Пройти нехоженой тропой +267

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Автор оригинала:
Ghosty_Starr
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/3826819

Основные персонажи:
Нико ди Анджело, Уилл Солас, Джейсон Грейс, Нико ди Анджело, Рейна Авилла Рамирес-Арельяно, Уилл Солас, Хейзел Левеск
Пэйринг:
Уилл/Нико, Джейсон, Рейна, Перси, Хейзел
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Экшн (action), Hurt/comfort, AU
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Аврор Нико ди Анджело попадает в больницу святого Мунго; его целителем случайно оказывается парень, который очень нравился ему ещё в Хогвартсе.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Переведено на Фандомную Битву для команды Перси Джексона
24 января 2016, 21:18
— Гоменум Ревелио.
Дымчатый сгусток белого света пронёсся по тёмной комнате и вниз по коридору. В целом помещение казалось совершенно безжизненным, если не считать поникших растений на грязном подоконнике и моли, изъевшей пыльную мебель, сдвинутую к стенам, обои на которых тут и там норовили оторваться.
Мгновение ничего не происходило, если не считать танца пылинок в спёртом воздухе, но потом кольцо света мирно спланировало туда же, откуда и возникло.
Вдруг словно из воздуха в комнате появились трое; они чуть не сбили огромную вешалку, а потрёпанный коврик ответил на их прибытие клубами пыли, отчего все закашлялись.
— Фу, гадость какая, — пробормотала женщина, прикрывая нос. — Уверен, что это нужное место?
Мужчина по левую руку от неё прочистил горло и отмахнулся от пыли.
— Министерство отправило нас сюда. А их источники никогда не ошибаются.
— Никогда не говори «никогда», Грейс, — кисло сказала женщина, откидывая капюшон и являя миру тёмные заплетённые в длинную косу волосы и пристальные чёрные глаза. — Помнишь, что было в Румынии?
Мужчина тоже откинул капюшон. Его волосы были светло-пепельными, а глаза — такими голубыми, что это казалось почти неестественным. Уголок его губ пересекался с неровным шрамом.
— Я думал, мы договорились больше никогда об этом не заговаривать.
— А я скрестила пальцы.
Светловолосый фыркнул.
— Сильнейшее обращающее заклинание.
— Рейна, Джейсон, завязывайте, — огрызнулся третий, в свою очередь откидывая капюшон и свирепо глядя на обоих. Его волосы были чернее ночи, а тёмные глаза сощурились в очевидном раздражении. — Слышали?
Двое тут же прекратили переругиваться и прислушались, но больше никаких звуков не доносилось.
Женщина — Рейна — предположила:
— Крыса?
Джейсон кивнул:
— Дом старый. Наверняка ветхий. Лучше быть поосторожнее. — Он шагнул к старому неровно висящему портрету. — А что? Чувствуешь что-нибудь, Нико?
Нико пожал плечами.
— Как будто что-то не так. Это едва уловимо… как будто стены за нами наблюдают.
Джейсон тут же отвернулся от картины, скорчив гримаску:
— Утешил.
— Мы же произнесли заклинание, — перебила их Рейна. — Будь здесь кто-нибудь, мы бы его обнаружили.
— Кто-нибудь живой, — поправил её Нико. — Работает это заклинание с призраками?
Джейсон наморщил нос.
— Мы охотимся за беглецами, а не за привидениями. Для этого есть другой департамент.
— Что не означает, что здесь призраков нет. — Нико крепче сжал палочку. — Держитесь рядом. Давайте начнём искать. Может, они уже покинули это место, и мы просто разминулись.
Он вышел из комнаты, и Рейна сразу последовала за ним. Джейсон в последний раз оглянулся на картину, настороженно хмурясь, и поспешил за ними: Нико окриком велел ему поторопиться.
Трое авроров прошли по коридору, скрипя половицами. Первым шёл Нико, оббегая взглядом всё вокруг; он был настороже, готовый к чему угодно. Слева с занесённой палочкой шла Рейна.
— Люмос, — пробормотала она, и коридор окутало мягким светом.
Джейсон же листал свой блокнот, задумчиво вчитываясь в написанное.
— Не понимаю, — сказал он. — Это не может быть нужное место.
— Они же были аврорами, — тихо напомнил Нико. — Они умеют заметать следы.
— Я всё ещё не могу в это поверить, — заметила Рейна. — Брюс Лоуренс был одним из нас. Зачем ему вот так выступать против Министерства?
— Октавиан и до него добрался. — Джейсон сложил блокнот в карман. — Он всегда был хорьком. Когда я услышал, что произошло, я даже не удивился.
— Ну, независимо от причин, я им это с рук не спущу, — клятвенно заверила коллег Рейна. — Он предал своих, а это непростительно.
— Лучше следи за тылом, — поморщился Нико, — и потише. Они могут оставаться здесь.
Спускаясь по парадной лестнице, они увидели большой атриум. Рейна приподняла всё ещё светящуюся палочку к потолку, освещая голубоватым сиянием люстру со свечами, покрытыми паутиной. Потолок был испещрён дикими фресками, и вообще атмосфера была неуютной; кроме того, было слишком тихо. Нервы у Нико были на пределе.
Вдруг, когда они ещё не успели спуститься с лестницы, откуда-то донёсся резкий лязгающий звук. Трое авроров тут же встали друг к другу спиной. Сердце Нико бешено заколотилось, и по напряжённости остальных он понял, что и они наготове. Он медленно взмахнул палочкой.
— Гоменум Ревелио.
Кольцо белого тумана снова устремилось во все стороны и исчезло из виду; ожидание было почти невыносимо. Опустив палочку к полу, Рейна сузила глаза.
— Парни… а Брюс не был зарегистрированным анимагом?
— Был, — выдохнул Джейсон в ответ. — Крысой. Во всех смыслах этого слова. А что?
— Вон. Перед столбиком.
Нико и Джейсон повернулись. На полу сидела маленькая чёрная крыса, чьи глазки-бусинки уставились прямо на них. У Нико возникло нехорошее ощущение.
Тут облачко заклинания вернулось и, долетев до крысы, стало тёмно-красным и сжалось, взорвавшись ушераздирающим визгом.
Рейна даром времени не теряла.
— Гоморфус!
Пискнув, крыса исчезла во вспышке света, а потом принялась расти и менять форму, превратившись в человека. Нико едва успел различить его лицо, как он взмахнул палочкой вверх и крикнул:
— Диффиндо!
Цепь, удерживавшая люстру, лязгнула, и та начала падать, позвякивая пыльными кусочками хрусталя. Джейсон вскинул палочку:
— Глиссео!
Ступеньки под их ногами выпрямились, и все трое соскользнули вниз прежде, чем люстра грохнулась оземь.
Кашляя от поднявшейся пыли, Нико покачнулся, но удержал равновесие. Сложно было что-то разглядеть, а когда пыль улеглась, Брюса уже не было видно.
— Брюс! — крикнул он. — Покажись! — Резные перила были прекрасным укрытием, но его обнаружение было лишь вопросом времени. — У тебя нет надежды! Просто стань собой!
Из-за колонны слева вдруг показалась чья-то рука.
— Экспеллиармус!
Нико успел отразить заклинание, крепко сжав палочку. Тут подоспели и Рейна с Джейсоном.
— Ступефай!
Брюс Лоуренс откатился в сторону, а выпрямившись, выкрикнул:
— Петрификус тоталус!
Рейна застыла, словно её опутали тугие верёвки, и рухнула на пол. Гневно вскрикнув, Джейсон махнул заискрившей палочкой в сторону, где скрылся Брюс.
— Выйди и сразись с нами, предатель!
— Ступефай! — прошипел Брюс. Но Джейсон оказался быстр и отразил заклинание в него же. — Протего!
Перед Брюсом возник защитный щит, отбросивший заклинание в грудь Джейсона.
Нико уже оказался позади Брюса, высоко занеся палочку и ощущая прилив ярости.
— Локомотор мортис! — проревел он, целясь ему в ноги, но Брюс успел отскочить в сторону. Нико выругался: тот всегда был одним из самых быстрых авроров департамента. — Брюс!
Замерев, Брюс развернулся на пятках; в его взгляде мелькнула опасная тень.
— Эверте Статум!
Словно какая-то невидимая сила толкнула Нико назад, швырнув его в стену. Он ударился головой о гипсокартонную стену, но попытался подняться; голова кружилась, и он застонал. Убегающий Брюс раздвоился у него в глазах, а потом и вовсе исчез.
Снова простонав, Нико завалился на бок и попытался проморгаться. Ужасный провал.
Он медленно поднялся на ноги и побрёл к Рейне и Джейсону. Ухватившись за них как следует, он аппарировал всех троих в безопасное место.



Нико всех заверил, что он в порядке. Ему не нужно было в Мунго. А если кого и стоило обследовать, так это Джейсона и Рейну. Он отделался лишь парой ушибов — легко по сравнению с ними. Но вот начальник слушать его не стал.
— Сходи, — велел он, — на всякий случай. Мы не можем позволить себе потерять ещё кого-то.
Так Нико и оказался на больничной койке в ожидании целителя, который сказал бы ему, что он в порядке, и выпроводил бы, выставив приличный счёт. Он беспокоился за Рейну: иногда связывающие заклинания могли пойти не так и оказаться слишком упорными. А когда он последний раз видел Джейсона, тот был без сознания. Нико хотел знать, что они в порядке.
Дверь неожиданно распахнулась, и вошёл целитель. Закрывая дверь за собой, он не отрывал взгляда от парящего рядом планшета и потому не заметил, как вытаращился на него Нико.
Эту дурацкую копну волос и лицо Нико узнал бы где угодно. Стоящий перед ним целитель стал выше, загорел и вообще возмужал с тех пор, как Нико видел его последний раз, но, несомненно, это был его школьный знакомый. Веснушки на его красивом симметричном лице и небесная голубизна глаз это подтверждали.
— О, — моргнул он, наконец подняв взгляд на Нико. — Привет.
Нико обвёл его взглядом. Уилл Солас был на курс старше него и считался гордостью и отрадой Хаффлпаффа. Он был ловцом в факультетской команде по квиддичу, получал высшие отметки и всегда находил способ помочь другим в свободное время. Он был замечательным человеком и необычайно одарённым волшебником со склонностью к целительным заклинаниям, а ещё Нико солгал бы, скажи он, что не запал на Уилла ещё в школе.
Он одёрнул себя. В Хогвартсе они почти не разговаривали, если не считать обмена парой реплик после квиддича или того раза, когда они оказались в одной компании в Хогсмиде. Нико был в таком восторге и так волновался, что полностью растерял все возможности, и ничего так и не произошло. Уилл был недосягаем. Он, наверное, даже не помнил его имени.
— Нико ди Анджело, да? Ты меня, наверное, не помнишь, — торопливо добавил Уилл, — но мы вместе учились. Я, то есть, был на Хаффлпаффе. Я…
— Уилл Солас, — кивнул Нико. Сердце чуть затрепетало от мысли о том, что его узнали. Прошли уже годы после выпуска, а он так и не забыл красивого хаффлпаффца.
Уилл широко улыбнулся.
— Ух ты, ты меня помнишь! — Он показался ошарашенным; может, это был сарказм? — Так почему в твоей карте указано имя «Ганнибал Глум»?
Нико закатил глаза.
— Шеф всегда отправляет нас сюда под вымышленными именами, чтобы держать нас в тени. А ещё у него ужасное чувство юмора.
— Да? — моргнул Уилл, подходя. — А где ты работаешь, позволь спросить?
Нико пожал плечами.
— В Министерстве.
Уилл что-то промычал, вынимая палочку, поднося её к глазам Нико и пристально вглядываясь в его зрачки.
— Какой департамент? Отдел тайн? Бухгалтерия? Аудит?
— Вообще-то я аврор.
Уилл опустил палочку и широко распахнул глаза, присвистнув и покачав головой.
— Я всегда знал, что ты колдуешь лучше всех в школе, но аврор…
Нико отвёл взгляд.
— Не так уж я был и хорош.
— Шутишь? — Уилл взмахнул палочкой, и к планшету подлетело перо, принимаясь бешено строчить. — Я помню ликующие вопли твоей команды на каждом нашем совместном матче. Так, замри на секунду, ладно? — Он снова взмахнул палочкой, и правое запястье Нико обхватили повязки, а на палец сама собой наложилась шина. — Вот. Теперь к сотрясению.
Нико нахмурился, уставившись на забинтованную руку.
— Это ещё что? Моя рука в порядке.
— У тебя трещина в правом запястье. Никаких сложных заклинаний в течение недели, а вообще я бы предпочёл, чтобы ты вообще неделю не пользовался палочкой.
Нико скривился, вспомнив о Брюсе Лоуренсе.
— Я не могу позволить себе неделю безделья. Я вроде как тёмных волшебников ловлю. Ну, знаешь, спасаю мир — и тебя в том числе — от опасности.
Уилл Солас выглядел совершенно не впечатлённым.
— Да? А сможешь ты спасти свою жизнь — или своих коллег, — если не сумеешь правильно взмахнуть палочкой? Через неделю — пожалуйста, снова рискуй жизнью. Но сейчас я тут главный, а тебе остаётся только смириться.
Нико не помнил, чтобы в школе Уилл был таким же упрямым. Вообще-то он всегда был безупречно вежлив, улыбчив и готов помочь любому, независимо от курса и факультета. Это было одной из тех вещей, которая привлекала Нико. И тем не менее, видеть его сейчас таким решительным было так же притягательно. Нико даже удивился тому, насколько ему понравилась резкость Уилла.
Нико приподнял бровь, и Уилл повторил его движение, скрестив руки на груди.
— Ну и ладно, — пробормотал Нико, падая на кровать. — Запрёшь меня теперь?
Уилл хмыкнул, снова помахивая палочкой; две бутылочки с каким-то фиолетовым зельем слетели с полки, и он легко их поймал.
— Держи. — Он протянул Нико одну из них. — Выпей, и головокружение поутихнет.
Нико осторожно принял её.
— Откуда ты знаешь?
— Я Целитель, — гордо ответил Уилл. — Это вроде как моя работа. Выпей её, а через час — вторую, и будешь в порядке. Просто дай руке отдохнуть, понял? Никаких заклинаний превыше жизненно необходимых.
Нико приподнял брови.
— И всё?
— Всё. — Уилл сделал шаг назад; планшет и перо последовали за ним. Нико вынул пробку и опустошил бутылочку одним залпом, а потом поморщился: металлически-земляной вкус был не особенно приятен. Уилл ухмыльнулся. — Хочу увидеть тебя на осмотре через неделю, чтобы убедиться, что исцеление прошло как положено.
— А нельзя сразу взять и исцелить?
— Так рвёшься рисковать жизнью, — проворчал Уилл. — Это не самое серьёзное повреждение. Волшебное вмешательство может сделать хуже. Кроме того, счёт будет в разы выше. Лучше просто отдохни.
Нико хмыкнул и поднялся, но сделал это слишком быстро и покачнулся; он упал бы, не будь реакция Уилла очень быстрой. Он поймал Нико за плечи, поддерживая, и в его голубых глазах отразилось беспокойство.
— Полегче, или я всё-таки заставлю тебя остаться. Я серьёзно.
Можно было подумать, что кто-то трансфигурировал внутренности Нико в бабочек; после несколько затянувшегося взгляда в глаза Уилла он едва нашёл в себе силы кивнуть.
— Спасибо, кажется.
Уилл отстранился, и Нико накрыло волной его лёгкого аромата. Мерлинова борода, подумал Нико, возьми себя в руки, ди Анджело!
— Я так понимаю, те двое, которых доставили с тобой, — твои коллеги, — сказал Уилл. — Женщина на четвёртом этаже сейчас проходит процедуру снятия связывающего проклятия. В течение часа её выпишут. Ещё один из вас уже выписан.
Нико вздохнул с облегчением.
— Хорошо. Попозже наору на них.
Уилл кивнул.
— Отлично, тогда увидимся на следующей неделе. Вторник подходит?
Нико пожал плечами.
— Кажется, у меня уже нет выбора. Я же не могу пойти на работу, так?
— Рад, что ты смотришь на это моими глазами. Увидимся, Мальчик-Смерть.
Глаз Нико дёрнулся. Его не называли так со времени выпуска; это прозвище вызвало несколько воспоминаний.
Уилл, наверное, просто хотел его поддразнить, но другие однокурсники — нет…
Вдруг рядом с головой Уилла объявился Патронус — пушистый кот.
— Второй этаж, прорвалась исчезательная болезнь. Требуются все доступные Целители.
— Нужно бежать, — сказал Уилл. — Вроде всё серьёзно. Но, э, до вторника.
— Ага, — кивнул Нико. — Точно.
— Увидимся! — Уилл развернулся к выходу, но, кажется, не заметил, что дверь заперта, и влетел в неё. Он рассмеялся чуть выше, чем показалось бы естественным, и Нико изо всех сил постарался сдержать смех. Он прощально махнул рукой. Уилл не с первой попытки нашёл ручку и наконец открыл дверь. — Пока, — быстро сказал он и исчез за углом.
Нико сунул вторую бутылочку в карман и вышел из больницы, ощущая себя так, словно на него наложили проклятие подгибающихся коленей. Что ж, пожалуй, не весь сегодняшний день стоило выкинуть в утиль.



Вторник приближался медленно. Нико всю неделю сходил с ума от бумажной работы. Его начальник прислушался к совету Уилла и не выпускал его на поле боя.
— Это ради твоего же блага, — утверждал он. — Придёшь в себя и вернёшься к поискам Лоуренса.
— Ты просто сам хочешь его поймать, — мрачно ворчал Нико.
Перси Джексон, главный аврор, только ухмылялся и выпячивал грудь.
— Может быть. Вы с Джейсоном за бортом… кажется, я могу наконец повеселиться.
— Ненавижу тебя, — заявлял Нико каждый раз и возвращался к складыванию карточного домика.
Когда тот был почти готов, прямо в него спланировал волшебный бумажный самолётик. Домик рухнул.
— ГРЕЙС! — рявкнул Нико.
— Это не я! — крикнул Джейсон, приподнимая руки.
Нико развернулся на стуле, свирепо уставившись на Лео Вальдеса. Тот с серьёзным видом поднял руки:
— Тачдаун!
Так что Нико был более чем готов вернуться к работе. И никакой надоедливый Целитель не смог бы убедить его в обратном.
Он ожидал Уилла в той же палате, что и неделю назад. Он скрестил руки на груди, раздувая ноздри и нетерпеливо барабаня пальцами по руке. Только пятнадцать минут спустя дверь открылась. Увидев Нико, Уилл широко улыбнулся:
— Доброе утро!
— У тебя брови дымятся, — ответил Нико.
Выругавшись, Уилл потёр их.
— Кое-кому досталось огнедышащее проклятие, — пояснил он. — Ладно, давай взглянем на твою руку.
Нико не был уверен, почему вздрогнул, когда Уилл коснулся его запястья. Он никак не ожидал ни ощущения, что в животе всё стало с ног на голову, ни того, что Уилл сожмёт пальцы ещё крепче.
— Всё ещё болит? — спросил он.
Шея Нико вспыхнул от смущения.
— Н-не особенно.
Уилл кивнул, проводя пальцами по суставам — это было почти как массаж, и Нико ощутил, как напряжение покидает его. Он был почти разочарован, когда Уилл остановился.
— Кажется, исцелилось на отлично, — заключил он. Перо тут же принялось порхать над планшетом. Приподняв палочку, Уилл прошептал: — Люмос. Можешь следить за светом?
Нико послушно уставился на яркий кончик палочки. Кивнув, Уилл снова опустил её.
— Прекрасно. Думаю, тебя можно выписать.
— И всё?
— Всё! — Уилл улыбнулся, и на его щеке возникла ямочка. — Правда, не страшно?
В груди Нико возникло что-то вроде разочарования. Он думал, что Уилл захочет продлить его лечение или хотя бы поддержит разговор, но тот уже сунул палочку в карман и потянулся.
— Я напишу записку твоему шефу. Удачной охоты, и, э, не пойми меня превратно, но я надеюсь, что долго тебя здесь не увижу.
— Ага, — пробормотал Нико. — Спасибо.
Уилл протянул ему руку; во взгляде его было что-то грустное.
— Был очень рад снова тебя увидеть, Нико.
Нико напряжённо пожал его руку.
— Ага. И я, Уилл.



Нико недопустимо отвлекался. Он смутно слышал переругивания Джейсона и Рейны, но не мог перестать думать о походе в Хогсмид на пятом курсе. Он пошёл с Хейзел, своей сестрой, и Пайпер, подругой Уилла Соласа, которая и его захватила; Нико помнил, как тихонько жаловался сестре, а та только рассмеялась:
— Кто знает, как всё пойдёт? Просто поговори с ним.
Нико весь поход старательно не смотрел на Уилла, боясь встретить его счастливый взгляд. Он держался на расстоянии, пока они не оказались в «Сладком королевстве» и он не отвлёкся на витрины конфет. Уилл подошёл к нему, протягивая карточку от шоколадной лягушки.
— Хочешь? Ты же их собираешь, да?
— Собирал в десять лет, — ответил Нико, пытаясь выглядеть так, будто у него в животе нет никакой войны.
Уилл спал с лица, и даже карточка в его руке словно поникла.
— А. Точно.
Нико обнаружил, что совсем не хочет видеть его расстроенным, и, фыркнув, отобрал у него карточку.
— Но этой мне вообще-то как раз не хватило, — пробормотал он, сунув её в карман.
Улыбка Уилла засияла с новой силой.
Ни один из них не стал вспоминать о том, что эта карточка была самой часто встречающейся.

Тряхнув головой, Нико отогнал эти мысли. Почему он думает об этом? Почему не может выкинуть Уилла Соласа из головы?
— Нико, что ты думаешь? — сердито спросила Рейна. — Скажи ему, что я права!
— Хм? — моргнул он.
— Ага! — Джейсон ткнул в Рейну пальцем, широко ухмыляясь. — Он сомневается! Я прав!
— О чём вы вообще? — спросил Нико, потирая лоб. — Я отключился.
— Ты постоянно отключаешься в последнее время, — заметила Рейна. — Всё в порядке?
Нико подумал об Уилле Соласе и почувствовал себя слегка нездоровым.
— Ага. Наверное, просто малость заржавел.
— Тогда выберемся отсюда, — сказал Джейсон, — и возьмёмся наконец за счёт Лоуренса в Гринготтсе!
— Говорю тебе, он всё снял! — простонала Рейна. — Там ничего нет!
— Он всё снял две недели назад, когда уже был в бегах! Значит, он не мог сделать это сам!
— Нико? — одновременно позвали оба, выжидательно глядя на него. Тот пожал плечами.
— Ну давайте нагрянем в Гринготтс. Другой зацепки всё равно нет.
Джейсон самодовольно покосился на Рейну; та казалась оскорблённой.



Гринготтс оказался тупиком. Рейна не переставала задирать нос. Зато у Нико появилась возможность поболтать с сестрой. Она работала в банке уже год, и у них были такие плотные расписания, что они едва виделись.
— Нико! — воскликнула она, увидев его, подбежала и крепко обняла. — Какими судьбами?
— Я по делу, — сказал он. — Но решил, что стоит поздороваться.
Она легонько ударила его плечу.
— Ещё бы ты не решил! Если бы я узнала, что ты был здесь и не заглянул, я бы оставила от тебя мокрое место!
— Хотелось бы посмотреть.
Хейзел рассмеялась.
— Я тебя не боюсь, Большая Шишка! Я всё ещё помню, как ты паниковал каждый раз, как поворачивались школьные лестницы!
— Это сбивало с толку! — возмутился Нико.
Она снова засмеялась.
— Кстати! Я слышала, ты был в Мунго. Что случилось?
— Кто тебе сказал?
— Фрэнк. Он всё ещё дружит с Перси.
Нико хмыкнул.
— Угу. Ничего такого. Просто Перси изображает из себя наседку. — Он помолчал. — Я видел там Уилла Соласа.
Хейзел просияла.
— О боги! Сто лет его не видела! Он Целитель, да?
— Ага. Очень надоедливый.
Она улыбнулась, перекладывая бумаги на столе.
— Он так сох по тебе в школе…
Нико выронил перо, которое подбрасывал и ловил, и развернулся к ней.
Что?
— Ага. — Хейзел кивнула. — Постоянно допытывался, как с тобой заговорить.
— Мерлиновы подштанники! А поход в Хогсмид?..
— Был спланирован с самого начала. — Она подмигнула. — Я подозревала, что и он тебе нравится… Жаль, что ничего не вышло тогда.
Нико ловил воздух ртом, как выброшенная на берег рыба. Его лицо наверняка было краснее стен.
— Ты уверена, что ему нравился я? — Он ткнул себя пальцем в грудь. — Я?
— Да-да, ты, какашка, — засмеялась она. — Надо бы ему позвонить. Сто лет не болтали.
— Уилл Солас сох по мне, — тупо повторил Нико. Он вспомнил грустное лицо Уилла неделю назад и вдруг ощутил, как комочек в груди стал втрое больше.
— Ты тоже позвони ему, — снова подмигнула Хейзел.
— Заткнись, — проворчал Нико.



Две недели спустя зацепка наконец появилась. Магловские газеты написали о странных огнях в лесу, и авроры тут же отправились в указанное место, держа палочки наготове и ушки на макушке.
Нико показалось, что он услышал голос, и он тут же обернулся, но это был всего лишь Лео, ткнувший себя веткой в глаз и тихо выругавшийся по-испански. Нико бросил на него свирепый взгляд и поднёс палец к губам.
Они двинулись с места; Нико всё больше отдалялся от остальных и вдруг заметил слабое свечение. Крепко сжав палочку, он пошёл на источник света. Вокруг было тихо — неестественно тихо для леса. Должны были стрекотать сверчки, шуршать животные, шелестеть на ветру листья — но ничего этого не было слышно. Чистая, нерушимая тишина.
Нико наступил на сучок, и треск громким эхом разнёсся в ночной тиши; свет тут же погас. Нико замер, едва дыша. И услышал голос. Разворачиваясь и вскидывая палочку, он ощутил тяжёлый удар по затылку и рухнул на землю со сдавленным вскриком. В следующее мгновение его окутала тьма.

Нико не был уверен, как долго находился без сознания; когда он открыл глаза, то увидел знакомую обстановку. Просто, чисто и темно. Он лежал в кровати, на белых колючих простынях. Сев, он ощутил боль во всём теле — такую, словно он не двигался уже очень давно. Простонав, он повернул голову (на которую была наложена повязка) и осмотрелся.
Больничная палата. Он снова был в Мунго.
Нико вздрогнул, услышав негромкое похрапывание, и повернулся в другую сторону. Сердце подскочило к горлу; у его кровати заснул сидя (и соскользнув на тумбочку) Уилл Солас.
Нико не знал, что и думать. Он не помнил, как попал в больницу, не помнил, что произошло в лесу — но это что-то явно не понравилось его телу.
Уилл снова негромко всхрапнул, и Нико закусил губу. Осторожно приподняв одеяло, он попытался подняться, но голова отозвалась резкой невыносимой болью, и он со стоном упал на подушки.
Этого оказалось достаточно, чтобы Уилл тут же проснулся. Он вскинул голову и бешено заморгал.
— А? Чт?.. — Тут он увидел откинутое одеяло и уже свешенную с кровати ногу Нико и вскочил на ноги. — Ни в коем случае! — Нога и одеяло были немедленно возвращены на исходные позиции. — Ты никуда не пойдёшь.
Нико вовсе не надул обиженно губы, конечно, нет.
— Что произошло?
— Тебя атаковали не очень хорошим трансмогрифианским проклятием. Ты мог погибнуть.
В его голосе звучал гнев, и Нико снова закусил губу.
— О.
Уилл хмыкнул.
— О? Ты чуть не погиб и говоришь мне «о»? — Раздражённо выдохнув, Уилл подошёл к шкафчикам и принялся что-то искать. Вернулся он с флаконом, наполненным фиолетовой жидкостью, и поднёс его к губам Нико. — Выпей.
Нико подчинился и вздохнул с облегчением: боль поутихла. Опустив голову на подушки, он стал наблюдать за суетящимся Уиллом.
— Почему ты ещё здесь?
— Ты ранен.
— Уже поздно.
— Ты ранен, — упрямо повторил Уилл.
— У тебя нет других пациентов?
Уилл закатил глаза, смешивая два зелья.
— У меня вообще-то выходной вроде как, но кое-кто решил убиться именно сегодня.
— Почти убиться, — неровно улыбнулся Нико.
Уилл не засмеялся. Лишь протянул ему чашку:
— Маленькими глотками.
Нико подчинился, и Уилл снова сел. Скосив на него взгляд, Нико заметил, что Уилл рассматривает свои руки, выглядя потерявшимся в мыслях и словно пытающимся на что-то решиться. Даже при приглушённом свете и нахмуренных бровях он был очень красив.
Нико подавился эликсиром, и Уилл тут же встрепенулся.
— Я же сказал — маленькими глотками!
Вздохнув, он провёл рукой по волосам, а Нико, откашлявшись, ответил ему невозмутимым (по крайне мере, он на это надеялся) взглядом.
— Нам нужно перестать вот так вот встречаться.
Лицо Уилла, кажется, смягчилось.
— Ты, наверное, ужасный аврор, если постоянно попадаешь в больницу.
— Я отличный аврор, — оскорбился Нико. — Ну, знаешь ли!
Губы Уилла чуть дёрнулись.
— Ну, в любом случае ты застрял здесь на пару дней. Никаких жалоб. И в ближайшее время можешь забыть о работе!
Встретив его взгляд, Нико выдавил улыбку:
— Как-нибудь переживу.
Уилл улыбнулся в ответ и вдруг вспомнил:
— А, твоя сестра заходила. Она кое-что для тебя передала.
Нико тут же вспомнил последний разговор с сестрой; во рту тут же пересохло, а глаза сами собой широко распахнулись.
Он так сох по тебе в школе…
Уилл взял со стола несколько книг и показал их Нико; и тут что-то прошуршало между страниц и выскользнуло на пол. Уилл ещё не успел поднять это что-то, когда до Нико дошло, чем это было; он застыл. Ему хотелось растечься по кровати или аппарировать в Египет и никогда не возвращаться.
Может, Уилл забыл ту историю и даже не поймёт, что поднимает с пола?..
Но Уилл удивлённо выдохнул.
— Это… — Он перевернул карточку от шоколадной лягушки. Самую часто встречающуюся. — Я дал тебе её в «Сладком королевстве».
Нико закусил губу до боли.
— Ты хранил её все эти годы? — неверяще спросил Уилл. Он улыбался, но Нико ощутил себя неимоверно уязвимым.
— Заткнись, — пробормотал он; на большее его не хватило.
Уилл расхохотался.
— Знаешь, почему я тебе её дал?
Нико пожал плечами.
Уилл почесал щёку.
— Хейзел сказала мне, что ты их когда-то собирал. Я помню, на первом курсе ты, сидя за слизеринским столом, размахивал карточкой у всех перед носом каждый раз, когда тебе попадалась новая. Это было очень мило… — Уилл взволнованно рассмеялся. — Я очень сильно запал на тебя в школе.
— Знаю, — вырвалось у Нико. Уилл изумлённо на него уставился, и он подавил желание спрятаться под одеяло. — Хейзел мне сказала.
— А. — Уилл вяло махнул рукой. — Ну, тогда…
— Я, э… ты мне тоже нравился, — выдавил Нико, — но я никак не мог набраться смелости открыть при тебе рот.
Уилл изумлённо замер и уставился на Нико, разинув рот и широко распахнув глаза.
— Ух ты, — выдохнул он наконец смешок. — Я не думал, что ты вообще меня замечаешь.
Нико повернул кольцо на пальце.
— Я замечал.
Повисло неловкое молчание. Нико смотрел куда угодно, только не на Уилла, в то время как тот не мог отвести от него глаз. Подойдя, Уилл присел на его кровать и вложил в его ладонь потрёпанную карточку. Нико осторожно сжал пальцы.
Остаток ночи они проговорили, и Нико начал думать, что с ним не могло произойти ничего лучше смертельного проклятия.



Нико провёл в Мунго неделю. Иногда заглядывали Хейзел с Фрэнком и коллеги-авроры. Перси и Джейсон рассказали, что сразу после нападения Брюса на Нико они засекли их месторасположение; они доставили его в министерство, а Рейна перенесла Нико в больницу.
— Лоуренс уже в Азкабане, — гордо сказал Перси, похлопав Нико по плечу. — Если бы ты не дал ему вскрыть себе череп, мы никогда бы его не нашли, дружище.
— Был рад помочь, — сухо ответил Нико.
Когда они слишком расшумелись, Уилл выгнал посетителей, заявив, что Нико нужно отдыхать, а часы приёма окончены. Уилл вообще почти не отходил от него всю неделю, и подростковая влюблённость Нико решила, что самое время вернуться; впрочем, она стала чем-то большим, чем школьная влюблённость. Нико ощущал настоящую связь с Уиллом; сердце трепыхалось в груди каждый раз, когда Уилл улыбался, и эти трепыхания становились всё дольше и ощутимее.
— Завтра тебя выпишут, — мимоходом сказал Уилл.
Нико почувствовал разочарование. Ему нравилась опека Уилла, и впервые в жизни его совершенно не тянуло на работу.
— О, — просто сказал он.
— Поубавь энтузиазм, — поддразнил Уилл. — На работу тебе выходить пока нельзя. Я потребую по меньшей мере двух недель отдыха.
— Отлично. — Нико сел. — Две недели тоски зелёной.
Уилл коварно усмехнулся.
— Так, значит, ты не будешь занят в пятницу вечером?
Нико поднял на него растерянный взгляд.
— Нет…
— У меня не будет смены. Мы могли бы перекусить, или выпить кофе, или ещё что… — Уилл опустил взгляд. — Н-ну, если ты хочешь.
Нико замер. Уилл Солас — гордость Хаффлпаффа — приглашал его на свидание?
— В смысле… пойти на свидание? — спросил он, стараясь не выдавать звучанием голоса то, как сильно на это надеется.
Уилл поёрзал на стуле.
— Эм… это как-то неловко, да?
— Немного. — Нико с удовольствием заметил, что Уилл покраснел. — Когда ты освобождаешься?
Уилл быстро поднял на него взгляд.
— Правда? Л-ладно, э, здорово! В смысле, в пять. Я могу зайти за тобой, скажем, в шесть?
— Вроде подходит.
— Отлично. — Уилл просиял. — Моя сова свяжется с твоей совой.
— Точно. Нужно перебрать кучу почты.
Тут рядом с Уиллом объявился знакомый кот-Патронус.
— Второй этаж. Серьёзный рвотный сглаз. Вызываются все доступные целители.
Уилл скорчил рожицу.
— А ты говоришь, что твоя работа опасная.
Нико рассмеялся, что, кажется, подбодрило Уилла.
— Иди. Увидимся в пятницу.
— Ага. — Подмигнув, Уилл исчез за дверью. — Жду с нетерпением!



В пятницу Нико и Уилл встретились у небольшой магловской кофейни в Лондоне. Уилл пришёл первым, и в руке его была небольшая коробочка, которую он сразу же протянул подошедшему Нико.
— Это тебе, — жизнерадостно сказал он.
Открыв коробочку, Нико спрятал улыбку в шарфе.
— Спасибо, — искренне сказал он. Усмехнувшись, Уилл взял его за руку и повёл внутрь.
В коробочке была новенькая карточка от шоколадной лягушки.
Самая часто повторяющаяся из всех.