После выпуска новостей +68

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Основные персонажи:
Аид, Аид (Плутон), Хейзел Левеск
Пэйринг:
Аид/Персефона, Хейзел Левеск
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность, Занавесочная история
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Аид — прекрасный семьянин.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Фандомную Битву
1 февраля 2016, 23:50
Проходя мимо гостиной, Аид прислушался. Оттуда доносился звук работающего телевизора, что было просто-таки поразительно: Персефона терпеть не могла это изобретение Гефеста и всегда запрещала мужу включать «недостойную Повелителя Подземного мира игрушку». Но больше включить телевизор было просто некому.
Осторожно постучав (не хотелось ссориться с женой в последний день её пребывания в Гадесе), бог просунул голову в дверь.
— Дорогая? — позвал он и изумлённо уставился на экран. — Ты что — смотришь прогноз погоды?!
— Мне нужно знать, что надеть перед выходом, — отмахнулась Персефона. — Чшш.
— Ты шила новое платье все полгода, что пробыла здесь, — заметил Аид. — Готов Цербера прозакладывать, что его ты и наденешь.
Персефона задумчиво подняла взгляд к потолку, словно прикидывая, чего ей больше хочется — надеть приготовленное платье или заполучить Цербера, — но, видимо, решила, что за оставшиеся до возвращения к матери полчаса новый наряд раздобыть не успеет.
— Может, мне нужно будет накинуть плащ, — сказала она. — Эол сообщает, что на поверхности прохладно.
— Конечно, там прохладно! — возмутился, не сдержавшись, Аид. — Зима же! Ты забыла, что там всегда прохладно, когда ты у меня? Но когда ты выйдешь, сразу потеплеет!
— Не потеплеет, если я успею простыть, — капризно сказала Персефона. — Ты совсем обо мне не заботишься.
— Я забочусь, — обречённо сказал Аид. — Можешь взять любой мой плащ.
Он безумно любил жену и всегда был рад её присутствию в своём дворце… первые несколько месяцев. Потом он потихоньку начинал мечтать о блаженстве холостяцкой жизни и возможности делать всё, что заблагорассудится. Когда же она уезжала, он получал несказанное удовольствие от свободы… первые несколько месяцев. Потом он бросался в тоску по жене и по её раздражающему вмешательству в дела Подземного мира, которые в её отсутствие валились на него.
Вот и сейчас, стоило колеснице Персефоны растаять вдалеке, как Аид тут же избавился от скорбного выражения лица и, потирая руки, перенёсся в гостиную. Та-дам! В ближайшие полгода никто не разлучит его с «Гефест-ТВ». Ему уже не терпелось узнать, какие скандалы он пропустил за последние шесть месяцев.
Он щёлкнул пальцами, и телевизор включился, вот только…
По экрану шла рябь. Не иначе как Гефест так закопался с очередным изобретением, что снова забыл о своём канале. В другой раз Аид отнёсся бы к этому с пониманием, но, Кронос побери, не в такой же важный для него день!
Пришлось переключить на другой канал. «Олимпийская погода» работала превосходно, вот только бога Подземного мира это мало радовало. Тяжело вздохнув, он всё же устроился поудобнее, решив посмотреть хотя бы, как с возвращением его жены в мир живых начинается весна.
— Не повезло сегодня Аляске! — жизнерадостно воскликнул с экрана Эол. — Гера подарила мужу новые молнии, и тот, разумеется, решил тут же их опробовать. Напомню, что в прошлый раз примерка такой обновки заняла у Зевса три с половиной недели.
— Смешно, — проворчал Аид себе под нос. — О чём Гера вообще думала? Будто не знает, что он тут же побежит испытывать новую игрушку.
— Сам подумай, — хмыкнула Хейзел. — Наверняка Зевс положил глаз на какую-нибудь смертную красотку, вот Гера и решила его отвлечь.
— Умно, — согласился Аид и нахмурился. — Откуда ты взялась?
Его дочь закатила глаза.
— Спасибо, что заметил. Одолжила у Нико Жюль-Альберта. Почему у него есть своя машина с шофёром, а у меня нет?
— Может, потому, что он иногда приводит парня на семейный ужин, а ты и сама на них не появляешься? — предположил Аид, торопливо пытаясь придумать отговорку получше. — Кроме того, я подарил тебе карандаши.
— Карандаши, — повторила Хейзел. — Ну конечно, это всё меняет. Как думаешь, он согласится поменяться?
— Ну, — кашлянул Аид. — Наверное, они уже почти списанные?
Хейзел тяжело вздохнула.
— Так что, если я приведу Фрэнка на ужин, то получу машину?
— Может быть, — уклончиво ответил Аид. — Надеюсь, ты понимаешь, что семейный ужин включает в себя Персефону.
— Аа, — протянула Хейзел. — Понятно. Зомби распоряжается Персефона, и ты не можешь раздавать их без её ведома.
— Могу! — возмутился Аид. — Я повелитель царства мёртвых! — Хейзел пристально посмотрела на него, и он вздохнул. — Могу, но там столько мелочей… они же стоят на бухгалтерском учёте, там сложные расчёты, статистика, амортизация…
Хейзел вздохнула тяжелее прежнего, а Аид резко повернулся к экрану, услышав наконец имя жены.
— …вернулась из Подземного мира, к радости своей матери. Флорида и Калифорния первыми испытали на себе эту радость: в них наблюдается серьёзное потепление. Весна надвигается и на остальные штаты. Между тем западном побережье ожидает шторм: Амфитрита решила, что её муж ничем не хуже Зевса, и подарила ему новые торнадо!
Тут Аида осенило.
— Хочешь новые карандаши? — спросил он.
Хейзел поразмыслила над этим.
— И новый альбом тоже, — потребовала она.
— Идёт.
Довольный собой, Аид снова уткнулся в телевизор.
Всё-таки он отлично ладит с детьми.