевать всегда и везде.
      А еще — шутит так, что жители Сноудина надрывают свои животы. Да, он остер на язык, всегда в центре событий, и при этом до костей пробирает своей харизматичной загадочностью.
      И что же? Неудивительно, что Санс популярен. Все рады видеть его, и почтовый ящик, подписанный именем «Санс», вечно забит до отказа.

      Почтовый ящик Папируса вечно пуст.

      Если на середине очередной оды Сансу вы на одно-единственное мгновение перестанете быть превосходным слушателем и рискнете задать вопрос — «А что насчет его брата, Папируса?» — многие на секунду задумаются. Потом большинство из них усмехнется с почти не сквозящим равнодушным пренебрежением: «Забавный парень».
      Впрочем, найдутся те, кто скажут, что он громкий и раздражающий. И те, кто назовет его трудолюбивым. И те, кто отметят, что у этого парня, в конце концов, есть мечта.
      Когда они помолчат немного, вспоминая, на чем остановились до момента, когда их перебили, и продолжат повествование, вы осознаете один простой факт:

      Друзей у Папируса нет.

      Есть монстры, которые, так или иначе, неуклюже заботятся о нем. Андайн, которая, видя все его старания, никак не может почему-то пустить его в королевскую стражу и учит вместо этого готовить. Санс, бро, который готов каждую ночь читать ему про пушистого кролика и каждый день — раздражать своей леностью и специфичным чувством юмора. Желтый говорящий цветок, который всегда мил и весел, но просит никому о себе не говорить — потому что, правда, ну кто в здравом уме и твердой памяти поверит в говорящий цветок?

      Друзей у Папируса нет — но Папирус пытается их найти.
      Вернее, привлечь. И его приманками становятся крики о собственной силе и исключительности, уверения в собственной харизматичности, потрясающие головоломки и вкуснейшие спагетти.
      Ведь это логично — какой же монстр не захочет себе сильного и умного друга, который умеет готовить?
      По рулбуку из библиотеки получается, что никто не должен устоять перед таким другом.
      На практике все как-то... не сходится.
      Папирус не унывает. Папирус старается, Папирус лезет из кожи вон — конечно, выражаясь фигурально, ведь никакой кожи у него нет...

      Старания не окупаются.
      Весь город говорит о Сансе.

      Папирус слышит это — и начинает рассказывать о своем брате сам.
      Как говорит Андайн, Папирус — чистая, светлая, невинная душа. Он не способен на злобу или ненависть. Его стезя — расти, вытягиваться вверх, к далекому поверхностному Солнцу, и помогать. «Светить, как Солнце», — умалчивает Андайн.
      Папирус способен отдать свою мечту за то, что вроде как враг просто так подарил ему немного тепла. Душу на душу, цель на свободу.
      Поэтому он просто физически не может злиться на самого дорогого из монстров в его мире. Пускай шутки Санса и режут слух Папируса, и очень походят на каламбуры, которыми ему заспамливают все новости.

      Но в «У Гриллби» с Сансом Папирус все равно не ходит.
      Брат не очень понимает его выбор, но, так или иначе, поддерживает.

      …если через некоторое время вы вдруг спросите у любого монстра из Сноудина, за кем он пойдет, если король Асгор вдруг исчезнет, этот кто-то, скорее всего, скажет, что доверится капитану королевской стражи, Андайн. Если, невинно отводя глаза, аккуратно осведомиться, за кем придется следовать, если растает и она, ответом будет имя Меттатона, звезды первой подземной величины, знаменитого телеведущего. Если же, краснея, вы зададите вопрос: а кому же можно будет довериться, если не будет ни Асгора, ни Андайн, ни Меттатона? — то, к своему удивлению, вы услышите имя...
      Папируса.
      Скорее всего, ни один из жителей Сноудина не сможет объяснить этого как следует. Он просто назовет имя Папируса, лишний раз припомнит его доброту, старательность, ответственность, уверенность в собственном выборе, упорство — и прекратит говорить, глядя в окружающий мир пустым взглядом и обдумывая сказанное.

      Монстры верят Папирусу и верят в Папируса, как бы они к нему ни относились. Более того: вера Папирусу в них сильнее, чем вера в Санса.
      Жалко, что сам он об этом не очень-то и знает.

      ...если вы спросите у любого жителя Сноудина, чего же такого мистически-загадочного можно найти в Сансе — перечисление странных до страшного нелепостей и предупреждений, брошенных вскользь, скорее всего, займет полчаса, если не больше.
      Если вы спросите то же самое о Папирусе — получите в ответ добродушную улыбку и заверение в том, что вот у этого-то забавного парня никаких тайн от окружающих нету.

      Папирус подтвердит: у него есть шкаф, и шкаф этот категорически свободен от скелетов.

      Кроме, порою, него самого.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.