Непогода. +24

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Основные персонажи:
Какаши Хатаке (Копирующий ниндзя, Шестой Хокаге), Сакура Харуно
Пэйринг:
Какаши/Сакура
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она любила выбираться из деревни, это он понял в самую первую их послевоенную миссию, любила наблюдать за ночным небом, недолгие разговоры с ним, любила дождь.

Посвящение:
Читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
4 февраля 2016, 12:22

«Хотя бы изредка нарушайте ваши дурацкие правила.
И убеждайтесь, что мир от этого не рушится.»

Хэлена Бонем Картер.

Иногда, достаточно и пары слов,
чтобы сделать человека счастливым.



Молодой мужчина с облегчением выдохнул, повернув голову в сторону передвигавшейся рядом девушки.

Подошла к концу еще одна двойная миссия.
После того, как Наруто со всей своей прытью и жизнелюбием принял пост Хокаге, а Саске, что продолжал ненавидеть жителей деревни, ушел путешествовать, этим двоим все чаще выпадали миссии вдвоем.

Возможно, Узумаки считал, что вечно одинокому учителю осточертело выполнять миссии в одиночку да и Сакуре, что столь яро, как на первый взгляд казалось, пыталась провести как можно больше времени в больнице, нужно чаще выбираться из белых палат.

Тряхнув головой и обратив свой взгляд на закат, вспомнил нерадивого ученика джоунин.

Хотя, какого ученика? Так же, как и Гая и других его сверстников, этих детей можно было считать товарищами, нежели учениками.

Дважды обдуманные действия, серьезные взгляды, эти дети пережили намного больше, чем полагалось для их возраста.

— Пора останавливаться на ночлег, — получив утвердительный кивок, он опустился на поляну, прикрытую кронами деревьев, дожидаясь сокомандницу.

Разведя костер и молча наблюдая за опустившимися сумерками, молодой мужчина прислушивался к голосу леса.

Сбоку послышалось шуршание ткани и отдаляющиеся шаги.
Вдыхая прохладный ночной воздух, мужчина тихо произнес:

— Недолго. Скоро пойдет дождь.
— Даже лучше.

Он ухмыльнулся.
За весь этот год, проведенный с ней на постоянных миссиях, он узнал много нового, много того, чего не было в ней раньше.

Она любила выбираться из деревни, это он понял в самую первую их послевоенную миссию, любила наблюдать за ночным небом, недолгие разговоры с ним, любила дождь.

Помимо этого, она изменилась сама.
И она объяснила это Наруто так: «Просто захотела».
Смягчила характер, отрастила длинные волосы, зеленые глаза, казалось, стали еще больше, еще выразительнее, нежели в детстве…

Теперь она была завидной невестой. Но каждый раз, когда кто-нибудь приглашал ее, даже просто прогуляться, она осторожно отказывала, сводя все к делам в больнице или миссии.

Ветер подул сильнее, забираясь под длинный ворот водолазки, заставляя покрыться тело мелкими мурашками.
Громкий шелест листвы заставил вынырнуть из собственных мыслей.

Потянувшись рукой, чтобы подкинуть в костер веток, мужчина с удивлением подметил, что в этот раз набрал мало хвороста и, поднимаясь, отряхивая от невидимой пыли штаны, направился на поиски сухих веток.

Маленькие капли, чуть постукивая по холодной земле, напомнили о предстоящих осадках, и, прикрыв листьями собранные ветки, Хатаке пошел проверить Сакуру.

Огибая широкий ствол застаревшего дерева, переводя взгляд с гущи леса на открытое блестящее под яркими звездами, что изредка виднелись из-за туч, озеро, замер, боясь испортить открывшуюся перед ним картину.

Гладь воды, встревоженная лишь мягкими движениями девушки и падающими с неба каплями, плавно колыхалась, создавая чуть заметные дуги.

Длинные розовые волосы водопадом струились по худым плечам, спадая на торчащие лопатки, чуть прикрытые зеленые глаза с пушистыми подрагивающими ресницами всматривались в луну, которая во всей своей красе сияла в зените пасмурного неба, розовые от холода щечки, пухлые губы, которые с некой жаждой ловили капли дождя, бинты, что стягивали упругую грудь, под тяжелыми каплями намокли и, противно прилипая к телу, словно змеи сползали вниз.
Создалось впечатление, будто сама природа, очерчивая худой стан девушки, решила прикоснуться и ощутить мягкость молочной кожи.

Завороженно, все так же стоя в тени дерева, Хатаке наблюдал за напарницей.
Нет, он не подглядывал, он и не думал этого делать, но вся та магия, которая в данный момент заполнила всю округу, не могла не опьянить молодого мужчину, заставив буквально остолбенеть.

— Я знаю, что ты здесь, Какаши, — перебивая шум дождя, не поворачиваясь в его сторону, чуть слышно сказала девушка.
— Чего и стоило ожидать, — ухмыляясь и вспоминая, что она уже не та маленькая девчонка, которую он когда-то учил, он вышел из-под тени, но оставаясь под деревом во избежании дождя.

Розовласка так же нежилась под холодными каплями, не собираясь покидать так понравившееся ей место.

Казалось, мужчина, бесшумно стоящий поодаль от озера, и девушка, наслаждавшаяся столь прекрасной ночью, забыли обо всем: проблемах, людях, мыслях…
Сейчас были только он, она и непогожая ночь, которая с интересом наблюдала за происходящим.

Встряхнув мокрыми волосами, создавая на поверхности воды шлейф из капель, она улыбнулась.
Легким движением смахнув с плеч холодную жидкость, медленно и грациозно шагая, создавая на прозрачной поверхности волны, вышла на берег, осторожно ступая по щекочащей стопы траве.
Скрутив в жгут волосы, окончательно пытаясь избавить их от влаги, посмотрела на Хатаке, все стоящего возле дерева, и, прихватив лежащие на мокрой зелени вещи, направилась в сторону лагеря, не дожидаясь действий мужчины.

Следуя за ней, седовласый продолжал любоваться оголенной спиной по которой завораживающе стекали прозрачные струйки, спускаясь под резинку черных шорт.

Когда же девушка оказалась освещенной ярким светом костра и, кинув на рядом лежащее бревно вещи, повернулась к нему, Какаши захотелось сглотнуть.
Как шестнадцатилетнему мальчишке.

Стоя в оцепенении, дожидаясь дальнейших действий, он пытался отвести взгляд от почти что сползших на живот, мокрых бинтах, остатки которых умудрялись держаться на своем месте, но уже чуть просвечивать.

Тонкие руки коснулись его плеч, чуть поглаживая, оставляя влажные дорожки на черной водолазке. Казалось, еще минута и это наваждение захватит его с головой, не оставив и шанса опомниться.

Медленно стащив с широких плеч джоунинский жилет, девушка, ухмыльнувшись, накинула его на свои плечи, и, оставляя после себя чуть уловимый запах черешни, вернулась к костру, аккуратно раскладывая мокрую одежду рядом.

Сжав кулаки так, что ногти впились в кожу, ощущая некую обиду, он подсел к ней, продолжая подкидывать ветки в костер.

Оказалось, что она еще старше, чем он предполагал.
Эта детская наивность и подростковый вандализм попросту испарились.
Осталась лишь настоящая Сакура, та, которой девятнадцать лет, та, которая не ударит своего лучшего друга за глупость и не будет бегать за бывшим возлюбленным визжа как фанатка, та Сакура, которая выросла в его глазах настоящей красивой девушкой.

Он, казалось, даже вздрогнул, когда голова Харуно бесшумно опустилась ему на колени.
Посмотрев в зеленые глаза, мужчина успокоился.

Не зная куда себя деть и совершенно забыв про вечное чтение своей любимой книги, его правая рука опустилась на розовые пряди, незаметным движением начиная их перебирать, а левая нашла место на узкой талии и чуть выпирающих ребрах, которые открывала распахнутая жилетка.

Мягкая аккуратная рука коснулась щеки, чуть стягивая плотную маску.
Он прикрыл глаза.
Рядом находилась такая желанная, ставшая такой дорогой в последнее время для него девушка, а он ведет себя как обычный мальчишка, млея от ее прикосновений.

— Какаши, — заставляя открыть глаза, она продолжила, — я красивая?

Его губы озарила легкая улыбка.
К чему это? К чему эти глупые вопросы, если она и так знает ответ?
Кивнул, не давая севшему от непонятных эмоций голосу выдать себя.

— Ты тоже…

Не давая опомниться джоунину, опуская руку и поворачивая его взгляду затылок, быстро закрыла глаза.

Заснула.
Или сделала вид. Но его это уже не особо волновало.

Проводя большим пальцем по молочной коже вдоль ребер, он откинулся назад, касаясь спиной холодного ствола дерева и прикрывая глаза.

Теперь можно выдохнуть спокойно, ведь он тоже нравится ей.
Как мужчина.

Небо все так же продолжало проливать холодные прозрачные капли, которые при свете костра блестели как светлячки.

Непогожая ночь, казалось, дала ответы сразу на все интересующие вопросы.


Примечания:
Ну, старалась как могла, прошу прощения если не угодила.
Из-за диплома мне в голову лезет подобный бред. Не нравится, написала плохо или еще что - пишите, "не стесняйтесь".
P.S. akasyno no sachka

я, конечно, не особо любитель этой пары, но прочитала с удовольствием. все-таки какое-то разнообразие ведь должно быть, не так ли? эх, пользуясь тем, что я бета, могу оставлять свой комментарий сразу здесь с: в общем, я как обычно немного припозднилась с проверкой :3 простите уж
P.S. arashikasa, то бишь бета