Надежда. 103

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Кузьмина Надежда «Тимиредис»

Пэйринг и персонажи:
Шон/Тим, Тимиредис тер Ансаби, Шон тер Дейл
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Songfic Ангст Романтика Фэнтези

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Для этого мага, границ не существует. Этот маг, знает практически все. Все, кроме самого себя. Суждено ли ему понять суть своих чувств? Есть ли у него надежда? Будет ли у этой истории, счастливый конец?

Посвящение:
Всем, кто переживает за эту пару.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Навеяло песней) Просто зарисовка очередной бессонной ночи, когда маг приходит на помошь к своей ученице. И всего один вариант, чем могла закончится, очередная встреча.
Песня которая навеяла сюжет.
После 11 - Непокорная.
Включите ее, когда будете читать ;)
25 марта 2016, 19:06
Примечания:
Не забудьте включить музыку) Группа "После 11 - Непокорная".
      Есть такие моменты, когда из головы все вылетает, и на губах остаются только пряные, красивые слова, а весь мир приобретает свои причудливые очертания. Вот и мой мир приобрел сейчас весьма своеобразные очертания. И замечу, не всегда приятные.       Я почувствовал прикосновение к амулету Тим и успел придти до того, как она успела вскрикнуть. Действия были отточены за столько раз повторений.       Вскочил с постели, щелкнул пальцами, открывая портал, и сразу очутился в ее комнате. Сложности ни в чем не было, в общем-то, они с уховерткой уже давно не спали в одной комнате. Тот после «распятия» на алтаре будто часть себя потерял. Ходит бледный как личинка, почти ничего не ест, все корит себя, считая что Тими из-за него чуть не потеряла свою драконицу. А ведь его дракон дал о себе знать, а этот слабак, по другому не скажешь, потерял тягу к жизни. И что еще хуже, начал сторонится Тимиредис.       Не знаю, чего он пытался этим добиться... Создать видимость, что его и не существовало в ее жизни?       Но одного он добился прекрасно: почти каждую ночь, когда я решал не усыплять драконишку нарочно, она плакала. Горько так, надрывно. И каждую ночь я приходил ее успокоить, навести забвение, усыпить нарочно. Ведь понимает, глупенькая, конечно же, понимает, что тем самым и дракона своего губит. Ведь совсем не страдание и боль нужны растущему дракону, совсем не это.       Вот и сейчас, лежит, тело содрогается, дыхание рваное, лицо все опухло. Руки с силой сжимают одеяло, волосы взмокли, прилипли к лицу, брови сведены к переносице. Слезы, катятся по щекам, ворочается.       Сердце снова бухнуло куда-то вниз, и меня самого бросило в холодный пот. В ту же секунду быстро шагнул к ее кровати, встав на колени, прижался к ее лбу своим, прохладными пальцами провел по щеке.       Слился с ее сознанием, убирая все кошмары, что могли мучить мою малышку. Мрак-дракон ласково позвал растущую сущность дракона внутри девочки. Я знал, чувствовал, что Мрак сильно переживал за нее. Он, наверно, больше меня ждал, когда та вылетит. И вот теперь тоже страдал. Я удивлялся порой, как изменился мой взгляд на мир, как изменилось отношение к моей ученице. Как она внезапно и так остро стала мне необходима.       Порой у меня перед глазами возникала весьма забавная картинка: сидит на привязи зверь. Прирученный, ласковый, верный. Который раньше сновал по лесам, был диким, принадлежал лишь себе. А теперь сидит и не может дотянуться до руки той, что его приручила. Так больно. Больно бояться потерять любимых.       Я зажмурился и открыл глаза, отпрянув от девочки. Приоткрыл окно, дабы проветрить комнату. Да и ночной свежий воздух не помешает, он выветрит все неуместные мысли. Тими перестала содрогаться, лицо приняло привычные нежные девчачьи черты.       Улыбнулся, все-таки такой я привык видеть ее чаще, и совсем не хотелось видеть ее страдающей.       Подумав, уйти или нет, решил остаться. Лучше уж заночую тут, чем девочка снова окунется в кошмары. Я уже заметил, что при моем присутствии в комнате она ни разу не плакала и не просыпалась за ночь. Другое дело, что и я совсем не спал, отгоняя ее темные мысли. То и дело, время от времени запуская вновь и вновь яркую, светлую иллюзию в ее голову. Вот и сейчас я решил быть поближе к ней, сел в изножье кровати, прикрыв босые ступни одеялом. Из окна приятно дул легкий ветерок.       Глубоко вздохнул. «И все же, что же это такое?». В последнее время мысли о ней совсем не давали мне покоя. Не помогала даже магия. Сердце кольнуло, взгляд упал на милое личико, ресницы слегка подрагивали. Губы слегка приоткрытые, волосы разбросаны по подушке темными змейками, на оголенной шее в такт сердцу пульсирует голубая венка. Грудь мерно вздымается под полупрозрачной шифоновой тканью. По венам будто потек горячий мед, в глазах потемнело. Стоп. Хватит. Вдох-выдох. Порой так сложно находится с ней рядом, а превратностью судьбы мне это предстоит еще долго делать.       Откинулся на стенку, согнув и спрятав одну ногу полностью под одеялом. Все-таки бриджи чуть ниже колен и тонкая хлопковая рубаха - не защита от ночной прохлады. В попытке расслабится, я полностью откинулся на стену, подставляя лицо прохладному ветерку, чуть колышущему волосы. Приятно, будто нежные руки гладят тебя. Закрыл глаза. «Пожалуй, так и заснуть можно».       На ум вдруг пришли строчки. Не знаю, что на меня нашло в последнее время, но я начал слегка пописывать, не то песни, не то стихи. Как-то раз, Мрак-ворон подкинул мысль, что это новое увлечение дракона. Решил попробовать вслух тихо-тихо спеть. Тим любила слушать, как я пою. Может и сейчас ее это успокоит куда больше, чем мои иллюзии. Совсем тихо попробовал, почти себе под нос: Непокорная заблудилась, запуталась, Что же ты моя в одеяло укуталась?       Остановившись, покосился на спящую. Не проснулась, значит можно продолжить. И продолжил, так же тихо, чтобы не разбудить, голос немного подводил легкой хрипотцой. Чуть помедлив, решил, что можно соединить песню и иллюзию. Сделав, отправил это в сон Тим, за компанию проецируя свои чувства. Чтобы ей было тепло. Исполнив задуманное, продолжил: Мысли, сомнения, стихотворением в твой дневник. Непокорная, загрустила, заплакала. Шторы задвинуты, капли закапаны, Подушки пуховые влажными станут в тот же миг... Вдох - выдох, вместе с тобою дышать - воздухом... Крик-шепот, рядом с тобою не спать - наблюдать, наблюдать...       Остановился, посмотрел на мою дракошку, вроде на лице появилась легкая улыбка. Что ж, если так, то… Закрыв глаза, я продолжил: Непокорная, обещала, не справилась - Бабочкою летела, упала, состарилась... Крылышки тонкие в руки упали тихо мне... Старые связи издеваются, корчатся, Время забирает фамилии, звания Имя останется и никогда не закончится... Вдох-выдох, вместе с тобою дышать - воздухом... Крик-шепот, рядом с тобою не спать - наблюдать, наблюдать…       Эти строки были словно ее воплощением. Послышался шорох, приоткрыл один глаз - да, не показалось. Тим, сонно потянулась под одеялом, с неохотой раскрывая глаза. Видимо, девушка не ожидала меня увидеть, другого определения ее выражению лица я дать не могу. - Шон? – легкая улыбка. – Мне приснилось, что мне пел дракон, представляешь? – такой восторженный взгляд.       Открыто улыбнувшись, я подсел к ней под бок и притянул к себе поближе. Тим не смутилась, она уже привыкла к таким нашим посиделкам. И уткнулась где-то под рукой, почти на груди. Я чувствовал, как она вдыхает мой запах. Она как-то сказала мне, что от меня пахнет летним дождем и грозами. Да я и не спорил, Мрак и в самом деле любил летать в грозовых тучах. То поднимаясь в беснующееся небо, вдыхая резкий разряженный воздух и играя с молниями, то ныряя в голубое светлое, где шел тихий «грибной» дождик. Тими сладко улыбнулась и уткнулась в меня. Девушка вскинула голову ко мне, чуть отодвинувшись и приоткрыла рот в немой попытке что-то произнести.       Улыбнулся малышке. С такой надеждой она смотрела на меня, с таким облегчением. Я почувствовал, как по телу разливается тепло. «Неужели я кому-то настолько нужен?». Тим застыла в попытке что-то сказать мне, вернув себе чуть смущенную улыбку и все так же с надеждой глядя на меня. Я не выдержал этого, казалось, застывшего во времени момента.       И прижал девушку к себе, уткнувшись носом в ее волосы. Ветер принес ночной аромат леса из отворенного окна. Тим поежилась, мне пришлось укутать ее в одеяло и прижать к себе еще теснее. Я почувствовал, как Тим расслабилась, чуть обмякнув в моих руках, и крепко обняла меня за талию, прижавшись щекой к оголенной груди. До сих пор мы не произнесли ни слова. Казалось, они не требуются, перестали существовать. Мы и так понимаем друг друга, чувствуем. На краю сознания, прозвучала мысль моей чещуйчатой сущности: «влюбленным слова не нужны», и чуть погодя: «и время для них не существует» - ментальная улыбка дракона в тот же миг. Сейчас у меня не было желания спорить, сомневаться или думать. Не было желания убеждать обоих Мраков в обратном, в том, что не люблю ее.       Сейчас мне было хорошо как никогда. Сейчас я был нужен. Сейчас я был с любимой. Тим пошевелилась, чуть отодвинувшись от меня, я тут же сжал руки, что обхватывали ее, такие тонкие, хрупкие плечи. Казалось, отпущу, и она улетит, растает. - Шон, это ведь был ты? – таким тихим, чуть подрагивающим голоском спросила она. Ее дыхание, легкой прохладой обдало мою кожу. Я вздрогнул, медленно моргнув, сплетая все мысли, в один комок. - Да дракошка, это я пел, – и посмотрел на мою подопечную. Та довольно заулыбалась и прижалась еще сильнее. - У тебя такой голос приятный, знаешь, мне кажется, ты поешь красивее эльфов.       Разрыв реальности, вот что сейчас произошло со мной. Никто не может петь красивее эльфов, и уж тем более я. Не удержавшись, я негромко рассмеялся. Сейчас вообще все говорилось полушепотом, мы не сговариваясь, оба будто боялись разрушить атмосферу своеобразного таинства. - Ну, ты, дракошка, сравнила! Всегда меня переоцениваешь. Улыбка исчезла с моих губ, и я тяжело вздохнул. И отчего в груди стало так приятно и тепло? Мысли сбились в испуганную стайку. Я только чувствовал тепло ее тела под руками. Девушка отодвинулась чуть дальше, не разрывая объятий. - Шон… - Тим смотрела со всей нежностью, на которую, казалось, вообще была способна. - Спасибо, что рядом, – и снова прижалась к груди.       Я не находил слов, только сжал пальцы на ее плечах, давая понять, что я все еще здесь и никуда не уйду. "Пока она сама, не захочет этого", - промелькнула горестная мысль. Взгляд мой на этом устремился вдаль, за облака.       Там ночное небо сверкало, укутанное звездным покрывалом, подмигивало сквозь эту пелену. Казалось, что далеко, в глубоком синем небе, есть трепещущая надежда. Где каждый найдет свое место. - Знаешь, - послышался голос, вырывая меня из своих фантазий. Девушка поймала мой взгляд и тут же искренне и светло улыбнулась, - я люблю тебя. Это прозвучало еле-еле, сонно. Голос звучал тихо, слегка хрипло. - Не отпускай меня, Шон, я потеряю крылья без тебя. И обняла крепче крепкого.       Не веря, кажется, оглохнув и онемев в один миг, почувствовал, как по моему телу пробежала сначала ледяная волна изумления, недоверия к услышанному. А затем волна неугасающего жара. Я обнял Тими покрепче, не веря, боясь, что ослышался. Но оба Мрака твердо подсказывали: "Нет, не ослышался". Мое тело наполнилось безумным теплом, что распирает изнутри. Мир перевернулся с ног на голову. Казалось, что я открыл сейчас новый мир для себя. Звезды в миг стали ближе, а сознание бескрайним.       Кажется, я открыл все законы мироздания, весь смысл жизни был приобретен в один миг. Тим продолжала смотреть на меня. И я должен что-то ответить. Я прижал ее к себе, и смотря ей в глаза, сказал. - Да, маленькая глупенькая дракошка. Я от тебя никуда не денусь. Я всегда буду лететь рядом с тобой, крыло к крылу. Внутри радостно и призывно зарычал Мрак. Скоро! Скоро, вылетит наша драконица! И мы всегда будем вместе. Свободные, сильные, прекрасные и любимые. В этот миг все стало так просто и ясно. Так просто стало поцеловать ее. Я прильнул к ее губам своими. Нежно, невесомо. Пробуя, смотря на реакцию. В этот миг губы ее мне показалось медовыми, сладкими, как цветочный нектар. Я ощущал себя диким зверем после засухи, которому удалось испить из живительного источника. В этот миг все самое прекрасное в этом мире меркло, по сравнению с моими чувствами. По сравнению с чувствами наших драконов. Вновь отдавшись порыву, я поцеловал ее так нежно, так горячо, как могут только по настоящему влюбленные сердца. Тим отвечала мне тем же, я чувствовал, как бешено, бьется ее сердце. Глаза начало немного щипать, и я почувствовал, как по моей щеке текла горячая слеза. Я любил. Любил отчаянно, как любят горячие драконьи сердца.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.